Алексей козырь архитектор сайт: Как заурядный типовой коттедж превратить в архитектурное событие

Содержание

Как заурядный типовой коттедж превратить в архитектурное событие

Алексей Козырь и Илья Бабак, архитектурная мастерская Алексея Козыря, реконструировали типовой коттедж в поселке Княжье Озеро. Заурядную постройку превратили в архитектурное событие.

По теме: Проект Le Atelier: деревянный дом в Подмосковье.

Поселок Княжье Озеро по Новорижскому шоссе отличается хорошей инфраструктурой и экологией, но малоинтересен с точки зрения архитектуры: застроен щитовыми домами с башенками. Один из них, площадью около 300 кв. метров приобрели клиенты, которые после этого обратились в Архитектурную мастерскую Алексея Козыря.

Заказчики хотели облагородить фасад, а кроме того, расширить площадь. «Здесь не хватало  воздуха, перспективы — как будто ты живешь не в доме, а в двухкомнатной квартире, — вспоминает Алексей Козырь. — Чтобы пространство стало обширнее, мы пристроили двухсветный объем, как мы его называем, ротонду, где оборудовали просторную гостиную-кухню-столовую. Композиционным центром пристройки стал камин».

Старый объем обновили. Если раньше он «разваливался» на темную крышу и светлые стены, то теперь архитекторы его «собрали»: отделали здание темным фасадным кирпичом и подходящей к нему по цвету черепицей. Постройку почиститили от излишеств: убрали карнизы, свешивающиеся уродливые козырьки. «За счет всего этого здание стало более скульптурным», — считает Козырь. Новую ротонду отделали лиственницей, она эффектно выделяется на фоне темного кирпича.

Еще один важный материал в проекте —  металл. Вычурные окна, порталы, цоколи, трубы — все одели в черный металл,  добавили откосы из стали, Получился цельный объем, в котором вырезаны проемы.

В пристройке архитекторы создали эксплуатируемую кровлю — оборудовали террасу, на которую есть выход из спален. Она стала главным тусовочным местом семьи.

С кровли спускается  лестница — динамичная, лучистая конструкция отстоит от фасада, огибая его. Камин, который  является центром пристройки, стал и формообразующим элементом для  компонентов лестницы. Не только ступеньки, но даже прорези в них  подчинены  этой геометрии.

Еще одна интересная находка архитекторов — оформление выхода из цокольного этажа. Он обозначен конструкцией, похожей на выхлопную трубу. Ее изготовили из  бывшей цистерны, из толстой прокатной стали на машиностроительном заводе БЕЦЕМА. По замыслу авторов, этот элемент корреспондирует с ротондой.

Помимо камина, ключевой элемент в интерьере — двухуровневая кухня: верхние шкафы являются ограждением второго света. Шкафы двухсторонние: со стороны холла выполняют функцию системы хранения, со стороны кухни — хранят кухонные атрибуты.

По словам Алексея Козыря, самым сложным в этом проекте  было благоустроить уже существующий дом. Его не только облагородили внешне, обложив пиленым бельгийским  кирпичом, но и параллельно утеплили. «Подгонка оконных радиусных элементов, разбежка кирпичной кладки — все делалось по месту. Это была  кропотливая работа».

Алексей КозырьАрхитектор

 

 

«Появилось очень много бутафории». Интервью с Алексеем Козырем

В мае 2021 года журнал «Проект Балтия» и компания «АРХИТАЙЛ» объявляют второй общероссийский Кирпичный конкурс для молодых архитекторов. По итогам состязания 2020 года мы записали интервью с одним из членов жюри – московским архитектором Алексеем Козырем, попросив его поделиться впечатлениями о поданных работах, вкратце описать свою творческую биографию и, наконец, охарактеризовать сегодняшнее положение дел в профессии.

 

  1. «У меня было с собой 20 фунтов»

 

Как вы стали архитектором?

Вообще, у меня не было в планах становиться архитектором – меня мама отправила в МАРХИ. А я хотел быть как мама и папа – авиастроителем. Они у меня авиационные инженеры, и я с детства болел самолетами, всю юность думал, что пойду в МАИ. Но мама решила, что, наверное, перспективнее отдать меня в архитекторы.

 

Ваша любовь к авиации проявилась в проекте «Самолетная квартира»?

Видимо, да, какие-то отзвуки… Поскольку семья не архитектурная, а инженерно-техническая, у меня все время крен в эту сторону идет. Тут как-то все совпало и вылезло с этими самолетами.

 

С 1991 по 1992 год вы учились в Лондоне…

Да, я выиграл международный конкурс в Америке на проект отеля и музея в Камбодже. Я об этом вообще ничего не знал, моя однокашница дала мне толстую зеленую книжку о великих храмах Ангкора модного английского издательства, и я, не будучи там, все это придумал. У меня была мечта поехать в Ангкор-Ват, и спустя многие годы я туда попал – и подумал, что было бы клево, если бы ту штуку, которую я спроектировал, построили. Там веревочные мосты были и люди жили в гамаках. Все было «ресайклинг», как сейчас модно: из поваленных деревьев и кусков каменных пород.

Я мог потратить выигранные деньги либо на учебу, либо на путешествие – и, выбрав первое, около года проучился в Лондоне. До этого я бывал за границей только в Будапеште и Праге, когда учился в школе. Приходилось самому платить за свое образование. Никаких грантов не было. Я приехал в Англию с полной уверенностью, что меня устроят в какое-то общежитие, помогут с работой… У меня было с собой 20 фунтов. Я доехал, съел шоколадку, выпил кофе, и у меня осталось уже 15 фунтов. А они же капиталисты; когда я устраивался, они говорили: «Конечно, нам очень интересно, чтобы вы у нас учились! Давайте переводите деньги – вот вам счет». Я, разумеется, всё перевел… Эта школа была супермодной. В 1991 году все в МАРХИ смотрели ксероксы с их дипломов. Там был настолько другой подход, настолько все завораживало: какие-то летающие корабли, станции… расширение сознания. Мне очень хотелось туда попасть.

Мне повезло – там училась Маша Космачёва, дочка замечательного скульптора Вадима Космачёва, который в 1970-х годах уехал. Она была студенткой Захи Хадид. Маша меня устроила в Брикстон, тогда это был самый неблагополучный район в Лондоне. Конечно, сейчас уже не так, но в то время Брикстон напоминал то, что сейчас показывают про Америку: цветные жители, заброшенные муниципальные дома… Она поселила меня в сквот, в английском варианте – муниципальное жилье, которое по каким-то причинам расселено (и туда никто не въехал). По английским законам, если ты туда залез и тебя не поймали, они очень долго поднимают все бумаги, узнают, кто ты и на каком основании вселился, так что люди там живут годами.

У меня была хорошая компания: англичанин, испанец, гонконгец и немец, друг Маши. Он убежал из ГДР, его поймали на границе, и несколько лет он сидел в тюрьме, а когда он вышел, Германии как раз объединились, и у него на этой почве немного съехала крыша, и к русским он относился специфически. Я поселился у него в фотолаборатории, сделанной из туалета. Спал я на столе вдоль окна, на котором он проявлял снимки, и укрывался флагом, подаренным мне одноклассником со словами «Продашь – деньги будут». Это был такой кумач с Лениным. Когда они меня увидели, у них был шок! Видимо, я полностью соответствовал образу советского студента, приехавшего учиться. А они все были из состоятельных семей; это считалось хорошим тоном, когда у тебя богатые родители, однако ты такой левак: учишься в дорогой школе, но живешь в сквоте. Мне найти работу помогли другие ребята, и так я частично выживал – ходил на лекции, слушал.

Была смешная история с дипломным проектом крыши стадиона в Инсбруке. Я решил, что лучше на это время (около месяца) полететь в Москву – из-за разницы курсов билет стоит всего 20 фунтов. Здесь сделал макет, папа мне принес с производства маленькие электрические моторы, там были какие-то изоляторы, подвешенные на струнах, – в общем, кинетическую конструкцию с приводом я намудрил. В чем вести макет в Лондон? Я решил, что самое лучшее – чехол от байдарки, который я взял у родителей. У них была хорошая чешская байдарка, пахнущая кашей, – в походы на ней ходили. Она была высокая, и все мои мобильные структуры очень хорошо в этот чехол влезали. Я поехал в Шереметьево. А кто тогда летал в Лондон? Бизнесменов не было; в основном – дипломаты, разведчики: все при галстуках, в пиджаках, с кейсами… И я с этим чехлом от байдарки. У меня еще был модный плащ с Тишинского рынка (тогда весь продвинутый МАРХИ на Тишинке одевался), фабрики «Дружба», китайский, 1964 года выпуска. Там можно было найти раритетные вещи, как сейчас модно, винтаж. Так вот, у меня были этот плащ, ботинки Dr Martens и дедушкина полевая сумка. По тем временам я был очень модный чувак. Итак, я кладу на транспортер свой чехол от байдарки, он туда уезжает, и таможенник (он меня с самого начала считал) меня тут же подзывает и показывает на экранчик. Часть моей инсталляции представляла собой керамические изоляторы, подвешенные на струнах, которые, когда их много, похожи на бомбы, а из них, будто бикфордовы шнуры, торчат тюбики с краской, похожие на патроны. Я начинаю рассказывать, что я студент, выиграл грант, везу модель кинетического стадиона в Инсбруке… Он все это слушал, слушал… А потом как начнет смеяться! Решил, видимо, что я сумасшедший, кукушка съехала. Он позвал другого таможенника: «Давай, еще раз повтори свой рассказ»; тот тоже начинает ржать, у них слезы текут… «Иди, – говорит, – дурачок. Уезжай в Лондон». А в Лондоне ничего не спросили. Когда я приехал, дома уже не было, сквот закрыли, и я этот большой чехол какое-то время с места на место перевозил по гольф-полям и т. д. Но когда я начал собирать модель, оказалось, что моторы-то я все под кроватью забыл и эта груда не работала. Так я досрочно прекратил обучение – обломала меня эта ситуация.

«Самолетная квартира»
Arch5: Алексей Козырь Иван Чувелев, Наталья Лобанова

 

Какие аспекты учебы и жизни в Лондоне на вас повлияли и нашли отражение в ваших проектах?

Очень сложно было в том плане, что сам процесс обучения у них построен следующим образом. Они, например, делают какой-нибудь мотель в Неваде, и мы все должны послезавтра туда вылететь – посмотреть на местность, изучить ситуацию. Говорят: «Едем в четверг. Ты едешь?» А я не еду. «А чего так?» Ну а как я поеду… Без денег очень тяжело было жить в Лондоне в 1991 году. Я ходил, слушал, что-то понимал, чего-то не понимал. Но само попадание в эту среду оказало большое влияние, в голове у меня что-то начало происходить, поскольку я увидел, что по-другому у них все устроено и как это работает. Когда мне показали здание «Ллойдс», которое Роджерс построил из нержавейки, я осознал, что мы в каком-то палеолите живем. И до сих пор так считаю, настолько совершенно все сделано, технологии отточены… Мы кардинально отстаем.

Но опять же, существуют какие-то вещи, которые есть у нас и которые можно пытаться там интегрировать. Та же самая оборонка, что разваливалась: производства, технологии, великолепные инженеры. Как раз в это время зародился «Биоинъектор». У них был арт-директором Влад Савинкин, они вместе с Владимиром Кузьминым делали дизайнерские сейфы. Игорь Сафронов, директор, собрал самых хороших инженеров и слесарей: эти руки умели делать самолеты, ракеты, вертолеты… Они пришли в эту индустрию. Сначала – интерьерную и частично домостроительную.

 

  1. «Надо было выжить»

 

Вернувшись из Англии, вы открыли свою архитектурную мастерскую.

Не сразу. Одно время я работал сценографом у Юдашкина – делал декорации для его представлений. Самую для меня важную мы сделали на его день рождения – в концертном зале «Россия»: надули воздухоплавательным гелием рулонный целлофан, который завязали облаками, сделали рампу. По телевизору показывали, как там ходили модели.

А потом мы с Ваней (который меня в Лондон отправлял, он был комсоргом в МАРХИ) и его супругой Наташей (Иван Чувелёв и Наталья Лобанова. – Ред.) сделали бюро (Arch5. – Ред.), оно и сейчас есть, но затем я начал работать сольно.

 

Можно ли сказать, что в то время вы приняли участие в формировании нового – постсоветского – архитектурно-дизайнерского стиля?

Ну, можно так сказать. Не знаю.

 

Что тогда витало в воздухе? Какие тенденции были основными? Что вам лично хотелось сделать на постсоветском, более свободном, пространстве с учетом западного опыта?

Прежде всего, выжить надо было. Придумать какой-то способ заработать деньги, чтобы и не обидели, и ты еще чего-то приобрел. Время было очень интересным, поскольку не было ничего.

Я помню, как мы чудом получили заказ на эту «Самолетную квартиру»… Мы сидели в подвальчике около метро «Аэропорт», и к нам пришел такой экзальтированный персонаж с тростью, одетый по последней моде. Я видел, чтобы так одевались в Лондоне, а у нас – не видел. Он сказал, что хочет сделать себе гнездышко в Лефортово, на третьем этаже: мол, «я там родился, меня там все знают».

Выставка «Новые города. Новое в городах». Российская экспозиция на 1-й Московской биеннале архитектуры
Алексей Козырь, Илья Бабак и Александр Константинов

 

Во многих ваших ранних проектах заметно некое противопоставление современного дизайна историческому контексту, например в решении выставки «Новые города. Новое в городах» (российская экспозиция на 1-й Московской биеннале архитектуры: лаконичные черно-белые подсвеченные конструкции играют на контрасте с затененными интерьерами Большой анфилады. – Ред.).

«Новые города» мы делали вместе с Сашей Константиновым. Я считаю, что это была очень хорошая выставка. Константинов, к сожалению, от нас ушел. Вот создали выставку на «АРХ Москве». Совершенно удивительный был человек. Сколько я с ним дружил, а даже не знал, что он делал скульптуры – огромные, кованые, клепаные. Не зря он у нас назывался «математик, художник, архитектор». То есть он абсолютный архитектор, который на тактильном уровне всё понимал.

А противопоставление… Ну, контраст был, конечно. Все время контраст был. Когда я строил дом в Горках-10, с этими глазами, он же абсолютно был не в контексте. «Дом-магнитофон» его прозвали. В Горках-10 это был акт анархизма, вандализма. Мне повезло – заказчиком был мой одноклассник Леня, байкер и банкир, который очень любил мотоциклы. Он дал мне такой кредит доверия – мне же было лет 30, никакого опыта в строительстве. Мне очень повезло, что вокруг были люди, которые меня направляли: технологи, инженеры, грамотные строители. Но все время это было на грани фола – ну не делал никто никогда такие фасады деревянные. Это потом началось… А по сути, мы же это всё придумали: и эксплуатируемые кровли, и бетон индивидуальной отливки.

Офис на Рочдельской улице
Алексей Козырь и Илья Бабак

Инженер, который нам делает бетон, – Володя Федунов – вообще тогда подполковником был и работал в аэродромной службе. Он приходил на совещания (мы делали офис на Рочдельской: поднимали крышу домкратами и заливали бетон, два патента оформили на этот черный бетон) с кейсом, в огромной синей фуражке, в форме. Он занимался аэродромными смесями, мы до сих пор сотрудничаем. Технология пришла не из домового строительства, это не тот бетон, который все называют «архитектурным», это настоящий армированный, вибрированный бетон высоких помолов, очень прочный материал.

Мы должны были делать дом на ЗИЛе напополам с Бродским. У Бродского был с голубями, а у меня – строгий, рифленый. Его нужно было весь сделать вот этими бетонными отливками. Мы придумали технологии, элементы – в том доме было около 100 индивидуальных отливок. Но, к сожалению, по бюджету не прошли: уже на выходе на стройку они поставили нам четкое ограничение по бюджету фасада – в этот бюджет мог войти только очень плохой кирпич. Я говорю: «Можно сделать не 16 этажей, а 13?», а они: «Не можем – у нас норма прибыли должна быть как на 16». И я вышел из проекта. Без скандала. От Сашиного (Бродского. – Ред.) дома тоже ничего не осталось.

Дом в Горки 10
Алексей Козырь и Илья Бабак

 

В последнее время вы вдохновляетесь историческими стилями: например, дом в Сколково – в венецианском стиле, с альтанами на крыше.

Мне о нем написали, что Палладио в гробу перевернулся.

Мы с Сашей Пономаревым делали биеннале в Венеции – у нас был павильон Антарктиды, – и нам повезло: мы жили в реальном палаццо графа Марчелло, друга Бродского (Иосифа. – Ред.), который его хоронил. Там одна из лучших европейских библиотек и как раз альтана (беседка. – Ред.), где мы вино пили и шорты сушили. Видимо, это все оттуда пришло. А семья заказчиков хорошая, с традициями, несколько поколений. Я предложил им палаццо строить. Не думаю, что они особо вникали, у меня там был хороший кредит доверия. Альтану они называли «Аль-Каидой».

Жилой дом в Сколково
Архитектурная мастерская Алексея Козыря

 

  1. «Я придумал снежинку – и проснулся знаменитым»

 

Вы упомянули Антарктическую биеннале и ваше сотрудничество с Александром Пономаревым. Как начался ваш интерес к заполярным территориям?

Это Саша меня заразил. Он же моряк в прошлом, а моряков в прошлом не бывает – они всегда моряки. Художник, моряк… Я думаю, что на мировом художественном рынке он сопоставим с Христо (Христо Явашев. – Ред.), например, настолько масштабные и крутые вещи он делает.

Ледяная пещера в Парке Зарядье
Алексей Козырь, Александр Пономарев

Я с ним познакомился году, наверное, в 1999-м. Мы делали банк «Никойл», и нас познакомил Рем Хасиев, издатель журнала «Матадор». Я увидел, что Саша делает, и сразу охренел. У него тоже возникла симпатия к моим работам. Я ему придумал акваобъект, в котором должны были стоять его субмобили, плавающие в трубах (проект Александра Пономарева «Дыхание Океана». – Ред.). Я сделал из оптического стекла структурные полуширмы-полустены, элементы должны были висеть на тросах, на растяжках. Но нас с этого проекта попросили. Саша остался, а мы не смогли найти общий язык с руководством. Саша сделал этот объект, мы ездили смотреть, как он стоит в Париже, в Музее науки, и это было одно из моих сильнейших потрясений в жизни. Он еще стоял там на подиуме, хотя эти трубы и сами не маленькие – метров пять, наверное. Даже фотография есть, где я с открытым ртом на него смотрю.

Саша до этого сам плавал в Антарктиду, и ему нужны были соратники, помощники. Мы с ним очень сильно подружились, я ездил на все его выставки, когда была возможность. Потом мы сделали проект «Два музея» (проекты двух уникальных сооружений, перемещающихся по воде: «Персонального плавучего музея» и «Музея современного искусства для полярных зон». – Ред.), который где только не выставляли: и на «АРХ Москве», и в павильоне Украины.

Музей современного искусства для полярных зон
Алексей Козырь, Александр Пономарев

Потом – как снежный ком. Нам помогли друзья снять для биеннале маленькое одноэтажное сгоревшее палаццо – того же графа Марчелло. Там мы на протяжении четырех лет делали павильон Антарктиды. Первый павильон был очень звонкий – мы позвали всех наших друзей: и Заху, и Сашу Бродского, и Тотана (Кузембаева. – Ред.), и Скуратова (для павильона Антарктиды также делали проекты Юрий Аввакумов, Юрий Григорян, Лиза Винтова, Александр Зеликин. – Ред.). Я просто обзвонил всех по телефону, и мы сделали очень крутую выставку, которая вошла в десятку лучших. Притом что это была абсолютная партизанщина: никаких заявок, раз – и мы просто появились в программе биеннале с павильоном Антарктиды. А Захе я подарил валенки, это произвело фурор – никто же валенок никогда не видел. Говорю: «Может, дадите какой проект?» И она дала проект. Не свой, своего дипломника-пятерочника, но там абсолютно захинская структура из воды вылезает.

Дизайн павиона Антарктиды на Венецианской Биеннале
Алексей Козырь и Илья Бабак

Затем я придумал снежинку («Антарктическая Галерея Мак Полярный». – Ред.) – и проснулся знаменитым. Financial Times даже ее напечатала. Я придумал антарктическую станцию в форме снежинки для полярного мака. В Антарктиде в некоторых местах выживают низкотемпературные растения. Мак полярный – из них. Чуть ли не на камнях растет. У него чрезвычайно хорошо развито кручение цветочка за солнцем. И я придумал очень понятный образ полярной снежинки.

 

Я правильно понимаю, что станцию хоть сейчас можно сделать?

Ну конечно, при должном финансировании. Я даже место там выбрал, когда мы плавали на пароходе. В Антарктиде, рядом с нашей полярной станцией, есть очень хорошая низина, там прямо такие же следы от трактора, как у меня на визуализации, настолько все совпало. Показали полярникам – а они там живут в жутких условиях, в бараках.

 

Антарктическая Галерея Мак Полярный
Алексей Козырь, Илья Бабак и Александр Пономарев

 

  1. «Появилось очень много бутафории»

 

Как вы думаете, есть ли четкая граница между архитектурой и современным искусством?

Я хочу, чтобы эта граница стерлась, чтобы все полностью перешло одно в другое. Это моя идея фикс. У меня была галерея «Цех V» на «Винзаводе» (я там попал на страшные деньги в самый кризис), в которой я хотел сделать микс архитектуры и современного искусства. Куча примеров есть мировых: тот же Ай Вэйвэй, который с Herzog & de Meuron работает; стадионы-гнезда – это же их совместные произведения. Или датчанин, который солнце в Tate зажег (инсталляция «Погода» Олафура Элиассона в Tate Modern. – Ред.). У него архитектурная мастерская, и они делают проекты на стыке современного искусства и архитектуры. Это настолько благодатная почва, что прогресса без этого просто не будет. Так было всегда: художники и скульпторы работали с архитекторами. Со времен Египта, Месопотамии, Леонардо да Винчи. Дом никогда не был замкнут на стройке (в отличие от цеха или завода). Это всегда слияние разных векторов. В какой-то момент эта тенденция прервалась, когда в конце 1950-х – начале 1960-х технологии начали брать верх.

Галерея «Цех V» в Центре современного искусства «Винзавод»
Архитекторы: Алексей Козырь, Илья Бабак, Мария Шустова

 

Есть ли шанс, что ситуация изменится в ближайшее время?

Надеюсь. У меня довольно пессимистичные прогнозы, поскольку у нас нет рынка современного искусства – это полумаргинальная история. Галеристов можно по пальцам двух рук пересчитать, а тех, кто продает, – вообще по пальцам одной руки. В основном ребята выживают за счет того, что есть какие-то иностранные гранты. Те же японцы обожают наших художников. Саша Константинов должен был 200 остановок им построить (получилось пять, кажется), настолько они прутся от всего этого.

Просто когда люди интересуются только деньгами, никаких слияний не будет. Особенно когда люди малообразованные. Очень хорошо надувать щеки, говорить «я коллекционер», но при этом строить дома из пенопласта.

Меня вообще вся ситуация, которая сейчас происходит в строительстве, немножко коробит. Практически на всем, что делается на продажу, всегда экономят. Можно по пальцам пересчитать качественные проекты. Очень много бутафории появилось, которую за собой притягивает технология.

Понятно, что хороший дом надо строить пять лет, а здесь хотят за один сезон строительный быстро зафигачить: всё внутри беленькое, площадка детская, травка растет… «Всё – берем!» – люди же на инфраструктуру сильно покупаются. В нулевых на Рублевке я видел реально дома канадских таксистов. Щитовые дома: ты картину прибить не можешь – стену продырявишь. Продавались за три-пять-десять миллионов. Этот дом не стоит и десятой части таких денег, но люди покупали, потому что растут сосны и есть дорожки.

Павильон Волны во дворе Музея Архитектуры
Алексей Козырь, Илья Бабак и Александр Пономарев

 

  1. «Кирпич остается месседжем»

 

Давайте обратимся к не-бутафорской теме – кирпич.

Конечно, но это в том случае, когда не идет речь о замене. Мы смотрим эти дома вот зиловские или еще какие-то современные. Сейчас такая мода – мы хотим как в Нью-Йорке, где много хороших кирпичных домов. Но там-то они сделаны не из панелей, а тут это всё – панельное домостроение. Кирпич режут пополам, собирают кассеты и задвигают за утеплитель. Кирпич остается месседжем. Но постучишь – громыхает. С этой бутафорией бороться невозможно – там такие деньги! Мы со своими домами – пыль по сравнению с этой огромной индустрией.

 

Расскажите о вашем опыте кирпичного строительства.

Ну, у меня все дома – из кирпича. Просто в каких-то случаях фасады делались деревянные, в каких-то – каменные, иногда они обкладывались клинкером. Но у меня нет ни одного не-кирпичного дома. Трехслойные стены с утеплителем, который закрывается кирпичом, а поверх кирпича уже делается фасад.

Единственное исключение – реконструкция щитового дома с ротондой (коттедж в поселке Княжье Озеро. – Ред.). У нас не было другого выхода – дом уже стоял, и никто не хотел его сносить. Мы вокруг этого дома построили как бы скорлупу – и параллельно, конечно, утеплили, чтобы соответствовало всем СНиПам. А затем обложили клинкерным кирпичом.

Коттедж в поселке Княжье Озеро
Алексей Козырь и Илья Бабак

 

Старая постройка заиграла новыми красками.

Спасибо. Я так и хотел. Дом настолько глупый и тупой, что даже клевый. Какой-то теремок для гномов. Но когда я подобрал к нему Katepal (черепица. – Ред.), который подходит этому темному благородному кирпичу, и черный металл, которым сделаны все дымоходы, отмостки, откосы, – дом весь собрался.

 

Какие у вас впечатления от шорт-листа Кирпичного конкурса? На ваш взгляд, молодые архитекторы умеют работать с кирпичом?

Да, очень здорово. Много красивых проектов. Есть сильные работы, а есть реально крутые.

Жилой дом в поселке Архитекторов
Алексей Козырь, Илья Бабак, Вадим Макаров

 

Записала Марина Никифорова

05.11.2020

Извините, 404 ошибка, страница не найдена

4Living



Искать!

  • КомпанииПерсоны
    • Темы
      • Все темы
      • Мебель
      • Свет
      • Сантехника
      • Сад, растения
      • Ремонт
      • Печи и камины
      • Отделочные материалы
      • Электрика
      • Отопление и ГВС
      • Конструкции
      • Интерьер
      • Инструменты
      • Дизайн и архитектура
      • Аксессуары
      • Бытовая техника
    • Комнаты
      • Все комнаты
      • Кухня
      • Столовая
      • Ванная комната
      • Спальня
      • Детская
      • Гостиная
      • Гардеробная
      • Кабинет, библиотека
      • Офис
      • Прихожая
      • Балкон
    • Советы дизайнеров
    • Навигатор
      • Все теги
      • Персоны
      • Компании
      • Маленькие квартиры
      • 3d-проект
      • Домоводство
      • DIY
      • Новости
      • Шторы
      • Цвет
      • Обои
  • Разделы

    Закрыть

    Главная
    • Персоны
    • Компании
    Комнаты
    • Кухня
    • Столовая
    • Ванная комната
    • Спальня
    • Детская
    • Гостиная
    • Гардеробная
    • Кабинет, библиотека
    • Офис
    • Прихожая
    • Балкон
    Темы
    • Мебель
    • Свет
    • Сантехника
    • Сад, растения
    • Ремонт
    • Печи и камины
    • Отделочные материалы
    • Электрика
    • Отопление и ГВС
    • Конструкции
    • Интерьер
    • Инструменты
    • Дизайн и архитектура
    • Аксессуары
    • Бытовая техника
    Навигатор
    • Персоны
    • Компании
    • Маленькие квартиры
    • 3d-проект
    • Домоводство
    • DIY
    • Новости
    • Шторы
    • Цвет
    • Обои
Попробуйте выбрать раздел
Главная
  • Персоны
  • Компании
Комнаты
  • Кухня
  • Столовая
  • Ванная комната
  • Спальня
  • Детская
  • Гостиная
  • Гардеробная
  • Кабинет, библиотека
  • Офис
  • Прихожая
  • Балкон
Темы
  • Мебель
  • Свет
  • Сантехника
  • Сад, растения
  • Ремонт
  • Печи и камины
  • Отделочные материалы
  • Электрика
  • Отопление и ГВС
  • Конструкции
  • Интерьер
  • Инструменты
  • Дизайн и архитектура
  • Аксессуары
  • Бытовая техника
Навигатор
  • Персоны
  • Компании
  • Маленькие квартиры
  • 3d-проект
  • Домоводство
  • DIY
  • Новости
  • Шторы
  • Цвет
  • Обои


4living.ru © 2021

  • Пользовательское соглашение
  • Реклама
  • Письмо редактору

Партнер Рамблера Популярные статьи

Закрыть

  • Римская штора: шаг за шагом
  • Как правильно клеить обои?
  • Быстро, недорого, стильно: дизайн однокомнатной квартиры
  • Как посчитать расход обоев: 13 практических советов
  • Как правильно клеить обои разных типов
  • Кухня-«шкатулка»: неоклассический интерьер на 5 кв. м
  • Какие полы лучше?
  • Двушка в хрущевке: как распланировать пространство
  • Как продать мебель за один клик?
  • Квартиры традиционной планировки: «улучшенки», «хрущевки» и «малогабаритки»
  • Выбор эстета: проект квартиры от Татьяны Козыриной
  • Как обустроить балкон: 6 вариантов
  • Цвет в интерьере
  • Обои для комнаты на солнечной стороне
  • Эргономика кухни: основные принципы
  • Все плюсы обоев
  • Как лучше разместить гардеробную: 8 вариантов планировки
  • Цвет в спальне
  • Мадрид: квартира 40 кв.м
  • Дизайн квартиры 20 кв. м: все поместится
  • Бискайская шкатулка: проект квартиры от Анны Логиновой
  • Париж: студия 15 кв.м
  • Двухкомнатная квартира с многофункциональной детской: проект Ольги Дубровской
  • Как подобрать обои к существующей мебели?
  • Однушка для троих: как вместить всех?
  • Если комната всего одна…
  • Простой элегантный интерьер небольшой квартиры
  • Как выбрать подушку?
  • Размеры постельного белья
  • Трехстворчатая ширма своими руками
  • Посуда для индукционных плит
  • Декор окна: какие шторы всегда в моде
  • Как узнать расход ткани для штор?
  • Топ-5 стиральных машин: по версии М.Видео и посетителей Yandex.Market
  • Псише (зеркало-псише)
  • Наполнители мягкой мебели и диванов
  • Как правильно красить деревянные поверхности?
  • 20 простых идей, как навести порядок в доме и в повседневной жизни
  • Детские одеяла и подушки
  • Как правильно выбрать мебель в тканевой обивке
  • Диван-кровать для себя
  • Оригинальный светильник или копия: как сделать правильный выбор
  • Рулонная штора на пластиковое окно
  • Размеры обеденных столов
  • Как правильно подбирать смеситель к раковине любой формы
  • Современный холодильник: каким он должен быть?
  • Мобильный свет или теория струн
  • 10 ошибок при ремонте ванной
  • Как прививать плодовые деревья?
  • Посадка роз
  • Основные принципы обрезки плодовых деревьев
  • Объем бака водонагревателя
  • Готовые решения освещения для кухни

«Дом с голубями» на ЗИЛе построят к 2023 году :: Город :: Статьи

«Дом с голубями»​ на ЗИЛе, созданный при участии архитекторов Александра Бродского и Алексея Козыря, будет построен в IV квартале 2023 года. Для проекта будут отлиты почти 30 специально созданных бетонных элементов, сообщил главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов. 

«Два корпуса – «Дом-птица» Александра Бродского и «Дом-клетка-для-птицы» Алексея Козыря вместе составляют единое пространство жилого комплекса №15, который уже получил известность как «Дом с голубями». Срок сдачи запланирован на IV квартал 2023 года», — уточнил Сергей Кузнецов. 

 

Архитектор, автор всемирно известных арт-объектов и хедлайнер фестиваля «Архстояние» Александр Бродский работал над корпусом, крыша которого украшена двухметровыми фигурами белых голубей. В композиции этот восьмиэтажный дом олицетворяет птицу. Основатель галереи «Цех V» и соавтор Ледяной пещеры в «Зарядье» Алексей Козырь, в свою очередь, создал вторую часть композиции. Его корпус выше – в нем 16 этажей, он лаконичнее, и архитектурно символизирует клетку для птицы.

 

«Наш проект с Бродским символизирует два начала, — прокомментировал проект Алексей Козырь, — Его корпус получился воздушным, легким, со скульптурами голубей. Мой дом его уравновешивает: рельефная башня с выразительным рисунком задумана как своеобразная клетка для птиц Бродского».

 

«Для создания архитектурного облика 16-этажного корпуса Козыря будут отлиты почти 30 специально созданных бетонных элементов. На верхних этажах в фасаде предусмотрены вставки из стекла кубической формы. Корпус Бродского со скульптурами птиц отличает особый вид кладки клинкерного кирпича, а также большие карнизы и французские балконы», — уточнил Сергей Кузнецов.

 

Жилой комплекс от «Группы ЛСР» полностью обеспечен объектами культурной, социальной, спортивной и образовательной инфраструктуры. Здесь уже благоустроен первый километр набережной Марка Шагала, открыт ландшафтный парк «Тюфелева роща» и действует самая большая в России школа на 2500 учеников.

TATLIN Mono #6 Алексей Козырь 1997–2007

проекты и постройки / projects a nd realis ations 20 cамолетная квартира / airplane apartment

30 жилой дом и домик охраны / residential house and guard house 40 квартира в Луковом переулке / apartment in Lukovy Lane

50 офис на Рочдельской улице / office premises in Rochdelskaya Street 64 стол директора / director’s table

66 аквариум и крутящийся камин / aquarium and a revolving fireplace 70 жилой дом и гараж / residential house and garage 92 лесрояль / lesroyal – a grand piano in the forest 98 камин / fireplace 100 голубятня / pigeon-house 104 стол со стульями / table and chairs

106 дом в Архангельском / house in Arkhangelskoye 128 офис на Павелецкой / office premises in Paveletskaya Street 132 дом в Пестово / house in Pestovo 138 блиндаж / dug-out

ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007 19

план квартиры / layout of apartment

деталь стены / part of wall

/

Россия, Москва, Лефортово

Russia, Moscow, Lefortovo

самолетная квартира

airpla ne ap artment

1995-1997

Нашпигованное электроникой, кусками самолетов, переосмысленными мебельными элементами 42-метровое пространство в панельном доме. Ванна запатентована. / 42x meter space in a prefabricated bearing-wall house stuffed with electronics, parts of aircraft, elements of furniture, the use of which has been reconsidered The bath is a patented article.

20 ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007

вид на прихожую / view of the entrance hall

ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007 21

интерьер кухни-гостиной / interior of the kitchen and the sitting room

22 ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007

ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007 23

вид в сторону спальни / view in the direction of the bedroom

24 ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007

туалет / lavatory

ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007 25

ванная комната / bathroom

26 ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007

ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007 27

спальня / bedroom

28 ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007

ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007 29

общий вид / general view

/ resident ial house a nd gu ard house Russia, Moscow region, settlement of Gorki-10

Россия, Московская область,

поселок «Горки-10»

жилой дом и

домик охраны

1998-2000

Разработана система вентилируемых фасадов, эксплуатируемой кровли, навесных металлоконструк- ций. Домик охраны представляет собой надстройку над генераторной, связанной с ней ногами – коллек- торами. / A system of ventilated facades, an accessible roof area and mounted metal structures was devel- oped. The Guard House is a superstructure over the power station, to which it is connected with two collectors that resemble legs.

30 ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007

план подвала / layout of basement

план 1-го этажа / layout of the 1st floor

план 2-го этажа / layout of the 2nd floor

план кровли / layout of roof

ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007 31

общий вид / general view

фрагмент фасада / fragment of the facade

32 ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007

общий вид со стороны двора / general view, looking from the yard

щель между хозяйственной и жилой частями дома / a slot between the household and the residential

ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007 33

34 ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007

ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007 35

36 ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007

ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007 37

38 ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007

план дома над генераторной / layout of the house over the power station

Экспликация / Explication 1. душевая / washhouse 2. кухня / kitchen 3. спальня / bedroom 3. генераторная / power station

поперечный разрез дома над генераторной / cross-section of the house over the power station

ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007 39

спальня на 2-го этажа / bedroom on the 2nd floor

/

Россия, Москва, Луков переулок

Russia, Moscow, Lukov Lane

Квартира в луковом

Apartm ent in Luk ovy L ane

переулке

19992002

Длительная реконструкция уже «реконструированного дома» и создание интерьера с использованием бетона (кухня), авиационных технологий (лестница) и тика (ванные). Расчет конструкции лестницы про- изведен в КБ «СУХОЙ». / Area 300 m2. Lengthy reconstruction of the «already reconstructed building» and creating interior with the help of concrete (kitchen), aviation technologies (stairs) and teak (bathrooms). Design calculations for stairs was performed by «SUKHOY» design office.

40 ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007

план 1-го этажа / layout of the 1st floor

план 2-го этажа / layout of the 2nd floor

план 3-го этажа / layout of the 3rd floor

ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007 41

кухня на 1-ом этаже / kitchen on the 1st floor

42 ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007

гостиная на 1-ом этаже / sitting room on the 1st floor

ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007 43

фрагмент лестницы / fragment of stairs

сечение 2 / section 2

сечение 3 / section 3

сечение 4 / section 4

сечение 5 / section 5

44 ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007

ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007 45

лестница ведущая на 3-й этаж / stairs leading to the 3rd floor

46 ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007

спальня на 2-ом этаже / bedroom on the 2nd floor

ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007 47

холл 2-го этажа / hall on the 2nd floor

48 ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007

ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007 49

основной план / general layout

/ office premises in rochdelska ya street Russia, Moscow, Rodchelskaya Street

Россия, Москва, Рочдельская улица

офис на рочдельской

улице

19962000

Мансардная крыша была приподнята с использованием 16-ти домкратов. Получено периметральное освещение, нет мертвых зон. Инженерные системы (вентиляция и кондиционирование) перенесены на крышу. Интерьер основан на сочетании разных фактур бетона (впоследствии запатентованных), инди- видуальных изделий из металла, стекла и дерева (колонны, двери, перегородки, столы и т.п.). / Mansard roof was lifted with the help of 16 jacks. This allowed to arrange perimeter lighting, there are no blind spots. Engineering systems (ventilation and air conditioning) have been moved to the roof. The interior is based on the combination of various textures of concrete (which have been patented later), individual articles made of metal, glass and wood (pillars, doors, partitions, tables, etc).

50 ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007

ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007 51

52 ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007

ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007 53

54 ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007

ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007 55

56 ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007

ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007 57

58 ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007

ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007 59

60 ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007

ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007 61

62 ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007

ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007 63

/

Стол директора Россия, Москва, квартира в Кисловском переулке

Russia, Moscow, apartment in Kislovsky Lane

Direct or’s Table

19981999

Стол с откатной переговорной секцией и поворотными стеклянными тумбами. Материал — металл и стекло. / A table with a moving conference table section and revolving glass cabinets .

64 ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007

ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007 65

/ Aquarium and a R evol ving Firepl ace Russia, Moscow, a house in Gorki

Россия, Москва, дом в поселке «Горки»

аквариум и

поворачивающийся камин

1998-1999

Аквариум консольно висит в проеме стены, а камин поворачивается вокруг оси. / The aquarium hangs over in the aperture in the wall, and the fireplace revolves around its axis.

66 ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007

ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007 67

68 ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007

ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007 69

/

Россия, Московская область, поселок «Горки-2»

Russia, Moscow region, settlement of Gorki-2

жилой дом и гараж

resident ial house and g ar age

19992002

Разработана фасадная система для навески каменных слэбов, а также сборный тиково-нержавеющий фасад пристройки. Пристройка с бассейном вывешивалась на временных конструкциях, чтобы сделать по ним монолитное перекрытие, а затем, с помощью домкратов временная конструкция менялась на конс- трукции заводского изготовления — фермы и колонны. Для интерьера была разработана система освеще- ния на основе регулируемых ламп дневного света. Гараж представляет собой два врезанных друг в друга объема: гараж и домик прислуги. По врезке проходят лестница и коллектора./ A facade system to mount stone slabs and a unit-built teakwood and rustless facade of the superstructure have been developed. The su- perstructure and the pool were mounted on temporary structures, so that a monolith floor could be based on them, and then with the help of jacks the temporary structure was substituted with precast structures, trusses and pillars. A lightning system based on adjustable daylight lamps has been developed. The garage represents two volumes, one entering the other. Garage and Servants House The stairs and collectors are located at the border of the two volumes.

70 ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007

план 1-го этажа / layout of the 1st floor

Экспликация к плану 1-го этажа / Explication for the layout of the 1st floor 1. Кухня / kitchen

2. Гардеробная / wardrobe 3. Кладовая / storage room 4. Санузел / bathroom and lavatory

5. Столовая / dining room 6. Гостиная / sitting room 7. Бассейн / pool

8. Гостевая / guest room 9. Душевая / washhouse 10. Гардеробная / wardrobe 11. Тамбур / lobby 12. Гардероб / wardrobe 13. Телевизионная / television room 14. Каминная / Fireplace

план 2-го этажа / layout of the 2nd floor

Экспликация к плану 2-го этажа / Explication for the layout of the 2nd floor 1. Второй свет / second lights 2, 6, 7. Ванная / bathroom 3, 8. Детская / nursery 4. Хозяйская спальня / master bedroom 5, 9. Гардеробная / wardrobe 10. Терраса / terrace

план 3-го этажа / layout of the 3rd floor

Экспликация к плану 3-го этажа / Explication for the layout of the 3rd floor 1. Кабинет / study 2. Душевая / washhouse 3. Терраса / terrace

ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007 71

аксонометрический разрез / axonometric section

72 ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007

ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007 73

74 ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007

ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007 75

76 ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007

ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007 77

78 ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007

ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007 79

80 ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007

ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007 81

82 ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007

ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007 83

84 ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007

ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007 85

86 ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007

ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007 87

фасады гаража / facades of garage

план гаража на отм. +0.000 / garage layout at level +0.000

план гаража на отм. +3.300 / garage layout at level +3.300

разрез I-I / section I-I

разрез II-II / section II-II

88 ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007

ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007 89

90 ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007

ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007 91

основной фасад / site view

основной план / general layout

аксонометрия / axonometry

/ Lesro yal – A Gra nd Pia no in the Forest Russia, Moscow region, Klyazma water reservoir

Россия, Московская область, Клязьминское водохранилище

лесрояль

2005

Инсталляция сделана для фестиваля «АртКлязьмы» как прототип лестницы для коттеджа, но в отличие от оригинала каждая ступенька подпружинена и соединена тросом с колоколом на смотровой площадке. Приведена в негодность вандалами. / The installation was made for ArtKlyazma festival as a prototype of a staircase for a cottage, but, unlike the original staircase, each stair has a spring under it and is connected with a bell on the observation platform with the help of a rope. It has been put out of order by vandals.

92 ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007

ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007 93

94 ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007

ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007 95

96 ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007

ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007 97

/

Россия, Московская область, поселок «Х-парк»

Russia, Moscow region, settlement of «X-Park»

камин

firepla ce

2005

Задумывался как основной стержень интерьера одного из домов в поселке «Х-парк». / The idea behind it was that it had to serve as a pivot for interior of one of the houses in «X-Park» settlement.

98 ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007

сечение на отм. +0.600 / section at level +0.600

сечение на отм. +2.900 / section at level +2.900

сечение на отм. +4.100 / section at level +4.100

ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007 99

основной план / general layout

основной фасад / main facade

/

Россия, Москва, Центральный дом художника

Russia, Moscow, Central House of Artists

голубятня

pigeon-house

2005

Инсталляция сделана как экспозиционная стена для фото голубятен. / The installation was created to act as an exposition stand for photos of pigeon-houses.

100 ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007

процесс монтажа / mounting process

ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007 101

102 ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007

ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007 103

/

стол со стульями

тa ble a nd chairs

2001 Стулья задвигаются под стол и создают с ним единый монолит. / The chairs fit under the table and together with the table turn into a solid monolith.

104 ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007

ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007 105

генплан / general plan

/

Россия, Московская область

Russia, Moscow region, settlement of Arkhangelskoye

село Архангельское

дом в архангельском

house in arkha ngelsk oye

20032007

Комплекс из дома (800 м 2 ) и гостевого флигеля (300 м 2 ), облицовка керамической плиткой и мозаикой. Балконы – нержавеющая сталь и дерево – амарант. / The residential complex consists of a house (800 m 2 ) and a guest house (300 m 2 ),faced with tile and mosaic. Balconies are made of stainless steel and amaranth wood.

106 ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007

ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007 107

Экспликация к плану 1-го этажа / Explication for the layout of the 1st floor 101. Тамбур / lobby 102. Холл / hall 103. Кухня / kitchen 104. Столовая / dining room 105. Гостиная / sitting room 106. Кабинет / study 107. Комната отдыха / bathroom 108. Купель / font 109. Санузел / bathroom and lavatory 110. Сауна / sauna 111. Гостевой санузел / guest bathroom 112. Гардеробная / wardrobe

Экспликация к плану подвала / Explication to the basement layout 001. Домашний кинотеатр / home theatre 002, 004, 005. Технические помещения / maintenance premises 003. Коридор / passageway 006. Постирочная / laundry 007. Кладовая / storage room 008. Винный погреб / wine vault 009. Тренажерная / gym 010. Резервное помещение / spare room 011. Бильярдная / billiards room 012. Холл / hall

план подвала / layout of basement

план 1-го этажа / layout of the 1nd floor

план 2-го этажа / layout of the 2nd floor

план кровли / roof layout

Экспликация к плану 2-го этажа / Explication for the layout of the 2nd floor 201, 203. Спальня / bedroom 202. Галерея / gallery 204, 208. Санузел / bathroom and lavatory 005, 206. Гардероб / wardrobe 007. Тамбур / lobby

108 ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007

ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007 109

фасады / facades

разрез 2-2 / section 2-2

разрез 1-1 / section 1-1

110 ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007

ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007 111

ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007 121

деталь покрытия светового фонаря / element of the cover for a lantern light

122 ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007

ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007 123

план подвала / basement layout

план 1-го этажа / layout of the 1st floor

план 2-го этажа / layout of the 2nd floor

план кровли / roof layout

124 ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007

ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007 125

фасады / facades

продольный разрез / longitudinal section

поперечный разрез / cross-section

126 ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007

ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007 127

генплан / general plan

/ office premises in Paveletska ya street Russia, Moscow, area nearby Paveletsky train station

Россия, Москва, район Павелецкого вокзала

офисное здание на Павелецкой

2005

Изначально проект очень понравился девелоперам, но потом они сочли его слишком рисковым. / The developers were pleased with the original project, but later thought it would be too risky.

128 ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007

общий вид / general view

ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007 129

аксонометрический разрез / axonometric section

130 ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007

основной фасад / main facade

план 1-го этажа / layout of the 1st floor

план типового этажа / standard floor layout

ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007 131

генплан / general plan

/

Россия, Московская область, село Пестово

Russia, Moscow region, settlement of Pestovo

дом в Пестово

house in Pest ovo

2006

Структура план дома вдохновлена картиной неизвестного русского художника первой половины ХХ века «Русский танец». / The layout of the house was inspired by a painting «A Russian Dance» by an un- known Russian artist who lived in the first half of the XX century.

132 ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007

ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007 133

план подвала / basement layout

план 1-го этажа / layout of the 1st floor

план 2-го этажа / layout of the 2nd floor

134 ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007

ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007 135

фасады / facades

136 ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007

поперечный разрез / cross-section

общий вид / general view

ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007 137

основной план / general layout

поперечный разрез / cross-section

продольный разрез / longitudinal section

/

Россия, Московская область

Russia, Moscow region, settlement of Nikola-Lenivets

село Никола-Ленивец

блиндаж

dug-out

19962000

Сделан для фестиваля «Архстояния». Пользуется популярностью у любителей выпить. / Created for Archstoyanie festival It is popular with those fond of the bottle.

138 ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007

фото с макета / photo of a replica

ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007 139

процесс строительства / construction process

140 ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007

ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007 141

данные о проектах / credits

Air pl ane Apartment location / Russia, Moscow, Lefortovo architects / A. Kozyr, I. Chuvelev, N. Lobanova civil Engineer / M. Kovachevich metal Manufacture / DOTM Company design started / 1995 construction completed / 1997 photo / D. Livshits

C амолетная квартира место / Россия, Москва, Лефортово архитекторы / А. Козырь, И. Чувелев, Н. Лобанова строитель / Ковачевич М. изделия из металла / компания «ДОТ-М»

начало проектирования / 1995 окончание строительства / 1997 фото / Д. Лившиц

R esident ial House and Guard House location / Russia, Moscow region, settlement of Gorki-10 architects / A. Kozyr, I. Babak design engineers / A. Plotnikov, I. Seliverstov civil engineers / V. Kuznetsov, G. Bakitko metal Manufacture / DOTM Company wooden Manufacture / V. Pirogov concrete Manufacture / V. Fedunov design started / 1998 construction completed / 2000 photo / V. Kuznetsov, K. Ovchinnikov, I. Babak Apartment in L uk ovy La ne location / Russia, Moscow, Lukov Lane architects / A. Kozyr, I. Babak design engineers / A. Plotnikov, I. Seliverstov civil engineers / V. Kuznetsov, G. Bakitko metal Manufacture / DOTM Company wooden Manufacture / V. Pirogov concrete Manufacture / V. Fedunov design calculations, stairs / SUKHOY Design Office design started / 1999

Жилой дом и домик охраны место / Россия, Московская область, поселок «Горки-10» архитекторы / А. Козырь, И. Бабак конструкторы / А. Плотников, И. Селиверстов строители / В. Кузнецов, Г. Бакитько изделия из металла / компания «ДОТ-М» изделия из дерева / В. Пирогов изделия из бетона / В. Федунов начало проектирования / 1998 окончание строительства / 2000 фото / В. Кузнецов, К. Овчинников, И. Бабак Квартира в Луковом переулке место / Россия, Москва, Луков переулок архитекторы / А. Козырь, И. Бабак конструкторы / А. Плотников, И. Селиверстов строители / В. Кузнецов, Г. Бакитько изделия из металла / компания «ДОТ-М»

изделия из дерева / В. Пирогов изделия из бетона / В. Федунов расчеты лестницы / КБ «СУХОЙ» начало проектирования / 1999 окончание строительства / 2002 фото / М. Степанов, И. Бабак

construction completed / 2002 photo / M. Stepanov, I. Babak

Office Premises in R ochdelsk aya Street location / Russia, Moscow, Rochedelskaya Street architects / A. Kozyr, I. Chuvelev, I. Babak design engineers / A. Plotnikov, I. Seliverstov civil engineers / V. Kuznetsov, G. Bakitko

Офис на Рочдельской улице место / Россия, Москва, Рочдельская улица архитекторы / А. Козырь, И. Чувелев, И. Бабак конструкторы / А. Плотников, И. Селиверстов строители / В. Кузнецов, Г. Бакитько изделия из металла / компания «ДОТ-М»

metal Manufacture / DOTM Company wooden Manufacture / V. Pirogov concrete Manufacture / V. Fedunov design started / 2001 construction completed / 2002 photo / K. Ovchinnikov, I. Babak Direct or’s Table location / Russia, Moscow, a private apartment in Kislovsky Lane architect / A. Kozyr design engineer / I. Seliverstov metal manufacture / I. Seliverstov

изделия из дерева / В. Пирогов изделия из бетона / В. Федунов начало проектирования / 2001 окончание строительства / 2002 фото / К. Овчинников, И. Бабак Стол директора место / Россия, Москва, частная квартира в Кисловском переулке архитектор / А. Козырь конструктор / И. Селиверстов изделия из металла / И. Селиверстов начало проектирования / 1998 реализация / 1999 фото / Е. Лучшин Аквариум и крутящийся камин место / Россия, Москва, дом в Горках архитектор / А. Козырь конструктор / И. Селиверстов

design started / 1998 implementation / 1999 photo / E. Luchshin

Aquarium and a R evol ving Fire pl ace location / Russia, Moscow, a house in Gorki architect / A. Kozyr

design engineer / I. Seliverstov metal manufacture / I. Seliverstov

design started / 1998 implementation / 1999 photo / E. Lifschiz

142 ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007

изделия из металла / И. Селиверстов начало проектирования / 1998

R esident ial House and Gar age location / Russia, Moscow region, settlement of Gorki-2 architects / A. Kozyr, I. Babak design engineers / A. Plotnikov, I. Seliverstov civil engineers / V. Kuznetsov, G. Bakitko

settlement of Pestovo architects / A. Kozyr, I. Babak design engineer / A. Plotnikov design started / 2006 Dug-out location / Russia, Moscow region, settlement of Nikola-Lenivets architects / A. Kozyr, I. Babak wooden Manufacture / V. Pirogov design started / 2006 construction completed / 2006 photo / I. Babak, N. Polissky

реализация / 1999 фото / Е. Лифшиц

Жилой дом и гараж место / Россия, Московская область, поселок «Горки-2» архитекторы / Козырь А., Бабак И. конструктор / Плотников А., Селиверстов И. строители / В. Кузнецов, Г. Бакитько изделия из металла / компания «ДОТ-М»

metal Manufacture / DOTM Company wooden Manufacture / V. Pirogov concrete Manufacture / V. Fedunov design started / 1999 construction completed / 2002 photo / V. Kuznetsov, I. Babak L esro yal – A Gr and Pi ano in the Forest location / Russia, Moscow region, Klyazma water reservoir

изделия из дерева / В. Пирогов изделия из бетона / В. Федунов начало проектирования / 1999 окончание строительства / 2002 фото / В. Кузнецов, И. Бабак Лесрояль место / Россия, Московская область, Клазьминское водохранилище архитекторы / А. Козырь, И. Бабак, (в соавторстве с А. Урбан) изделия из дерева / В. Пирогов начало проектирования / 2005 окончание строительства / 2005 фото / И. Бабак, Г. Бакитько Камин место / Россия, Московская область, поселок «Х-парк» архитекторы / А. Козырь, И. Бабак (в соавторстве с А. Урбан) конструктор / И. Селиверстов начало проектирования / 2005 окончание строительства / 2005 фото / А. Козырь Голубятня архитекторы / А. Козырь, И. Бабак (в соавторстве с А. Урбан) изделия из дерева / В.Пирогов начало проектирования / 2005 окончание строительства / 2005 фото / А. Козырь, А. Урбан Стол со стульями начало проектирования / 2001 реализация / 2001

architects / A. Kozyr, I. Babak (in cooperation with A.E. Urban) wooden manufacture / V. Pirogov design started / 2005 construction completed / 2005 photo / I. Babak, G. Bakitko Fire pl ace architects / A. Kozyr, I. Babak (in cooperation with A.E. Urban) design engineer / I. Seliverstov design started / 2005 construction completed / 2005 photo / A. Kozyr Pigeon-house architects / A. Kozyr, I. Babak (in cooperation with A.E. Urban) wooden manufacture / V. Pirogov design started / 2005 construction completed / 2005 photo / A. Kozyr, A. Urban

Офис на Павелецкой место / Россия, Москва, район Павелецкого вокзала

архитекторы / А. Козырь, И. Бабак начало проектирования / 2005

Table and Chairs design started / 2001 implementation / 2001

Дом в Пестово место / Россия, Московская область, село Пестово архитекторы /А. Козырь, И. Бабак конструктор / А. Плотников начало проектирования / 2006 Блиндаж место / Россия, Московская область, село Никола-Ленивец архитекторы / А. Козырь, И. Бабак изделия из дерева / В. Пирогов начало проектирования / 2006 окончание строительства / 2006 фото / И. Бабак, Н. Полисский

House in Arkh angelsk oye location / Russia, Moscow region,

settlement of Arkhangelskoye architects / A. Kozyr, I. Babak design engineers / A. Plotnikov, I. Seliverstov civil engineers / V. Kuznetsov, G. Bakitko metal Manufacture / DOTM Company

wooden Manufacture / V. Pirogov concrete Manufacture / V. Fedunov design started / 2003 construction completed / 2007 photo / I. Babak

Дом в Архангельском место / Россия, Московская область, село Архангельское архитекторы / А. Козырь, И. Бабак конструкторы / А. Плотников, И. Селиверстов строители / В. Кузнецов, Г. Бакитько изделия из металла / компания «ДОТ-М»

Office Premises In Paveletsk aya Street location / Russia, Moscow, area nearby Paveletsky train station architects / A. Kozyr, I. Babak design started / 2005

изделия из дерева / В. Пирогов изделия из бетона / В. Федунов начало проектирования / 2003 окончание строительства / 2007 фото / И. Бабак

House in Pest ovo location / Russia, Moscow region,

ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007 143

144 ТАТЛИН_MONO №1(6)44_2007

Lavki | Home

Идея создания коллекции лавок по эскизам российских архитекторов возникла осенью 2016 г. На предложение Lumi откликнулись десять ведущих архитекторов Москвы. Спустя полгода кропотливой работы экспозиция была впервые представлена на выставке «АРХ Москва 2017», где сразу получила признание профессионального сообщества. Архитектурный эксперимент Lumi стал по-настоящему успешным воплощением самых разных идей в сочетании с уникальной возможностью опробовать новые технологии.

Спецпроект «Лавка Архитектора» от компании Lumi представляет арт-лавки ведущих российских архитекторов: Александра Бродского, Михаила Белова, Тотана Кузембаева, Владимира Кузьмина и Николая Калошина (Проектная группа «Поле Дизайн»), Арсения Леоновича и архитектурного бюро «ПАНАКОМ», Наринэ Тютчевой и Петра Попова (АБ»Рождественка»), архитектурного бюро «DNK ag», BUROMOSCOW, архитектурной мастерской «Атриум», архитектурная мастерской Алексея Козыря (Алексей Козырь и Илья Бабак).

График участия в выставках

Май 2017: АРХ Москва 2017, диплом в номинации «Лучший специальный проект в области дизайна»

Июнь 2017: Книжный фестиваль «Красная площадь»

Июль 2017: VI Московский международный фестиваль садов и цветов в парке искусств Музеон

Следите за нашими обновлениями в ленте новостей на сайте и фейсбуке Lumi.

Александр Бродский

Арсений Леонович

и архитектурное бюро «ПАНАКОМ»

Владимир Кузьмин и Николай Калошин

(Проектная группа «Поле Дизайн»)

Тотан Кузембаев

и архитектурная мастерская Тотана Кузембаева

Наринэ Тютчева

и Петр Попов АБ «Рождественка»

архитектурное бюро «DNKag»

архитектурная мастерская «Атриум»

Алексей Козырь и Илья Бабак

архитектурная мастерская Алексея Козыря

Приложения: Последние новости России и мира – Коммерсантъ Интерьер (10924)


В 90-е годы в России появился «коллекционный» жилой интерьер. Его авторы не интерьерщики. Это восходящие звезды большой архитектуры. Поэтому сделанные ими квартиры через некоторое время будут стоить огромных денег.
       
       Слава архитекторов несоизмерима со славой декораторов и дизайнеров. Архитектура — это большие деньги, это идеология и даже политика, поскольку власть любит создавать себе имидж архитектурными средствами. Когда звезда архитектуры снисходит до интерьера или мебели, все, к чему она прикасается, становится предметом коллекционерской страсти, будь то квартира, диван или дверная ручка.
       В России таких «коллекционных» квартир особенно много. Здесь в 90-х годах сложилась уникальная ситуация: интерьер стал самым выигрышным экспериментальным жанром, как на Западе — музей современного искусства. Из-за чудовищной бюрократической системы согласований создать в городе хорошую архитектуру было трудно, поэтому интерьер оказался резервацией, где были вынуждены реализовать себя наши гении, особенно молодые.
       В этой статье упоминаются семь топовых имен, хотя их больше. Но эти авторы успели создать частные интерьеры, ставшие сенсацией и отмеченные профессиональной и «глянцевой» прессой. Александр Бродский и Михаил Филиппов выигрывали мировые конкурсы еще в 80-х (редчайшие для советских времен случаи). Остальные: Алексей Козырь, Юрий Григорян (бюро «Меганом»), Антон Надточий/Вера Бутко, Левон Айрапетов/Павел Романов, Светлана Головина — сформировались и были оценены в профессиональной среде позже, в 90-х.
       У всех у них есть интерьеры-хиты. У Филиппова — квартиры «Лестница в небо» и «Венеция», у Бродского — квартира галериста Марата Гельмана, у Козыря — интерьер из частей самолета, у Григоряна — бетонная квартира, у Головиной — фантастическая изба, у Айрапетова/Романова — квартира «Взрыв на Патриарших», у Надточия/Бутко — квартира XXI века.
       Но отношения между архитектором и заказчиком пока не сформированы. Во-первых, для заказчика не существует архитекторов-брэндов. Да, люди реагируют на публикации в журналах, но пока не готовы платить известному архитектору больше, чем неизвестному.
       Алексей Козырь говорит: «Мои заказчики — люди, склонные к эпатажу. Они приходят по публикациям: видят мои квартиры в журнале, их впечатляет, просят сделать крутую квартиру. Готовы рисковать, я им благодарен за это. Есть другой тип заказчиков, для которых имя не имеет значения. Они беспроигрышные квартиры хотят, в викторианском стиле например. Такие заказчики передают архитектора из рук в руки, как семейного зубного врача или гинеколога».
       Во-вторых, у нас не выработано правильного отношения к авторскому дизайну. Во всем мире авторская вещь стоит в несколько раз больше, чем серийная. Здесь не так. Архитектору приходится объяснять клиенту, почему за лестницу сложнейшей конструкции, спроектированную местными инженерами, надо платить больше, чем за кровать фирмы B & B.
       Сколько стоит работа архитектора? По Москве — $50-300 за квадратный метр. В западной практике проектные работы составляют от 8% до 12% сметной стоимости. В России этот принцип ценообразования не работает, потому что никто из заказчиков не говорит, сколько он хочет потратить.
       Может ли архитектурный интерьер быть инвестицией? На Западе это так и есть: интерьер (дом) архитектора с именем давно считается капиталовложением. Виллы Ле Корбюзье стоят больших денег. Их покупают охотно, но живут в них обычно недолго, лет пять, потом перепродают. Их рассматривают именно как вложение денег. В России такое бывает только с дореволюционной архитектурой. В Петербурге сохранились аристократические квартиры в стиле неоклассики. Сегодня это одни из самых дорогих интерьеров.
       Современные мэтры западной архитектуры проектируют частный интерьер редко. Но вещи у них получаются запредельные. Голландец Рем Кулхаас (Rem Koolhaas), например, построил во Флуараке дом для инвалида с кабинетом-лифтом: платформа с письменным столом перемещается между тремя этажами. Жак Херцог с Пьером де Мероном (Jaques Herzog & Pierre de Meuron) придумали дом для коллекционера видео-арта с перегородками-экранами. Через десять лет эти дома либо станут музеями, либо, оставаясь частным жильем, будут сдаваться за баснословные деньги.
       Наши звезды вышли на уровень западных по таланту, но еще не имеют столь крупных заказов. Для архитекторов это плохо. Для заказчиков, наоборот, хорошо. Заказчики могут этой ситуацией воспользоваться. Заказать западной звезде квартиру дорого. Русские архитекторы, пока они еще на взлете, по цене доступны. Вывод прост: хотите сделать коллекционный интерьер — зовите архитектора не интерьерного масштаба.
       ЛАРИСА КОПЫЛОВА, заместитель главного редактора журнала «Интерьер + Дизайн», специально для Ъ
       

Стили архитектурных жилых топ-интерьеров

Классика, или классицизм,— архитектура, где есть ордер (пропорциональная система, все части которой — колонны, арки, фронтоны и проч.— основаны на человеческих и природных пропорциях типа золотого сечения). Принципы сформулированы древнеримским зодчим Витрувием в I веке до н. э.
Модернизм — архитектура простых геометрических форм, брезгующая завитками и украшениями, следующая логике конструкции, что позволяет применять ее в массовом строительстве. Основные принципы сформулированы в 20-х годах ХХ века Ле Корбюзье, русскими конструктивистами и школой Баухауза.
        Постмодернизм — ироничное цитирование любых исторических и современных стилей (например, колонна, перевернутая вверх ногами, и прочие шутки). Идеологи — архитектор Роберт Вентури (Robert Venturi) и критик Чарльз Дженкс (Charles Jencks). Постмодернизм возник в 70-х годах ХХ века.
Деконструкция — всякий отход от конструкции, нарушение ее логики. Идеологи (60-е годы ХХ века) — архитектор Питер Айзенманн (Peter Eisenmann) и философ Жак Деррида (Jaques Derrida). Архитектура деконструкции выглядит, как осколки от взрыва или руины.
Здесь упоминаются только главные стили большой архитектуры, поскольку именно в них работают топ-архитекторы во всем мире и в России. Так называемые декорационные стили, которые различают по королям (викторианский, георгианский), по странам (японский, провансальский), по тенденциям, заимствованным из искусства, моды и еды,— сфера деятельности декораторов.

Звезды российской архитектуры

        Михаил Филиппов — человек с градостроительным мышлением. Сделал великолепный классицистический проект «Московская Венеция» для острова за Домом на набережной. Представлял Россию на Венецианской биеннале 2000 — главной архитектурной выставке мира.
        Александр Бродский признан лучшим художником Европы на Миланской биеннале в 2001 году. Выиграл конкурс на городскую скульптуру в Питтсбурге, где она и была установлена. Интерьерные объекты Бродского имеют тот же музейный статус, что и его инсталляции.

Алексей Козырь прославился всякими техническими штуковинами вроде крутящегося камина. Одна из его вещей — инсталляция для офиса ЛУКОЙЛа — только что выставлялась в Париже в Центре Помпиду.

Светлана Головина кроме знаменитой фантастической избы в деревне Дубки построила в Москве особняк, бильярдный клуб, а сейчас проектирует большой рекреационный комплекс в Подмосковье.

Юрий Григорян и бюро «Меганом» построили несколько загородных домов, каждый из которых становился культурным явлением. Один из них включен в коллекцию современной архитектуры Музея архитектуры имени Щусева.

Антон Надточий и Вера Бутко (бюро «Атриум») создали несколько офисов и загородных домов в стиле деконструкции. Именно они стали авторами московского бутика Cappellini.

Левон Айрапетов и Павел Романов, авторы квартир с «искаженным пространством», получили приз за лучший интерьер на фестивале «Зодчество-2001».

Антарктида: первый континент, представленный на Венецианской биеннале архитектуры

Антарктический павильон, созданный по заказу Александра Пономарева и курируемый Надимом Самманом, объединяет ведущих международных архитекторов и художников для изучения нынешних и будущих моделей жизни в Антарктиде. В числе участников: Юрий Аввакумов, Александр Бродский, Марсель Динахет, Юрий Григорян, Заха Хадид / Studio Hadid Vienna, Hugh Broughton Architects, Юрген Майер Х., Алексей Козырь, Тотан Кузембаев, Мариэль Нойдекер, Алекс Шведер, Сергей Скуратов Architects, Veech Media Архитектура (ВМА) Елизавета Винтова и Александр Зеликин.

Спустя более века после того, как человек впервые ступил на самый труднодоступный участок суши, в Антарктиде проживает 1162 человека в течение бессолнечной зимы и 4000 человек в летние месяцы (а также 26000 туристов). Тем не менее, почти все без исключения антарктические станции проектируются инженерами с минимальным эстетическим учетом условий жизни. Как их псевдо-архитектура определяет отношения человека с континентом? Что еще более важно, каковы альтернативы? Проекты, представленные в этом павильоне, направлены на прошлое, настоящее и будущее, значимость и сила которых выходят за рамки южнополярной географии и предлагают расширенное антарктическое воображение.

Общая сценография выставки была разработана архитектурной студией Алексея Козыря и обращается к временному характеру архитектуры Антарктиды, а также к логистической реальности необходимости транспортировки всех строительных материалов на континент. Ряд кейсов того же типа, что используется для транспортировки научного оборудования, будет служить цоколем для макетов, созданных архитекторами.

Антарктический павильон — это долгосрочный проект, изначально направленный на то, чтобы привлечь внимание архитекторов к их пренебрежению к тому, что строится в Южном полярном регионе.Со временем эта программа повлияет на дизайн реальных станций.

Статус павильона как «[транс] национального павильона» представляет собой полемику с чрезмерно детерминированной на национальном уровне структурой Биеннале: квазиинституциональное требование представлять транснациональную сферу, противоречащее политике территориального представительства фестиваля. Что еще более важно, это указывает на Антарктиду как на своего рода Джардини, в котором по-прежнему преобладают одержимые суверенитетом культурные амбиции, актуальные два столетия назад.

Несмотря на все километры земли, не пройденной человеческими ногами, безымянные горы и неизвестные существа, Антарктида остается культурным пространством. Проекты, представленные в этом павильоне, являются свидетельством того, что антарктическому сообществу еще предстоит познать себя — и весь континент — способами, выходящими за рамки национальных научных миссий. Среди энтузиастов и неразработанных схем обитает обещание нового антарктического человека.

«Антарктический павильон» инициирован художником Александром Пономаревым. Опираясь на его опыт работы в мореплавании и раннюю карьеру подводника, работа Пономарева в основном связана с путешествиями по морю и отдаленной местности — контекстами, в которых исследуются отношения между иллюзией и реальностью, полезность искусства и меняющиеся приливы в личной и культурной жизни. история.Пономарев регулярно бывает в Антарктиде и реализовал множество проектов на континенте. Антарктический павильон основан на его давнем интересе к потенциалу Антарктиды как области культуры.

Антарктический павильон — это европейская интерфейсная платформа для проведения биеннале в Антарктиде, разработанная и реализованная художником Александром Пономаревым и курируемая Надимом Самманом. Антарктическая биеннале будет проходить в 2015-16 гг. На борту международных исследовательских судов. Антарктическая биеннале задумана как культурный обмен между художниками, учеными и вспомогательным персоналом континента.

Суббота, 7 июня — воскресенье, 23 ноября 2014 г. Континент впервые будет представлен на Венецианской биеннале архитектуры


Похожие сообщения

Победители Первой антарктической биеннале Шо Хасегава и Густав Дусинг посетят Южный континент

Японский художник Шо Хасегава и немецкий архитектор Густав Дузинг были названы победителями первой Антарктической биеннале , чтобы совершить экспедицию на Южный континент в марте 2017 года. Два имени были объявлены в рамках недавно начатой ​​междисциплинарной антарктической биеннале во время Art Basel Miami Beach в этом месяце.

Шо Хасэгава и Густав Дусинг присоединятся к группе выдающихся художников, ученых и провидцев в экспедиции на Южный континент в марте 2017 года и реализуют свои работы. Победители и финалисты были выбраны из более чем 500 заявок из 59 стран независимым жюри, в состав которого вошли комиссар Антарктической биеннале Александр Пономарев и члены Художественного консультативного совета — Ханс-Ульрих Обрист, Хани Рашид, Шейха. Хор аль-Касими и Надим Самман.

Изображение предоставлено Антарктической биеннале

Антарктическая биеннале — это новое образование, которое исследует различные выставочные модели и исследует культурный потенциал Антарктиды. Биеннале является первой в своем роде и расширяет границы искусства как международного социокультурного феномена, который использует художественные, научные и философские методологии для решения общих пространств, таких как Антарктида, Океан и космическое пространство.

Видение биеннале основано на уникальном сообществе людей, заинтересованных в переосмыслении будущего общих пространств, начиная с антарктической культуры как модели глобального развития. Антарктическая биеннале собирает около 100 участников художников, исследователей и провидцев со всего мира — чтобы исследовать и размышлять об универсальном культурном будущем Антарктиды как модели других «общих пространств», таких как Океан и Космическое пространство.

Изображение предоставлено Антарктической биеннале

Вместо обычных национальных павильонов макет биеннале будет проезжать экспедицию из Ушуайи в гавани Парадайз и Орн. Другие маршруты включают остров Кувервиль, пролив Эррера, пролив Лемэр, остров Плено, остров Петерманн, пролив Пенола, Южные Шетландские острова, остров Десепшн, остров Хаф-Мун, мыс Ханна или гавань Янки и мыс Горн.Во время путешествия у художников и исследователей будет несколько высадок на континенте, посещение научных станций и т. Д.

Корабль антарктической биеннале. Изображение любезно предоставлено Антарктической биеннале

Биеннале Экспедиция будет осуществляться на огромном корабле под названием «Корабль антарктической биеннале», спроектированном и построенном как научно-исследовательское судно в Финляндии в 1988 году. Этот 117-метровый корабль современный, удобный, безопасный. и усиленные льдом. Корабль включает в себя все необходимые общественные места для запланированной дискуссионной программы и творческих лабораторий: презентационный зал, библиотеку, мультимедийный зал и гостиную.

На протяжении всей биеннале на борту экспедиционного судна, исследовательского корабля «Академик Иоффе», задуманного как плавучая студия, конференц-зал и выставочное пространство, будут проходить акции, выступления и дискуссии. Кроме того, во время высадки в различных местах Антарктики художники временно устанавливают произведения искусства или участвуют в представлениях.

Томас Сарасено, Solar Bell L, 2013. Изображение предоставлено Антарктической биеннале

Мобильность, специфика местности, экологическая совместимость, художественная выразительность и концептуальная острота будут определять эти вмешательства.Все инсталляции, созданные в ходе экспедиции, будут демонтированы и загружены обратно на корабль, чтобы их жизнь продолжалась в ведущих музеях и художественных центрах мира. Некоторые из произведений искусства войдут в коллекцию Антарктической биеннале.

Александр Пономарев — комиссар Антарктической биеннале, а в консультативном совете представлены важные имена; Ханс-Ульрих Обрист, Хани Рашид, Сэм Келлер, Надим Самман и Шейха Хор аль-Касими.

Антарктида Хани Рашида: рецикличность.Изображение предоставлено Антарктической биеннале

Первый антарктический павильон, созданный в 2014 году в качестве международного интерфейса Антарктической биеннале (при поддержке благотворительного фонда AVC), Антарктический павильон является первым наднациональным павильоном на Венецианской биеннале. Хани Рашид представил свой проект «Антарктида: рецикличность» на 15-й Венецианской биеннале архитектуры в 2016 году. Антарктический павильон располагался в Фондако Марчелло, Сан-Марко 3415 (Calle dei Garzoni), Венеция.

Изображение вверху: Антарктопия Алексея Козыря, Венецианская биеннале архитектуры 2014.Изображение предоставлено Антарктической биеннале

> через Антарктическую биеннале

Отношения Папуа-Новой Гвинеи и США

Папуа-Новая Гвинея — самое густонаселенное тихоокеанское островное государство (в 2013 году здесь проживало около 7800000 человек), страна является важным спутником США в поддержании мира и безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе. . В стране устойчивый экономический рост за счет энергии, сельского хозяйства и минеральных ресурсов. Папуа-Новая Гвинея также сталкивается с проблемами: слабые навыки управления, коррупция, ограниченные возможности для предоставления основных услуг, ухудшение системы здравоохранения и серьезная эпидемия ВИЧ и СПИДа среди ключевых групп населения в Хайленде.

Соединенные Штаты и Папуа-Новая Гвинея связывают тесные узы дружбы, и правительство США стремится повысить стабильность этой страны как своего партнера. Эти два государства работают вместе по многим вопросам: улучшение системы прозрачности правительства и надлежащего управления, борьба с торговлей людьми, борьба с изменением климата, защита рыболовства, улучшение системы здравоохранения и обеспечение гендерного равенства. Военные обеих стран подписали соглашение о совместной безопасности в отношении предоставления помощи, которое в основном сосредоточено на совместных гуманитарных учениях и обучении военных Папуа-Новой Гвинеи.

Соединенные Штаты организовали двусторонние и многосторонние фонды помощи для программы улучшения общественного здравоохранения в Папуа-Новой Гвинее, включая утверждение президентского Чрезвычайного плана по борьбе со СПИДом (ПЕПФАР), малярией и тропическими болезнями. Штаб-квартира Агентства США по международному развитию и Центра США по контролю и профилактике заболеваний находится в Папуа-Новой Гвинее. Соединенные Штаты также поддерживают усилия Папуа-Новой Гвинеи по сохранению биоразнообразия.В 2012 году Соединенные Штаты оказали помощь людям в ряде провинций Папуа-Новой Гвинеи, пострадавших от стихийных бедствий, вызванных продолжительными проливными дождями.

Военные США через Тихоокеанское командование в Гонолулу, Гавайи, проводят обучение Вооруженных сил Папуа-Новой Гвинеи. Соединенные Штаты проводят курсы подготовки полицейских для сотрудников органов национальной безопасности Папуа-Новой Гвинеи. Американские компании, расположенные в Папуа-Новой Гвинее, также финансируют ряд проектов в области здравоохранения и развития.

Экспорт из США в Папуа — Новую Гвинею: нефть, горнодобывающее оборудование и авиация.США импортируют из Папуа-Новой Гвинеи: золото, медную руду, какао, кофе и другие сельскохозяйственные продукты. ExxonMobil участвует в строительстве газопровода и завода по производству сжиженного природного газа.

Традиционные типы домов в России. Сельская архитектура и строительные традиции в истории россии

29 сентября 2015 года. Портнер

Разделить по стилям и разместить на полках все архитектурные разновидности частных домов, встречающиеся на рынке Подмосковья, невероятно сложно, поскольку архитектура домов построена за последние 25 лет представляет собой смесь авторского экспрессионизма, эклектики, удачных и не очень удачных экспериментов с известными нам архитектурными стилями.Ориентировочно стили загородных домов можно разделить:

1. Постсоветский стиль — характеризуют дома из красного кирпича, построенные в первой половине 90-х годов, когда появилась возможность построить собственный большой дом. Было важно освоить максимальный объем при имеющемся бюджете. Помещение вырезали интуитивно, а затем к готовому ящику приглашали архитекторов, чтобы как-то «обыграть» его. Крыши часто покрывали металлической или мягкой кровлей. Большинство вторичных предложений на Рублево-Успенском шоссе относятся к домам в этом стиле, владельцы которых уже построили себе новое достойное жилье, а от старого, расположенного на дорогих участках, стараются избавиться, но недешево.Фото 1.

2. Классический стиль В основном встречается в архитектуре больших домов и усадеб на Рублевском шоссе, площадью от 1500 квадратных метров и более. Дома симметричной формы, с помпезными входами и соответствующей планировкой, которые становятся заложниками симметричных эклектичных фасадов. Для отделки используется в основном натуральный камень — известняк, травертин, доломит и гранит для облицовки цокольного этажа и крыльца. Кровля изготавливается из гнутого медного, свинцового или цинк-титанового листа, либо из натурального камня — шифера.Стоимость строительства таких домов зависит от сложности каменного декора, но составляет примерно 1500-2000 долларов за квадратный метр без учета внутренней отделки и инженерных систем. Этот стиль можно условно разделить:

  • Неоклассицизм — стиль, популярный в 17-19 веках, узнаваемый по строгим элегантным линиям и отсутствию ненужных украшений, вдохновленный архитектурным искусством античных периодов Древней Греции. и Рим. Фото 2.1.

    Необарокко — стиль, популярный в Европе в XVII-XVIII веках, для которого характерны пространственный размах, цельность, плавность сложных, обычно криволинейных форм и избыток фасадного декора. Фото 2.2.

3. Архитектура домов стиля Модерн (известный в разных странах и как модерн, югендстиль или сецессион) отличается отказом от прямых линий и углов в пользу более естественных, «естественных» линий, использованием новых материалов (металл, стекло) и расцвета прикладного искусства — фасады щедро украшались стилизованными растительными узорами, гибкими плавными формами.На рубеже XIX и XX веков возникло желание создавать как эстетичные, так и функциональные постройки. Крыши приобретают сложные формы с декоративным фахверком. На фасадах использованы: камень, гипс, дерево, мозаика, керамическая плитка, бронза, витражи. Фото 3 (Олег Карлсон А.М.).

4. Викторианский стиль характеризует разнообразие разновидностей эклектического ретроспективизма с конца 19 века — возрождение более ранних европейских стилей и адаптацию к новым конструктивным возможностям с ассимиляцией китайского, японского, индийского, персидского и других языков. Арабское декоративное искусство.В основном это связано не со зданиями в Британии, а с домами, построенными на фешенебельных буржуазных курортах Нормандии, особенно в знаменитом городке Довиль. Фото 4.

Стоимость строительства домов в стиле модерн или викторианском стиле выше, чем в классических домах, но подчеркивает стремление владельца к декоративному искусству.

Так же, как сегодня мы не одеваемся в стиле 17-го, 18-го или 19-го веков, не ездим на повозках или лошадях, строительство новых домов в стиле классицизма, модернизма или викторианской эпохи считается анахронизмом, потому что это действительно так. не соответствуют духу нашего времени.Более ста лет архитекторов нигде в мире не обучали дизайну по классическим канонам. Таким образом, риск того, что архитектор вступит в сферу китча, очень высок и фактически подтверждается в 90% случаев.

5. Замковый стиль (или так называемый у архитекторов стиль Диснея) относится к чистому китчу и характерен для Восточной Европы (особенно Румынии) и Китая. Он был востребован в коттеджных поселках бизнес-класса до кризиса 2008 года.Для отделки фасадов и крыш домов, построенных в замковом стиле, в большинстве случаев используются недорогие отделочные материалы, имитирующие натуральные. Стоимость строительства таких домов составляет примерно 1000-1500 долларов за квадратный метр без учета внутренней отделки и инженерных систем. Фото 5.

6. Стилем Райта часто называют все дома с выступающими шатровыми крышами, но для архитектуры известного американского архитектора Фрэнка Ллойда Райта с начала 20 века характерны «органические» формы. дома, с уменьшением объема на верхних этажах, чтобы дом с террасной крышей вписался в рельеф.Несмотря на то, что Ф. Райт создавал дома в эпоху ар-деко, «последнего великого стиля 20 века», его архитектура заслуживает отдельной полки — как первые дома в стиле модерн, где функционализм стал доминировать в эстетике симметрии фасадов. Для отделки фасадов используется качественный кирпич, камень, дерево, много остекления и элементов прикладного искусства. Плоские крыши обычно покрывают гнутыми медными листами. Стоимость строительства таких домов составляет примерно 1300-1800 долларов за квадратный метр без учета внутренней отделки и инженерных систем.Фото 6 (от Portner Architects).

7. Стиль кантри представляет собой множество домов, традиционно построенных в разных странах мира, в основном в деревнях и провинциальных пригородах. В эту категорию входят следующие стили:

    Бревенчатые дома во всех его разновидностях. Сборные, но с определенными ограничениями в отделке. Стоимость строительства таких домов составляет примерно 600-1500 долларов за квадратный метр без учета внутренней отделки и инженерных систем.Фото 7.1.

    Шале (альпийский стиль) с двускатной крышей и мансардой второго этажа. Отделка фасадов первого этажа камнем, второго — деревом или штукатуркой деревянным фахверком. Кровля из шифера, битумной черепицы или натуральной черепицы. Стоимость строительства таких домов составляет примерно 1000-1500 долларов за квадратный метр без учета внутренней отделки и инженерных систем. Фото 7.2.

    Итальянская (средиземноморская) классика с кирпичными или оштукатуренными фасадами, с простым декором из камня в виде карнизов, оконных рам и усиливающих углов.Большие террасы с навесами, перголами, оконными ставнями и другими элементами имеют изначальную функцию защиты от солнца, но являются неотъемлемой частью этого стиля. Фото 7.3.

  • Английский (Тюдоровский) стиль , узнаваемый по кирпичным или фахверковым фасадам, с маленькими окнами, крышей из соломы или шифера и высокими дымоходами с декоративными элементами. Фото 7.4.

    Бельгийский стиль , характеризующийся использованием кирпича ручной формовки разного цвета для отделки фасадов, двускатных крыш при большом уклоне и декоративных карнизов фронтонов.Фото 7.5.

    Американские канадские дома пришли из окраин Северной Америки, но с учетом русского менталитета были локализованы с учетом смены технологии строительства с деревянного каркаса на камень (кирпич, пеноблок). Дома в этом стиле в основном имеют встроенный или пристроенный гараж на 2 машины. В борьбе за эту категорию покупателей девелоперы допускали экономию, иногда даже в плане нарушений технологий возведения фундаментов и гидроизоляции.Коттеджные поселки массово застраиваются этим коммерческим типом домов, так как их стоимость достаточно низкая, а конструктивные решения простые, но вместо обычных 600-700 долларов в США, в России цена строительства колеблется в районе 1000 долларов за квадрат. метр, без учета внутренней отделки и инженерных систем. … В результате настройки этого стиля появился стиль Castle. Фото 7.6.

8. Современным стилем называется вся архитектура эпохи ар-деко.Современная архитектура подразумевает полное отсутствие стилевых канонов и эксперимент по использованию возможностей новых строительных материалов. Также имеет несколько этапов развития:

    Функционализм , характеризующийся наличием больших площадей остекления, чистыми геометрическими формами (обычно прямоугольными), отсутствием излишеств в декоре фасадов и использованием больших нераздельных плоскостей из одной. материал, различные формы кровли (часто плоские). Сжатая философия стиля — искренность и прагматизм: «форма определяется функцией, а фасад — формой.Фото 8.1 (Portner Architects).

    Минимализм стремится к торжеству хорошего вкуса — к максимально возможной простоте реализации, соблюдению основных правил композиции, использованию натуральных материалов, максимальному вниманию к деталям, единой цветовой гамме, световому оформлению и т.д. стремление добиться максимальной функциональности. Фото 8.2 Максима Винкелаара и Боба Рондэя.

    Деконструктивизм попытался освободить архитектуру от гегемонии эстетики, красоты, функциональности и построить здание, отказавшись от всех общепринятых глубинных принципов создания архитектурных структур, включая: тектонику, баланс, вертикали и горизонтали — разрушая старое. принципы и создавать что-то свое.Фото 8.3 Макбрайда Чарльза Райана.

    Высокие технологии с его эстетикой металла, машиностроения и промышленной архитектуры. Фото 8.4 (автор А.М. Козырь).

    Eco-tech (Биотехнология) , где архитектурная выразительность строительных конструкций достигается за счет заимствования природных форм и непосредственного использования форм живой природы в архитектуре, в виде элементов природного ландшафта и живые растения.Фото 8.5 (Guz Architects).

    Vanguard — яркий и нестандартный стиль, неожиданные и провокационные цветовые решения, контрасты и формы, с использованием несовместимых на первый взгляд фактур и материалов, с неординарными решениями сочетания объемов и плоскостей, создания асимметричных дизайнов, причудливые формы и изгибы. Фото 8.5 (автор AM Atrium).

Стоимость строительства домов в современном архитектурном стиле составляет примерно 1000-1500 долларов за квадратный метр без учета внутренней отделки и инженерных систем.

Следует подчеркнуть, что практически каждый из вышеперечисленных архитектурных стилей имеет свой псевдостиль, где по разным причинам отклоняется от общепринятых канонов, теряются пропорции и композиция фасадов и недорогие имитации натуральных отделочных материалов. используются.

Деревянное зодчество Русского Севера

Эх, наша Русь — деревянные города и крепости, деревянные дворцы и дома, избы и сараи простых людей.
А слово деревня? — да, уже в самом названии слышно: Дерево … ..
Где ты, деревянная Русь? Где я могу увидеть тебя в эти дни?


В начале своего рассказа я хочу показать очаровательную миниатюру из книги 17 века. При всей условности графических приемов древнерусского художника на рисунке изображен небольшой деревянный монастырь, окруженный деревянными стенами. На территории справа находится большая церковь с шатровой крышей, а слева — изящная колокольня, тоже под шатровой крышей.А вокруг деревянные дома, высокие и с подвалом для хозяйственных нужд. Вот как бы начальная иллюстрация концепции «Деревянное зодчество Русского Севера».


Белозерский скит.
Миниатюра из «Коллекции» XVII века. Бумага, темпера.
Государственный Исторический музей.


Из всего этого разнообразия на Русском Севере сохранилось много деревянных церквей разной формы. Деревянные дворцы и жилые дома Древней Руси не дошли до нашего времени.Этот старинный строительный материал, которого в России было в изобилии и который мы так любили, уже очень недолговечный. Сегодня в северных деревнях есть жилые дома более поздних лет, в основном 19 века. И многие здания и сооружения 15-19 веков. перевезен в музеи деревянного зодчества. В средней полосе расположено несколько хороших музеев, но воссоздать в них колорит исконного русского поселения пока не удалось.

Приступая к обзору жилых домов, необходимо показать схему основных конструктивных элементов, из которых был собран каждый дом, как маленький, так и большой.Выработанная веками схема соединения бревенчатых элементов в единую взаимосвязанную конструкцию дома — вот как она проста и логична:


Классический дизайн русского северного дома — открытый каркас из «венцы» — высушенные, обработанные вручную сосновые бревна, объединенные с остатком — , при ударе … Бревенчатая стена доходила до конька крыши. Особенно интересна конструкция крыши. В бревна фронтона — самцов, — врезанные, перпендикулярно им — горизонтальные , ложиться … Подойдут курица срубленная вместе с корнем — стыком. Их нижние изогнутые концы несли горизонтальное, слегка наклонное бревно — водоток … В водосток водоток вошли щели кровли. Верх был покрыт выдолбленным снизу бревном — тупой … Конструктивные соединения, выходящие на фасад, были покрыты резными досками — причина .


1. Жилые дома Русского Севера в XVIII — XIX вв.были довольно крупными постройками, часто это был целый комплекс жилых и хозяйственных построек, объединенных под одной крышей. В этом их главное отличие от жилых домов Центральной полосы. В суровом северном климате выжить можно было только с большой патриархальной семьей, состоящей из родителей и женатых сыновей с детьми. А характер северного дома рассчитан на возможность длительного автономного существования большой и крепкой семьи.

И первый дом, с которого я начинаю обзор этой темы — Дом Слободина из архитектурно-этнографического музея Вологодской области «Семенково» под Вологдой.В простейшем варианте «дом-бар», обычно с тремя окнами на фасаде, жилые и хозяйственные части располагаются по одной оси одна за другой. Бревенчатый дом на высоком цокольном этаже, служивший конюшней и кладовой. Эта схема, можно сказать, продолжает изображать дома, которые древнерусский художник изобразил в миниатюре. Фасад дома такой похожий, будто только что сошел с рисунка!



Схема «домик-брус». По материалам сайта музея.


Но в реальной жизни дом имел мало общего с исторической схемой.Небольшой, плотно скроенный домик, где у хозяина стояла срочная задача — заготовить дрова на зиму. Дом жил своей неспешной жизнью.



Дом Слободина. Фотография дома в реальном состоянии до передачи в музей


Очень интересны материалы сайта музея, где представлены фотографии дома в разное время, даются поэтажные планы. Другие музеи часто не утруждают себя такой важной и необходимой работой.



Но дом Слободиной уже находится в музейной обстановке.
Очевидно, что конструкция крыши еще не закончена, работа ведется.
В хижине — комната на втором уровне, устроены три «красных» окна,
Подвал освещается через «заднее» окно.


Следующий объект Дом Пудова от станицы Мальчевской, в том же Семенковском музее. На боковом фасаде два подъезда: летнее на четырех столбах и с лестницей по стене избы под двускатно-балочной крышей, а зимнее — невысокое, с трехступенчатой ​​лестницей и прямым переходом, крытым. с небольшой двускатной крышей на двух резных столбах.Между подъездами есть лифт к выходным воротам.



Жилой дом, конец XIX века
Архитектурно-этнографический музей Вологодской области «Семенково»



Летнее подъездное крыльцо жилого дома /
На фото показаны все детали крыши — куры и лежащий на них водоем,
красное окно в три бревна высотой,
и резное крыльцо, покрытое крышей. доска, на коньке которой, как и на крыше дома, возникает ступор.



Планировка этажей жилого дома (по материалам сайта музея)



На старой фотографии дом выглядит экзотично и стоит на склоне.
Превратившись в музейный экспонат, дом приобрел новое звучание,
, но это уже новый дом, добротно построенный из новых бревен.

Уникальные фотографии жилых домов XIX века. Нашел в журнале — http: // sudilovski.livejournal.com/81382.html
Название материалов — Н.А.Шабунин. «Путешествие по Северу. 1906 год. В 5-ти томах ».
Николай Авенирович Шабунин оставил нам замечательные исторические фотографии.
Ученый, художник, фотограф — изучал Русский Север на рубеже веков, в те далекие годы, когда огромное количество северных жилых домов были живой реальностью, а не музейными экспонатами. Вот некоторые из них:

.
Дом рыбака-мезени.На «вешалках» дома сетка


Традиционный для Русского Севера двор


И, наконец, нам удалось увидеть Северный дом не с «переднего фасада», а с тыла. боковая сторона.
На этой фотографии вы можете увидеть всю трудовую жизнь русского человека,
ежедневно и годами борющегося за свое нелегкое существование на холодном и пустынном севере.

Сегодня в условиях реальной жизни на Севере построены сотни домов в русских традициях.Но в отличие от церковной архитектуры, эти дома никто не систематизирует и не выделяет на популярных сайтах. Вот несколько совершенно случайных фотографий, сделанных любителями путешествий.



Традиционный деревянный дом. Архангельская область, село Березник



Жилой дом под Вологдой


Несколько деревянных домов сегодня они стоят в просторных селах Каргопольского района. На следующих фотографиях представлена ​​небольшая серия фотографий, показывающих нынешнюю жизнь обычных северных деревень Каргопольского района.Представлено несколько домов, настоящих северных домов традиционной планировки.
Фотографии мне подарил Павел Куликов — http://nordhot.ru/ — и я ему очень благодарен за эти фотографии. Конечно, сельская жизнь продолжается, и продолжается традиционное строительство из дерева, продолжается возведение построек с использованием многовекового опыта русского столярного искусства.



Жилой дом и часовня в селе Большие Лядины Каргопольского района Архангельской области.

Фото: Куликов П.А., 2013 г.



Жилой дом в селе Погост Каргопольского района Архангельской области. Фото: Куликов П., 2013 г.


На следующем фото изображен сарай, построенный из больших бревен, рубленых «в мгновение ока», то есть с остатком — это наиболее распространенный вид распиловки бревенчатых стен. На фото в крупном масштабе видны практически все основные детали, которые обозначены на «структурной схеме рубленой избы.«Видны упирающиеся на« самцы »откосы — то есть треугольное продолжение торцевых стен сруба. Массивные двери также выполнены в традициях деревянного зодчества.
В целом можно сказать, что на фото идеальная иллюстрация к теме моей статьи.


Сарай в селе Погост. Фото: Куликов П., 2013


Жилые дома и часовня Ильи Пророка в станице Большая Кондратовская
Каргопольского района Архангельской области.Фото: Куликов П., 2013 г.


Одно из крупнейших деревянных жилых домов второй половины 19 века. сегодня он находится в музейном комплексе «Кижи».
Дом Ошевнева — очень большой, его размеры 18х22 метра, а под общей крышей столько комнат, что их сложно даже обозначить.




Мне показалось, что фото кривое.

Но присмотревшись, выяснилось, что «водные потоки» расположены с уклоном.

Такая конструктивная деталь на габаритном чертеже фасада осталась незамеченной учениками
, которые обмеряли дом. А в целом — сделали грамотно


План подвала (первый уровень) и первого этажа (второй уровень) дома Ошевнева.
Обмерные планы этажей выполнены студентами МАРХИ в 1975 году.


Трудно дать точное название каждой комнате, но —
— На плане в отдельных комнатах хорошо видны печи, а значит, это жилые избы.
— В кладовых нет окон.
«Гигантский хозяйственный двор занимал оба этажа в центральной части дома.
— На первом уровне стойла для скота, кладовые и мастерские (они под № 5)
— На втором уровне, прямо над стойлами, был сеновал (все пространство под № 7)

Как семья жить в таком большом пространстве? Вход в дом с главного фасада. В доме Ошевневых проживало до 22 человек. У каждой супружеской пары было собственное жилое помещение — хижина.Таким образом, на двух уровнях дома было четыре отдельные камеры. Но в доме был еще небольшой третий этаж, под скатами крыши находился маяк, где жили незамужние дочери хозяина. Здесь пряли и занимались рукоделием.



Боковой фасад дома Ошевнева, музейный комплекс «Кижи» — г.
Справа видна вся экономическая зона,
с бревенчатой ​​рампой подъема — «взвоз» для скота на второй уровень дома.
Лошадь с телегой могла заехать во двор по пандусу.
Обходной балкон-гульще — большая редкость в деревянных домах,
— это уже «архитектурный излишеств», говорящий о богатстве его хозяина.
А может балкон нужен был, чтобы закрыть ставни?


Дома русского севера отражают самобытность края с его суровым климатом и особым семейным укладом жизни. Земля, где люди привыкли жить самостоятельно. Патриархальный регион, где жестокие старообрядцы составляли значительную часть населения.Основой жизни в те годы была большая семья, состоящая из нескольких поколений. И, соответственно, основу планировки большого двухэтажного дома составляли одна или несколько отапливаемых хижин-келий, соединенных холодными переходами — коридорами. Из тамбура можно было попасть в крытый двор для содержания скота, примыкающий к жилой части дома. Весь экономический процесс происходил внутри такого образования, а не за его пределами.

2. Теперь можно переходить к архитектуре церковных построек.


Как всегда, я начинаю исследование церковных построек на Русском Севере с небольших, простых и древнейших церквей. Это церкви в клетках, ближе всего к жилым домам или даже сараям — клетка с двускатной крышей, купол с крестом и небольшая трапезная. Все предельно просто и неприхотливо. И в этом их главная прелесть.


Лазаревская церковь Муромского монастыря (музей-заповедник Кижи)
Ориентировочная дата постройки — конец XIV века.


В плане это клетка размером 3×3 метра с двумя пристройками, алтарем с восточной стороны и трапезной с западной. Фундамент из небольших валунов. Строение очень похоже на простую хижину и очень близко по форме к тем тысячам деревянных жилых построек, которые не сохранились до наших дней.

Северные часовни очень похожи по размеру на церкви в клетках. И только по отсутствию апсиды, или, как часто пишут, алтарной прорези, можно различить эти два типа построек.

И еще несколько слов о маленьких северных деревянных часовнях.



Часовня из села Гар, 17 век. Музей «Витославлицы» под Новгородом. Фото: Кирилл Моисеев, 2015


Деревянные церкви и часовни этого типа распространены по всему северу России. Их очень много, все они интересны и соответствуют размеру жилых домов поселка.

Часовня в Усть-Яндоме Медвежьегорского района Карелии


Среди них и Часовня в селе Волкостров — мой старый друг.На втором курсе института я повела ее чистить фасад. С такой конструкцией было интересно работать.
В эти дни, собирая фотографии, я снова нашел информацию о часовне и с удовольствием включил ее в разработку.



Часовня в селе Волкостров. Фотография: « uchazdneg »

Учитывая больших деревянных северных церквей Обычно выделяют четыре основных типа:
1 — шатровые церкви, 2 — «кубические» церкви, 3 — ярусные церкви, 4 — многоглавые церкви.

Эта классификация была дана нашими исследователями в начале 20 века и остается таковой по сей день. Шатровые, кубические и многоярусные церкви при всех своих внешних различиях часто имеют в своей основе одну и ту же схему и отличаются друг от друга только завершенностью.

Многоглавые церкви — особенная песня, и я не буду их освещать в этой статье.

Палаточные церкви очень впечатляют. Уже из названия понятно, что главная их отличительная черта — высокая башня с шатровой крышей.Сохранилось много шатровых церквей, и в них можно найти самые разные пространственно-планировочные решения.

И один небольшой, но очень важный вывод из всего сказанного.

Все рассмотренные постройки — деревянные дома, большие и маленькие, скромные часовни и маленькие церкви, и огромная церковь в Кондопоге, все они одного типа — это одноэтажные дома с подвалом. Да-да-да, одноэтажный!

Я много лет лелеял мечту — написать свои впечатления от русского деревянного зодчества… ..
И мне наконец удалось систематизировать материалы по всем вопросам, так или иначе связанным с историей, реставрацией и современным положением дел в северных деревнях и хуторях. Да, сегодня северные территории уже давно перестали лежать на торговых путях, села и села пустеют, и нужен мощный толчок, который сделал бы жизнь на Севере привлекательной для людей. Несмотря на все сегодняшние трудности, деревянное зодчество живо, деревянное строительство продолжается. Мне кажется, что на Русской земле так будет всегда — и в новых технологических приемах обработки дерева, и в традиционных приемах народного столярного искусства.

Литература и фотографии:
— История русского зодчества. — Москва: Академия архитектуры СССР, Институт истории и теории архитектуры, 1956.
— Ополовников А.В. Русское деревянное зодчество. Москва 1986
— Анисимова И.И., Гурьянова А.Е. Традиционное русское жилище (в измерениях и чертежах). М .: 2015.
— Автор выражает благодарность коллективу Семенковского архитектурно-этнографического музея Вологодской области.- http://www.semenkovo.ru/ru Страница была открыта в Интернете в первый день зимы — 1 декабря 2016 г. и обновлена ​​9 ноября 2018 г.

Старинный русский дом-терем в Погорелово оригинален своей эклектичностью — здание со сложной объемной планировкой, перекликающееся с лучшими образцами загородных коттеджей в русском стиле, с невероятно богатым интерьером парадных комнат, в то же время — вполне практично с деревенской точки зрения — здесь все сделано по уму и приспособлено для ведения крестьянского хозяйства.

Более 100 лет дом ни разу не реставрировали, сохранив первоначальный декор и оригинальную внутреннюю роспись.

В 540 км от Москвы, между Судаем и Чухломой, находится живописный край, раскинувшийся на берегу реки Виги. 25 лет назад здесь было село Погорелово, первые письменные упоминания о котором относятся к началу 17 века. Сегодня от села осталось только название и остатки деревянных срубов.

Но чудом на небольшом холме остался один-единственный уцелевший и живой дом.

Дом был построен в 1902–1903 годах. местный крестьянин-отходник И.И. Поляшов.

Жители села Погорелово были государственными (казенными) крестьянами, которые могли идти работать (в отличие от конкретных) или заниматься ремеслом на родине.

Одним из таких переселенцев был Иван Иванович Поляшов, по прозвищу Поляш.

Иван Иванович имел артели плотников и резчиков — занимался строительством загородных домов и малых архитектурных форм в Петербурге и его окрестностях, т.е.был подрядчиком.

Терем представляет собой двухэтажное здание, вырезанное из бревен, на кирпичном цоколе и обшитое снаружи закаленными досками.

Большой объем на фасадах осложнен выступами, эркером и невысокой башенкой; крыша завершается мансардным окном и антресолью.Свесы кровли украшены распиленными орнаментальными балками, ажурный узор которых напоминает вышивку. Фасады украшены изысканной резьбой по распилу и несколькими видами накладок различной формы.

С одной стороны, к дому изначально пристроена 2-х этажная хозяйственная часть дома (демонтирована в 1973 году, теперь она похожа на веранду), что типично для крестьянских домов северного региона.

По одной из версий, строительство этого дома вел немецкий архитектор, помогавший Поляшову строить мельницу и лесопилку на реке Виже.

По другой версии, проект дома был разработан самим Поляшовым, который при жизни построил много дач под Петербургом. Эта версия кажется более правдоподобной.

Погореловский терем перекликается с лучшими образцами загородных дач в русском стиле с невероятно богатым интерьером парадных помещений.

Парадная лестница ведет прямо на второй этаж, где располагались жилые комнаты и спальни хозяев.Но, пожалуй, самое красивое место во всем доме — это холл.

Он настолько богато украшен резьбой и росписью, что, если бы не пастельные тона, он искрился бы в глазах.

Удивительно, но спустя столетие все это дошло до нас в первозданном виде. И не где-нибудь в большом городе, а в настоящей глуши.

Хотя после 1917 года у Поляшовых забрали всю сельхозтехнику и скот, они покинули семейный дом.До коллективизации семья жила в собственном доме, после чего Ивану Ивановичу и его семье осталась лишь небольшая часть дома на 1 этаже, а остальные помещения занимали разные офисы.

Поляшов скончался в своем доме, но его жене пришлось покинуть село сразу после похорон мужа.

Пока в селе была жизнь, в доме были детский сад, лесничество, школа.

Но к концу 1960-х деревня стала бесперспективной.В 1972 году сельсовет закрыли и покинули дом Поляшова.

Дом, несомненно, исчез бы, если бы не простое совпадение. Пара художников московского авангарда — Анатолий Жигалов и Наталья Абалакова — тем же летом совершили путешествие на байдарке по реке Виже и совершенно случайно заметили этот дом, купили его.

Развитие сельской архитектуры

Сельское строительство получило широкое распространение в России в середине ХХ века.Примечательно, что капитализация сельских построек, их техническое оснащение увеличилось, уровень механизации производства в селах повысился, в сельское строительство активно внедрялись железобетонные конструкции.

Замечание 1

В 60-е годы была перестроена и усовершенствована система проектирования сельских построек, а также изменилась в лучшую сторону технология работ.

Образовано Министерство сельского строительства СССР, охватившее широкую сеть специальных трестов и организованных межколхозных строительных организаций.В то же время была сформирована система основных институтов, которые занимались сочетанием типовой проектной и исследовательской деятельности.

В связи с этим в сельскохозяйственном проектировании сформировался переход от индивидуальных типовых проектов к созданию специальных серий, что позволило организовать комплексное развитие поселков. Проведенные работы по территориальному планированию сёл положительно отразились на общем облике села и отдельных населенных пунктов.

Одновременно с новым строительством велись работы по реконструкции, затронувшие ряд старых деревень и деревень. Они были направлены на создание рациональной системы обслуживания населения и организацию дальнейшего подъема сельской культуры России.

В середине 20 века наибольшее внимание уделялось строительству поселений на целинных и залежных землях Казахстана. Примечательно, что строительство основных усадеб и ферм велось по типовым схемам.Привязку типовых проектов к местным условиям осуществили проектные институты страны. Известно, что при строительстве первых совхозов были допущены ошибки. Например, в совхозах Акмолинской и Кустанайской областей преобладала жесткая планировка, застройка велась небольшими прямоугольными блоками в плане с расположением строений по контуру квартала. Такие села застраивались в основном одноэтажными домами с большими приусадебными участками. Ряды домиков были прорезаны густой сетью широких улиц, создавая впечатление запустения поселений и их однообразия.При этом недостаточно внимания уделялось определению доминирующих направлений ветра, поэтому допускалась неблагоприятная ориентация домов. Оказалось, что формальное применение типовых планировочных схем привело к обезличиванию их архитектурного облика.

Исторические особенности национального развития России

Из-за доступности древесины как строительного материала, камень и кирпич в сельском хозяйстве пользовались гораздо меньшей популярностью. Только верхние слои населения, такие как купцы или зажиточные крестьяне, могли позволить себе использовать камень в качестве основного строительного материала.Ряд других структур этого типа подлежал регулированию на государственном уровне. Например, такие сооружения как:

  • церкви;
  • замка;
  • объекта общественного пользования.

Архитектурное разнообразие индивидуального жилищного строительства развито преимущественно в рамках деревянных построек. Этот факт накладывает отпечаток не только на раннюю архитектуру России, но и на современную.

Замечание 2

При строительстве новых домов или их реконструкции архитекторы старались использовать декоративные элементы.Художественная резьба по дереву, безусловно, была одним из главных элементов.

По своей сути русский народ был более склонен к функциональности, чем к декору, но нельзя сказать, что архитектура в сельской застройке России была абсолютно лишена элементов фасадного декора. Основная часть архитектурных изысков развивалась в рамках храмовых построек, в этом районе архитекторы не пожалели ни сил, ни вдохновения. Также стоит отметить особенности крыш в сельской застройке в России.Эту черту нельзя назвать строго национальной, так как она встречается во многих других странах. Дело в том, что во многих южных странах широкое распространение получила конструкция плоской кровли из конструкций. В русских деревнях тип осадков, как правило, не позволял использовать такой вариант крыши. В этом плане даже самые ранние постройки обусловлены именно этой бытовой особенностью.

Стили русских деревенских построек

Принято считать, что наибольшее влияние на формирование архитектурных традиций в России оказали замки и храмы, отдельные постройки всегда оставались в тени.Подобные тенденции наблюдались до 18 века, когда началось активное строительство дворянских усадеб, а также домов зажиточных представителей других сословий. Примечательно, что для этого периода существует ряд интересных типов индивидуальных домов, которые до сих пор находят отражение в современной архитектуре.

  • Изба или бревенчатый дом. Этот тип построек появился одним из первых в России. Это небольшой домик из рубленых деревьев, обычно с двускатной крышей. Хижины и срубы имели минимум декоративного убранства фасадов;
  • Палаточный стиль.Этот тип построек получил свое название в связи с завершением церковного здания не куполом, а многогранным шатром. Первоначально стиль получил распространение в храмовых постройках, но позже вошел в архитектуру дворянских домов, а ко времени правления Ивана Грозного полностью реализовался в каменных постройках. Псевдоготические очертания некоторых современных зданий обязаны своим внешним видом именно этому стилю деревенских построек;
  • Усадьба. Усадебные дома заменили в селе другие постройки — особняки 17 века.Часто под этим термином понимается не только жилой дом, но и комплекс сооружений, расположенный на отдельном участке. В таких постройках могут располагаться помещения для прислуги, конюшни, пристройки. Этот период характеризуется утратой национальных черт в архитектуре отдельных построек. Русские усадьбы в основном придерживались классического стиля.

В Антарктиде архитектура нагревается

В Антарктиде нагревается архитектура

Оранжерея арктического мака в Антарктиде.Изображение © Алексей Козырь, ShareShare
  • Facebook

  • Twitter

  • Pinterest

  • Whatsapp

  • 22 Mail 9000.arx ежедневно https://www.facebook.com / 934590 / in-antarctica-architecture-is-heat-up

    В 1773 году Джеймс Кук совершил кругосветное плавание вокруг Антарктиды, что стало первой известной встречей человечества с континентом. С тех пор Антарктида представляет собой огромный, грозный, но любопытный ландшафт протяженностью 14 миллионов километров, который исследователи, ученые и правительства стремились понять и использовать.Учитывая суровые реалии строительства на континенте, эстетика и архитектурное творчество до последних лет оставались второстепенными в антарктических поселениях. Однако сегодня архитектурная сцена накаляется.

    + 13

    Architekten IMS. Изображение © NCAOR (Национальный центр Антарктики и океана)

    Несмотря на то, что Антарктида покрывает 10% поверхности Земли, первые постоянные поселения были построены там британскими исследователями в 1902 году. чувствовал, продолжался десятилетиями.Учитывая суровые условия в Антарктиде, где температура может опускаться до 60 градусов по Фаренгейту (-51 ° C), а скорость ветра может достигать 100 миль в час, проблемой для зданий в Антарктиде была долговечность. Например, исследовательская станция Галлея Королевского общества была построена в 1956 году, но просуществовала только до 1968 года, а стальная конструкция на замену, Halley II, просуществовала только до 1973 года. Более поздние версии Halley просуществовали только 11, 9 и 15 лет соответственно.

    Исследовательская станция Галлея VI / Архитекторы Хью Бротона.Image © Sam Burrell

    В то время как архитектура на континенте в начале и середине 20-го века была прагматичной, импровизированной и временной, изменение политических течений изменило бы это. Договор об Антарктике 1959 года, первоначально подписанный 12 крупными странами, объявил континент демилитаризованной зоной для научных исследований. В последующие десятилетия постоянно увеличивающийся приток ученых, перед которыми стоят все более сложные задачи и возможности, вызвал эволюцию в архитектурном ландшафте.Антарктида, единственный континент без коренного населения, в настоящее время является домом для от 1000 до 4000 человек в течение года, что требует архитектуры, которая начинает реагировать на человеческие потребности и эмоции, а не только на элементы.

    Исследовательская станция Галлея VI / Архитекторы Хью Бротона. Изображение © А. Дуббер, Британская антарктическая служба,

    Самым культовым из них является Халлей VI, база Британской антарктической службы, спроектированная Hugh Broughton Architects. Поразительный, почти напоминающий архиграмму внешний вид станции — это отход от исторической импровизированной природы антарктических баз с гидравлическими сваями, которые позволяют базе подниматься над сугробами.Цитируется в The New York Times , архитектор Бротон размышлял над схемой, говоря: «Раньше все эти проекты были направлены только на защиту от непогоды […], но теперь эти проекты используют архитектуру как средство повышения благосостояния и улучшения работы. эффективность.» С тех пор он приобрел опыт реконструкции базы Скотт в Новой Зеландии и исследовательской базы Хуан Карлос 1 в Испании.

    Estação Antártica Comandante Ferraz International / Estúdio 41. Image © Estúdio 41

    Еще одним новым проектом является бразильская исследовательская станция Comandante Ferraz, которая начала работу в январе 2020 года.Спроектированная бразильской фирмой Estudio 41, станция заменяет предыдущий объект, разрушенный пожаром в 2012 году. Структура, состоящая из двух зданий с лабораториями и жилыми помещениями, была отмечена газетой The New York Times как нечто, что «можно было принять за здание. художественный музей бутик-отеля ». Эволюция архитектурных форм в Антарктиде также сочетается со структурной изобретательностью. В то время как схемы Бротона для Великобритании и Испании включают модульные здания для поэтапного строительства, станция, разработанная bof Architekten для Национального центра исследований Антарктики и океана Индии, объединяет транспортные контейнеры, используемые для транспортировки материалов, в саму конструкцию.Такие соображения имеют решающее значение, учитывая, что цепочка поставок материалов для этих баз летом может длиться всего 3 месяца. Рост архитектурных интриг в Антарктиде был настолько значительным, что в 2014 году он стал первым континентом, представленным на Венецианской биеннале.

    Научно-исследовательская станция Антарктиды принцессы Елизаветы. Image © Рене Робер — Международный полярный фонд

    Всего на континенте сейчас более 70 постоянных исследовательских станций, представляющих 29 стран; их число будет только расти.Хотя Договор об Антарктике запрещает добычу полезных ископаемых на континенте, этот пункт может быть отменен после 2048 года, что откроет шлюзы для буровых и горнодобывающих предприятий, а вместе с тем и еще одну новую архитектурную типологию. Изменение климата также приведет к значительным изменениям на континенте, с потерей шельфовых ледников, что приведет к дальнейшему открытию новых земель и полезных ископаемых для добычи остальным миром. Даже если Договор об Антарктике будет действовать, а добыча полезных ископаемых будет по-прежнему запрещена, все более широкое использование автоматизации и робототехники научными исследователями на континенте, несомненно, повлияет на архитектуру региона.Может ли будущая архитектура Антарктиды быть постоянно развивающимся потоком автономных 3D-печатных единиц с использованием материалов, полученных из самой окружающей среды?

    Антарктическая база Станция Мак-Мердо получила новый генеральный план устойчивого развития. Image © OZ Architecture

    Поскольку человеческое население Антарктиды только растет, будущее континента будет все больше зависеть от будущего остального мира. Такова его архитектура: дизайнеры и архитекторы продолжают играть все возрастающую роль в меняющемся ландшафте континента, отвечая на потребности людей, дикой природы, робототехники, науки и климата.Прошли времена импровизированных убежищ с десятилетним сроком службы — новая архитектура Антарктиды прохладна и накаляется.

    Южный полюс, жилая станция «Айсберг» / MAP Architects. Изображение © Британский Совет Архитектура Дизайн Мода

    В поисках устойчивости | Архитектура России 2021

    Так что же такое архновация? Как следует из названия, это должно быть что-то самое важное среди всевозможных инноваций, призванных изменить нашу жизнь к лучшему. Это похоже на нанотехнологию: вы получаете заданную структуру посредством контролируемого манипулирования компонентами.

    Составными частями архитектурного конкурса являются здания и проекты на пять лет (2006-2011). Однако учредителям новой премии пришлось выбрать такой способ «манипулирования» материалом, чтобы сразу не превратиться в территориальный аналог «Зодчества» или другого конкурса-фестиваля, цель которого — отобрать лучшие работы для осеннего показа. в Манеже. Достаточно взглянуть на карту Поволжья, чтобы понять, как вокруг собрались амбициозные соседи, а Нижнего — как-то со стороны, в сторону Москвы, административного повода для сбора архитектурных сил явно не хватило, а мифов из 90-е годы о Нижнем Новгороде — столице архитектуры — давно утратили свое очарование.

    Однако правильный выбор основных принципов «Архновации» избавил проект от географических формальностей. Поэтому выяснилось, что за время путешествия задачи смогли вырасти. Региональный уровень вырос на две головы.

    Оказалось, что Archnovation — это устойчивое развитие. Об этом говорят давно, в Нижегородском архитектурно-строительном университете даже создали локальную программу «Повестка 21», концептуальный документ по пространственной оптимизации города Нижнего (кстати, полностью согласованный с учением ОНН).Этот документ был исключительно общественной инициативой, поэтому об изменении стратегии на его основе речи не шло. В повседневной практике нижегородские архитекторы оптимизировали отношения с заказчиком и должностными лицами, не особо оглядываясь на вопросы устойчивости.

    Однако были надежды на «перезагрузку». Когда осенью прошлого года инициатор и основатель «Архновации» архитектор Сергей Туманин — руководитель областной саморегулируемой организации, мастерской и галереи — объявил конкурс, важно было почувствовать новые настроения.Кажется, наиболее сильное впечатление на архитекторов произвел финал эпохи Лужкова: об этом факте, а также о создании Совета по зеленому строительству в России чаще всего говорили на первых пресс-конференциях «Архновации». «Парадигма изменилась, — пояснил Сергей Туманин.

    В результате размышлений критериями оценки конкурсных работ стали вполне конкретные принципы устойчивости, которые изложены на сайте «Архновации» в разделе «Цели конкурса» Культура там на первом месте, экономика скромный, последний, а здоровье и экология посередине уютны, как любимые дети.

    Откуда возьмется устойчивое развитие, если кажется, что вокруг нет программных амбиций? Отечественная система «зеленой» сертификации — на этапе регистрации, а зарубежная — имеют разные национальные приоритеты? Ответы, оказывается, есть. Во-первых, иностранные фирмы ориентируются на «зеленые стандарты», представители которых стали партнерами «Архновации». Для них борьба за устойчивость — это норма. Во-вторых, система показателей — это не абсолютное фиксированное значение, а относительное — в процентах от идеального.Список критериев, напротив каждого — баллы…

    Не уверен, что у Экспертного совета «Архновации», который за несколько дней оценил 187 статей, был такой список. И даже тогда — члены жюри, которые определили лучших из более чем 60 номинантов. Однако сомневаться в выборе профессионалов (председатель жюри конкурса Сергей Чобан) вряд ли есть повод. Не вдаваясь в подробности дискуссий, легко поверить, что Русский павильон в Шанхае (Мастерская Левона Айрапетова) является лучшим завершенным объектом по результатам конкурса в Нижнем Новгороде.Можно представить, всматриваясь в ромашку плана, что эмоциональная составляющая, микроклимат, технологии сделали это здание достаточно дружелюбным и устойчивым, чтобы оставлять впечатлений на долгое время.

    Наибольшее количество номинантов было в категории «Проекты» — восемь. Соревновались Киев и Саратов, Киров, Великий Новгород и другие, в ассортименте многофункциональных центров — жилье. Победителем признан конно-спортивный комплекс с гостиницей в подмосковном Пирогово. Не исключено, что победа произошла задолго до конкурса — в сознании всех, кто видел многочисленные публикации об этом творчестве Николая Лызлова.Действительно, хороших много — равных нет. Строгая дисциплина в выборе выразительных средств и такие яркие романтические аллюзии — это пленит воображение любого архитектора!

    Самая убедительная иллюстрация того, что такое зеленое здание, — fingercape (генеральный план усадебного комплекса в Юрмале) Сергея Киселева и партнеры, признанная лучшей работой в номинации «Градостроительство». Отходы от разборки промышленных построек вторично использовались для создания новых форм рельефа, а планировочный чертеж будущего жилого поселка формировался в зависимости от расположения деревьев.

    В «Частной архитектуре» и «Проектах индивидуального жилого дома» также есть известные имена. Алексей Козырь получил награду за «плетеный» домик и интерьер кафе «Студия 24», Тотан Кузембаев — за проект дома «Светлячок». И только в номинации «Частный интерьер» пробились архитекторы из провинции: Елена и Сергей Тимченко из Самары.

    Возможно, более наглядно результаты конкурса проявятся осенью — на том же Зодчестве, где планируется разместить павильон «Архновации».Популяризация результатов — отдельная работа, на которую у организаторов просто не хватило сил и времени. Однако важно помнить, что на протяжении полугода — в период подготовки к творческому конкурсу регулярно проводились лекции, выставки и встречи. Председатель Союза архитекторов Андрей Боков рассказал о мировом опыте архитектуры, Олег Коновальцев (АТМ «Арст», Москва) объяснил, как зеленые подходы помогли найти неординарное решение при строительстве школы.Этапы «Арчновации» также ознаменовались круглыми столами: организаторы, партнеры и участники проекта не постеснялись научиться понимать друг друга и думать на общую тему, а заодно вносить некоторую ясность. к представлению о том, что такое гармоничное развитие окружающей среды.

    В конце мая в Нижнем Новгороде прошла выставка и награждение лауреатов. Выставка в Доме архитекторов, которая заполнила три этажа до отказа, продлилась всего три дня, но вернется в июле как очень познавательная для местного сообщества.На церемонии награждения победителей в зале «Арсенал» многие недоумевали, почему среди главных призеров нет нижегородцев? В основном — Москва, одна номинация — Самара, и только среди молодежи лучшими являются студенты ННГАСУ. Несмотря на то, что конкурс был организован «своими руками», а по количеству заявок Нижний уступал только Москве и Казани.

    Но даже такие вопросы могут быть полезны … Если не справишься самостоятельно, тебе придется идти в Зодчество за ответами, заходить на сайт Арчновации.Хотя со студентами — история ясна. Авторы проектов — Дмитрий Баранов, Кирилл Бросалин, Сергей Зенков — стажировались в Нидерландах. И тема была подходящей — дом с нулевым потреблением энергии. О своей работе они рассказали еще осенью, во время «Дней архитектуры»: как сумма физических, эстетических и психологических факторов превращается в дом площадью Сотку, покрытую черепицей и начиненную системами получения энергии из альтернативных источников.Параллельно ребята познакомились с одним из представителей производителя стройматериалов, спроектировали для нее шоу-рум, также отмеченный на «Архновации». Оказывается, в Нидерландах можно научиться правильно спроектировать дом для Выксы, чтобы потом в Нижнем придумать объект для японской компании… Наверное, это контекст «Архновации».

    .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.