Дом архитектора мельникова в кривоарбатском переулке: Посетителям Дома Мельникова

Содержание

расписание, фото, адрес и т. д. на официальном сайте Культура.РФ

К.С. Мельников был одним из ведущих архитекторов советского авангарда. Он не входил ни в одно из творческих объединений 1920-х годов, оставаясь яркой творческой индивидуальностью в архитектуре. Собственный дом архитектора в центре Москвы по сей день по праву считается уникальным явлением среди архитектурных памятников столицы. В 1927 году К.С. Мельников создал чертежи и макет «Показательного жилого строения», для которого подыскал участок в небольшом переулке возле Арбата. Небывалым случаем в истории советского периода в жизни Москвы стал тот факт, что руководством города и Правительством архитектору был официально выделен участок земли в центре столицы и предоставлена ссуда в государственном банке на возведение собственного дома по представленному проекту.

Дом К.С. Мельникова был построен в 1929 году. Композиция здания представляет собой два врезанных друг в друга цилиндра одинакового диаметра, но разной высоты. Передняя часть более низкого цилиндра срезана сплошь остеклённой плоскостью фасада, в ней расположен вход и большое окно гостиной. Стены дома сложены из кирпича и представляют собой сетчатый каркас с диагонально ориентированными ячейками, кратными шестиугольным окнам. Из 200 шестиугольных проёмов 140 было заложено, а 60 стали окнами, создающими рассеянное освещение. Архитектором было спроектирована оригинальная система печного отопления и вентиляции воздуха.

Высота и форма внутренних помещений также были необычными. Перепад высот гостиной и мастерской (ок. 5 м.) и остальных помещений (2,6-2,7 м.) создавал игру пространственных впечатлений. Помещения первого этажа были предназначены для повседневной жизни. Второй этаж занимали большая гостиная (в последние годы жизни мастера гостиная служила личным кабинетом К.С. Мельникова) с огромным окном и спальня. К.С. Мельников придавал большое значение сну, считая, что в этом состоянии человек проводит треть своей жизни. В общей спальне, разгороженной двумя перегородками-ширмами, не доходящими до стен, должны были помещаться только три кровати и ничего лишнего. Третий этаж был предназначен для мастерской архитектора, в верхней части которой располагался антресольный балкон с выходом на крышу-террасу.

Дом Мельникова в Москве: фото интерьеров и история

Ситуация с домом Мельникова – характерная для России и по большому счету оптимистическая. Он, как кристалл, отражает всю нашу страну. Это несчастный дом, его история запутана и обременена страстями русской души. Он нуждается в реставрации. Но он все равно икона архитектуры ХХ века и магическая точка Москвы.

Столовая, как и весь дом, обставленная консервативной мебелью, конт­растирующей с аван­гардной архитектурой.

Мне нравится этот дом. Я сам в нем жить бы не стал. Но мне всегда интересно пойти туда с кем-то и лишний раз посмотреть, как удивляется человек, который видит его впервые».

Константин Мельников (1890–1974) – легендарный русский архитектор: павильон “Махорка” на Парижской выставке 1925 года принес ему международную известность. Самое прославленное его произведение – собственный дом по Кривоарбатскому переулку, 10, в Москве. Московские власти единственный раз в социалистической истории города отвели архитектору участок для частного дома. Планировку состоящего из двух цилиндров здания Мельников называл “загадкой”. “Дам премию тому, кто сумеет сосчитать, сколько в доме этажей, а своему брату-архитектору – загадку: откуда взялось такое богатство разнообразия в объемах из одной-единственной формы стандарта, составившего органическое существо Архитектуры нашего дома”, – писал он. С Мельниковым жила его жена Анна и дети Виктор и Людмила. В 1930-х Мельников перестал строить и только преподавал. И до своей смерти в 1974-м жил в этом доме, завещав его детям. Дом Мельникова внесен ЮНЕСКО в список культурных памятников, которым угрожает разрушение. В России он, будучи частным владением, пока не стал памятником федерального значения. Техническому состоянию здания угрожает изменение гидрогеологической ситуации и соседнее строительство. Семья Мельникова и фонд “Русский авангард” работают над созданием в доме музея.

Ноябрь 2007, «Магический кристалл», стр. 260

Пост почитания Константина Мельникова

130 лет назад, 3 августа 1890, года родился русский архитектор Константин Мельников. В честь праздника мы вспомнили основные вехи творческой судьбы одного из главных архитекторов советского авангарда, а также его самые знаменитые постройки в Москве.

Читать

Текст: Давид Саркисян

Фото: Фриц фон дер Шуленбург

Дом архитектора Мельникова — это… Что такое Дом архитектора Мельникова?

Дом Мельникова (Дом-мастерская архитектора К. С. Мельникова) — одноквартирный жилой дом, всемирно известный памятник архитектуры советского авангарда. Был построен в 1927—1929 годах в Кривоарбатском переулке в Москве по проекту выдающегося советского архитектора Константина Мельникова для себя и своей семьи.

Дом-мастерская является вершиной творчества К. С. Мельникова и отличается новаторскими конструктивными особенностями, оригинальным художественным образом и объёмно-пространственной композицией, продуманной функциональной планировкой. Одноквартирный жилой особняк в центре Москвы — уникальный для советского времени пример такого рода постройки.

В настоящее время здание находится в неудовлетворительном техническом состоянии.

История создания

Поиски архитектурно-планировочного решения

Мечта об отдельном собственном доме-мастерской появилась у Константина Мельникова ещё в годы его обучения в Московском училище живописи, ваяния и зодчества[1][2]. Сначала он намеревался приобрести готовый дом и перестроить его, в связи с чем долго подыскивал в Москве подходящее здание. Сохранились созданные архитектором в 1916—1917 годах планы перестройки одного из старых каменных московских домов в неоклассическом стиле. Традиционность подходов к планировке и внешнему виду собственного дома в первых эскизах Мельникова объясняется влиянием академика архитектуры И. В. Жолтовского, у которого Мельников занимался на архитектурном отделении училища и под руководством которого он работал с 1917 года в Архитектурно-планировочной мастерской Строительного отдела Моссовета — первой государственной архитектурной мастерской советского времени.

Однако уже к началу 1920-х годов К. С. Мельников интенсивно эскизирует проекты возведения дома в новаторском стиле. В личном архиве архитектора сохранились различные варианты проектов собственного дома, но все они предполагают устройство не просто жилого дома, а дома-мастерской, в котором соединялись бы бытовая и рабочая среда. Мельников был настолько привязан к своей семье, что не представлял для себя иной, кроме домашней, атмосферы для творчества[1].

В отличие от других построек Мельникова, собственный дом-мастерская проектировался архитектором с учётом исключительно собственного вкуса и представлений о жилище и рабочей среде. В процессе эскизирования дома Мельников выступал сразу в двух ролях — заказчика и проектировщика и мог позволить себе максимальную свободу формотворчества.

Первый из известных проектов возведения нового дома — это двухэтажная, квадратная в плане постройка, в центре первого этажа которой располагалась большая, поставленная под углом русская печь. На других эскизах общий объем дома представляет собой усечённую пирамиду, в едином внутреннем пространстве которой как бы подвешены врезанные в наклонные стены небольшие антресольные помещения. При этом, и в первом и в последующих вариантах проекта дома Мельников уделял больше внимания интерьеру и планировке помещений, чем внешнему облику дома, примеряя пространство на себя и свою семью.

Эксперименты с круглым планом появились в чертежах Мельникова к 1922 году. Архитектор рисует эскизы овального и даже яйцеобразного здания, продолжая отрабатывать интерьер. Окончательный вариант проекта, предусматривающий сочетание двух врезанных друг в друга цилиндров, по мнению исследователей творчества К. С. Мельникова

[1][3], идёт от неосуществлённого проекта клуба имени Зуева. В 1927 году, участвуя в конкурсе на проектирование этого клуба, К. С. Мельников создаёт по его собственному выражению «орга́н из пяти цилиндров», а затем, когда строительство здания стало вестись по проекту Ильи Голосова, он решает хотя бы частично воплотить свои идеи о ряде вписанных друг в друга вертикальных цилиндров в своём собственном доме.

«Нас — претендентов — было двое, и два объекта, — вспоминал Константин Мельников, — и решили в проект Голосова ввести цилиндр, который и сейчас одиноко звучит декоративным соло. Так поступили люди, хорошие люди, но Архитектура не простила им растерзанной идеи и вернулась ко мне в блестящем дуэте нашего дома»[3].

Первоначальные эскизы собственного дома, выполненные К. Мельниковым в начале 1920-х годов
Эскизы квадратного в плане дома-мастерской, 1920-1921 годы Один из «круглых» вариантов проекта, 1922 год

Возможно, что на выбор криволинейной структуры нового дома также повлиял тот факт, что семья Мельниковых долгое время (с 1919 до 1929 года, то есть до переезда в собственный дом в Кривооарбатском переулке) проживала в коммунальной квартире, одна из комнат которой представляла в плане четверть круга и выходила пятью окнами на угол ул. Петровки и Страстного бульвара[2]. В квартире на Петровке сформировался тип семейного уклада, который был учтён архитектором при проектировании особняка, а также была приобретена основная часть мебели, ставшая основой обстановки дома-мастерской.

Строительство. Конструктивные особенности стен и перекрытий

Уникальным в доме Мельникова является уже то, что в конце 1920-х годов, когда в СССР шло сворачивание НЭПа, а по всей стране началось строительство домов-коммун, одному человеку разрешили построить частный дом в центре столицы. Этому факту есть несколько объяснений.

Во-первых, дом Мельникова был официально признанным экспериментальным сооружением. Здесь архитектор апробировал идею круглого дома, которую затем хотел использовать в других проектах, в том числе и для строительства домов-коммун[4].

Во-вторых, в середине 1920-х годов Константин Мельников являлся одним из самых крупных и признанных не только в СССР, но и в мире советских архитекторов. Мировую известность принесло ему строительство павильона СССР для Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности в Париже[5].

В-третьих, архитектор строил свой дом-мастерскую в 1927—1929 годах, когда имел большое количество реальных заказов и мог выделить из семейного бюджета средства на строительство[1]. Возведение дома осуществлялось строительной организацией Московского коммунального хозяйства исключительно на средства архитектора (К. С. Мельников получил кредит на строительство дома сроком на 15 лет). В силу того, что строящееся здание рассматривалось как опытно-показательное сооружение, Мельников был также освобождён от земельной ренты.

Сам К. С. Мельников так описал в своих воспоминаниях процесс принятия решения о строительстве им собственного дома в Кривоарбатском переулке:

В 1927 году участки для застройки раздавал от Моссовета тов. Домарев. Увидя макет нашего дома, он решительно отказал всем конкурентам от госучреждений, заявив, что легче найти участки, чем построить такой Архитектуры дом. «Отдать Мельникову участок». Он не был архитектором и едва ли имел образование, он был просто рабочий[3].

Утверждённая проектная документация (июнь 1927 года)
Схематический план участка с согласующими подписями и пометками К. С. Мельникова Утверждённый проект строительства. Планы этажей и здание в разрезе Пояснительная записка К. С. Мельникова с рисунком конструкции стены здания

Утверждённый к строительству вариант проекта датирован 19 июня 1927 года. Общая объёмно-пространственная композиция дома-мастерской в этом проекте определена окончательно. Но внутренняя планировка здания существенно уточнялась Мельниковым уже в процессе строительства. Вместе с проектом архитектор сделал разъёмный макет здания, позволявший видеть архитектурную композицию и внутреннюю планировку будущего дома-мастерской. Макет понадобился при получении участка под застройку, а также для того, чтобы объяснить строителям сложную объёмно-пространственную структуру здания.

Каркас дома в процессе строительства (у дома К. С. Мельников с женой Анной Гавриловной), 1927—1929 годы

Мембранная конструкция междуэтажного перекрытия, 1927—1929 годы

Конструкции стен и перекрытий дома-мастерской не только оригинальны, но и выполнены на уровне технических изобретений, несколько из которых были К. Мельниковым впоследствии запатентованы[3].

Стены дома были выполнены из красного кирпича особой узорчатой кладкой, создающей ажурный каркас. Кладка осуществлялась по проекту со сдвигом вдоль стены через ряд и поперёк стены через два ряда. В результате такой конструкции, как писал сам К. Мельников, в наружных стенах дома образовались 124 шестиугольных проёма[3] (в других источниках указывается, что первоначально стены содержали «около 200»[2] или 100 проёмов[6]). Бо́льшая часть просветов в ходе строительства была заложена, но около 60-ти оставлены под окна и ниши. Оригинальный каркас стен создаёт возможность в процессе эксплуатации дома, не ослабляя несущих конструкций, менять в случае необходимости расположение оконных проёмов, устраивая новые окна практически в любом месте стены и заделывая существующие. Ненужные проёмы закладывались в процессе строительства битым кирпичом и строительным мусором, что позволило значительно удешевить стоимость строительства и сэкономить строительные материалы — как вспоминают современники строительства, со стройки не было вывезено ни одной тачки мусора[7]. Помимо очевидной экономии, предложенная К. С. Мельниковым система кладки позволила обеспечить распределение напряжений равномерно по всей стене и исключить потребность в несущих столбах и перемычках[3]. Необычная конструкция стен позволяет некоторым авторам публикаций[8] о творчестве К. С. Мельникова сравнивать дом Мельникова с работами американского архитектора Ричарда Фуллера и проводить аналогии с пчелиными сотами и структурой углеродных нанотрубок. Если Фуллер был явно неизвестен Мельникову, то с конструктором и инженером В. Г. Шуховым Мельников серьёзно сотрудничал в годы, предшествовавшие строительству собственного дома и уже в ходе строительства: вместе они спроектировали Бахметьевский гараж и гараж на Новорязанской улице. Конструкция дома Мельникова — это две соединённые цилиндрические кирпичные сетчатые оболочки, по аналогии с оболочками Шухова, обеспечившие прочность при минимальном расходе материала.

Не менее оригинальной была конструкция междуэтажных перекрытий, выполненная из деревянного тёса, поставленного на ребро. Перекрытия дома напоминают сетчатые перекрытия-оболочки В. Г. Шухова, запатентованные им в 1896 году. Ко времени постройки собственного дома Мельников уже имел позитивный опыт сооружения новаторских конструкций из дерева, примерами которых могут служить павильон «Махорка» на первой Всероссийской сельскохозяйственной и кустарно-промышленной выставке 1923 года в Москве, Павильон СССР для Всемирной выставки 1925 года в Париже и деревянные торговые павильоны Ново-Сухаревского рынка.

«Отсутствие у нас средств заменилось обилием архитектурной фантазии, — писал К. Мельников, — независимое чувство уничтожило какую-либо зависимость от осторожности; интимность темы открыла грандиозные перспективы нерешённых проблем жизни; действительно реальная экономия делала девятиметровый пролёт таким же опасным и не менее новым, каким была в своё время громада Флорентийского собора»[3].

Доски перекрытия пересекаются под прямым углом, образуя сетку из квадратных ячеек размером 0,5 х 0,5 метров. Сверху и снизу эта сетка зашита деревянным настилом. В результате этого в устройстве междуэтажных перекрытий не использованы колонны, стропила и балки, а перекрытие конструктивно работает как единая плита-мембрана[1]. Такое перекрытие обеспечивает конструктивную надежность, даже прогибаясь под тяжестью. Так, в мастерской архитектора со временем потолок несколько провис, однако Мельников при ремонте не стал его выпрямлять, объяснив это тем, что выгнутый в виде линзы потолок лучше улавливает свет, отражая его вниз[1].

Объёмно-планировочная композиция

Архитектурное решение

Объёмная композиция дома представляет собой два разновысоких вертикальных цилиндра одинакового диаметра, врезанных друг в друга на треть радиуса, образуя тем самым необычную форму плана в виде цифры «8», ориентированную по направлению «север — юг». Более низкий цилиндр со срезанной по вертикали южной частью завершён плоской крышей с открытой террасой. Возвышающийся над ним задний цилиндр имеет покатую кровлю, понижающуюся от центра здания к его северной части.

В конспекте лекций на кафедре архитектуры Военно-инженерной академии, где в своё время преподавал К. С. Мельников, архитектор подробно обосновывает преимущества цилиндрической конструкции:

«Экономия материалов: Прямая связь архитектурного изучения геометрии с экономическим эффектом. Задача состоит в том, чтобы… площадь пола была окружена минимальным периметром стен. Требуемая площадь, скажем, 1600 кв. м. Высота – величина постоянная… Возьмем параллелепипед, куб и цилиндр… Итак, по трем вариантам периметр составит соответственно 200, 160 и 140 м. Совершенно реальная экономия от формы объема»[3].

Обращённый к Кривоарбатскому переулку главный фасад дома-мастерской имеет строго фронтальную симметричную композицию. В центре срезанной части малого цилиндра находится единственный вход в дом, по сторонам которого расположены два крупных прямоугольных окна. Основную плоскость фасада здания занимает огромное окно-экран, протянувшееся на всю высоту второго этажа. Над окном помещена надпись «Константин Мельников архитектор».

«Не в перекор и не в угоду укладу, составившему общую одинаковую жизнь для всех, — писал К. С. Мельников, — я создал в 1927 году в центре Москвы, лично для себя, дом с надписью: „КОНСТАНТИН МЕЛЬНИКОВ АРХИТЕКТОР“, настойчиво оповещающий о высоком значении каждого из нас»[3].

Боковые стены переднего цилиндра практически глухие — лишь на первом этаже они прорезаны несколькими шестиугольными окнами, и одно восьмигранное (единственное в доме) окно устроено с западной стороны на уровне второго этажа.

Более свободно решены фасады заднего, северного цилиндра. Его стены прорезаны 57 шестигранными вертикальными окнами, образующими единый орнамент со своеобразным ритмом повторяющихся элементов, расположенных пятью ярусами. Нижний ряд окон отделён более высоким отрезком глухой стены от четырёх верхних. Второй ярус соответствует второму этажу, три верхних яруса — третьему. Динамику в общую композицию северного фасада вносит необычный рисунок оконных переплётов трёх типов: один у окон первого яруса, другой во втором и четвёртом ярусах и третий — в третьем и пятом ярусах окон.

Объемная композиция дома, 2008 год
Северо-восточный фасад Северо-западный фасад Главный фасад
Отдельные архитектурные элементы, 2008 год
Входная дверь Рисунок шестиугольного окна первого этажа северного цилиндра Окна западной стороны малого цилиндра. Верхнее окно, единственное восьмигранное в доме.

Здание сложно однозначно отнести к какому-либо конкретному архитектурному стилю. Нередко дом-мастерскую Мельникова характеризуют как постройку в духе конструктивизма[9][10][11] или функционализма[6]. Однако, при известных чертах внешнего сходства, творчество Мельникова было вне модных в то время архитектурных течений[12] и он категорически возражал, когда его постройки относили к этим стилям:

«В наш век появления Конструктивизма, Рационализма, Функционализма и АРХИТЕКТУРЫ не стало…, — писал К. Мельников, — Что касается меня, я знал другое, и это другое — не один конструктивизм. Люблю личность, уважаю личность и услаждаю личность. Каждую догму в своем творчестве я считал врагом, однако конструктивисты все в целом не достигли той остроты конструктивных возможностей, которые предвосхитил я на 100 лет»[3].

Планировка и интерьер

Особняк построен на прямоугольном вытянутом в глубину квартала участке: короткая его сторона составляет 18 метров (одна из них выходит на Кривоарбатский переулок), длинная — около 32 метров. Дом отодвинут вглубь от красной линии переулка, как бы деля участок на две неравные части. В передней (меньшей части) расположился палисадник, в котором был устроен цветник, посажены две берёзы и черёмуха. От Кривоарбатского переулка участок отгораживает дощатый забор. Калитка была связана с домом пневматическим телефоном в подземной трубке, а возле неё сооружён секторообразный отсек, углубляющийся в участок и имеющий перекрытие, под которым посетитель, ждущий когда ему откроют, мог укрыться от непогоды[6]. За домом, в большей части участка, была устроена игровая площадка для детей, сооружён сарай, разбит огород и посажены фруктовые деревья.

Несмотря на необычную и нелёгкую для организации быта пространственную структуру, внутренняя планировка здания отличается исключительной функциональной продуманностью, о которой сам Мельников говорил:

«Дам премию тому, кто сумеет сосчитать, сколько в доме этажей, а своему брату-архитектору — загадку: откуда взялось такое богатство разнообразия в объемах из одной-единственной формы стандарта, составившего органическое существо Архитектуры нашего дома»[3]

Внутренняя планировка: 1 — передняя, 2 — столовая, 3 — кухня, 4 — коридор, 5 — санузел, 6 — комната хозяйки, 7,8 — рабочие комнаты детей, 9 — туалетная комната, 10 — гостиная, 11 — спальня, 12 — мастерская, 13 — открытая терраса

Повседневная жизнь семьи протекала на первом этаже дома-мастерской, который был поделён на следующие комнаты[1][6][2]:

  • Передняя (6,3 м²). Вход в небольшую переднюю устроен в центре уличного фасада. Оригинальна внутренняя стеклянная дверь передней: её створка обслуживает сразу два проёма: она может закрывать переднюю, объединяя коридор с лестницей на второй этаж, либо закрывать вход в коридор, как бы удлиняя пространство передней.

Вход в дом. В открытую дверь видна часть передней. Слева от входа — окно столовой, июль 2008 года

  • Столовая (17 м²) — основное помещение первого этажа, где собиралась семья, устраивались обеды и приём гостей. Столовая освещена одним шестиугольным проёмом и большим прямоугольным окном слева от входа в дом.
  • Кухня (7 м²) примыкает к столовой. Один из проёмов наружной стены со стороны кухни использовался для холодильного шкафа, а в перегородку между кухней и столовой был встроен буфет. Из кухни хозяйка дома по специальной переговорной трубе (внутреннему телефону) могла общаться с членами семьи, находящимися в других помещениях. Кухня освещается двумя шестиугольными окнами, перед которыми размещён рабочий фронт — газовая плита и длинный стол с ёмкостями для продуктов и посуды. Над плитой устроен уникальный для 1920-х годов стеклянный экран-вытяжка, позволяющий удалять воздух от плиты через вентиляцию, что было особенно важно, так как кухня не имела закрывающейся двери.
  • Санитарный узел, состоящий из ванной и уборной (7 м²) примыкает к кухне и имеет с ней общие коммуникации. В ванной имеется одно шестиугольное окно, установлена газовая колонка.
  • Две одинаковых по размеру детских рабочих комнаты (4,5 м²) сына и дочери архитектора. В каждой комнате предусмотрено по одному шестиугольному окну, оборудованы места для ученических занятий: вблизи окна у перегородки стояли письменные столы, полки для книг и учебников. На побеленном потолке этих комнат изображены цветные треугольники: жёлтый у дочери, синий у сына.
  • Туалетная (гардеробная) комната (11 м²). Вдоль перегородок туалетной комнаты расположены встроенные шкафы: справа от дверного проёма женский (для матери и дочери), выкрашенный в белый цвет, слева — мужской (отца и сына) жёлтого цвета. В этой комнате хранилась одежда всех членов семьи. Здесь Мельниковы переодевались перед выходом на улицу и перед сном — наверх в спальню было принято идти в спальной одежде или в домашних халатах. В туалетной комнате стоял диван, туалетный столик, большое трюмо.
  • Рабочая комната хозяйки, Анны Гавриловны Мельниковой (5,4 м²). Здесь находился шкаф для белья, место для глаженья, швейная машина.
  • Коридор (11,7 м²). Кухня, столовая и туалетная комната выходят в коридор открытыми до потолка (высота первого этажа составляет 2,65—2,7 м.) проёмами без дверей. Из коридора осуществляется выход в подвал, расположенный только под первым цилиндром и включающий в себя кирпичные фундаменты построек, некогда стоявших на этом участке и обнаруженные в процессе строительства.

В подвале дома находятся камера калорифера (14,6 м²), из которой тёплый воздух по каналам расходится по всем помещениям дома. Топка калорифера соединена каналом с кухней — по нему вниз сбрасывался мусор, который можно было сжечь. Кроме этого в подвале устроены кладовая и погреб для хранения продуктов.

В выходящем в сторону Кривоарбатского переулка цилиндре над первым этажом расположен один этаж, в другом цилиндре — два этажа. На второй этаж из передней ведёт достаточно широкая (1,1 м.) лестница, которая начинается с прямого марша и переходит затем в винтовую лестницу, оканчивающуюся на третьем этаже.

На втором этаже расположены:

  • Гостиная (50 м²) — это парадная комната дома. В ней Мельниковы принимали гостей, музицировали, беседовали. Обстановка гостиной подчеркивала её назначение — пианино, диван, кресло, круглый стол. Гостиная освещается огромным окном-экраном. Кроме основного окна в комнате имеется небольшое восьмиугольное окно, сообщающее помещению масштаб. Первоначально это окно предусмотрено не было, однако в процессе строительства Мельников обратил внимание, что через этот просвет в гостиную попадает луч солнца, вышедшего из-за соседнего дома, и окно было оставлено. Причём ему, единственному в доме, была придана восьмиугольная форма.

Спальня, конец 1920-х годов

  • Спальня (43 м²) занимала второй этаж северного цилиндра и была предназначена только для сна, роли которого в жизни человека Мельников придавал особое значение:

«И теперь, если я слышу, что для нашего здоровья нужно питание, я говорю: „Нет — нужен сон“. Все говорят, отдыху нужен воздух, опять не это — я считаю, что без сна воздух бессилен восстановить наши силы»[3].

Спальня в доме Мельникова была общей для всех членов семьи. В комнате не было шкафов или какой-либо иной мебели, кроме встроенных в пол трёх кроватей — двухспальной для родителей и односпальных для сына и дочери. Кровати были сделаны из оштукатуренных досок, в внутрь вставлялись панцирные сетки. Кровать родителей зрительно изолирована от кроватей детей двумя радиально расположенными перегородками-ширмами, не соприкасающимися между собой и не доходящими до наружных стен.

На обложке книги С. О. Хан-Магомедова изображён К. С. Мельников на террасе своего дома. Фото А. Родченко, 1929 год

«Мною употреблён принцип распределения жилых помещений не применительно к членам семейства персонально, — говорил К. С. Мельников, — а по функциям этих жилых помещений. Так, например, спальня — одна, и это только спальня, это даёт возможность соблюдения наибольшей гигиеничности»[3].

Спальня освещается 12 шестиугольными окнами, выходящими в сад. Потолочных и настенных светильников в комнате предусмотрено не было, только электрические розетки. Для отделки всего помещения спальни — стен, потолка и встроенных кроватей был использован единый отделочный материал медно-золотистого цвета. В этом помещении, по словам самого Мельникова, был «виден воздух»[1].

Третий этаж целиком занимала Мастерская К. С. Мельникова (50 м²), в которой находилось рабочее место архитектора. Впоследствие, когда сын архитектора Виктор Мельников стал художником, мастерскую на третьем этаже занял он, а гостиная была переоборудована под мастерскую К. С. Мельникова[13]. Мастерская и гостиная — практически одинаковые помещения, но воспринимаются они посетителями абсолютно по-разному[14]: гостиная имеет единственное огромное окно, мастерская освещается 38 шестиугольными окнами, образующими сложный орнаментальный рисунок. Использованный приём освещения мастерской придавал помещению необычный облик и создавал идеальные условия освещённости рабочего места архитектора — свет шёл со всех сторон и рука не затеняла чертёж[1].

Выступ малого цилиндра образует в мастерской антресоль, с которой К. Мельников любил рассматривать разложенные на полу эскизы, рисунки, живописные работы. С антресольного балкона имеется выход на террасу, ограждённую глухим парапетом. Кровля была сделана ребристой и покрыта железом, поверх которого устроен решетчатый деревянный настил. Вода через ритмично расположенные отверстия стекала в желоба и отводилась в водосточные трубы, укреплённые в стыках цилиндров. Над частью террасы устроен козырёк, являющийся продолжением круглого перекрытия северного цилиндра. Летом на террасе Мельниковы пили чай, отдыхали на воздухе, использовали её как солярий[1].

Критика

Архитектурное решение дома-мастерской было оценено современниками неоднозначно. В 1929 году, когда дом ещё только оканчивался строительством, на страницах журнала «Строительство Москвы» развернулась дискуссия об этом сооружении. Сначала была опубликована статья известного архитектурного критика Н. Лухманова, который высоко оценил проект Мельникова. Через несколько номеров редакция опубликовала другие отклики инженеров и архитекторов, с неоднозначными оценками здания, о чём свидетельствуют заголовки статей: «Опыт должен привлечь внимание», «Беспринципный эксперимент», «Неудачные конструкции».

Наиболее критические высказывания в адрес дома-мастерской звучали в первой половине 1930-х годов от членов ВОПРА (Всероссийское общество (впоследствии — Всесоюзное объединение) пролетарских архитекторов), которые осуждали формальные решения Мельникова и находили в этом небольшом здании враждебные классовые черты. Один из идеологов ВОПРА, архитектор А. Михайлов писал:

В погоне за эксцентрицеской конструкцией, за новизной форм Мельников построил дом… Эксперимент Мельникова направлен лишь на усовершенствование, на оригинальную трактовку архитектурного выражения определённой формы — жилой буржуазной ячейки… И в отношении художественной выразительности Мельников не дал ничего положительного, так как его оперирование всечёнными цилиндрами — это игра «чистых» конструкций, идейно выхолощенная и тем самым толкающая к формалистски-эстетическому созерцанию[2][15].

Другой известный архитектор тех лет, активный деятель ОСА, один из ведущих архитектурных критиков 1930—1950-х годов Р. Я. Хигер так оценивал дом Мельникова:

…винтовые лестницы, сложная и малоудобная планировка — не могли, конечно, ни в какой мере решить проблемы массовой архитектуры жилья, но удовлетворили изощрённый архитектурный вкус его владельца, склонного к тому же и к конструктивным экспериментам и головоломкам[3].

Бурное обсуждение и противоречивые высказывания сменяются с середины 1930-х годов и вплоть до середины 1950-х годов резко критической оценкой дома-мастерской, что связано с переходом советской архитектуры от авангардистских идей к этапу неоклассических стилизаций — сталинскому ампиру.

Современное состояние памятника

Перестройки и утраты

В 1941 году были разобраны две перегородки на первом этаже здания: одна разделяла две рабочие детские комнаты (к тому времени дети — Виктор и Людмила Мельниковы были уже взрослыми), другая разделяла туалетную комнату и рабочую комнату А. Г. Мельниковой.

Во время Великой Отечественной войны были утрачены встроенные в пол кровати в спальне, а также оригинальная отделка стен и потолка. Во время бомбардировки в находящийся поблизости Театр имени Вахтангова попала бомба и взрывной волной в доме Мельникова выбило все стёкла, поэтому первоначальное остекление также не сохранилось[13].

При реставрации здания в 1976 году фасады дома были покрашены светло-серой краской, что скрыло естественный белый цвет негашёной извести, которой они были покрыты первоначально. В это же время был заново сооружён деревянный забор с калиткой с некоторыми отступлениями от первоначального. В глубине участка выстроен кирпичный сарай взамен сгоревшего деревянного.

Вход в дом. На фото видно оседание грунта возле крыльца, июль 2008 года

Техническое состояние

Техническое состояние дома-мастерской оценивается специалистами как неудовлетворительное[6] и характеризуется наличием трещин в стенах, перегородках и перекрытиях здания[16]. На участке, примыкающем к зданию, отмечены многочисленные оседания грунта.

Некачественно проведённые ремонтно-реставрационные работы в конце 1990-х годов вызвали обильное возникновение трещин и развитие грибка, в ходе ремонтных работ были повреждены уникальные мембранные плиты перекрытий[17][18][19]. Несмотря на просьбы обитателей дома и письма в различные инстанции, ошибки и недоделки реставраторов исправлены не были и работы были приняты Управлением по охране памятников Москвы с оценкой «отлично».

Вокруг памятника архитектуры продолжает вестись интенсивное строительство, в результате чего уровень переулка и соседних дворов стал выше уровня участка, на котором расположен дом Мельникова, не организован отвод воды с самого участка[20], отчего фундаменты здания подмываются осадками и талыми водами.

Техническое состояние наружных стен характеризуется наличием вертикальных трещин, частичным осыпанием штукатурки, отсыреванием нижней части стен. Конструкции окна-экрана южного цилиндра расстроены, отдельные стёкла лопнули. Междуэтажные деревянные перекрытия в виде плит-мембран также находятся в неудовлетворительном состоянии: имеются прогибы перекрытий до 10 сантиметров, что превышает допустимые строительными нормами величины, штукатурка потолка повреждена многочисленными трещинами, имеются следы протечек, а на некоторых участках произошло полное обрушение штукатурки. Лестницы в наземной части дома зыбкие, их конструкции значительно изношены, частично повреждены гнилью.[16].

17 апреля 2006 года международная конференция «Heritage at Risk — Сохранение архитектуры XX века и Всемирное наследие» приняла резолюцию с просьбой к Министерству культуры и массовых коммуникаций Российской Федерации и Комитету по культурному наследию города Москвы признать, что выдающее наследие Константина Мельникова находится в опасности, разработать план сохранения дома Мельникова и его коллекции в рамках существующих международных стандартов по проведению реставрационных работ и обеспечить включение дома Мельникова и его коллекции в список памятников федерального значения[21]. В том же году дом-мастерская К. С. Мельникова был включён в «World monuments watch list of 100 most endangered sites» — Список памятников мировой культуры, находящихся под угрозой исчезновения[22].

Правовая ситуация

К. С. Мельников завещал свой дом детям, Виктору и Людмиле. После смерти отца в особняке поселился В. К. Мельников. В 1988 году Людмила Константиновна потребовала раздела дома с тем, чтобы она также могла в нём проживать. В. Мельников отказался, и тогда Л. Мельникова подала в суд. Тяжба между братом и сестрой продолжалась восемь лет. В конце концов, Мосгорсуд присудил Л. К. Мельниковой половину дома-мастерской, но без права проживания в нём.

В 2003 году В. К. Мельников оформил дарственную своей доли дома на одну из своих дочерей, Елену. Однако, в начале 2005 года Виктор Константинович заподозрил дочь в том, что она «обманным путём» вынудила его подписать дарственную на дом. В присутствии прессы и представителей архитектурной общественности Виктор Мельников заявил, что исключил младшую дочь из завещания. Своей душеприказчицей он назначил старшую дочь, Екатерину Каринскую, но в начале марта 2005 года объявил, что завещает дом Константина Мельникова, всю коллекцию его произведений, а также всю коллекцию собственных произведений государству, лишая обеих дочерей наследства[9]. Между В. К. Мельниковым и его дочерью Еленой начался судебный процесс по оспариванию завещания. В сентябре Виктор Мельников процесс выиграл и 13 декабря 2005 года судебное решение вступило в законную силу[23]. Уже после смерти отца Е. В. Мельникова обратилась в Президиум Московского городского суда с надзорной жалобой на это решение. Однако на судебном заседании 16 марта 2006 года Елена отказалась от дальнейших судебных разбирательств о праве собственности на особняк и заявила, что поддерживает идею создания в доме государственного музея[24][10].

Наследственное дело В. К. Мельникова до сих пор не закончено. В его результате 1/8 дома может перейти в собственность Е. В. Мельниковой, 1/8 — в собственность Е. В. Каринской, 1/4 — в собственность Российского государства[25].

Вторая наследница К. С. Мельникова, его дочь Людмила (скончалась в 2003 году[26]), завещала принадлежащую ей 1/2 долю в собственности своему сыну Алексею Ильганаеву. Через несколько дней после кончины В. К. Мельникова стало известно, что указанная доля продана А. Ильганаевым сенатору Совета Федерации от Усть-Ордынского Бурятского автономного округа С. Э. Гордееву, имеющему неоднозначную репутацию и известному своей прежней рейдерской деятельностью[27][23]. Сенатор намеревался в ближайшее после покупки время передать принадлежащую ему часть здания в государственную собственность[28][29], однако, согласно заявлению на сайте музея «Дом Мельникова», указанная доля в настоящее время принадлежит Фонду «Русский авангард», возглавляемому С. Э. Гордеевым[25].

В марте 2006 года Мэр Москвы Ю. М. Лужков провёл совещание, посвящённое правовой ситуации с домом Мельникова, в котором приняли участие представители Москомнаследия, Москомархитектуры, префектуры Центрального административного округа, а также собственник половины дома сенатор Сергей Гордеев. По итогам совещания Ю. Лужков поручил подготовить письмо на имя Председателя Правительства РФ с просьбой передать в собственность города часть дома Константина Мельникова, которую его сын, Виктор Мельников, завещал Российской Федерации. При этом Префект Центрального административного округа С. Байдаков заявил:

«…если правительство РФ удовлетворит просьбу города и передаст дом в его собственность, желательно, чтобы к столичному правительству перешла и доля сенатора. Нельзя, чтобы половина дома была городской, а вторая половина — федеральной»[29].

Угрозы сохранности памятника

В 1987 году экспериментальному жилому дому Мельникова был присвоен охранный статус. Как следует из официальных документов Комитета по культурному наследию г. Москвы[30], в соответствие с Решением Моссовета от 23 марта 1987 года № 647 и Федеральным законом «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» № 73-ФЗ от 25 июня 2002 года, здание является объектом советского культурного наследия (памятником истории и культуры) регионального значения. Кроме того, дом Мельникова находится на территории охранной зоны № 17, утверждённой постановлением Правительства Москвы № 881 от 16 декабря 1997 года.

Однако, несмотря на это Постановлением Правительства Москвы № 637-ПП от 13 августа 2002 года[31] на расстоянии 100 метров от стены дома Мельникова компании «Траст Ойл» было разрешено строительство торгово-развлекательного центра общей площадью около 13600 кадратных метров с несколькими уровнями подземной парковки[32][33][34]. Постановление № 152-ПП от 13 марта 2007 года[35] подтвердило все выданные ранее разрешения. При этом генеральный директор ЗАО «Траст Ойл» А. Тихонов так прокоментировал ситуацию со строительством вблизи Дома Мельникова:

«…я не понимаю, почему на Старом Арбате стоит дом, который среди современных и реконструированных зданий выглядит как бельмо на глазу! Дом Мельникова рационально перенести из центра города, и сделать так, чтобы не возникало постоянных разговоров о необходимости его реконструкции. Нельзя забывать, что, сохраняя все памятники архитектуры, мы жили бы сегодня в деревянной Москве»[36].

В ноябре 2006 года специалистами кафедры инженерной геологии и геоэкологии Московского государственного строительного университета проведено обследование конструкций и фундаментов дома Мельникова[16]. В отчете об этом обследовании говорится, что в зоне памятника архитектуры и территории вокруг него строительство недопустимо. Ввиду карстовой опасности участка, на котором расположен дом Мельникова, нарушение запрета на строительство может привести к разрушению памятника.

28 апреля 2007 года президент фонда «Русский авангард» С. Э. Гордеев обратился в прокуратуру города Москвы с просьбой проверить соответствие Постановлений правительства Москвы, разрешающих строительство в охранной зоне памятника, законодательству г. Москвы, а также федеральному законодательству и в случае выявления нарушений признать указанные Постановления недействительными[37]. С. Э. Гордеева поддержал председатель Совета Федерации Федерального Собрания РФ С. М. Миронов, подписавший обращение к Генеральному прокурору РФ с просьбой организовать на уровне генеральной прокуратуры проверку ситуации вокруг дома Мельникова и при необходимости принять меры прокурорского реагирования[38].

8 мая 2007 года руководителем Комитета по охране культурного наследия г. Москвы было проведено оперативное совещание по вопросу строительства многофункционального торгово-развлекательного комплекса вблизи дома Мельникова. На совещании было принято решение приостановить стройку. Застройщику предписано не допускать начала любых строительных работ до принятия решения Мэром г. Москвы и полной реставрации дома Мельникова[39].

В настоящее время в доме проживает дочь В. К. Мельникова, Екатерина Каринская, которая отвечает за сохранность и безопасность памятника[25].

Ситуация с созданием музея в доме Мельникова

Идея создания музея и полемика вокруг его тематики

Практически сразу после завершения строительства дом стал объектом своеобразного паломничества[1]. Несмотря на то, что здание всегда являлось жилым, экскурсионными группами и поодиночке его посещали люди различных профессий, о чём в архиве семьи Мельниковых хранятся многочисленные записи. Так, побывавший в 1933 году в доме Мельникова художник и историк Игорь Грабарь оставил следующий отзыв:

«Никогда не завидую, но, уходя отсюда, поймал себя на чувстве зависти: хотелось бы так пожить».

Идея создания в доме Мельникова полноценного музея возникла ещё при жизни архитектора. В последнии годы жизни К. С. Мельников болел, и это заставляло его всё серьезней задумываться о судьбе своего дома. В 1972 году он обратился в Союз архитекторов с просьбой о создании в доме музея[40], но это предложение поддержано не было.

Мемориальная доска, июль 2008 года

В. К. Мельников, ставший хозяином дома после смерти отца в 1974 году, видел свою задачу в том, чтобы всё же превратить уникальное здание в музей. Руководствуясь этим, он не продал за свою жизнь ни одной работы, связанной с именем и творчеством Константина Мельникова[41]. В дом продолжали регулярно приходить посетители, специалисты, иностранные студенты-архитекторы, и Виктор Мельников лично проводил экскурсии по зданию[8]. В 1977 году в доме Мельникова побывал знаменитый итальянский кинорежиссёр и сценарист Микеланджело Антониони, оставивший в книге отзывов такую запись:

«Этот дом как плод архитектуры будущего — прекрасен. Он нуждается в реставрации и консервации как музей»[17].

С 1985 года Виктор Мельников периодически поднимал вопрос о создании в доме Мельникова музея, выдвигая при этом ряд определённых требований[42][17]: чтобы он, Виктор Мельников, который провёл здесь всю жизнь, мог в нём жить. Чтобы другим наследникам были предоставлены квартиры. Чтобы где-то по-соседству был устроен центр по изучению творчества Мельникова с архивом для проектов Мельникова-старшего и картин Мельникова-младшего и выставочными помещениями. Наконец, чтобы государство гарантировало сохранность мемориальной обстановки дома. Рассматривались также варианты устройства в доме-мастерской филиала музея архитектуры им. Щусева[43]. Однако при жизни Виктора Константиновича решение по созданию музея в доме Мельникова принято не было.

Завещая свою долю в собственности Российской Федерации, В. К. Мельников передал в дар государству и свои художественные произведения, поставив условие создания в доме музея отца и сына Мельниковых. В настоящее время эту позицию поддерживает дочь В. К. Мельникова Екатерина Каринская. Вторая наследница, Елена Мельникова, считает, что в доме должен находиться музей архитектора К. С. Мельникова[11][44].

Принципиально отличную точку зрения имеет другой собственник памятника — учредитель и президент Фонда содействия сохранению культурного наследия «Русский авангард» С. Э. Гордеев, который считает, что это должен быть музей дома[45], в котором будут находится также и вещи К. С. Мельникова, картины, в том числе и сына архитектора В. К. Мельникова, но только те, которые находились в доме-мастерской при жизни Константина Степановича[46]. Эта же позиция подтверждается созданным Фондом веб-сайтом несуществующего пока музея «Дом Мельникова», где говорится о намерениях Фонда создать в доме Мельникова музей, посвященный шедевру российской архитектуры[25].

Главный архитектор г. Москвы А. В. Кузьмин предлагает «преодолев имеющиеся противоречия, организовать там музей конструктивизма. Реставрировать дом и устроить гостиницу для тех, кто хотел бы пожить в условиях коммуны»[47], вероятно путая дом Мельникова с домом Наркомфина, созданным другим архитектором — М. Я. Гинзбургом.

Шаги по созданию музея

С целью создания музейного проекта мирового уровня, фонд «Русский авангард» привлёк к работе над музеем «Дом Мельникова» ведущих специалистов и экспертов со всего мира, которые объединились в Международный попечительский комитет по созданию музея «Дом Мельникова». Среди 22-х членов комитета — выдающиеся архитекторы-лауреаты Притцкеровской премии Заха Хадид, Рем Колхас, Альваро Сиза, художник Илья Кабаков, режиссёр Пётр Фоменко, профессор МАРХИ, архитектор Наталья Душкина, архитектурный критик Григорий Ревзин, внучка К. С. Мельникова Екатерина Каринская[25]. В октябре 2007 года в Лондоне в музее архитектора Джона Соана состоялось первое заседание попечительского комитета, на котором, однако, каких-либо принципиальных решений относительно создания музея принято не было[48].

В 2007 году фонд Русский авангард приобрёл квартиру на первом этаже соседнего дома N 12 по Кривоарбатскому переулку, чтобы сделать там вспомогательное помещение музея[13]. В ходе создания музея «Дом Мельникова» фонд «Русский авангард» планирует полностью за счет собственных средств провести комплексную реставрацию здания, а также выделить необходимые средства на приобретение и ремонт вспомогательных помещений и другие необходимые работы. Кроме того, фонд «Русский Авангард» намерен перечислить сумму целевого взноса, достаточную для функционирования музея в течение 15 лет, а также, при согласии государства, передать проект в полную собственность Российской Федерации[25]. По заверению президента фонда «Русский авангард» С. Э. Гордеева, фондом будут приложены все усилия для того, чтобы окончательно завершить проект музея «Дом Мельникова» в 2009 году, когда будет отмечаться 80-летие со дня постройки Константином Мельниковым собственного дома. К этому сроку фондом планируется полностью отреставрировать дом-мастерскую и открыть в нём экспозицию, которая частично будет представлена публике ещё раньше. В соседнем с Домом Мельникова здании будет организовано выставочное пространство, в котором сосредоточится управление проектом, а также будет представлена информация об истории дома архитектора и ходе работ по созданию музея.[25]. В одном из проектов музея, созданных по инициативе архитектора Вадима Грекова, предусматривается пристройка к торцу соседнего многоэтажного дома стеклянного объема — смотровой площадки с диагональными лестницами, способствующими максимальному обзору памятника[49].

В работе над созданием музея «Дом Мельникова» фонд «Русский авангард» планирует использовать опыт создания музеев других знаменитых архитекторов: Джона Соана, Фрэнка Ллойда Райта, Рудольфа Шиндлера, Луиса Баррагана, Алвара Аалто, Шарля Ле Корбюзье.

В мае 2008 года представители фонда «Русский авангард» провели серию рабочих встреч и совещаний с ключевыми специалистами, задействованными в проекте по созданию музея: Россию посетили куратор создаваемого музея британский искусствовед Нил Бингхам, менеджер проекта Брайан Лейси и финансовый консультант Иан Моррисон.

В настоящее время дом продолжает оставаться жилым.

Дом в произведениях литературы и искусства

«Двое любовников Кривоарбатских.
Двойною башенкой слились в объятьях.
Плащом покрытые ромбовидным.
Не реагируя на брань обидную», 
— писал поэт Андрей Вознесенский о доме архитектора Константина Мельникова в Кривоарбатском переулке.

  • Дом Мельникова запечатлён вместе с его создателем в фотоработах выдающегося советского фотографа А. Родченко.

Примечания

  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 Хан-Магомедов С. О. Дом-мастерская архитектора Константина Мельникова. — М.: Архитектура-С, 2006. — 80 с.
  2. 1 2 3 4 5 Хан-Магомедов С. О. Константин Мельников. — М.: Архитектура-С, 2006. — C. 168.
  3. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 Константин Степанович Мельников: Архитектура моей жизни. Творческая концепция. Творческая практика / Сост. А. Стригалёв и И. Коккинаки. — М.: Искусство, 1985. — 311 с.
  4. На основе проекта собственного дома К. С. Мельников разработал три проекта жилых домов: дом-коммуну, блокированный дом и дом секционного типа. Однако эти проекты не были реализованы.
  5. Уровень популярности Мельникова в Париже зафиксирован в повести И. Эренбурга «Лето 1925 года», где есть эпизод, показывающий, как «мода на Мельникова докатилась до самых широких слоев падких на любую новинку парижан, стала приметой времени и молвой улицы: случайная прохожая называет своему спутнику самые острые на ее взгляд признаки современности — футбол, джаз, павильон, выстроенный Мельниковым…» (см. И. Эренбург. Лето 1925 года. М., 1926, с. 205).
  6. 1 2 3 4 5 Паспорт жилого дома-мастерской архитектора К. С. Мельникова
  7. Бродский Я. Е. Москва от А до Я. Памятники истории, зодчества, скульптуры.– М.: Московский рабочий, 1994
  8. 1 2 Новые встречи с архитектурой фуллеренов Цикл статей в журнале «Энергия: экономика, техника, экология» №№ 9-11 за 2003 год
  9. 1 2 В доме Константина Мельникова поселится государство. Сын великого архитектора завещал мировой шедевр конструктивизма Статья в газете «Коммерсантъ» от 3 марта 2005 года
  10. 1 2 Особняк Мельникова в Кривоарбатском переулке должен стать музеем Сообщение РИА «Ореанда» от 17 марта 2006 года]
  11. 1 2 Дом, который оставил Мельников Статья на сайте lenta.ru от 13 марта 2006 года
  12. Он не каялся никогда Статья в журнале «Власть» от 8 августа 2000 года
  13. 1 2 3 Дом, который построил М. Статья в газете «Известия» от 5 ноября 2007 года
  14. Авангард в арьергарде Статья из газеты «Аргументы и факты» на сайте walk.rambler.ru
  15. Михайлов А. Группировки советской архитектуры. — М.-Л., 1932. — С. 58.
  16. 1 2 3 Научно-технический отчёт «Обследование конструкций, фундаментов и состояния грунтового основания дома-памятника архитектора Мельникова, расположенного по адресу: г. Москва, Кривоарбатский переулок, 10»
  17. 1 2 3 А крыша течёт Статья в журнале «Итоги» от 26 ноября 2000 года
  18. Делать невозможное возможным Статья в журнале «Моя Москва» № 5 за 2006 год
  19. Московское общество охраны архитектурного наследия
  20. «Москва под Угрозой» — совместный проект Информационного портала «Архитектура России» и Московского Общества Охраны Архитектурного Наследия (MAPS)
  21. Резолюция международной конференции «Heritage at Risk — Сохранение архитектуры XX века и Всемирное наследие»
  22. World Monuments Watch list
  23. 1 2 Музей или наследство Статья в газете «Стенгазета» от 15 марта 2006 года
  24. Чудо в доме Мельникова Статья в газете «Коммерсантъ» от 17 марта 2006 года
  25. 1 2 3 4 5 6 7 Веб-сайт музея «Дом Мельникова»
  26. The Melnikov House-Studio
  27. Дом Мельникова наполовину продан. Часть мирового шедевра конструктивизма купил сенатор Гордеев Статья в газете «Коммерсантъ» от 11 марта 2006 года]
  28. Дом Мельникова будет доступен любому Статья в «Независимой газете» от 17 марта 2006 года
  29. 1 2 Лужков претендует на знаменитый дом Мельникова Заметка на сайте Kvadroom.ru от 31 марта 2006 года
  30. Письмо Москомнаследия от 3 июля 2007 года
  31. Постановление Правительства Москвы № 637-ПП от 13 августа 2002 года
  32. Дому Мельникова роют яму Статья в газете «Коммерсантъ» от 1 марта 2007 года
  33. Провальные явления. Дом Мельникова снова в зоне особого риска Статья в газете «Время новостей» от 27 апреля 2007 года
  34. Вечное движение к яме. Дом Мельникова все еще стоит. По недоразумению Статья в газете «Московские новости» от 10 августа 2007 года
  35. Постановление Правительства Москвы № 152-ПП от 13 марта 2007 года «О внесении изменений в постановление Правительства Москвы от 13 августа 2002 года № 637-ПП»
  36. Андрей Тихонов: как бельмо на глазу! Блиц-интервью А. Тихонова газете «Коммерсантъ» от 1 марта 2007 года
  37. Обращение С. Э. Гордеева к прокурору г. Москвы
  38. Обращение С. М. Миронова к Генеральному прокурору РФ
  39. Протокол оперативного совещания по вопросу нового строительства многофункционального торгово-развлекательного комплекса рядом с объектом культурного наследия «Дом архитектора Мельникова» от 8 мая 2007 года
  40. Бельмо на Арбате? Статья в журнале «Огонёк» за 10-16 сентября 2007 года
  41. Там же
  42. Круглый дом в Кривоарбатском Статья в газете «Труд» за 23 октября 2002 года
  43. Архитектурные символы России Статья в газете «The New York Times» от 16 мая 2005 года
  44. Новое достояние Старого Арбата Статья в газете «Известия» от 17 марта 2006 года
  45. Болтянская Нателла. Сергей Гордеев, Давид Саркисян и Григорий Ревзин о судьбе дома Мельникова Эфир радиостанции «Эхо Москвы» от 14 марта 2006 года
  46. Во благо русского авангарда Статья в «Российской газете» от 13 апреля 2007 года
  47. Если слишком надувать мяч, он лопнет Интервью с А. В. Кузьминым в «Российской газете» от 14 апреля 2008 года
  48. Авангард на память. У дома Мельникова есть шанс стать настоящим музеем Статья в журнале «Коммерсантъ Weekend» от 16 ноября 2007 года
  49. Вадим Греков: «Между городской и загородной архитектурой если и есть полоса, то не сплошная…» Интервью я в журнале «Архитектурный вестник» № 2 за 2007 год

Литература

На русском

  • Константин Степанович Мельников: Архитектура моей жизни. Творческая концепция. Творческая практика / А. Стригалёв, И. Коккинаки. — М.: Искусство, 1985. — 311 с.
  • Константин Мельников. Рисунки и проекты: Каталог выставки. — М.: Советский художник, 1989. — 125 с. — ISBN 978-5269001739
  • Мельников К. С. Архитекторское слово в его архитектуре. — М.: Архитектура-С, 2006. — 144 с. — ISBN 5-9647-0091-8
  • Хан-Магомедов С. О. Константин Мельников. — М.: Архитектура-С, 2006. — 296 с. — ISBN 978-5-9647-0095-1
  • Хан-Магомедов С. О. Дом-мастерская архитектора Константина Мельникова. — М.: Архитектура-С, 2006. — 80 с. — ISBN 5-9647-0109-4
  • Стригалёв А. А. Константин Степанович Мельников. — М.: Искусство, 1985. — 364 с.

На иностранных языках

  • Starr, S. Frederick Melnikov: Solo Architect in a Mass Society. — Princeton. — Princeton University Press, 1978. — ISBN 0-691-03931-3
  • Pare, Richard Die verlorene Avantgarde. — Schirmer/Mosel Verlag Gm, 2007. — ISBN 9783829602990
  • Pallasmaa, Juhani, Gozak, Andrei The Melnikov house. Moscow (1927—1929): Konstantin Melnikov. — Academy Ed., 1996. — ISBN 1-85490-413-2
  • MacEl, Otakar, Fosso, Mario Konstantin S. Mel’Nikov аnd the Construction of Moscow. — Skira, 2001. — 312 p. — ISBN 9788881185399
  • De Magistris, Alessandro La casa cilindrica di Konstantin Melnikov: 1927—1929. — Celid, 1998. — ISBN 978-8876613340

См. также

Ссылки

  • www.melnikovhouse.org (рус.). — Сайт музея Дома Мельникова, создаваемого фондом «Русский Авангард». Проверено 9 сентября 2008.
  • www.kommersant.ru (рус.). — Подборка фотографий газеты «Коммерсантъ» по теме «Дом Мельникова». Проверено 9 сентября 2008.
  • www.archi.ru (рус.). — Подборка статей по теме «Дом Мельникова». Проверено 9 сентября 2008.
  • The Melnikov House-Studio (англ.). — Статья Clementine Cecil в составе доклада «Heritage at Risk – Case Studies from Moscow and the Former Soviet Union». Проверено 8 октября 2008.
  • agram.saariste.nl (англ.). — Фотографии интерьеров дома Мельникова и других работ архитектора. Проверено 9 сентября 2008.

Wikimedia Foundation. 2010.

Дом архитектора Мельникова в Кривоарбатском переулке принял первых посетителей

В Доме Мельникова начались официальные музейные экскурсии: каждый день в памятник конструктивизма, построенный почти 90 лет назад архитектором Константином Мельниковым, пускают по пять человек. В будущем музей обещает увеличить число посетителей, открыть для них двор дома, решить все юридические проблемы и создать концепцию, которая, возможно, удовлетворит всех.

С 3 декабря знаменитый дом архитектора Константина Мельникова в Кривоарбатском переулке открывается для экскурсантов в качестве музея. Здание, построенное в конце 1920-х годов, — главный объект организованного в этом году Государственного музея отца и сына Мельниковых, филиала Музея архитектуры. Экскурсии тестовые, и до полноценного открытия дома-музея далеко: пока будут пускать пять человек в день, а работать он будет пять дней в неделю.

Как заявил на посвященной началу экскурсий пресс-конференции Павел Кузнецов, директор Музея Мельниковых, уже сформированы группы на ближайшие два месяца — до 30 января следующего года.

«Это, конечно, не первые экскурсанты, которые вошли в дом: его показывали и раньше, — рассказала «Газете.Ru» замдиректора музея Елизавета Лихачева. — Но это первая музейная экскурсия. Сейчас мы установили четкие правила, как попасть в дом».

«Мы показываем дом с трех точек зрения: его архитектура, уникальная конструкция и планировочные решения; его история, жизнь семьи Мельниковых; а также творчество Виктора Мельникова, который формировался как художник в этом доме», — добавила Лихачева.

Она пообещала, что экскурсии будут проходить до конца исследовательских работ, «пока не будет поставлен окончательный диагноз дому». При этом, возможно, количество посетителей будет увеличено, так как, по предварительным данным, состояние дома ближе к удовлетворительному. Начать обследование здания надеются после Нового года, в январе 2015-го.

Давний конфликт

Столь мирное и в чем-то незаметное начало экскурсионного периода совсем нехарактерно для Дома Мельникова, жизнь которого несколько лет подряд сопровождалась скандалами. Наследственные споры начались вскоре после смерти архитектора. Его сын, художник Виктор Константинович Мельников, намеревался создать в здании на Кривоарбатском музей отца. Мельников-младший прожил в доме всю жизнь, собрал большой архив, оставил собственное наследие и скончался в 2006 году, завещав открыть в доме музей. В 2000-е годы свои права на наследство доказывали в суде две его дочери – Елена Мельникова и Екатерина Каринская, каждая из которых считала именно себя исполнителем воли отца; Каринская жила в доме и была его хранителем.

Наследство Мельникова

Судебные дрязги долгое время были делом почти семейным. Дом-мастерскую Константин Мельников строил для себя и для своей семьи, он принадлежал ему и его наследникам. Половину дома в начале нулевых выкупил у одного из внуков архитектора бизнесмен и сенатор Сергей Гордеев, который затем передал ее в дар государству. Оперативное управление этой частью было поручено Музею архитектуры имени Щусева (МУАР).

Этому учреждению достались и хлопоты по Музею Мельниковых, с необходимостью создания которого не спорил, кажется, никто из участников конфликта, но каждый представлял его решение по-своему.

В 2012-м стороны окончательно разошлись в оценке ситуации, выхода из которой совершенно не просматривалось.

Екатерине Каринской противостояли МУАР и Елена Мельникова — сейчас она назначена куратором экспозиции Музея Мельниковых. Суд по наследству был приостановлен и тоже не имел очевидных перспектив. Каринская жила в доме и вместе с градозащитниками била тревогу:

неподалеку, на Арбате, началось строительство торгового центра, которое могло негативно повлиять на состояние памятника.

Наконец организованный музей

Попытки разрубить этот гордиев узел МУАР предпринимал несколько раз и постоянно терпел неудачу. На мировое соглашение Каринская не пошла (ее вроде бы не устроили предложенные условия), а изданный в феврале 2014 года приказ Министерства культуры об организации Музея Мельниковых (полное название — Государственный музей Константина и Виктора Мельниковых) выглядел настоящим жестом отчаяния. Правда, организовано все было вроде бы правильно:

новая институция стала филиалом Музея архитектуры, в ее распоряжение под постоянную экспозицию и архив было передано (помимо собственно здания в Кривоарбатском) помещение на Воздвиженке, а Минкультуры пообещало деньги на обследование и последующую реконструкцию.

Полгода после создания музея не происходило ничего, а в августе Музей Мельниковых показал себя не с лучшей стороны. По его запросу памятник был взят под охрану бойцами ЧОП, а Каринская оказалась в доме фактически в осаде — к ней не пускали посетителей, она жаловалась на то, что исчезли ее личные вещи; однажды сообщила, что к ней не пустили врачей. Сотрудники музея начали опись имущества — во время одной из таких «описей», с ее слов, Каринскую пытались не впустить в дом. Некоторое время ей, опять же по ее собственному признанию, приходилось с присутствием дежурных бойцов ЧОП у себя дома.

Одновременно в музее собирали доказательства, что Каринская не имеет и никогда не имела права проживать в этом доме. В итоге, как заявляют представители учреждения, доказали – и с октября внучка архитектора в доме не живет. Причем выселение, по словам очевидцев, произошло одномоментно: Каринской якобы не дали даже собраться.

Осуждение и поддержка

После рейда по описи имущества были обнародованы два открытых письма. Одно – с призывом действовать по закону, его подписали архитекторы, критики, историки, среди них Евгений Асс, Юрий Григорян, Наталья Душкина, Григорий Ревзин.

«Ни один музей не может создаваться на основании сомнительных в правовом отношении действий, прямого насилия, а также спешки», — написали авторы этого послания.

Второе было написано в поддержку действий музея – его авторы считают, что выбора у МУАР просто не было и нужно было действовать быстро, чтобы спасти коллекцию Мельникова и его дом. Его подписали глава Союза архитекторов Андрей Боков, директор ММСИ Василий Церетели, бывший главный архитектор Москвы Александр Кузьмин.

Послания были адресованы министру культуры Владимиру Мединскому и советнику президента по культуре Владимиру Толстому, но никакого результата не принесли.

В ноябре Музей Мельниковых объявил о начале записи на экскурсии, к началу которых его сотрудники описали свыше 5 тысяч находившихся в доме предметов.

«Ситуация сейчас все равно временная – предстоит реставрация, разработка концепции и создание собственно музея. Не завершены судебные дела», — рассказала в беседе с «Газетой.Ru» архитектурный критик, специалист по архитектуре XX века Анна Броновицкая.

Она добавила, что хотя музей и добился, чего хотел, это не снимает вопрос о крайней неэтичности того, каким образом это было достигнуто.

«Понятно, что ситуация была сложная, но действовать такими методами – недопустимо. На репутации музея эти действия уже сказались, она сильно пострадала», — уверена Броновицкая..

В будущее без концепции

В музее «Газете.Ru» рассказали, что фактически завещание Виктора Мельникова выполнено в полном объеме, но на улаживание юридических формальностей требуется время.

По мнению Броновицкой, будущее музея Мельниковых зависит от финансирования, от того, какие специалисты будут привлечены к реставрации.

«Реставрация – это самое главное; предстоит решить много сложных проблем. Сейчас ничего предсказать нельзя», — сказала она.

Лихачева напомнила, что два года назад прошел конкурс на концепцию музея, но он касался лишь самого Дома Мельникова в Кривоарбатском переулке.

«Тогда победил проект «Тапочки», суть которого не тапках, конечно. Суть в том, чтобы ничего не менять, а лишь закупить тапки для посетителей, — сказала она. —

Дом в дополнительных концепциях не нуждается, мы его точно трогать не будем, и никаких дополнительных экспозиционных пространств в нем не будет».

Лихачева призналась, что концепцию Музея Константина и Виктора Мельниковых разработать будет сложно.

«Творчество Константина Мельникова неплохо изучено – там есть сюрпризы, разумеется, но все понятно, есть миллионы книг, различные исследования. А вот с творчеством Виктора Мельникова неясно совсем ничего, никто про него толком не знает», — объяснила она.

В ближайшее время сотрудники музея собираются сделать экспозицию, посвященную жизни Константина Мельникова. Работы его сына Виктора тоже будут показаны только в доме, поскольку представлять их в музейном пространстве нельзя из-за юридических ограничений. Лихачева пообещала, что вскоре начнутся научные исследования наследия отца и сына.

«И лишь потом мы подготовим что-то вроде «концепции концепции», — уверена она. — Сейчас торопиться некуда: план спасения дома у нас есть».

Лихачева также пообещала, что как только будет установлено видеонаблюдение, для посетителей откроется двор дома, куда сможет зайти любой желающий — правда, в течение светового дня.

«Единственное, чем Музей архитектуры может восстановить репутацию – добиться проведения научной реставрации, сохранить мемориальную обстановку и создать достойную экспозицию творчества Константина и Виктора Мельниковых на Воздвиженке», — заключила Броновицкая.

Реставрация легендарного Дома Мельникова в Москве начнется в этом году

Реставрация всемирно известного шедевра советского авангарда Дома Мельникова в Москве в Кривоарбатском переулке, о необходимости которой говорили так давно и так много, начинается в 2021 году. Об этом сообщила на пресс-конференции, состоявшейся в Государственном музее архитектуры им. А.В.Щусева, директор музея Елизавета Лихачева.

До конца текущего года планируется утвердить проектную документацию, а весной следующего — начать реставрационные работы. Из-за карантина сроки пришлось сдвинуть на год. Все работы предполагается осуществить в течение четырех лет. Как сказала Елизавета Лихачева, музей намерен сделать научную реставрацию Дома Мельникова образцовой, чтобы этот опыт мог пригодиться и при сохранении других памятников архитектуры конструктивизма ХХ века.

С 2014 года в Доме Мельникова располагается Музей Константина и Виктора Мельниковых, который является филиалом Государственного музея архитектуры. «Надеемся получить главное — сохранение подлинности. Дом, которому более 90 лет, подлинный на 85-90 процентов», — сказал на пресс-конференции Павел Кузнецов, директор музея Константина и Виктора Мельниковых.

Напомнив об исторической и архитектурной ценности Дома Мельникова, Павел Кузнецов сказал, что для музея приоритетом при реставрационных работах является «максимальное сохранение подлинных материалов, оригинальных архитектурных и инженерных решений 1920-х годов». Он подчеркнул также, что успех реставрации определяется целостным подходом к памятнику как к единому организму.

В плане работ — реставрация фасада дома Мельникова, в том числе витражного окна и оригинальных деревянных рам 63 шестиугольных окон. Планируется сделать консервацию штукатурных слоев 1920-х: оригинальная известковая штукатурка создавалась вручную по рецептуре Мельникова. Необходимы также реставрация и укрепление авторских мембранных перекрытий, пострадавших во время Второй мировой войны. В доме сохранилась оригинальная система воздушного отопления, но она работает не в полном объеме. Ремонт этой системы — часть планируемых работ.

В ходе реставрации нужно отвести талые воды дальше от дома, проводить геодезический мониторинг здания, а также возродить мемориальный сад, опираясь на архивную документацию, собранную музеем.

Слова «подлинность», «аутентичность», «сохранение», «консервация» звучали на пресс-конференции во всех выступлениях. Иначе говоря, речь идет не о «новодельном» воссоздании (когда стены остаются в виде декорации, а «начинка» здания меняется полностью), речь о максимальном сохранении подлинного исторического здания. Идея в том, чтобы сохранить аутентичность материалов, отделки и дизайна шедевра архитектуры конструктивизма.

О сохранении говорила и известная своим бережным отношением к памятникам Наринэ Тютчева, руководитель архитектурного бюро «Рождественка», которое отвечает за генеральный проект реставрации. Бюро объединит российских и зарубежных специалистов, которые принимали участие в основательном предреставрационном исследовании Дома Мельникова.

Справка «РГ»

Константин Мельников (1890 — 1974), наверное, самый известный советский архитектор-конструктивист в мире. Среди работ, созданных им в 1920-х-1930-х годах, — саркофаг для Мавзолея В.И.Ленина и советский павильон на Международной выставке в Париже 1925 года, Бахметьевский автобусный гараж, сделанный без перегородок, как крытый манеж, и Дворец культуры Дулевского фарфорового завода (известный еще как «Клуб фарфористов»), гараж для Госплана и новая планировка Парка культуры и отдыха имени Горького…

В отличие от этих проектов, Дом Мельникова в Кривоарбатском переулке был построен Константином Степановичем на исходе 1920-х как дом-мастерская для себя. Но идея была еще в том, чтобы показать, что в доме-цилиндре очень удобно жить. Иначе говоря, этот дом, который образуют два цилиндра, врезанные друг в друга на треть радиуса (в плане здания — восьмерка), должен был стать экспериментальным образцом для массового строительства. Кроме необычной формы, Мельников придумал еще много чего. Например, разработал особую кирпичную кладку стен с шестиугольными проемами для окон. Предложил необычные перекрытия между этажами — мембраны без колонн, и новую систему воздушного отопления.

Для типового строительства этот проект не был использован. Экспериментальный дом-восьмерка остался единственным и неповторимым, что, скорее всего, вряд ли обрадовало архитектора. Зато сегодня Дом Мельникова — всемирно известный памятник конструктивизма, уникальный объект культурного наследия России. Если еще и бережно удастся его отреставрировать…

Дом архитектора Мельникова остался без отопления: Культура: Lenta.ru

В доме архитектора Мельникова в Кривоарбатском переулке, 10 в центре Москвы было отключено отопление, поскольку выяснилось, что повреждена труба, проводящая тепло в дом. Об этом сообщается в Live Journal градозащитного движения «Архнадзор».

Градозащитники предполагают, что повреждение теплотрассы было вызвано подвижкой грунта, спровоцированной работой тяжелой техники. Летом 2012 года в этом районе по адресу Арбат, 41 был снесен дом, в результате чего пострадали Дом Мельникова и Дом Булата Окуджавы.

В ЖЖ движения сообщается, что Дом Мельникова, уникальный памятник конструктивизма, обладает особой системой отопления — в доме отсутствуют батареи и он отапливается благодаря тому, что теплый воздух поднимается по воздуховоду. Сейчас нормальная температура поддерживается с помощью газа и электрообогревателей только в жилых помещениях первого этажа. Отсутствие отопления может, по мнению активистов «Архнадзора», привести не только к разрушению самого здания, но также отрицательно сказаться на произведениях искусства, находящихся в доме.

По данным организации, в настоящий момент теплотрасса является бесхозной и не числится на балансе какой-либо организации. Внучка архитектора Константина Мельникова Екатерина Каринская, не получив помощи от столичного департамента культурного наследия, направила телеграмму президенту Владимиру Путину. «Архнадзор» также потребовал от городских властей спасти дом, который стоит без отопления практически месяц. С просьбой не допустить разрушения памятника к мэру Москвы Сергею Собянину уже обращалась Общественная палата РФ.

Константин Мельников построил дом в Кривоарбатском переулке в конце 1920-х годов. Сын архитектора Виктор завещал отдать дом государству только в том случае, если там сделают музей отца, однако другие наследники Мельникова оспорили завещание. Сейчас Дом Мельникова является памятником регионального значения, статус объекта культурного наследия федерального значения ему так и не придали.

Тайны и загадки дома Мельникова. Скандал право владения архитектурной легендой?


Через два года знаменитому дому Мельникова в Кривоарбатском переулке исполнится 90 лет. В каком состоянии он подходит к своему юбилею?


…Уже с 60-х годов XX века вокруг этого дома витала тайна. Он не был похож ни на одно советское или дореволюционное строение. Двойной цилиндр с необычными шестигранными окнами поражал воображение всех, кто его видел. Соседи судачили по поводу столь же необычного хозяина, старца-архитектора в неизменной круглой шапочке, казалось бы, перепрыгнувшего в 20 век из века 19-го.

На самом деле, яркий представитель эпохи авангарда Константин Мельников «перепрыгнул» в век 21, намного опередив своих коллег.

 

Слава пришла к нему только после смерти. В 90-х годах прошлого века книги, исследования, публикации о Мельникове вдруг посыпались как из рога изобилия. Его называли родоначальником русского авангарда. А дом в Кривоарбатском переулке вошел в сотню мировых архитектурных «икон».

Музей Мельникова открылся не так давно, в том самом доме-цилиндре. Но мира в архитектурном сообществе по поводу этого музея до сих пор нет. Не закрыто наследственное дело – право на наследование оспаривают родственники Константина Степановича. Кроме того, само здание нуждается в реставрации. Музей архитектуры им. Щусева, филиалом которого сейчас является музей, не торопится с ремонтом.

Мы решили собственными глазами посмотреть, чем дышит дом-легенда, и договорились о встрече с его директором – Павлом КУЗНЕЦОВЫМ.

 

Под видом жилья Мельников построил личный особняк?

— Павел Владимирович, в этом доме, действительно, есть какая-то тайна?

— В творениях гениев всегда много загадочного. Много загадок и у этого дома.

Писали, например, что после того, как дом был закончен (строился он с 1927-го по 1929-й год), с площадки не понадобилось вывозить мусор. Якобы все пошло в дело: что-то – на заделку проемов, что-то – на обустройство подвала. Думаю, это красивая легенда. Строительный мусор, как и на любой стройке, был.

А вот то, что этот дом практически весь состоит из…окон – это правда. Изначально Мельников придумал очень оригинальную конструктивную сетку. Но когда конструктив был возведен, его осенило: конструктив и надо превратить в основу для фасада! Часть проемов была превращена в окна. Другая часть – заложена, причем интересным составом: мятой глиной вперемешку с рубленой соломой.

Необычное решение во многом диктовалось соображениями экономии. Поскольку все внешние стены состоят из «сетки», удалось сократить расход кирпича в два раза.

 

— Предполагалось, что такие дома будут строиться, как типовые?

— Поначалу этот проект так и позиционировался. В действительности, думаю, Константин Степанович с советской властью немножко лукавил. Он давно мечтал о собственном доме, и этот дом строился именно с таким прицелом.

Кстати, когда дом вводили в эксплуатацию, в некоторых СМИ появились отклики на проект: один был позитивный, а второй — критический. Претензии сводились к тому, что хоть при такой форме расходуется минимум материала при максимуме площади, жить в нем не очень удобно. Если разгородить этаж на части, получится такой дом-пицца с клетушками-квартирками. Это ощущается на первом этаже дома. А вот на втором этаже большое пространство, ничем не зонированное, и в нем вся красота. Думаю, это и стало причиной того, что как типовой этот проект не имел перспектив.

 

— Применялись ли в этом доме какие-то уникальные материалы?

— Дом экспериментальный по форме, но абсолютно консервативный с точки зрения материалов: кирпич, дерево, стекло. Кстати, Мельников и конструктивисты в свое время были ярыми оппонентами. Это сейчас для многих он – конструктивист. А тогда, скажи ему это, он оскорбился бы!

 

Мельников проектировал и изобретал одновременно

— Мельников использовал формы, которые не любят архитекторы – цилиндры, треугольники, конусы… Но ведь все это очень сложно строить.

— Сложно, но бюджетно. Он всегда предлагал с точки зрения бюджета очень экономные решения. В Мельниковском доме все сделано из того, что выпускала в то время советская промышленность. В нем нет красивостей, которые удорожают строительство.

 

— В доме необычная планировка.

— Да, действительно. Дом расположен на трех уровнях. Первый уровень – жилой: столовая, кухня, туалет, детские комнаты. Второй этаж – это спальня. И третий уровень – гигантская мастерская, где потолки в два раза выше.

 

— Много говорилось о неких экспериментальных решениях в области функционала.

— Да, если материалы здесь традиционные, то технологии Мельников изобрел свои. Например, в качестве перекрытий были использованы перекрытия-мембраны: деревянная доска ставится на ребро, врезается в другую доску, с шагом в полметра. Получается такая сетка, которая зашивается сверху полом, а снизу потолком. Пол укладывается по диагонали. Потолок – точно так же, но по противоположной диагонали.

 

— Что дает такое перекрытие-мембрана?

— Это дает жесткость и легкость, что позволяет на диаметре 10 метров обойтись без перемычек-колонн.

 

— Одно из уникальных решений этого дома – это его система отопления и вентиляции. Говорят, Мельников «подсмотрел» идею в римских термах.

— Да, дом отапливается как римские термы. Холодный воздух засасывается в дом через пилоны с наружной стороны, естественным образом попадает внутрь, а затем по законам физики падает вниз, где расположена калориферная камера. Этот принцип отопления сохранился в неизменном виде до наших дней.

 

У этого человека рано или поздно возникли бы проблемы со сталинским режимом

— Некоторые говорят про какую-то мистику, которая присутствует внутри дома.

— Это все ерунда. Мы с пиететом относимся к памяти Константина Степановича. Но для многих и он, и его дом стали практически местом поклонения. Это уже чересчур.

В 21 веке очень важен новый взгляд на творчество Мельникова, критическое его переосмысление. Все, что мы до сих пор о нем знаем, это три-четыре книги, которые были написаны еще при его жизни, и то, что он показал, буквально четырем исследователям.

Как известно, Константин Степанович в середине 30-х годов был отлучен от профессии. С конца тридцатых годов он уже не проектировал. Его имя было вычеркнуто отовсюду.

Мельникова исключили из состава преподавателей Архитектурного института «…за отказ поступиться творческими принципами». Он сознательно на это пошел. Он разошелся с линией партии. А теперь вспомните надпись на фасаде дома: «Константин Мельников. Архитектор». Написать такое в 29-м году…я думаю, что у этого человека рано или поздно возникли бы проблемы со сталинским режимом. Он высоко ценил себя.

 

В 48 лет Мельников стал пенсионером с крошечной пенсией

— Похоже, когда-то дом жил насыщенной светской жизнью.

— Вы правы. До войны это был отчасти салон. После того, как Мельников попал в опалу, дом опустел. Слава Богу, его не сослали. Но ему запретили быть архитектором! В возрасте 48 лет он стал пенсионером с мизерной пенсией и семьей на руках. Константину Степановичу пришлось зарабатывать деньги всеми возможными способами. Он брался за любую работу.

 

— Судя по дневниковым записям, семья жила очень тяжело.

— Вся страна жила тяжело. Но Мельниковы особенно.

 

«Пока маячки, поставленные на трещины, в полной сохранности»

— Павел Владимирович, дом сейчас находится далеко не в идеальном состоянии. Каким будет план реставрации?

— Когда вы лечите больного, вы его сначала обследуете. Вначале будет углубленное обследование. Оно может занять не один год. Спешить здесь не стоит.

 

— Какие сейчас болячки у дома? Что нужно поправить в первую очередь?

— Визуально каких-то особых повреждений нет. На трещины установлены реставрационные маячки. Регулярно отслеживается их состояние. Пока они в абсолютной целости и сохранности, то есть трещины не растут. Все худшее, что могло случиться с домом, уже случилось. А чтобы окончательно дать ответ, что именно и как восстанавливать, нужно геотехническое обследование. Но общий консенсус такой: состояние дома весьма и весьма удовлетворительное.

 

— Говорят, что значительная часть архива сейчас не может быть обнародована из-за того, что не закрыто наследственное дело.

— Да, действительно. Самые важные работы Константина и Виктора Мельниковых (художник, сын архитектора – прим. авт.) не могут быть выставлены, они хранятся в музее Щусева. Мы обеспечиваем им температурно-влажностный режим, безопасность.

 

— Что в архиве?

— Там – проекты. Ценнейшее наследие Мельникова. Но пока не будут улажены все наследственные вопросы, мы не имеем права всем этим пользоваться.

 

— Павел Владимирович, не могу не спросить, были некие скандалы вокруг этого дома в 2014 году.

— Одна из внучек архитектора, Екатерина Викторовна, оспаривала права на дом, который завещан Российской Федерации. Сейчас вроде бы скандал утих. Мы следуем завещанию, выполняем волю ее отца, Виктора Константиновича.

С нами сотрудничает Елена Викторовна, другая внучка архитектора. И мы надеемся, что рано или поздно Екатерина Викторовна к нам тоже присоединится. Это будет на общее благо. У нас ведь одна цель: открыть этот дом, открыть архив Мельникова. Я считаю, давно пора это сделать.

Беседу вела Елена МАЦЕЙКО

Дом Мельникова | Architectuul

1 из 31

Частный дом архитектора и художника Константина Мельникова в Кривоарбатском переулке в Москве — лучший из существующих образцов творчества Мельникова. Он был построен в 1927-1929 годах и состоит из двух пересекающихся цилиндрических башен, украшенных узором из шестиугольных окон.

Его поток заказов в 1926-1927 годах обеспечил достаточно денег, чтобы профинансировать трехэтажный дом его мечты.В это время многие зажиточные россияне были привлечены к строительству собственных городских домов; Мельников был одним из немногих, кому удалось сохранить свою собственность после падения НЭПа. Его запрос на землю (790 квадратных метров) имел мало шансов пройти районную комиссию; к его удивлению, комиссар из рабочего класса поддержал его, заявив, что «мы можем строить общественные здания в любое время и в любом месте, но мы, возможно, никогда не увидим законченным этот необычный дом, если откажемся от Мельникова». Городские власти одобрили проект Мельникова как экспериментальный, единственный в своем роде проект.

Понятие и структура

Мельников предпочитал работать дома и всегда хотел просторную резиденцию, в которой могла бы разместиться его семья, архитектурные и живописные мастерские. Как говорится в русской идиоме, дом он спроектировал «из печи»; Существующая белая печь в его гостиной восходит к его рисункам 1920 года. План этажа превратился из простого квадрата в круг и форму яйца без особого внимания к внешней отделке. Мельников разработал концепцию пересекающихся цилиндров в 1925-1926 годах для своего проекта Зуевского рабочего клуба (он проиграл конкурс Илье Голосову).План двухцилиндрового этажа был утвержден городом в июне 1927 года и изменен во время строительства.

Башни сверху вниз представляют собой сотовую решетку из кирпичной кладки. Из более чем 200 камер 60 застеклены окнами (трех разных конструкций рамы), остальные заполнены глиной и металлоломом. Этот неортодоксальный дизайн был прямым следствием нормирования материалов государством — Мельников ограничивался кирпичом и деревом, да и то не хватало. В деревянных перекрытиях нет ни опорных колонн, ни горизонтальных балок.Они были образованы прямоугольной сеткой из плоских досок в виде ортотропной палубы. Самая большая комната, мастерская площадью 50 квадратных метров на третьем этаже, освещена 38 шестигранными окнами; В столь же большой гостиной есть одно широкое окно над главным входом.

В 1929 году Мельников предложил ту же систему пересекающихся цилиндров и дешевую сотовую конструкцию для многоквартирных домов, но она не была реализована.

Собственный дом Константина Мельникова — признанный шедевр архитектуры — представляет собой решетчатую сотовую оболочку из кирпича с шестигранными ячейками.Подобные решетчатые оболочки из металла были запатентованы и построены Владимиром Шуховым в 1896 году. Мельников построил свой дом в 1927-1929 годах, и к тому времени в России уже было построено около 200 решетчатых решетчатых решеток Шухова в качестве перекрытий зданий. гиперболоидная водная и другие башни, в том числе знаменитая 160-метровая радиовышка в Москве (1922 г.). Поскольку Мельников и Шухов были хорошо знакомы друг с другом и делали совместные проекты (Бахметьевский автобусный гараж, Гараж на Ново-Рязанской улице), неудивительно, что дом Мельникова в Кривоарбатском переулке был построен в виде оригинальной решетчатой ​​оболочки.Крышки собственного дома Мельникова представляют собой сотовые решетчатые каркасы из деревянных досок, поставленных на ребро.

Находящиеся под угрозой исчезновения

Известный и высоко ценимый Дом Мельникова в настоящее время находится в непосредственной опасности.

Комментарии

Легендарный Дом Мельникова. Интерьер. Дом Мельникова. Городская легенда

Дом Мельникова, построенный одним из самых ярких архитекторов прошлого века, стал архитектурным памятником функционализма и современности прошлого века.Мельников построил для своей семьи дом в зеленом переулке в самом центре Москвы. Выгравированные на фасаде слова «Константин Мельников, архитектор» и необычная форма здания превратили этот дом в музей-памятник.

Объект: Дом Мельникова
Архитектор: Константин Мельников
Страна: СССР / Россия
Год постройки: 1929

Константин Мельников (1890-1974) отказался от традиционных стилей и методов строительства в поисках нового типа пространства. для нового мира.В начале ХХ века, когда русский авангард был в авангарде международного художественного мира, Мельников больше, чем кто-либо другой, воплощал новаторские разработки художников в архитектуре. Контррельефы Владимира Татлина, например, послужили источником вдохновения для русского павильона Мельникова на Международной выставке современного декоративного искусства в Париже в 1925 году.

Реализовать такие постройки в эпоху господства идеалов требовался функционализм и рациональность, решимость.В период расцвета своей карьеры с 1927 по 1929 год Мельников успел построить в Москве шесть зданий, все они были рабочими клубами. Каждый из них уникален и поразительно оригинален. Он начал планировать строительство дома для себя и своей семьи в начале 1920-х годов, но строительство началось только в 1927 году и не было завершено до 1929 года.

Особенности конструкции, дом Мельникова

Структура дома необычна. Дом состоит из двух смежных вертикальных бетонных цилиндров.Северный и южный цилиндры пересекают друг друга на треть радиуса. С верхней северной части осуществляется выход на крышу южной части, есть балкон-терраса.


Вход в здание в южном цилиндре представляет собой стену со стеклянным фасадом и квадратными угловыми пилястрами по бокам. Северный цилиндр освещают 57 шестиугольных окон, диагонально вставленных в кирпичное здание. Частью плана Мельникова было то, что эти окна можно было вставить или удалить из кирпичной стены в любое время (он добавил окно, когда дом строился).


Построить дом без единого прямого угла было идеей фиксации Мельникова. К счастью, его жена поддержала идею, хотя поначалу считала, что комнаты неправильной формы сбивают людей с толку. Оформление помещения внутри двух цилиндров принесло определенные трудности в организации внутреннего пространства семьи. Поскольку в этом доме нужно было получить места для комфортной жизни и работы, он остался без труднодоступных мест. В некоторых помещениях с диагональными и покатыми стенами очень сложно ориентироваться.


Вот как финский архитектор Юхани Палласмаа описал внутреннее пространство дома Мельникова: «Цикличность, прямоугольность, диагональность и осевая симметрия находятся в постоянном взаимодействии и напряжении».

Дом Мельникова. Жилые помещения.

Кухня-столовая расположены на первом этаже, также есть две детские, гардеробная, постирочная, санузел. Над ними, на втором этаже, находится гостиная и спальня. На верхнем этаже высокого цилиндра находится мастерская Мельникова с выходом на террасу.

Зона спальни — более интимное пространство, освещенное 12 шестиугольными окнами, с гораздо более низким потолком, чем в соседней гостиной. Здесь спала вся семья, потому что у Мельникова была своя сложная теория сна — он считал ее целительной, почти мистической. В комнате были только бетонные кровати-платформы для архитектора и его жены и платформы поменьше для детей. Позже их заменили на обычные кровати. Койка родителей была отгорожена от детских кроваток радиальными перегородками, не касавшимися потолка.


Эзотерические представления Мельникова о сне нашли отражение и в еще одной необычной особенности этой комнаты. Он сказал, что изначально он был полностью золотым — стены, пол и потолок были выкрашены золотом, а также постельное белье. «Когда мы проснулись утром, — сказал Мельников, — нам казалось, что мы плывем в густом золотом воздухе. Это непередаваемое ощущение. »

Гостиная и мастерская Мельникова — самые большие и впечатляющие комнаты в доме.Высокая гостиная имеет стеклянную фасадную стену. Открыв его четыре центральные панели, можно выйти в сад и на улицу.

Однажды группа студентов посетила дом Константина Мельникова, когда он был еще жив. Он сказал им, что когда в гостиной убрали строительные леса, он стоял в центре комнаты и кричал так громко, как только мог. Зачем? Когда строительство базилики Святого Петра с ее гигантским куполом было завершено, великий итальянец стоял под ней и кричал.Позже Микеланджело объяснил, что если купол рухнет, он похоронит под собой только своего незадачливого создателя. К счастью, и Микеланджело, и Мельников были хорошими архитекторами, и их купола остались нетронутыми.

Мастерская архитектора
— это еще одно большое общественное пространство с 38 шестигранными окнами. Изначально он был окрашен в глубокий пурпурно-фиолетовый цвет, что, как сказал Палласмаа, создавало странную мистическую атмосферу.



Как ни странно, этот современный и нестандартный дом был обставлен антикварной мебелью, купленной за бесценок в 1920-х годах.Но из-за зацикленности Мельникова на чистоте и непыльном интерьере мебели их очень мало.

Позже Мельников развил свои идеи о лечебной ценности сна в своей «лаборатории сна», предложенной как составная часть его утопического Зеленого города. Предполагалось, что это будет рабочее общежитие, экологически безопасное во всех отношениях командой технических специалистов.

С 1930 по 1950 год Мельников подвергался остракизму, и все его постройки, особенно его дом, подвергались резкой критике.Это чудо, что его не арестовали и дом не снесли.

Только в 1965 году, когда ему с большой неохотой посвятили выставку в штаб-квартире Московского отделения Союза советских архитекторов, организации, разрушившей его карьеру много лет назад, о нем снова разрешили говорить. Хотя через 4 дня выставку закрыли и запретили рекламу, это вызвало оживление интереса к Мельникову. Дом в Кривоарбатском переулке стал известен во всем мире.

Дом Мельникова. Наши дни

Дом Мельникова терпит бедствие. Его ухудшение слишком разительно. Его бетонные стены рушатся, видны водяные пятна, а некоторые окна заблокированы. Кампания World Monuments Watch 2006 года по защите объектов культурного наследия, находящихся под угрозой исчезновения, включила его в список 100 наиболее уязвимых мест.



Дом Мельникова (Дом-мастерская архитектора К. С. Мельникова) — одноквартирный жилой дом, всемирно известный памятник архитектуры советского авангарда.Он был построен в 1927-1929 годах в Кривоарбатском переулке в Москве по проекту выдающегося советского архитектора Константина Мельникова для себя и его семьи.

Несмотря на то, что дом включен во все зарубежные путеводители и известен всем иностранцам, интересующимся Москвой, среди москвичей немало тех, кто слышал об этом доме лишь отдаленно, а то и вовсе не слышал. . Во дворе за домом часто можно увидеть иностранных туристов с книгой в руках, но меньше русскоговорящих.Во всех зарубежных путеводителях этот дом проходит как одна из главных достопримечательностей Москвы, а по-русски упоминается только в подробных прогулках по району Арбата.


Вид на дом Константина Мельникова в 1980-е годы. и сейчас.

Красиво некрасиво, изначально банально — термины субъективны, поэтому будем оперировать простыми фактами. Не только внешний вид, но и методы строительства еще можно назвать инновационными.

В середине 1920-х годов всемирно известному архитектору Мельникову (список его проектов) разрешили построить собственный дом и для этого выделил участок в районе Арбата.

В конце 1920-х у Мельникова было много заказов, и он мог позволить себе построить собственный дом, кроме того, от государства был дополнительно выделен кредит на 15 лет. Несмотря на то, что дом был частным и возводился за счет личных средств, он был возведен строительной организацией Московского коммунального хозяйства (МХК) как экспериментально-ориентировочный, с намерением опробовать новые методы строительства и создать новые жилищные условия для их проживания. Возможна реализация в массовом жилищном строительстве.

Помимо Константина Мельникова на участок претендовали и государственные учреждения, но, по словам самого архитектора, ситуация разрешилась в его пользу следующим образом: в 1927 году участки под застройку были переданы из Моссовета. Домарев. Увидев планировку нашего дома, он категорически отказал всем конкурентам из госорганов, заявив, что легче найти землю, чем построить такой архитектурный дом. «Дайте Мельникову сюжет». Он не был архитектором и почти не имел образования, он был просто рабочим.


План участка. Приложение к разрешению на строительство, выданное Мельникову 20 июля 1927 г.

На фундаменте в виде двух пересекающихся колец стены с 200 шестигранными окнами закладывались специальной каменной кладкой Мельникова, которая образовывала своего рода жесткую сетку с равномерное распределение нагрузки и не требовало использования несущих стоек и перемычек.


Архитектор Константин Мельников с женой на строительстве собственного дома

Конечно, такое количество окон не понадобилось, поэтому из 200 осталось только 60.Остальные выложили битым кирпичом или переоборудовали во встроенные шкафы и ниши, что само по себе уже сэкономило немалые деньги. К тому же такая конструкция позволяла без особых трудозатрат в дальнейшем закладывать старые окна и вырезать новые в нужных местах.

Необычно также были перекрытия. Традиционных несущих балок нет, вся большая поверхность представляет собой решетку из досок, размещенных по краю. В результате получается мембрана с равномерным распределением нагрузки по всей поверхности.Даже изгибаясь под весом, мембрана сохраняет свою жесткость. Например, потолок в мастерской со временем немного просел, но Мельников намеренно не расправил его при ремонте, объяснив это тем, что выпуклый белый потолок только лучше отражает и рассеивает свет из многочисленных окон по всему помещению.

Дом состоит из двух соединенных между собой цилиндров — двухэтажного и трехэтажного. Из мастерской можно пройти на террасу на крыше первого цилиндра.

Планировка этажей, соединенных винтовой лестницей: 1 — парадный, 2 — столовая, 3 — кухня, 4 — коридор, 5 — санузел, 6 — бывшая комната хозяйки, ныне бывшая мастерская художника. Виктора Мельникова, 7,8 — бывшие рабочие комнаты детей, ныне жилые комнаты, 9 — бывшая туалетная, теперь жилая, 10 — гостиная, 11 — спальня, 12 — мастерская, 13 — открытая терраса
Стоит отметить, что сейчас только Первый этаж отведен под жилье, а второй и третий этажи прекрасно сохранились в первозданном виде сыном архитектора, художником Виктором Мельниковым.

В 2006 году ушел из жизни сын архитектора, художника Виктора Мельникова. Сейчас внучка архитектора живет с мужем.

Начнем нашу экскурсию по этажам.


Одна из жилых комнат (на плане № 9). Слева — работа Виктора Константиновича Мельникова «Портрет отца»


Зал находится на картине Константина Мельникова, написанной в 1944-1945 годах. Во время войны семья жила на первом этаже.


Бывшая мастерская Виктора Мельникова на первом этаже


Работа Виктора Мельникова.Отверстия в стене — это телефонные трубы от столовой и кухни на первом этаже до мастерской на третьем.


Поднимаемся на второй этаж. На фото: Константин Мельников — студент Московского училища живописи, ваяния и зодчества


Вид на гостиную второго этажа. Здесь, в отличие от других комнат, одно большое окно во всю фасадную стену


Окно раньше открывалось, но за последние 20 лет вокруг построили новые дома, вырыли ямы и дом просел, ставни были warped


Даже печь Константина Мельникова не печь, а целая супрематическая композиция

На этом же этаже находится ныне неиспользуемая спальня семьи Константина Мельникова.Сну архитектор отводил большую роль и считал его единственным отдыхом для человека, поэтому в спальне все было сделано максимально удобно и просторно. Посередине комнаты две наклонные перегородки, визуально отделяющие спальное место родителей от пространства двух детей по бокам. Фактически, мы спали в одной большой комнате:

Цвет стен также был выбран для создания максимально приятной и расслабляющей атмосферы.Жена Константина Мельникова увлекалась рукоделием, поэтому большая часть дома украшена ее работами:

Вот автопортрет Константина Мельникова, написанный им в 1917 году.

Поднимитесь по узкой винтовой лестнице наверх мастерская, которая занимает большую часть второго цилиндра.




Мастерской сначала пользовался Константин Мельников, а затем его сын, художник Виктор Мельников.

Благодаря множеству окон днем ​​свет проникает в комнату с разных сторон и создает максимально бестеневое освещение.

Все работы на стенах выполнены Виктором Мельниковым. По словам потомков, Константин Мельников построил дом, а Виктор Мельников расписал его и вдохнул в него жизнь.

Константин и Виктор Мельниковы

Наверх из мастерской можно подняться на крыльцо первого цилиндра

Работы Виктора Мельникова

И наконец, выйдем на улицу и посмотрим на все дом.Так что сейчас его редко можно увидеть, вся жизнь сейчас только на первом этаже, а верхние этажи бережно сохраняются. Они не ходят туда все время. Обратите внимание на разный цвет комнат: золотая спальня на втором этаже и на самом верху — белые окна мастерской.

Фильм о доме и Константине Мельникове.

Дом-мастерская архитектора К. С. Мельникова (Москва, Россия) — экспозиции, режим работы, адрес, телефоны, официальный сайт.

  • Майские туры по России
  • Горящие туры по России

Предыдущее фото Следующее фото

Одно из самых красивых зданий Москвы и обязательное место для посещения всем, кто хочет «прикоснуться» к советскому конструктивизму, мастерская архитектора Константина Сергеевича Мельникова буквально ошарашивает своим футуристическим обликом в изящном великолепии Арбатских переулков. Казалось бы, белый цилиндр с беспорядочно расположенными окнами-сотами должен был украсить какую-нибудь выставку современного искусства, но в Москве 20-х годов он оказался на удивление близко и так и не был уничтожен чудом.Посетить удивительный дом можно только в рамках экскурсии, которую проводит Музей архитектуры им. Щусева — при этом регистрация билетов осуществляется за месяц до даты посещения!

Немного истории

Теоретик и пророк советской архитектуры конструктивизма Константин Мельников получил в 1925 году в своем личном доме отдельный участок в Кривоарбатском переулке. Предполагалось, что на примере собственного дома архитектор разработает новаторские приемы массового строительства для молодой Советской России.Дом был построен на личные средства архитектора в 1927-1929 годах и благодаря тому, что он постоянно принадлежал потомкам Мельникова, сохранился до наших дней почти в первозданном виде. В 1980-х годах, после смерти архитектора, дом оказался в эпицентре склок наследников, его фактический статус до сих пор не определен, но половина дома принадлежит государству, поэтому с 2014 года сюда можно попасть как часть дневных экскурсий.

Дом Мельникова — два трехэтажных цилиндра, «встроенных» один в другой на треть объема и усеянных бесчисленными шестиугольными окнами.

Что посмотреть

Дом Мельникова необычен как снаружи, так и внутри. Знакомство с домом, иногда неожиданным, начинается сразу от входа в Кривоарбатский переулок — среди старых построек он поражает необычным внешним видом: два трехэтажных цилиндра, «встроенных» один в другой на треть объема и усеян бесчисленными шестиугольными окнами.

Первый этаж мастерской отведен под повседневную жизнь семьи архитектора. Фасад удивительной красоты, прикрытый окнами, как загородная терраса, скромное крыльцо и деревянная входная дверь.На первом этаже парадная с функциональной дверью, столовая и кухня, детские комнаты и рабочая комната хозяйки, а также гардеробная, где одеваются в любую одежду — от вечернего платья до спального. платье.

Дом номер десять в Кривоарбатском переулке можно не сразу заметить, пройдите мимо. Он надежно укрыт от посторонних глаз за дощатым серым забором. Только табличка о том, что это здание является объектом культурного наследия, привлечет внимание случайных прохожих.

Здесь, в глубине двора, находится дом архитектора Константина Мельникова, всемирно известный особняк, выполненный в духе конструктивизма и являющийся ярким образцом авангарда советской эпохи.

Дом построен как архитектурная мастерская в 1927-1929 гг. Он был рассчитан на одну семью, что само по себе было уникальным для построек того периода.

Чтобы увидеть его во всех деталях, нужно пройти во двор соседнего дома через арку.

На первый взгляд особняк поражает своей необычной округлой формой. Его стены усыпаны небольшими шестиугольными окнами. Действительно, очень необычное и завораживающее зрелище. Дом окружает небольшой дворик, со всех сторон обнесенный деревянным забором, и в целом он производит странное впечатление своей непохожестью на окружающие постройки, словно инопланетный космический корабль приютился в узком Арбатском переулке.

Если посмотреть на здание сверху, оно выглядит как два цилиндра разной высоты, но одинакового диаметра.Мельников считал, что использование круглых форм приводит к экономии строительных материалов.

Единственный вход в здание — срезанная часть малого цилиндра, выходящая на Кривоарабатский переулок. Весь фасад занимает огромное окно, расположенное над входом. Вверху надпись: «Архитектор Константин Мельников». По словам самого автора, этот дом и надпись на нем призваны подтвердить высокую значимость каждого человека.

Несмотря на столь необычную пространственную композицию, дом Мельникова очень продуман внутри.Округлые формы стен не мешают расстановке мебели, а наоборот расширяют пространство, что смотрится очень гармонично. В доме три этажа и тринадцать комнат. Более того, на последнем этаже есть только одно помещение, которое служило архитектором мастерской. Этажи соединены винтовой лестницей.

Автор отрицает, что его творение имеет какое-либо отношение к существовавшим в то время архитектурным стилям. Он сказал, что с развитием конструктивизма, рационализма и других стилей «архитектура ушла».«

История создания

Константин Мельников всю жизнь мечтал о собственном доме. Сначала он хотел купить здание и перестроить, но потом понял, что может создать только то, что ему и его семье нужно, самостоятельно.

Мастерская спроектирована с учетом вкусов и идей художника. В нем он воплотил все, о чем мечтал. Выбор круглой формы, вероятно, связан с тем, что семья архитектора долгое время жила в коммунальной квартире, в комнате, одна из стен которой была закругленной.

Как случилось, что в эпоху создания коммун одному человеку, пусть и очень талантливому, разрешили построить частный дом?

Мельников смог получить разрешение благодаря тому, что официально назвал строящееся здание экспериментальным сооружением, которое впоследствии должно было послужить образцом для коммунального дома.

Кроме того, на момент строительства Мельников уже был всемирно признанным архитектором. Например, он построил павильон СССР для Международной выставки в Париже.

Таким образом, архитектор получил право владеть домом, полностью построенным в соответствии с его представлениями о красоте и удобстве, в центре Москвы.

Дом Мельникова ныне

В настоящее время состояние памятника архитектуры оценивается как неудовлетворительное. В стенах и потолке есть трещины, отмечается проседание грунта вокруг здания.

Вопрос о праве собственности на дом до сих пор обсуждается в суде. Пока ведутся разбирательства, восстановление дома невозможно.Предпринимались неоднократные попытки открыть в здании государственный музей по желанию архитектора, но до сих пор не увенчались успехом. В настоящее время в доме проживают наследники архитектора.

Константин Мельников создал свой дом как символ безграничных возможностей человека, утверждая, что каждый может добиться всего, чего хочет. Дом — воплощение его мечты и стремлений — лучшее тому доказательство.

Здание символично и по своей планировке.Он построен на принципе восхождения от земных желаний к более высоким уровням бытия. На первом этаже располагалась кухня, столовая, а верхний этаж был предназначен для творчества.

Говорят, что творчество Мельникова языком архитектуры выражает те изменения, которые произошли в обществе в начале ХХ века. Возможно, поэтому дом со своими ста восемью окнами, круглыми стенами и винтовой лестницей выглядит так загадочно и чуждо.

Дом архитектора Мельникова в Кривоарбатском переулке Москвы включен во все зарубежные путеводители и, кроме того, известен всем иностранцам, интересующимся Москвой.Но, (раз есть «но», значит, сейчас что-то пойдет не так), сами москвичи мало или совсем ничего не знают об этом удивительном музее.

Но на самом деле в доме Мельникова все удивительно: как советский архитектор распространил власть на постройку собственного коттеджа артхаус в центре Москвы, как он стал символом русского авангарда, как его родственники подали в суд и в итоге выиграл государство, не выполнив своих обещаний. Хотя на счет последнего ничего удивительного 🙂 Но хватит неразберихи, мы поехали в виртуальный тур! В отличие от настоящего, регистрироваться на него через месяц не нужно.

Ну, в первую очередь побелим москвичей — дом архитектора Мельникова был закрыт до 2014 года, поэтому местные как-то о нем забыли, а если и вспомнили, то только в контексте скандала из-за имущественных споров: внучки архитектора судились друг с другом и с государством. Все хотели быть 100% собственниками архитектурного комплекса. Во время стычек дом-музей никто не реставрировал, и сейчас он находится в плачевном состоянии, хотя государство пообещало, что, как только здание попадет под его опеку, немедленно начнется реконструкция.Жду, сэр.

  • Что за постройка
  • Двор
  • Внутренняя отделка
  • Адрес и контакты
  • Стоимость посещения

Итак, что это за здание и чем оно интересно?

Особняк был спроектирован и построен архитектором Константином Степановичем Мельниковым в 1927–1929 годах как собственный жилой дом и мастерская. Казалось бы, что особенного?

Ну, посмотрите на сам особняк: много ли известных круглых авангардных построек, построенных в советское время? Во времена массового строительства однотипных коммунальных квартир в этом не было ничего похожего на чудо.Да и в 2-х минутах ходьбы от Арбата. В самом центре Москвы, где не было ни одной (!) Частной постройки.

Как это случилось?

Может, архитектор кому-то заплатил? Ну, сколько тебе пришлось заплатить, чтобы нарушить столько правил?

Ответ кроется в названии стиля здания — «конструктивистская архитектура». Суть конструктивизма такова: при нехватке финансовых и материальных ресурсов создавать уникальные архитектурные решения.В целом архитектор одобрил проект при 2 условиях: первое — он опробует идею круглого дома, который можно использовать под популярные тогда коммунальные постройки, второе — строительство должно быть очень дешевым.

Как Мельников решил вопрос удешевления? А вот как: сделал стены не из полнотелого кирпича, как во всех обычных постройках, а из сетчатого каркаса, напоминающего соты. На фото ниже Константин Мельников с женой в 1927 году у каркаса дома.

Так, за счет стиля «пчелиные соты», во-первых, была получена значительная экономия кирпича, кроме того, его не пришлось ломать пополам, использовались только целые кирпичи, во-вторых, такая кладка хорошо распределяла нагрузки. Строение было намного проще, но с этим было устойчиво. Не нужно тратиться на дополнительные несущие конструкции. Дом во время Второй мировой войны даже выдержал ударную волну от взорвавшейся поблизости бомбы. Вот как сильно!

Ладно, вопрос дешевизны и прочности решен.А как насчет второй цели — понять, удобно ли жить в круглых коммунальных квартирах? Ведь предполагалось, что такие дома будут построены как типовые.

Я читал интервью с директором музея, он утверждает, что здесь лежал Константин Степанович. Архитектор давно мечтал о собственном доме и построил его с этой целью. То есть понимал, что у круглых коммунальных квартир нет перспектив. И общество было с ним в согласии. Претензии сводились к тому, что даже при такой форме расходуется минимум материала при максимальной площади, жить в ней не удобно.Если разделить этаж на части, получится вот такая пиццерия с блок-квартирами. Так что в итоге собственный коттедж в центре был получен, а общественный проект заморозили без потерь.

Фотография ниже портит архитектора в преклонном возрасте. Как видно по форме окна, он позировал в своем любимом доме.

Но не судите архитектора: во-первых, он построил коттедж на свои деньги, а во-вторых, судьба новатора сложилась непросто: он спроектировал саркофаг для тела Ленина и павильон СССР, который, кстати, Произведя фурор на Международной выставке в Париже в 1925 году, Константин Степанович попал в немилость нынешней власти.В середине 30-х годов он был отлучен от церкви, его имя было вычеркнуто отовсюду, и до конца жизни он строил только простые домики под Москвой.

По словам директора музея, «Мельников расстался с партией. Вспомните надпись на фасаде дома: «Константин Мельников. Архитектор ». Писать это на 29-м году … Думаю, что у этого человека рано или поздно возникнут проблемы со сталинским режимом. Он себя ценил».


Двор

Но хватит истории.Теперь о нашей прогулке.

Дом архитектора Мельникова в Кривоарбатском переулке довольно сложно заметить: фасад не заметен и можно легко пройти мимо, не узнав всемирно известный архитектурный памятник советского авангарда.

Вход во двор свободный. Кроме нас было всего пара посетителей.

Двор на удивление тихий, да и вообще на Старом Арбате всего в паре кварталов шумно!

Во дворе есть несколько примечательных стендов с этюдами и фотографиями Константина Степановича.

Как и сам архитектурный комплекс, трибуны довольно авангардные: если смотреть с определенных точек, то с кажущихся разрозненных трибун складывается общая картина.

Внутренняя отделка

Так как мы не зашли в дом мастерской (нужно записаться на экскурсию на месяц и всего 5 человек в день), то фото интерьера взяты из личного блога и из репортажа на meduza.io.

Итак, привычной комнатной системы нет: по сути, это однокомнатный трехэтажный коттедж!

Всего три уровня.Первый уровень жилой: столовая, кухня, туалет, детские комнаты. Вторая — спальня. Третий — гигантская мастерская, где потолки в два раза выше.

Для большей наглядности вот схема в разрезе.

В комнате 36 окон. Высота стен от 2,6 до 5 метров.

Все осталось в первозданном виде, как почти 100 лет назад!

Архивные фото прямо на лестнице.

Жилой этаж.


Адрес Дома Мельникова в Москве

Кривоарбатский переулок, 10. Ближайшие станции метро Смоленская и Арбатская.

Точные координаты: 55.748088, 37.589375

Реставрация дома Мельникова продлится четыре года :: Новости :: Статьи

В 2021 году будет проведена многоэтапная научная реставрация всемирно известного памятника архитектуры — экспериментального дома и мастерской по проекту архитектора К.С. Мельникова в 1927-1929 годах в Кривоарбатском переулке — начнется. Руководить работами будет архитектурное бюро «Рождественка». После реконструкции начнется подготовка досье для внесения здания в Список всемирного наследия ЮНЕСКО.

Благодаря финансовой поддержке «Группы ЛСР», генерального партнера по реставрации Дома Мельникова, работы по сохранению архитектурного шедевра планируется завершить в течение четырех лет. Результатом первого этапа в этом году станет завершение комплексного обследования здания и подготовка проекта реставрации памятника.На его основе в 2022-2024 годах будут проведены все необходимые работы.

В частности, планировалось укрепить поврежденные во время войны межэтажные мембранные конструкции, привести в порядок оригинальные деревянные рамы знаменитых шестиугольных окон и витражей, избавиться от цементной штукатурки на фасадах. Кроме того, будет восстановлена ​​первоначальная система воздушного отопления — сейчас она функционирует не полностью. При этом будет сохранена вся мебель, предметы быта, творческий архив.Небольшой сад возле дома приблизится к своему первозданному виду.

Как уточнил директор Дома-музея Мельникова Павел Кузнецов, при реставрации будут использованы самые аутентичные материалы, чтобы не допустить новостройки. В проекте, помимо бюро «Рождественка» (генеральный проектировщик), примут участие российские и зарубежные специалисты, ранее принимавшие участие в предпреставрационной проработке Дома Мельникова. Один из них, например, Жан-Луи Коэн, французский историк архитектуры и профессор Принстонского университета, который лично встречался с Мельниковым в середине 1970-х годов.

Однако сами архитекторы называют свою задачу «возрождением», а не «реставрацией». Глава бюро «Рождественка» Нарине Тютчева отметила, что в Венецианской хартии четко прописано, что реставрация — это один из крайних инструментов сохранения объектов, к которому не всегда нужно прибегать.

«Консервация имеет гораздо более широкий спектр возможностей и техник, и мы будем выбирать их, исходя из того, что еще мы сможем понять из дальнейшего изучения дома. Хочу отметить, что мы принимали участие в том масштабном обследовании дома, которое проводилось два года назад, был проделан абсолютно колоссальный объем работы специалистами высшей квалификации, в том числе зарубежными коллегами.Теперь мы должны проанализировать всю проделанную работу, добавив результаты архитектурных полевых исследований, которые еще впереди. Начнем с записи всех возможных фрагментов и элементов дома и сравним это с рядом исторических документов, в частности, с дневниками автора. Наша задача — попытаться вникнуть в его идею, и это, наверное, самая захватывающая часть этого проекта », — поделилась планами Нарине Тютчева, напомнив, что бюро уже работало над обновлением ворот и забора возле Дома Мельникова.

Стоимость разработки конструкторской документации — 16 млн руб. При этом общий объем инвестиций пока не объявлен. «Что касается реставрационных работ, то сегодня невозможно точно определить их стоимость, потому что еще предстоит определить большой объем работ по определению методов и так далее [архитектурное бюро Рождественки] », — сказал Иван Романов, Заместитель генерального директора Группы ЛСР.

Также директор Государственного музея архитектуры им. Щусева Елизавета Лихачева сообщила, что планируется к выпуску методическая разработка по реставрации памятников раннего модернизма.По ее мнению, на этом примере будет отработана методика работы с частными инвестициями в реставрации знаковых объектов, которую следует максимально популяризировать.

Кроме того, в декабре 2021 года откроется выставочный проект, посвященный 130-летию архитектора Константина Мельникова. «Наша задача — составить каталог с главным архивом Мельникова, который был обнаружен и обработан в доме Мельникова до его музеефикации. Впервые мы установили все места, где вообще мог быть Мельников в архивах, к тому же у нас очень солидный авторский пул для каталога », — заключила Елизавета Лихачева, отметив, что через полтора-два года лет планируется подготовить проект о сыне Константина Мельникова Викторе.

Это далеко не первая инициатива в отношении Дома Мельникова. В 2013 году Государственный музей архитектуры им. Щусева провел конкурс на концепцию Дома-музея Мельникова, победителем в котором стал проект бюро Citizenstudio и Нины Федоровой с условным названием «Тапки». Их идея заключалась в том, что музей готов как есть, и переделывать в нем ничего не нужно. Памятник архитектуры нужно только спасти от разрушения и восстановить. «Мы как архитекторы видим для себя только одну возможность участвовать в жизни дома — тапочек не хватает» — отметили авторы.Спустя два года ребята сделали проект постоянной выставки «Линия жизни», о которой рассказали в интервью порталу.

Фильм Кривоарбатского, 12 («Искусство» №2) .. (1988)

Москва, многоэтажка утром.

Крыши зданий, панорама дома архитектора Мельникова в виде круглой башни в Кривоарбатском переулке

.

Комнат в доме.

Картины Константина Мельникова разных возрастов.

Кинохроника 20-х годов:

Московская улица.

Проходит трамвай.

,

, ул. Охотный Ряд.

Демонстрирует проходящее мимо.

Люди у книжного стенда, в книжном магазине.

Открытие памятника Жоржу Жаку Дантону, надпись на французском языке.

Изображаются люди.

Сельскохозяйственная выставка 1923 года; посетители идут на выставку.

Фотография павильона «Махорка», построенного по проекту Мельникова; Константин Мельников в павильоне — панорама.

Рисунок: руки держат карандаш по эскизам.

Панорама по этюдам Константина Мельникова.

Детский карандашный портрет Константина Мельникова, панорама.

Кинохроника 20-х годов:

Улицы города Парижа, проезжают старые машины.

Панорама картины советского павильона, построенного по проекту Мельникова, на Международной выставке декоративного искусства в Париже.

Картина Константина Мельникова по дизайну гаража в Париже.

Париж.

Фотография Константина Мельникова с женой.

Книги с иллюстрациями по проектам Константина Мельникова.

Постройки в Москве по проектам Мельникова: гараж, клубы — «Каучук» и клуб им. Русакова.

Рабочий стол в кабинете Мельникова, проекты, чертежная машина.

Картины: стенд с проектами Мельникова на выставке в Милане; проект здания Наркомтяжпрома.

ул.

Собор Василия Блаженного на Красной площади.

Небо с облаками.

Газетная папка 30-х годов со статьями с критикой проектов Мельникова перелистывается страница за страницей.

Панорама дома по улице Горького, лепка.

ПНР по другим зданиям с лепниной (стиль так называемого «дворцового социализма»).

Панорама на здание МГУ на Ленинских горах [район «Ленинские горы»].

Панорама скульптур высотного дома на площади Восстания.

Панорама по скульптурам, покрытым сеткой на крыше.

Комнаты и лестницы в доме Мельникова.

Голова слева от статуи Свободы, созданной Мельниковым.

Кинохроника:

Статуя Свободы, воздвигнутая в честь Первой советской конституции.

Памятник князю Юрию Долгорукому (основателю города Москвы) на Советской площади.

Панорама графического панно на станции метро.

Вестибюль станции метро — панорама; отходит поезд.

Дом Мельникова Константина Степановича Мельникова — большое вдохновение для вашего строительного дизайна

Дом Мельникова или Резиденция в Кривоарбатском переулке по проекту русского архитектора и художника Константина Степановича Мельникова. Здание представляет собой трехэтажный дом, состоящий из двух пересекающихся цилиндрических башен, украшенных узором из шестиугольных окон.Цель постройки — предоставить просторное место, где могла бы разместиться его семья, архитектурные и живописные мастерские.

Дом имеет двухцилиндровый план этажа, который город одобрил в июне 1927 года. В 1925-1926 годах он разработал концепцию пересекающихся цилиндров. Снаружи — сотовая решетка из кирпичной кладки. В одних камерах были застеклены окна с рамами трех разных конструкций, в других — глиняная и металлолом. Материал ограничивался кирпичом и деревом, потому что материал нормировался государством.В здании нет опорных колонн и горизонтальных балок на деревянных перекрытиях. Мастерская площадью 50 квадратных метров — это самое большое помещение в доме, расположенное на третьем этаже с 38 шестигранными окнами.

«Собственный дом Константина Мельникова — признанный шедевр архитектуры — представляет собой решетчатую сотовую оболочку из кирпича с шестигранными ячейками. Подобные решетчатые оболочки из металла были запатентованы и построены Владимиром Шуховым в 1896 году. Мельников построил свой дом в 1927-1929 годах, и к тому времени в России уже было построено около 200 решетчатых решетчатых решеток Шухова в качестве перекрытий зданий. гиперболоидная водная и другие башни, в том числе знаменитая 160-метровая радиовышка в Москве (1922 г.).Поскольку Мельников и Шухов были хорошо знакомы друг с другом и делали совместные проекты (Бахметьевский автобусный гараж, Гараж на Ново-Рязанской улице), неудивительно, что дом Мельникова в Кривоарбатском переулке был построен в виде оригинальной решетчатой ​​оболочки. Крышки собственного дома Мельникова представляют собой сотовые решетчатые каркасы из деревянных досок, поставленных на ребро ».

«Эстетический пуризм использования Мельниковым блокирующих цилиндров производит такое сильное первое впечатление на человека, что легко упустить из виду глубоко классические аспекты дома.План участка показывает, какие меры он предпринял для достижения симметрии как вдоль продольной оси, так и поперек нее, за исключением планировки передней части первого этажа. Точно так же в здании доминирует дворцовый фасад, обрамленный квадратными пилястрами, с дверным проемом, расположенным прямо посередине, несмотря на то, что это вызвало проблемы в планировке внутреннего пространства входа, которые так и не были полностью решены. . Во всех этих отношениях дом удивительно близок по духу классическим московским резиденциям конца XVIII века.”

Проект корпуса , дом

Дом Мельникова — достопримечательности

Два влюбленных из Кривоарбатского.
Двухстворчатая башня слитна по вооружению.
Плащ покрытый ромбовидной формы.
Неспособность ответить на оскорбительную битву.

(Андрей Вознесенский)

источник: stroudom.com

В Кривоарбатском переулке, в центральной части Москвы, находится уникальный дом 1927-1929 годов постройки, ставший всемирно известным архитектурным памятником советского авангарда.Это дом и мастерская известного русского архитектора Константина Мельникова.

Идея построить собственный дом возникла, когда он учился в Московском училище живописи, ваяния и зодчества. Но настоящее развитие проекта Мельников началось только в начале 1920-х годов. Главным условием было соединение дома с творческой мастерской, чтобы жить и работать в одном месте.

Одним из первых проектов было строительство классического квадратного дома. Затем он сделал наброски, где дом представлял собой усеченную пирамиду.В 1922 году Мельников разработал планы круглой, овальной и яйцевидной формы. Но окончательная версия появилась после его проигранного в конкурсе клубного проекта. По этому проекту здание состояло из пяти пересекающихся цилиндров, а для своей домашней студии он оставил только два цилиндра.

После внесения поправок в проект и официального разрешения на строительство, в 1927 году Мельников приступил к возведению собственного уникального творения, в котором должна разместиться его семья и архитектурная мастерская. Стоит отметить факт уникальности постройки дома: в то время как по Советскому Союзу существовали дома-коммуны, где в одной квартире размещалось 3-4 семьи, одному человеку разрешалось построить частный дом в самом центре города. столица.Но этому есть логическое объяснение: дом был одобрен как экспериментальный, единственный в своем роде проект, а Мельников был одним из самых известных архитекторов Советского Союза и построил его на собственные средства.

источник: acade.ru

Проект был утвержден 19 июня 1927 года и вскоре началось строительство. Мельников не изменил общей структуры дома, а только закончил внутреннюю отделку дома.Например, при решении инженерных задач по возведению стен и полов он использовал оригинальные идеи, которые впоследствии были запатентованы как изобретение в технической архитектуре.

Архитектор разработал уникальную систему кирпичной кладки. Башни, сверху донизу, представляли собой сотовую решетку из кирпичной кладки. Из более чем 200 камер 60 застеклены окнами (трех разных конструкций рамы), остальные заполнены глиной и металлоломом. Такая кладка была не только экономичной, но и приводила к равномерно распределенной нагрузке на стены, о чем свидетельствует отсутствие каких-либо опорных столбов и перемычек.Наконец, идея круглого здания очень экономична: удалось получить большую площадь помещения при меньшей длине внешних стен.

источник: oldmos.ru

Приемы сотового строительства дома перекликаются с идеями другого известного архитектора Владимира Шухова (Шуховская башня), сотрудничавшего с Мельниковым. Решетчатая конструкция Шухова использовалась не только при кирпичной кладке, но и при устройстве перекрытий.Полы состояли из деревянных досок, установленных на ребре и пересекающихся под прямым углом. Это привело к отсутствию опорных колонн или балок.

Дом представлял собой трехэтажное здание, вход в который находился в южном двухэтажном цилиндре. На первом этаже были тамбур, кухня, столовая, рабочие комнаты для жены и детей. На втором этаже в одном цилиндре располагалась гостиная, а в другом — спальня. Третий этаж состоял из мастерской архитектора и открытой террасы на крыше южного двухэтажного цилиндра.

На протяжении 30-50-х годов ХХ века дом Мельникова неоднократно подвергался критике. Совсем недавно он подвергся критике, считая его устаревшим и пригодным для сноса. Во время бомбежек Москвы в годы Великой Отечественной войны здание не пострадало, за исключением выбитых окон. Но за 80 лет здание пришло в упадок, а техническое состояние его неудовлетворительное: стены потрескались, полы просели, фундамент проваливается в землю.

Недавно Дом-студия Мельникова был включен в список архитектурных памятников, находящихся под угрозой исчезновения. Планируется масштабная реконструкция здания для восстановления первоначального облика с сохранением инженерных и архитектурных идей Мельникова. Однако есть юридический вопрос владения. К тому же это по-прежнему жилой дом, сейчас в нем живет внучка Мельникова.

Сейчас в этом красивом доме русского авангарда планируется открыть музей.Мельников перед смертью тоже предлагал превратить его произведение в архитектурный музей, но Советский Союз архитекторов ему тогда отказал. Однако этот дом всегда был местом паломничества многих людей: сюда приезжали простые и выдающиеся люди искусства и культуры. В 1933 году известный русский художник и историк Игорь Грабарь, посетив Дом Мельникова, сказал: «Я не завидую, но, выходя из этого дома, поймал себя на том, что завидую: я бы хотел здесь жить».

Дом Мельникова в опасности об обрушении, предупреждают архитекторов и экспертов

Новости: культовый московский дом архитектора-авангардиста Константина Мельникова 1920-х годов демонстрирует признаки серьезного структурного повреждения, так как работы над большим комплексом по соседству продолжаются, предупреждают экспертов по наследию и международных архитекторов, в том числе Рем Колхас и Альваро Сиза.

Цилиндрический дом Мельникова, расположенный в Кривоарбатском переулке у пешеходной полосы Арбата, образовал «многочисленные новые трещины» и получил повреждение фундамента в результате строительства поблизости многофункциональной схемы, говорится в обращении, адресованном российским властям. президент Владимир Путин и разместил на сайте московской службы охраны природы Арчнадзор на прошлой неделе.

Риск потерять «шедевр мировой архитектуры двадцатого века», который был спроектирован Мельниковым как дом и студия, «значительно вырос», говорится в сообщении, сообщается в New York Times.

Внучка архитектора и нынешняя жительница дома Екатерина Каринская считает, что наибольшую угрозу физическому состоянию дома представляет трехуровневый подземный паркинг для здания, запланированного за домом.

Стены гаража заблокируют путь грунтовым водам и затопят дом Мельникова, пояснила она в отчете, опубликованном на американском веб-сайте организации Docomomo, контролирующей международное наследие.

«Все это делается для того, чтобы просто разрушить дом», — сказала Каринская.»Они не могут просто сбить его с ног, потому что это вызовет широкий негативный отклик. Поэтому они копали с двух сторон, вызывая процессы под землей.

«Сейчас они построят дамбу, чтобы дом рухнул сам по себе. И как только это произойдет, они скажут:« А что вы ожидали, [дом] старый… теперь он мертв, он мертв »».

Другое открытое письмо призывало к сохранению дома как общественного музея для хранения всех архивных материалов Мельникова, большая часть которых в настоящее время недоступна для исследователей.

В письме, которое подписали архитекторы Рем Колхас, Альваро Сиза и Арата Исодзаки, также требовалось «справедливое вознаграждение семьи Мельниковых за их усилия по его сохранению».

Архитекторы Питер Эйзенман, Кеннет Фрэмптон, Стивен Холл, Альберто Перес-Гомес и Бернард Чуми также были среди лиц, подписавших письмо.

Москва расширяется быстрыми темпами с предложением построить новый район вокруг искусственно созданных водных путей и недавно построенного небоскреба Mercury City, который в прошлом году узурпировал «Осколок» Ренцо Пьяно как самое высокое здание в Европе — смотрите все новости и архитектуру из Москвы.

На этой неделе в Нью-Йорке Музей современного искусства объявил о планах сноса музея американского народного искусства по соседству, всего через 12 лет после того, как его построили американские архитекторы Тод Уильямс и Билли Цзянь.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *