Дом мельника – Посетителям Дома Мельникова

Содержание

👉Дом Мельникова: история и фото.

Этот дом Константин Мельников построил по собственному проекту в 1929 году. Архитектор жил и работал здесь до своей смерти в 1974.

Он был удивительным человеком! В начале карьеры проекты архитектора произвели фурор на парижской выставке, и его завалили престижными заказами. Но Мельников уехал в Россию и построил в Москве несколько рабочих клубов. В качестве поощрения Моссовет подарил архитектору землю в центре города для строительства собственного дома.

Дом Мельникова не имеет аналогов. Он состоит из двух проникающих друг в друга цилиндрических объемов. Прямых углов нет ни снаружи, ни внутри. Все подчинено идее экономичного строительства. Поэтому дом построили из самых дешевых материалов — кирпича и дерева. А строительные отходы использовали для отопления.

Внутри все тоже продумано: нет поддерживающих балок и углов, все держится только на тщательно рассчитанной сетчатой конструкции. Поставленный на ребро тес образует сетку стен, по которой можно свободно «передвигать» шестиугольные окна — закладывать одни проемы и оставлять открытыми другие. Эту систему архитектор придумал вместе с инженером Шуховым.

Путеводитель по архитектурным стилям

В доме Мельникова нет привычной нам системы комнат: играют размер и форма помещений, высота стен (от 2,6 до 5 метров).

Например 9 помещений занимают 60 м2, тогда как гостиная и мастерская получают по 50! Есть терраса, но нет закрытых или изолированных комнат. Эксперимент со светом и пространством был так смел и дерзок, что Мельников в шутку обещал премию тому, кто угадает, сколько в доме этажей.

Особое значение имели окна. В мастерской Мельникова 36 окон-сот позволили избежать появления падающих теней. А в спальне окна, наоборот, ритмически чередовались, рассеивая свет. Там стояли 3 вмурованные в пол кровати, и все в этой комнате было направлено на создание благоприятных условий для сна.

Двое любовников Кривоарбатских

Двойною башенкой слились в объятьях,

Плащом покрытые ромбовидным

Не реагируя на брань обидную.

Но злословы называли дом Мельникова консервной банкой. А вскоре архитектор впал в немилость, и до конца жизни строил только подмосковные теремки. В возрасте 83 лет Константин Мельников умер в собственном доме.

Его сын, художник Виктор Мельников, мечтал устроить здесь музей. Поэтому он хранил все, что было связано с именем отца, не продал ни одной его вещи. Говорили, что Константин Мельников построил храм, а Виктор Мельников его расписал.

Умирая, он завещал дом государству для устройства музея. Но решение правовых вопросов затянулось.

При строительстве Мельников рассчитал все: и давление на грунт, и прочность конструкции. Но он не мог предположить, что вокруг вырастут многоэтажные дома, грунт даст усадку, изменится микроклимат района. В итоге дом начал разрушаться и попал в список памятников ЮНЕСКО, которым грозит исчезновение.

Здание удалось спасти. Теперь там музей Константина и Виктора Мельниковых.


Говорят, что…
…перед строительством дома в Кривоарбатском переулке Мельников попросил свою маленькую дочь нарисовать, в каком доме она хотела бы жить. Так появилось подобие двух сплетенных обручальных колец. А завершенный дом стал признанием в любви жене Мельникова.

А вы бы хотели добавить что-то в рассказ о доме Мельникова?

liveinmsk.ru

Дом архитектора Мельникова в Москве

Дом Мельникова (Дом-мастерская архитектора К. С. Мельникова) — одноквартирный жилой дом, всемирно известный памятник архитектуры советского авангарда. Был построен в 1927—1929 годах в Кривоарбатском переулке в Москве по проекту выдающегося советского архитектора Константина Мельникова для себя и своей семьи.

При том, что дом включен во все иностранные путеводители и известен всем интересующимся Москвой иностранцам, среди москвичей находится довольно много тех, кто про этот дом слышали лишь отдаленно, а то и вообще не слышали. Во дворике за домом часто можно видеть иностранных туристов с книжкой в руке, а вот русскоговорящих меньше. Во всех иностранных путеводителях этот дом проходит как одна из главных достопримечательностей Москвы, а в российских упоминается лишь в подробных прогулках в районе Арбата.


Вид дома Константина Мельникова в 1980-х. и сейчас.

Красиво-некрасиво, оригинально-банально — термины субъективные, поэтому будем оперировать простыми фактами. Не только внешний вид, но и методы строительства можно и по сей день назвать инновационными.

В середине 1920-х годов знаменитому уже на весь мир архитектору Мельникову (список его проектов) разрешили построить собственный дом и выделили для этого участок в районе Арбата.

В конце 1920-х у Мельникова было много заказов, и он мог позволить себе выстроить собственный дом, к тому же от государства дополнительно был выделен кредит на 15 лет. При том, что дом был частным и возводился на личные средства, он возводился строительной организацией Московского коммунального хозяйства (МКХ) как экспериментальный и показательный, с намерением опробовать новые методы строительства и создать новые условия быта для их возможного внедрения в массовое жилищное строительство.

На участок, кроме Константина Мельникова претендовали также и госучреждения, но, по словам самого архитектора, ситуация разрешилась в его пользу следующим образом: В 1927 году участки для застройки раздавал от Моссовета тов. Домарев. Увидя макет нашего дома, он решительно отказал всем конкурентам от госучреждений, заявив, что легче найти участки, чем построить такой Архитектуры дом. «Отдать Мельникову участок». Он не был архитектором и едва ли имел образование, он был просто рабочий.


План участка. Приложение к Разрешению на застройку, выданному Мельникову 20 июля 1927 г.

На фундаменте в виде двух пересекающихся колец особой разработанной Мельниковым кладкой были выложены стены с 200 шестиугольными окнами, что образовывало собой подобие жесткой сетки с равномерным распределением нагрузки и не требовало использования несущих столбов и перемычек.


Архитектор Константин Мельников с женой на строительстве собственного дома

Такое количество окон, конечно не было нужно, поэтому из 200 осталось только 60. Остальные были заложены битым кирпичом или переделаны во встроенные шкафы и ниши, что само по себе уже сэкономило много средств. Кроме того, такая конструкция позволяла без больших трудозатрат в будущем закладывать старые окна и прорубать в нужных местах новые.

Необычно были сделаны и перекрытия. Никаких традиционных несущих балок, вся большая поверхность — это сетка из поставленных на ребро досок. В результате получается мембрана с равномерным распределением нагрузки по всей поверхности. Даже прогибаясь под тяжестью мембрана сохраняет свою жесткость. Например, потолок в мастерской со временем несколько провис, но Мельников при ремонте намеренно не стал его выпрямлять, объяснив это, тем что выпуклый белый потолок только лучше отражает и рассеивает по помещению свет из многочисленных окон.

Дом представляет собой два соединенных между собой цилиндра — двухэтажный и трехэтажный. Из мастерской можно выйти на крышу террасу на крыше первого цилиндра.

Планировка этажей, соединенных винтовой лестницей: 1 — передняя, 2 — столовая, 3 — кухня, 4 — коридор, 5 — санузел, 6 — бывшая комната хозяйки, ныне бывшая мастерская художника Виктора Мельникова, 7,8 — бывшие рабочие комнаты детей, ныне жилые комнаты, 9 — бывшая туалетная комната, ныне жилая, 10 — гостиная, 11 — спальня, 12 — мастерская, 13 — открытая терраса
Стоит отметить, что ныне для жилья используется только первый этаж, а второй и третий этажи изумительно сохранялись в первозданном виде сыном архитектора, художником Виктором Мельниковым.

Сын архитектора, художник Виктор Мельников ушел из жизни в 2006 году. Сейчас в доме проживает внучка архитектора с мужем.

Начнем же нашу экскурсию по этажам.


Одна из жилых комнат (на плане №9). Слева стоит работа Виктора Константиновича Мельникова «Портрет отца»


Это помещение в картине Константина Мельникова, написанной в 1944-1945 гг. Во время войны семья жила в первом этаже.


Бывшая мастерская Виктора Мельникова на первом этаже


Работы Виктора Мельникова. Дыры в стене — переговорные трубы от столовой и кухни на первом этаже в мастерскую на третьем.


Поднимемся на второй этаж. На фото: Константин Мельников — студент Московского училища живописи, ваяния и зодчества


Вид гостиной на втором этаже. Здесь в отличие от других комнат — одно большое окно во всю фасадную стену


Раньше окно открывалось, но за последние 20 лет вокруг выстроили новые дома, нарыли котлованов и дом просел, ставни перекосились


Даже печка у Константина Мельникова не печка, а целая супрематическая композиция

На этом же этаже располагается ныне не используемая спальня семьи Константина Мельникова. Архитектор большую роль отводил сну и считал его единственным отдыхом для человека, поэтому в спальне все было сделано максимально удобно и просторно. Посредине комнаты стоят две косые перегородки, визуально отделяющие спальное пространство родителей от пространства двух детей по бокам. По сути, спали в одной большой комнате:

Цвет стен также подбирался для создания наиболее приятной и расслабляющей атмосферы. Жена Константина Мельникова увлекалась рукоделием, поэтому многое в доме украшено ее работами:

Здесь же висит автопортрет Константина Мельникова, нарисованный им в 1917 г.

Поднимемся по узкой винтовой лестнице в мастерскую, занимающую большую часть второго цилиндра


Мастерская использовалась сначала Константином Мельниковым, а затем его сыном, художником Виктором Мельниковым.

Благодаря множеству окон днем свет проходит в помещение с разных сторон и создает максимально бестеневое освещение.

Все работы по стенам созданы Виктором Мельниковым. Как говорят потомки, Константин Мельников дом построил, а Виктор Мельников его расписал и вдохнул в него жизнь.

Константин и Виктор Мельниковы

Вверх по лестнице из мастерской можно выйти на крышу-веранду первого цилиндра

Работы Виктора Мельникова

И, напоследок, выйдем на улицу и посмотрим на дом целиком. Таким его сейчас можно редко видеть, вся жизнь сейчас только на первом этаже, а верхние этажи бережно сохраняются. Постоянно туда не ходят. Обратите внимание на разный цвет помещений: золота спальня на втором этаже и до самого верха белые окна мастерской.

Фильм про дом и Константина Мельникова:

Источники: moscowwalks.ru и magazindomov.ru

Присоединяйтесь к нашей группе на fb, чтобы не пропускать посты и у нас был стимул размещать там оригинальные посты 🙂

home-and-garden.livejournal.com

Дом Мельникова — АРХИТЕКТУРНОЕ НАСЛЕДИЕ — LiveJournal


Дом Мельникова в Кривоарбатском переулке, 10, Москва

Дом архитектора Константина Степановича Мельникова, расположенный в Кривоарбатском переулке, 10, является одноквартирным жилым зданием и по праву считается самым известным образцом советского авангарда не только в стране, но и в мире.

Фото отсюда

Строился дом в период с 1927 по 1929 годы. Проект строения выполнен с использованием новаторских конструктивных архитектурных решений, продуманным устройством внутреннего объема, функциональной и эргономичной распланировкой внутренних площадей.

Идея о строительстве собственного дома-мастерской возникла у Мельникова уже в годы учебы в «Московском училище живописи, ваяния и зодчества». На первых порах, когда появилась такая возможность, архитектор посчитал, что лучше купить уже готовое здание и перестроить его согласно своим видениям будущего жилища.

Об изменениях архитектурной концепции будущего дома Константина Степановича можно судить по сохранившимся в архивах документах, датированных 1916-1917 годами. В частности, там имеются планы перестройки каменного особняка в стиле неоклассики, к которой был склонен архитектор под влиянием своего учителя Ивана Владиславовича Жолтовского.

Кардинально меняется видение архитектурной составляющей собственного дома в начале 1920-х годов, когда Мельников набросал эскизы будущей постройки, но уже выполненные в новаторском стиле.

Теперь архитектор решил возвести не просто жилой дом, а дом-мастерскую, где должны были органично разместиться, в его видение, бытовая и рабочая пространственные зоны.

Первоначально дом Мельникова планировалось строить в два этажа с планировкой в виде квадрата. Форма двух сопряженных окружностей и цилиндрические стены стала окончательным вариантом в 1922 году, хотя до этого разрабатывались и овальные, и даже яйцеобразные здания.

Стоит отметить, что к началу строительства здания в Кривоарбатском переулке, дом 10 приступили в тот период, когда в стране подходила к концу эпоха НЭПа и вместо частных строений в Советском Союзе больше строили так называемые дома-коммуны.

Опустим вопрос, каким образом Мельников смог как частный застройщик получить землю под строительство индивидуального дома в самом центре столицы, хотя заслуги его тогда были весьма внушительными: это и признание его архитектурного таланта в стране и за рубежом; и участие в проектировании саркофага для мавзолея Ленина; и, к тому же, придание новострою статуса экспериментального дома для дальнейшего применения в массовом строительстве.

Начало строительства и архитектура

Утвердили проект лишь к началу лета 1927, но и в процессе возведения Мельников продолжал прорабатывать внутреннюю планировку.

Стены жилища с устроенными двумястами шестиугольными окнами возводили при помощи особой кладки, которую разработал сам Константин Степанович. Это новшество позволило не использовать в конструкции несущие столбы, а также стабилизационные перемычки. В дальнейшем, часть разработок, которые были применены при строительстве этого дома в Кривоарбатском переулке, 10, архитектор запатентовал как изобретения и использовал в других своих проектах.

Стены дома Мельникова сложены из красного кирпича в виде ажурного сетчатого каркаса. Кладка проводилась с четким сдвигом как вдоль стены, так и поперек нее, следствием чего стало возможным устроить на плоскостях порядка 100-200 оконных проемов (точное их количество так до сих пор и неизвестно, т.к. часть из них в процессе эксплуатации здания была заложена и к настоящему времени их осталось всего чуть более 60, причем, вместе с нишами).

Многие специалисты считают, что при проектировании конструкции здания Константин Мельников использовал и наработки инженера Владимира Григорьевича Шухова, с которым тогда тесно сотрудничал.

Преимущества цилиндрической формы зданий Мельников аргументировал экономией материалов, приводя при этом геометрические расчеты.

Планировка дома-мастерской Мельникова и его история

Главный фасад возведенного дома выходил в Кривоарбатский переулок.

В усеченной части меньшего цилиндра был устроен единственный вход в это жилище, с двух сторон от которого располагаются большие окна обычной прямоугольной формы. На втором уровне, во всю его высоту, установлено огромное по размерам окно-экран над которым имеется надпись: «Константин Мельников Архитектор».

На боковых плоскостях переднего цилиндра находится всего несколько оконных проемов шестигранной формы.

В фасадной части другого цилиндра окон-шестигранников 57, которые своим видом образуют некий пятиярусный орнамент. Оконные переплеты имеют три разных вида, соответственно, на первом, втором и четвертом, третьем и пятом уровнях.

Внутреннее пространство дома было хорошо организовано, несмотря на его необычные формы.

На первом этаже, включающем оба цилиндра, располагались передняя (6,3 квадратных метра), столовая (17), небольшая кухня (7) с устроенной вентиляцией, санузел, ванная, две детские (по 4,5), гардеробная (11), рабочая комната для жены архитектора (5,4) и коридор (11,7).

На втором этаже находились парадная гостиная (50), единственная спальня в доме (43), причем, для всех членов семьи сразу.

На третьем этаже была устроена мастерская Мельникова (50) с выходом на террасу.

Современники по-разному оценивали это архитектурное творение: некоторые критиковали, некоторые восхищались. Но несмотря ни на что, к дому Мельникова стали часто приходить простые люди, а в гости к хозяевам заглядывали известные личности.

Так, здесь побывал Игорь Эммануилович Грабарь, который, по его признанию, был восхищен увиденным, и даже поймал себя на мысли, что хотел бы пожить в таких условиях.

К сожалению, здание сегодня находится в неудовлетворительном состоянии. Не закончилась еще история с определением собственников, что негативно сказывается на сохранении этой уникальной постройки.

Дом Мельникова по адресу Кривоарбатский переулок, 10 трудно отнести к какому-то одному архитектурному стилю, хотя некоторые специалисты определяют его как конструктивизм или функционализм. Сам автор утверждал, что его творение не принадлежит ни к какому из известных архитектурных направлений.

источник

arch-heritage.livejournal.com

Дом архитектора Мельникова

Экспериментальный дом-мастерская в Кривоарбатском переулке в Москве – известный на весь мир памятник архитектуры – одно из самых ярких творений автора, вершина его творчества.

История создания

Идея строительства дома родилась у Мельникова еще во время обучения в Московском училище живописи, ваяния и зодчества. Первоначально архитектор хотел приобрести готовое здание и переделать его по своему вкусу, но уже в 1920 году отказался от этой идеи.

В личном архиве художника можно найти несколько набросков его будущего шедевра. Сначала мастер представлял дом квадратным с большой русской печью внутри, потом придумал постройку в форме усеченной пирамиды. Окончательный вариант дома цилиндрической формы появился благодаря неосуществленному проекту клуба имени Зуева. Тогда идея Мельникова была отвергнута, и архитектор захотел использовать часть своей задумки во время строительства собственного дома.

Мельников планировал, что здание будет не только жилым помещением, но и мастерской. В работе он ориентировался исключительно на собственные предпочтения. Никаких образцов, примеров или ориентиров не было. Мельников хотел, чтобы дом стал отражением его личности и универсальным пространством, пригодным и для творчества, и для обычной жизни.

Шедевр советского авангарда, трехэтажный дом был построен в период сворачивания НЭПа, до вступления в силу запрета на частное строительство, и должен был послужить образцом для строительства домов-коммун.

Интересные факты

Основой силуэта здания послужила сетчатая конструкция, которую Константин Мельников придумал вместе с Владимиром Шуховым. Стены прорезаны 57 шестигранными вертикальными окнами, которые создают орнамент.

На первом этаже расположены передняя, кухня, санузел, две одинаковые по размеру детские рабочие комнаты, гардеробная, рабочая комната хозяйки и коридор. На втором – гостиная и спальня. Последняя, кстати, общая для всех членов семьи. В комнате есть двенадцать шестиугольных окон, из которых виден сад. Третий этаж – мастерская, в которой сначала трудился сам хозяин, а потом его сын.

Еще в 70-х годах прошлого века сам архитектор, чьи проекты служили визитной карточкой молодой советской власти, задумывался о создании здесь полноценного музея.

По распоряжению Министерства культуры Российской Федерации дом архитектора Мельникова стал объектом культурного наследия федерального значения.

www.culture.ru

Дом Мельникова. Городская легенда — project Bauhaus

Построенный одним из самых блестящих архитекторов прошлого века дом Мельникова стал памятником архитектуры функционализма и модерна прошлого века. Здание в зеленом переулке в самом центре Москвы Мельников построил для своей семьи. Выгравированные на фасаде слова- «Константин Мельников, архитектор»- и необычная форма здания превратили этом дом в музей-памятник.

Объект: Дом Мельникова
Архитектор: Константин Мельников
Страна: СССР / Россия
Год постройки: 1929

Константин Мельников (1890-1974) отвергал традиционные стили и методы строительства в поисках нового вида пространства для нового мира. В начале 20-го века, когда русский авангард был на переднем плане международного мира искусства, Мельников в большей мере, чем кто-либо, перевел нововведения художников в архитектуру. Контр-рельефы Владимира Татлина, например, были вдохновением для российского павильона Мельникова на Международной выставке современных декоративных искусств в Париже в 1925 году.

Для реализации таких зданий в эпоху доминирования идеалов функционализма и рациональности требовалась решимость. Во время расцвета своей карьеры с 1927 по 1929 годы Мельникову удалось возвести шесть зданий в Москве, все из них являлись рабочими клубами. Каждый из них уникален и поразительно оригинален. Он начал планировать постройку дома для себя и своей семьи в начале 1920-х годов, но строительство не начиналось до 1927 и не было завершено до 1929 года.

Особенности конструкции, дом Мельникова

Структура дома экстраординарна. Дом состоит из двух поставленных рядом вертикальных бетонных цилиндров.  Северный и южный цилиндры пересекают друг друга на треть радиуса. Из выской северной части сделан выход на крышу южной части, там устроен балкон-терраса.

Вход в здание в южном цилиндре – это стена со стеклянным фасадом и квадратными угловыми пилястрами по бокам. Северный цилиндр освещается 57 шестигранными окнами, вставленными диагональной сеткой в кирпичный корпус. Частью плана Мельникова было то, что эти окна могли вставляться или удаляться из кирпичной стены в любое время (он добавил окно, когда дом находился в стадии постройки).

Построить дом без единого правильного угла было идеей фикс Мельникова. К его счастью, его супруга поддержала идею, хотя сначала она считала, что комнаты неправильной формы будут сбивать людей с толку. Проектирования помещений внутри двух цилиндров принесли некоторые сложности организации внутреннего пространства для семьи. Так как в этом доме нужно было получить пространства для комфортной жизни  и  работы, он остался без труднодоступных мест. В некоторых комнатах с диагональными и скошенными стенами ориентироваться весьма затруднительно.

Вот так охарактеризовал финский архитектор Юхани Палласмаа внутренние пространство дома Мельникова: «Цикличность, прямоугольность, диагональность и осевая симметрия находятся в постоянном взаимодействии и напряжении «.

Дом Мельникова. Жилые помещения.

Кухня и обеденная комната расположены на первом этаже, там же находятся две детские, гардероб, прачечная и ванная. Над ними, на втором этаже гостиная и спальня. На самом верхнем этаже высокого цилиндра находится мастерская Мельникова с выходом на террасу.

Зона спальни – более интимное пространство, освещаемое 12 шестигранными окнами, с гораздо более низким потолком, чем соседняя гостиная. Вся семья спала здесь, потому что у Мельникова была своя сложная теория о сне – он считал его целебным, почти мистическим. В комнате находились только бетонные платформы-кровати для архитектора и его жены и платформы поменьше для детей. Позднее они были заменены обыкновенными кроватями. Спальное место родителей было отгорожено от детских кроватей радиальными перегородками, не соприкасающимися с потолком.

Эзотерические идеи Мельникова о сне также отражались в другой необычной особенности этой комнаты. Он говорил, что изначально она была полностью золотой- стены, пол и потолок были окрашены в золотой цвет, также золотым было постельное белье. «Когда мы просыпались по утрам, — рассказывал Мельников, — мы чувствовали, будто плаваем в плотном золотом воздухе. Это непередаваемое ощущение».

Гостиная и мастерская  Мельникова — самые большие и самые впечатляющие комнаты в доме. В высокой гостиной комнате находится стеклянная стена фасада. Открыв её четыре центральные панели, можно выйти в сад и на улицу.

Однажды группа студентов посещала дом Константина Мельникова, когда он еще был жив. Он рассказал им, что когда строительные леса убрали из гостиной, он встал в центр комнаты и закричал так громко, как только мог. Зачем? Когда сооружение Базилики Святого Петра с его гигантским куполом было завершено, великий итальянец встал под ним и закричал. Позже Микеланджело объяснил, что если бы купол рухнул, он похоронил бы под собой только своего незадачливого создателя. К счастью, и Микеланджело и Мельников были хорошими архитекторами, и их купола остались целыми.

Мастерская архитектора
– это еще одно большое общественное пространство с 38 шестигранными окнами. Изначально она была окрашена в глубокий пурпурно-фиолетовый цвет, который, как говорил Палласмаа, создавал странную мистическую атмосферу.


Как ни странно, этот современный и нетрадиционный дом был обставлен антикварной мебелью, купленной за бесценок в 1920-х. Но из-за зацикленности Мельникова на чистоте и беспыльном интерьере мебели осталось крайне мало.

Мельников позже разработал свои идеи о лечебной ценности сна в его «лаборатории сна», предложенной в качестве компонента его утопического Зеленого Города. Это должно было быть рабочее общежитие, экологически регулируемое в каждом аспекте командой техников.

С 1930 по 1950 г. Мельников был подвергнут остракизму, и все его здания, особенно его дом, были резко раскритикованы. Это чудо, что он не был арестован, и что дом не снесли.

Только в 1965 году, когда ему с большой неохотой была посвящена выставка в штаб-квартире Московского филиала Союза советских архитекторов – организации, которая разрушила его карьеру много лет назад, о нем вновь стало позволительно говорить. Хотя спустя 4 дня выставка была закрыта и огласка была запрещена, это вызвало возрождение интереса к Мельникову. Дом в Кривоарбатском переулке стал известен всему миру.

Дом Мельникова. Наши дни

Дом Мельникова находится в бедственном положении. Его изношенность слишком сильно бросается в глаза. Его бетонные стены рушатся и видны подтеки воды, и некоторые из его окон оказались заблокированы. Кампания по защите подвергающихся опасности объектов культурного наследия World Monuments Watch в 2006 году внесла его в свой список, как один из 100 объектов, подвергающихся наибольшей опасности.

Интересные статьи:

probauhaus.ru

Дом мельника, Санкт-Петербург, г.Петергоф, Мельничная ул., 2


Регистрационный номер

781710666310236

Категория историко-культурного значения

Федерального значения

Вид объекта

Памятник

Основная типология

Памятник градостроительства и архитектуры

Сведения о дате создания

1847-1848 гг.

Адрес объекта (местонахождение)

Санкт-Петербург, г.Петергоф, Мельничная ул., 2

Наименование, дата и номер решения органа государственной власти о постановке объекта на государственную охрану

постановление Правительства Российской Федерации «О перечне объектов исторического и культурного наследия федерального (общероссийского) значения, находящихся в г.Санкт-Петербурге» № 527 от 10.07.2001 г.


Описание предмета охраны

Объемно-пространственное решение:
исторические местоположение, габариты и конфигурация прямоугольного в плане здания, включая крыльца с восточного, южного и западного фасада;
исторические конфигурация и габариты крыши;
материал окрытия кровли — металл;

Конструктивная система здания:
капитальные стены: материал – кирпич, дерево;
перекрытия – местоположение;

Объемно-планировочное решение:
историческое объемно-планировочное решение в габаритах капитальных стен;

Архитектурно-художественное решение фасадов:
архитектурно-художественное решение фасадов в приемах эклектики:
материал отделки цоколя кирпичной части здания – гранит;
материал отделки фасада деревянной части здания – окрашенная калеванная доска;
местоположение, габариты и конфигурация исторических дверных и оконных проемов;
исторические материал (дерево), цвет и рисунок расстекловки оконных заполнений;
исторические материал – дерево, рисунок и цвет дверных заполнений;
северный фасад:
наличники оконных проемов, подоконные доски «с ушками», прямые профилированные сандрики с кронштейнами в уровне 1 этажа;
оформление углов кирпичной части фасада рустом;
профилированные сандрики с дентикулами над оконными проемами 2 этажа и мансарды;
пояс прямоугольных горизонтальных деревянных филенок в уровне 2 этажа;
междуэтажная тяга;
накладные деревянные элементы, в том числе прорезные;
деревянные резные кронштейны, поддерживающие свес кровли большого выноса;
восточный фасад:
деревянное крыльцо с ограждениями из квадратных в плане столбов и прорезных деталей;
прямой сандрик с кронштейнами над дверным проемом;
профилированные сандрики с дентикулами над оконными проемами 2 этажа и мансарды;
накладные деревянные элементы, в том числе прорезные;
междуэтажная тяга;
деревянные резные кронштейны, поддерживающие свес кровли большого выноса;
южный фасад:
наличники оконных проемов, подоконные доски с ушками, прямые профилированные сандрики с кронштейнами в уровне 1 этажа;
прямой профилированный сандрик с кронштейнами над дверным проемом;
оформление углов кирпичной части фасада рустом;
профилированные сандрики с дентикулами над оконными проемами 2 этажа и мансарды;
пояс прямоугольных горизонтальных деревянных филенок в уровне 2 этажа;
оформление углов кирпичной части фасада рустом;
междуэтажная тяга;
накладные деревянные элементы, в том числе прорезные;
деревянные резные кронштейны, поддерживающие свес кровли большого выноса;
деревянное крыльцо с ограждениями из квадратных в плане столбов, прорезных деталей и навесом;
западный фасад:
двухсходное крыльцо: стена облицована гранитом, деревянные ступени, ограждения из квадратных в плане столбов и прорезных деталей;
балкон с ограждениями из квадратных в плане столбов и прорезных деталей в уровне 2 этажа;
наличники оконных и дверных проемов;
подоконные доски «с ушками» в уровне 1 этажа;
прямые сандрики с кронштейнами в уровне 1 этажа;
оформление углов кирпичной части фасада рустом;
профилированные сандрики с дентикулами над оконными проемами 2 этажа и мансарды;
пояс прямоугольных горизонтальных деревянных филенок в уровне 2 этажа;
оформление углов кирпичной части фасада рустом;
междуэтажная тяга;
накладные деревянные элементы, в том числе прорезные;
деревянные резные кронштейны, поддерживающие свес кровли большого выноса.

kartarf.ru

Дом мельника (харчевня) в «Тарханах»

Экспозиционное значение дома мельника в «Тарханах» органично связано с экспозиционной темой дома ключника и людской избы «Русский народ, этот сторукий исполин…» (Крестьянский мир Тархан в его связях с жизнью и творчеством М. Ю. Лермонтова). Целью экспозиционеров было создание в доме мельника современной столовой («харчевня») с элементами интерьера дома мельника.

Слово «харчевня» (от слова «харч») — пища, еда. В словаре В. И. Даля указано: ХАРЧ м., харчи мн. съестной припас, пища, еда, продовольствие; || привар, пища кроме хлеба, особ. мясная, мясо. Без хлеба и харчу не хочу. Харчевая продажа в кабаках. Харчевые запасы. || Харчистый, харчевитый стол, начетистый, где много выходит. Мужичок не казист, да в плечах харчист. Харчевня ж. — простое заведение, где едят за деньги. Харчевник м. — ница ж. хозяин харчевни.
Это определение харчевни совпадает с ее определениями в изданиях XX и XXI вв. Например, С. И. Ожегов: «Харчевня — закусочная с дешевыми и простыми кушаньями»; Л. В. Беловинский: «Харчевня — дешевое заведение, предоставлявшее клиентам простую дешевую пищу».

Харчевня была заведением трактирного типа, которые разделялись на виды в зависимости от рода разрешенной им торговли. К высшему разряду относились гостиницы, рестораны, трактиры и кафе-рестораны, к низшему — харчевни. До 1861 г. общего положения о харчевнях, как и о других трактирных 50 заведениях, не существовало. В 1861 г. все они были уравнены в правах. В 1893 г. было учреждено новое положение, по которому харчевня считалась заведением, где публика могла приобретать себе «кушанья и напитки для потребления на месте», но не имевшая отдельных покоев для отдачи внаем.

Виды пищи не ограничивались, но из напитков разрешались только обыкновенный квас и «кислые щи». «Кислые щи» — высший сорт кваса из смеси нескольких сортов солода и муки, выдерживавшийся в засмоленных бутылках, где «доходил» до готовности игристого, как шампанское, напитка. В 1911 г. в Чембаре при 6600 жителях имелось несколько палаток с «кислыми щами». Появлению харчевен предшествовали разносчики горячей и холодной снеди, прохладительных и горячительных напитков. Они обслуживали «ванек», т. е. одноконных извозчиков, кучеров, форейторов, биндюжников.
Чуть позже на рынках появились уже постоянные «обжорные» ряды и даже чайные с самоварами и бубликами. Самыми распространенными кушаньями здесь были горячие бобы, всевозможные пироги с мясной и овощной начинкой. Стоила такая снедь настолько дешево, что была доступна даже нищим.

Рестораны и трактиры высокого класса вряд ли можно отнести к предприятиям русского общественного питания, поскольку лишь ничтожно малая часть русского общества могла позволить себе обедать там. К услугам большинства были трактиры самого низшего типа или харчевни, резкий рост спроса на которые в 1870—1880 гг. объяснялся отменой крепостного права. Обед в харчевне стоил 20—25 копеек при дневном заработке поденщика в 80 коп. Малоимущие питались в самых дешевых и популярных заведениях. В харчевни чаще всего заходили обыватели после трудового дня или приезжие крестьяне в базарные дни. Постоянными посетителями в харчевне бывали кучера, дворники, мастеровые, рабочие. Следует заметить, что сорт провизии, из которой приготовлялась пища в харчевнях, а также ее цена были на треть или вполовину ниже, чем в трактирах. Обстановка самая простая: обычные деревянные стулья, стоявшие вдоль столов, на них деревянная или оловянная посуда. В меню обязательными были чай и горячая пища, поэтому при харчевне сооружалась русская печь и плита.

Любопытные сведения о харчевне содержатся в очерке о Макарьевской ярмарке XVIII в.:
Наконец, на ярмарках во множестве имелись особые торговые заведения — харчевни для простолюдинов. В харчевнях еду подавали на деревянных тарелках, а рыбу на свежескошенной траве, в которую вплетались цветы, что, по свидетельству современников, придавало всему пированью вид сельского праздника. Нож и деревянную ложку каждый из посетителей имел свою, а деревянную вилку желающие могли получить.

В харчевне употреблялась только русская кухня: тюря, щи, ботвинья, селянка, уха, каши, разнообразные мучные блюда — пироги, блины, толокно, кисели и т. д., квас, брага, пиво. Этих и других блюд русской кухни придерживались в крестьянстве, мещанстве, купечестве, провинциальном мелко- и среднепоместном дворянстве.
Для дворянской аристократии, верхушки бюрократии, крупнопоместного и отчасти среднепоместного дворянства, в основном, была характерна французская кухня (салаты, супы, соусы, жаркое, пастеты, сыры, виноградные вина), хотя использовались и блюда русской кухни, особенно блины. Блины пекли по субботам (поминальный день) и подавали даже в ресторанах с «французской» кухней. В харчевнях блины разносили блинники вместе с кувшинчиком масла и жестянкой с сахарным песком. Блины были пшеничные, яшные (из ячменной муки), гречневые, из манной крупы, из простого теста и из кислого, «красные», т. е. из дрожжевого теста с начинкой, обычно с творогом, с яйцами, со снетками, с маслом, со сметаной. В кухне при харчевне находились большая плита и русская печь для выпечки. Здесь же хранилась посуда.

«Дверь из буфета, — читаем описание харчевни в романе В. Крестовского, — ведет в кухню, где прежде всего бросается в нос чад от масла и пар столбом; а потом уже сквозь эту атмосферу выступают силуэты огромных медных котлов с кипятком и огромной же, словно навуходоносоровой печи, которая, пожалуй, и побольше, чем трех отроков, проглотит».

В соответствии с исторической традицией на кухне в доме мельника в «Тарханах» разместилась русская печь и плита, шкафы и полки для посуды и т. п. Ход из кухни в общий зал — через сени. В общем зале установлены столы и стулья. Между дверью с раздаточным окном и другой дверью (входной для посетителей) — буфетная стойка. Вход в дом мельника через крыльцо в сенцы, отсюда двери в туалетную комнату и в столовое помещение. В сенцах слева и справа от входа скамейки для удобства посетителей. В гардеробной расположены предметы, относящиеся к профессии мельника — канат, безмен, большие металлические весы, под ними на полу — гири, подлинно тарханская двухведерная металлическая меру и в ней деревянный ковш и т.д. В столовом помещении в красном углу — небольшой киот, иконы с лампадкой. В столовом помещении развешаны лубочные картины, как это было характерно для зажиточных владельцев-крестьян, каким и был сельский тарханский мельник Анисим Медведев.
И. С. Тургенев в рассказе «Певцы» отмечал, что без «каких-нибудь ярко раскрашенных лубочных картин» на «бревенчатых стенах» «редкая изба обходится». В доме мельника на отдельных полках у буфетной стойки расположены предметы крестьянской утвари (посуда, деревянные сундучки, туески и т. п.) для отражения крестьянского быта.

Фролов Петр Андреевич
старший научный сотрудник

отдела научно-исследовательской деятельности
Государственного Лермонтовского музея-заповедника «Тарханы»,
заслуженный работник культуры РФ,
Лауреат Всероссийской литературной премии им. М. Ю. Лермонтова 2000 г.
«Тарханский вестник» №21, л. 50-55

Литература:
1. Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4 т. М., 2006. Т. 4.
2. Ожегов С. И. Словарь русского языка. М., 1961.
3. Беловинский Л. В. Энциклопедический словарь Российской жизни и истории. М., 2004.
4. Троянов Б. И. Краеведческие записки. 1960. Рукрпись // Биб- лиотека г. Белинского.
5. См.: Очерки русской культуры XVIII в. М., 1985.
6. Беловинский Л. В. Энциклопедический словарь Российской жизни и истории.
7. Крестовский В. Петербургские трущобы. Т. 1. М., 2004.

museum-tarhany.livejournal.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о