Bofill arquitectura: RBTA – Ricardo Bofill Taller de Arquitectura

Ricardo Bofill Taller de Arquitectura: Архитекторы в регионе Barcelona

Архитектурная мастерская RBTA,

основанная более 50 лет назад, по-прежнему остается в передовых рядах градостроителей и архитекторов. С 1963 г. Мастерская RBTA под руководством основателей, Рикардо Бофилла, Рикардо Бофилла мл. и Пабло Бофилла, применяет концептуальный гуманизм и глубокое понимание культуры в самых разных уголках земного шара. Центр руководства Мастерской RBTA находится в реконструированном цементном заводе — «Ла Фабрика» — в предместьях Барселоны. Слаженный коллектив Мастерской состоит из разноплановых, целеустремленных, талантливых специалистов: от архитекторов и градостроителей до графических и промышленных дизайнеров из более чем 20 стран Такая многогранность и глобальность потенциала рождает уникальную восприимчивость к культуре, которая питает архитектурную, градостроительную и дизайнерскую деятельность, получившую мировое признание.

Мастерская RBTA создала и развивает свой собственный метод проектирования, основанный на опыте и принципах сотрудничества и эффективности, который реализуется в диалоге между компанией, местными девелоперами и партнерами.

Специализируясь на проектах городского развития, транспортных инфраструктур, коммерческих предприятий и жилищного строительства, Мастерская RBTA уделяет пристальное внимание всем характерным нюансам каждого отдельного места, что выражается в ее способности работать с бесконечно разнообразными проектами, сотрудниками, клиентами, местностью, стилями и масштабами. С одинаковой отдачей и предельно тщательно изучая контекст, компания комплексно подходит как к разработке масштабного градостроительного плана, так и к скромному домашнему проекту. В результате четко очерченных форм создаются городские центры, которые способствуют упрочению смысловых связей между средой и ее обитателями. Объем работ Мастерской RBTA превышает 1000 проектов в 40 странах, что выделяет ее из общего ряда архитектурных компаний.

Вся деятельность Мастерской RBTA пропитана глубочайшим уважением к истории.  Внимание к истории при подходе к любому проекту позволяет проводить глубокий анализ соответствующей культуры и архитектурного наследия и давать свою интерпретацию. Отойдя от градостроительных моделей социализма и Корбюзье, в которых однообразные, не связанные друг с другом городские кварталы теряются среди обширных открытых пространств, Мастерская RBTA предлагает рациональную средиземноморскую модель города с четко определенными общественными пространствами в окружении пропорционально масштабированных улиц и площадей. Социальное жилищное строительство в развивающихся странах – одна из главных составляющих деятельности компании – свидетельствует о высоком мастерстве, с которым учитываются особенности местного климата. Одновременно эта деятельность позволила Мастерской завоевать репутацию компании, успешной с культурной, финансовой и практической стороны. Способность RBTA интегрировать исторический аспект в свои проекты делает возможными альтернативные ответы на современное общественное развитие и сегодняшние социальные проблемы.

В ранних работах Мастерской RBTA, начиная с 1960 года, используются характерные детали традиционной архитектуры Каталонии. Так, например, в первом жилом проекте на Ибице, здании органической формы на берегу моря, использованы местные материалы и строительные техники, созвучные «гению места» этого региона. Накопив определенный опыт и мастерство, RBTA обратилась к проблемам городского планирования местного масштаба с учетом общественно-политических особенностей Испании. По мере роста объема проектных работ коллектив Мастерской создал такую методику подхода к разработке масштабных проектов, которая позволяет не жертвовать деталями и оригинальностью, характерными для малых проектов. Согласно данной архитектурной стратегии, которой Мастерская RBTA следует по сей день, к организации элементов в пространстве применяется геометрическая логика.  Теоретически данный подход оформился в проекте «Город в пространстве», а его реализация на практике состоялась в 1975 г. в процессе строительства концептуального жилого комплекса «Уолден 7» по государственному заказу.  Этот оригинальный, колоссальный 14-этажный комплекс состоит из 446 модулей, что объясняет его масштабность и сложность конструкции.

Повторяющиеся жилые модули с микро-террасами, соединенные друг с другом впечатляющими внутренними дворами общего пользования, превозносят преданное анафеме типовое строительство социального жилья и стимулируют переосмысление способов преобразования регионов с недостаточно развитой экономикой.

Испытав свои силы на социальных проблемах родной Испании, Мастерская RBTA использовала накопленный опыт для разрешения градостроительных проблем в развивающихся странах. В начале 70-х часть сотрудников Мастерской, привлеченных североафриканскими соседями, переехали в Алжир для сотрудничества с правительством по вопросам городского планирования и жилищного строительcтва. Кульминация работы в Алжире состоялась двумя годами позже, когда на юго-востоке страны был построен аграрный поселок Хуари Бумедьена в традиционном силе.

Одновременно с деятельностью в Испании и Алжире, в 1971 г. началась работа отдельной команды в Париже по созданию несколько проектов для французских «новых городов». Проектам RBTA в этот период характерно включение символических элементов, указывающих на связь с французской монументальной архитектурой.

Проекты жилых комплексов – «Маленький собор» и «Лез-Эспас-д’Абраксас» – отражают целый спектр идей развития жилого строительства, использованных в этих населенных монументах. «Лез-Эспас-д’Абраксас» – это также попытка манипуляции классическими архитектурными формами, в результате которой появился новый жилой гибрид, не похожий на прежние.

С появлением постоянного представительства компании в Париже начинается новое направление работы: промышленное строительство социального жилья и разработка генеральных планов. Одновременная работа над четырьмя проектами – «Озерные аркады» и «Виадук» в Сент-Квентин-ан-Ивелин, «Дворец д’Абраксас», «Театр» и «Арка» в Марн-ля-Валле, «Лестницы барокко» в Париже и «Антигона» в Монпелье – ознаменовала один из самых плодотворных периодов Мастерской RBTA. Эти масштабные проекты по развитию города и жилищному строительству привели к возрождению большого променада, центральных осей движения и величественного характера традиционной французской архитектуры. Построенный за двадцать лет, широко раскинувшийся район Антигона в Монпелье – это 37 га комплексной застройки.

Этот масштабный градостроительный проект, с одной стороны, воплощает типичную средиземноморскую организацию пространства, а с другой – отдает должное истории Возрождения окружающего города. Использование классической архитектуры позволило создать соразмерные человеку масштаб и пропорции, благодаря чему в Антигоне вместо монотонности сборных конструкций возник «дворец для людей». 

Стремление к непрерывным исследованиям позволяет Мастерской RBTA постоянно оставаться на передней линии творческого фронта архитектурной профессии. Неутолимая любознательность в сочетании с добросовестными исследованиями материалов и форм стали основой беспрецедентной стилистической эволюции RBTA, обогнавшей свое время и выразившейся в сугубо оригинальном синтезе классических и геометрических форм в 1980-х.

В 1990-х и начале 2000-х годов исследования применения стекла и стали открыли двери для проектирования многочисленных офисов, деловых и культурных центров. В этот период престижными клиентами Мастерской становились и городские власти, и такие частные компании, как «Кристиан Диор», «Свифт Банкинг» и «Картье», тогда же был построен великолепный и исключительно функциональный Дворец конгрессов в Мадриде, а также потрясающие небоскребы компании «Юнайтид Эрлайнз» и центра «Цитадель» в Чикаго. Эти здания разделяют 10 лет, при этом главный офис «Юнайтид Эрлайнз» с гордостью вторит современным небоскребам с завершением в форме  классического храма, а прямолинейный стеклянный центр «Цитадель» носит звание 44-го высочайшего здания Чикаго. Здание «БНП Париба» в Париже – отражение дальнейших изысканий в современных технологиях использования стекла в строительстве. Совмещение в здании передовых инженерных решений фасада с традиционными пропорциями – мостик между старым и новым. Еще один яркий пример многообразных успешных исследований Мастерской RBTA – здание компании «Шисейдо» в Токио. Здание, расположенное в фешенебельном районе Гиндза, неизменно привлекает к себе внимание. Его строительство, в котором были использованы самые передовые технологии, стимулировало проведение радикального пересмотра норм районирования.

В главном офисе «Ла Фабрика» и среди сотрудников Мастерской по-прежнему царит тот же дух и та же философия, которые вдохновляли их с самого основания компании в начале 60-х. Богатый опыт разработки широкомасштабных международных проектов, торговых центров, офисных комплексов, пятизвездочных отелей, частных жилых домов, а также градостроительные проекты демонстрируют обновленную концепцию «интегрированного урбанизма»: место, где пересекаются город, природа и история. От предложений по проекту площади Европы в Люксембурге до комплексного плана по расширению Московской агломерации, включающего инфраструктуру для общественного транспорта наравне с необходимыми обширными зелеными зонами, до плана соединения реки Тринити и центральной части города Далласа Мастерская RBTA демонстрирует выдающиеся способности переосмысления городских структур, никогда при этом не забывая об интересах человека и требованиях региональной культуры.  Помимо перечисленных генеральных планов, недавно осуществлен проект  Терминала 1 аэропорта Барселоны, легкое и приятное глазу здание, которое достойно продолжает проект Мастерской RBTA Терминала 2, построенного к Олимпиаде 1992 г. Знаковое здание гостиницы «W» в Барселоне разработано на основе исторического наследия региона и свидетельствует о непреходящей любви к средиземноморскому происхождению Мастерской и ее коллектива.

Здание в форме паруса, с одной стороны, устанавливает новые стандарты простоты, функциональности и роскоши, а с другой – образует новую привлекательную точку на городской набережной. Осуществляя любой проект, будь то спортивные сооружения или торговые комплексы, деловые башни или скромные жилые здания, Мастерская RBTA демонстрирует выдающуюся способность легко пересекать границы и менять масштабы в зависимости от тех культурных ценностей, которые заложены в каждом проекте. Несмотря на кажущееся нескончаемое разнообразие проектов по размерам, местоположению и планам, весь объем работ в целом свидетельствует о последовательности принципов и непрерывном мыслительном процессе, которые соответствуют личному отношению Мастерской RBTA к истории и городской среде.

Неисчерпаемое и жизнелюбивое мировоззрение Мастерской RBTA продолжает свою практическую и теоретическую эволюцию. Восприимчивость к текущим политическим и общественным переменам обусловливает уникальную способность Мастерской RBTA придавать архитектуре дополнительную и долгосрочную ценность. Независимо от масштаба, эти известные международные ориентиры становятся эмблемами соответствующей городской или сельской местности.

Новаторская философия и ценности RBTA объединяют социальные и технологические соображения. Не изменяя приверженности к качеству, красоте и дизайну обыденного, Мастерская RBTA в своей работе продолжает реализовывать миссию по созданию наполненных смыслом мест, в которых отношения между людьми формируются в застроенной среде. Постоянное сотрудничество с ведущими мировыми техническими экспертами гарантирует применение новейших строительных технологий, которые позволяют сокращать расходы без ущерба эстетике. Любое здание и любой генеральный план Мастерской RBTA, закончены ли они в начале 1960 гг. или буквально в прошлом году, – это  больше, чем просто документ определенного периода времени. Напротив, эти сооружения и градостроительные концепции обладают вневременным качеством, поскольку объединяют в себе человеческие потребности, культурные переплетения и смелые формы.

Главный архитектор встретился с представителями архитектурного бюро Ricardo Bofill Taller de Arquitectura

24 января 2017 в Комитете состоялась официальная встреча председателя Комитета – главного архитектора Владимира Григорьева с представителями испанского архитектурного бюро Ricardo Bofill Taller de Arquitectura.

Для обсуждения вопросов в области градостроительства и архитектуры и обмена профессиональным опытом Комитет посетили: президент бюро Рикардо Бофилл Маггиора Вергано (Ricardo E. Bofill Maggiora Vergano), директор бюро Пабло Бофилл (Pablo Bofill) и главный архитектор, инженер –строитель Габор Сомсcич (Gabor Somssich).

 

 

 

 

 

 

 

 

Проект реконструкции «Ленинград Центра», архитектурное бюро Ricardo Bofill Taller de Arquitectura

В рамках встречи Владимир Григорьев рассказал о деятельности, целях и задачах Комитета, об обязанностях и полномочиях главного архитектора Санкт‑Петербурга. Большой интерес у иностранных коллег вызвали вопросы правового регулирования градостроительной деятельности в Санкт‑Петербурге, в частности действие документов территориального зонирования, градостроительных регламентов, и закона о границах охраны объектов культурного наследия, а также порядок получения разрешение на строительство.

Главный архитектор рассказал о процедуре оказания государственной услуги по предоставлению решения о согласовании архитектурно-градостроительного облика объектов в сфере жилищного строительства и работе Градостроительного совета при Правительстве Санкт‑Петербурга.

«Когда в Комитет поступает проект, на мне лежит ответственность перед Правительством города за его согласование. Сложные и противоречивые проекты рассматриваются на заседании Градостроительного совета. Это дает возможность архитекторам доказать, что проект достоин нашего города. На мой взгляд, рассмотрение проектов членами и экспертами Градсовета не только позволяет получить компетентное мнение профессионалов, но и заставляет архитекторов ответственно и серьезно подходить к созданию будущего облика Петербурга. Уверен, что совместными усилиями Комитета и Градостроительного совета мы получим качественную городскую среду», – пояснил Владимир Григорьев.

В продолжение диалога участники официальной встречи обсудили масштабные проекты, недавно реализованные в Санкт‑Петербурге, в том числе построенный в 2014 году международный конкрессно-выставочный центр «Экспофорум» и возведенную в 2012 году Академию танца Бориса Эйфмана. Среди текущих городских проектов особым вниманием была отмечена концепция комплекса зданий Верховного суда и Дворца танца Бориса Эйфмана под руководством архитектурных бюро Евгения Герасимова и Сергея Чобана, проект новой сцены Малого драматического театра – театра Европы Льва Додина архитектурной мастерской Михаила Мамошина.

Подводя итоги дискуссии Владимир Григорьев добавил, что при условии профессионального подхода в городе может быть воплощен любой архитектурный стиль, а международное сотрудничество в градостроительной сфере помогает успешно применять опыт зарубежных стран в инновационном проектировании.

 

Пресс-служба Комитета по градостроительству и архитектуре

242-31-48, [email protected]

высокая плотность создает города :: От первого лица :: Статьи

В рамках прошедшей конференции «Комфортный город. Нормы и правила» мы задали несколько вопросов о московской программе реновации архитектору Рикардо Бофиллу младшему, вице-президенту бюро Ricardo Bofill Taller de Arquitectura, известность которому принесли, в частности, проекты жилой застройки социальной направленности. 

— Как вы думаете, какова должна быть степень участия архитекторов в таких городских программах как московская реновация? Что вы думаете о конкурсе на пилотные площадки?

— Степень участия градостроителей и архитекторов должна составлять 100%. Потому что они никак по-другому не могут вести диалог с общественностью. Именно таким образом архитекторы выражают свои идеи и демонстрируют свое представление о ДНК Москвы, истории города и о том, как мы можем модернизировать этот город, даже если для этого потребуется совершить какие-то более решительные действия.

Я считаю, что реализовывать программу нужно поэтапно, составив перечень действий, что-то наподобие стратегического планирования. И надеюсь, что многие градостроители и архитекторы будут принимать активное участие.

Жилой комплекс в Санкт-Петербурге

— Какой вы видите комфортную плотность и этажность жилой застройки в большом современном городе?

— Вот, например, плотность застройки в Барселоне является одной из самых высоких в мире. На Биеннале-2012 были представлены модели различных городов с самой высокоплотной застройкой: Нью-Дели, Барселона… Нельзя утверждать однозначно, что высокая плотность — это плохо. Плотность формирует улицы, площади, сады. Что здесь действительно важно, так это то, как эта плотность регулируется. Например, в Санкт-Петербурге и Барселоне есть кварталы с семиэтажными домами, но рядом с ними могут находиться здания высотой в 12 этажей. Таким образом, можно создавать разные вариации плотности в массовой застройке.

Жилой комплекс в Дакаре

— Какую роль играют программы по обновлению ветхого жилья в устойчивом развитии современных мегаполисов?

— Ну, строительство пятиэтажных хрущевок в свое время было частью современной утопии. Еще это было вызвано ростом населения в Москве. На самом деле, такое индустриальное строительство панельных домов в то время было очень инновационным решением. Также были еще и сталинки, и другие виды кварталов, но в настоящее время современные города развиваются в противоположном направлении. Теперь перед нами стоит задача не просто строить дома, сейчас наступил переломный момент, который требует более рациональной организации городского пространства.

Именно высокая плотность создает города. Если кому-то это не нравится, то пусть отправляется на свою дачу

Поэтому нам нужно пересмотреть эти старые кварталы и решить, каким образом мы можем обеспечить комфортную среду проживания для всех тех людей, которые там живут сейчас и которым принадлежит определенное имущество. Как именно можно переселить этих людей, предложив им лучшее решение, чтобы они с радостью переехали на новое место? Необходимо учитывать социальные, экономические, градостроительные аспекты, которые имеют отношение к этой очень важной дискуссии.

Нью-Йорк, жилой комплекс 220 11th Avenue

— Какие Вы знаете успешные практики в сфере быстрого и доступного строительства в быстрорастущих мегаполисах?

— Я не очень верю в эффективность 3D-моделирования, например.

Я по-прежнему считаю, что самым оптимальным способом развития городов является смешанный подход, который сочетает индустриальные технологии с традиционным ручным художественным проектированием

Если в системе используется только индустриальный подход, мы имеем негибкие решения. Если же только традиционный, выполненный вручную, то процесс будет реализовываться очень медленно. Именно поэтому я сторонник использования смешанного подхода. Например, такие структуры, как каркас или фасад могут изготавливаться индустриальным способом. Выбирать способ реализации необходимо в зависимости от особенностей проекта. Нет ни одного решения, которое могло бы стать стандартным и применялось бы повсеместно, потому что каждый участок земли не похож на другие.

Прага, жилой комплекс Obecni Dvur

В настоящее время особое значение имеет близость расположения объектов, и материалы стараются доставлять на расстояния не более 1 км, чтобы сократить уровень выброса углерода. Эти вопросы тесно связаны не только с промышленностью, но и с глобальным потеплением, экологией, а также мобильностью.

— Еще один вопрос о реновации. Как избежать социальной напряженности?

— Существует единственный способ достичь этого. Прежде всего, необходимо предложить продукт, который будет значительно лучше имеющегося. Во-вторых, сделать так, чтобы у жильцов появилось желание переехать в лучшее место, им нужно предложить лучший дом, лучшую экологию. Это желание должно исходить от них, потому что в России мы не можем заставлять людей переехать — они сами должны захотеть это сделать. Это свободная страна, поэтому мы должны предложить им альтернативу.

ЖК в Москве, в районе Рязанского проспекта

Чтобы я сделал в первую очередь, так это начал бы с этих пяти экспериментальных проектов и посмотрел бы, как они работают, определил бы, какие могут возникнуть проблемы

Именно этим я сейчас занимаюсь в Индии, работая над проектом избавления от трущоб. Конечно, это разные ситуации. Проект по реновации трущоб Дхарави мы выполняем поэтапно. Сначала мы расчищаем один участок, потом строим там дом, в который могут заселяться люди, затем опять расчищаем участок — строим дом, расчищаем — строим… Там даже есть здания для временного проживания населения, которое переезжает.

Дхарави, Мумбаи

Есть много методов реализации таких проектов, но, по сути, главное здесь — это желание людей переехать в лучшее место, которое является эмоциональным, очень сложным решением, потому что люди всегда любят то место, где они живут, и при воспроизведении привычной среды они способны влюбится в это место заново. Таким образом, нужно удовлетворить психологические потребности людей, обеспечить рациональное градостроительное проектирование, создать качественную архитектуру и, конечно же, комфортные условия для жизни. Для этого может потребоваться провести поквартирный обход, в ходе которого нужно объяснить людям особенности проекта; да, придется много общаться с местным населением, чтобы убедиться, что они понимают, что все это нужно не только для их собственного блага, но для блага общества в целом.

Ricardo Bofill Taller de Arquitectura

Спустя более 50 лет после своего основания Ricardo Bofill Taller de Arquitectura (RBTA) остается в авангарде профессий городского дизайна и архитектуры. RBTA, основанная в 1963 году и возглавляемая Рикардо Бофиллом, Рикардо Бофиллом-младшим и Пабло Бофиллом, применяет свой дальновидный гуманизм и культурный интеллект во всем мире. RBTA, расположенная на территории переоборудованного бывшего цементного завода La Fabrica на окраине Барселоны, состоит из разнообразной, целеустремленной и сплоченной команды талантов. Персонал из более чем 20 стран имеет разные специальности: от архитекторов и градостроителей до графических и промышленных дизайнеров. Эта междисциплинарная и глобальная перспектива способствует уникальной культурной чувствительности, которая влияет на работу всемирно известной архитектуры, городского планирования и дизайна. RBTA развивает устоявшуюся совместную и расширяющую возможности методологию проектирования, основанную на постоянном диалоге между фирмой и местными разработчиками и партнерами.Специализируясь на застройках городского масштаба, транспортной инфраструктуре, коммерческих предприятиях и государственном жилищном строительстве, RBTA почтение к нюансам данного места проявляется в способности ориентироваться в, казалось бы, бесконечном разнообразии проектов, сотрудников, клиентов, локаций, стилей и масштабов. Фирма демонстрирует всестороннюю способность подходить к масштабному городскому плану и скромному внутреннему проекту с одинаковой приверженностью и контекстуальной изысканностью. Эти четко определенные формы действуют как городские центры, которые устанавливают значимые отношения между окружающей средой и ее обитателями.Команда RBTA работает над более чем 1000 проектами в 40 странах и продолжает выделяться среди своих коллег. Глубокое уважение к истории является постоянной и непреходящей темой всей работы RBTA. Включение истории в дизайнерский подход каждого проекта позволяет непрерывно анализировать и интерпретировать данную культуру и ее архитектурное наследие. Отступая от социалистических и корбусианских норм городского планирования, где изолированные и повторяющиеся городские кварталы теряются среди обширных открытых пространств, RBTA отстаивает устойчивую модель средиземноморского города с четко определенными общественными пространствами, смешанными между пропорционально масштабными улицами и площадями.Фундаментальное ядро ​​социального жилья во всем развивающемся мире подчеркивает умение мастерски адаптироваться к местному климату при одновременном достижении репутации культурного, финансового и прагматического успеха. Талант RBTA интегрировать историческое измерение в свои проекты вызывает альтернативные ответы на современные движения и социальные проблемы нашего времени. Ранние работы RBTA 1960-х годов охватывают народные детали, характерные для традиционной каталонской архитектуры. В приморском доме органичной формы, примером которого является первая построенная резиденция на Ибице, используются местные материалы и методы строительства, которые перекликаются с genius loci региона.Благодаря этой дополнительной поддержке и опыту RBTA расширяет свое внимание на решение проблем городского планирования, возникающих на местном уровне в рамках политической и социальной системы Испании. По мере увеличения масштабов проектов команда разрабатывает формальную методологию для достижения широких общественных схем, не жертвуя деталями и эксцентричностью, присущими проектам меньшего масштаба. Эта архитектурная стратегия, которая до сих пор формирует самые последние работы RBTA, применяет геометрическую логику к организации элементов в пространстве. Формальный подход, впервые разработанный теоретически в рамках проекта «Город в космосе», нашел свое конкретное воплощение в 1975 году при строительстве основополагающего проекта субсидируемого жилья Walden 7. Радикальный и колоссальный жилой комплекс состоит из 14-этажного кластера из 446 квартир. которые максимизируют масштаб и сложность. Повторяющиеся жилые модули, украшенные частными микротеррасами и соединенные яркими внутренними общественными дворами, возвеличивают стигматизированную типологию государственного жилья и вызывают переосмысление того, как обращаться с экономически слаборазвитыми районами города.После решения социальных проблем в Испании, на территории которой работает компания, RBTA развивает эти знания, углубляясь в проблемы городского планирования, с которыми сталкиваются развивающиеся страны. Привлеченная к своим североафриканским соседям, часть команды переезжает в Алжир в начале 1970-х годов, чтобы сотрудничать с правительством по темам, связанным с городским планированием и жилищным строительством. Кульминацией этой ранней работы в Алжире через два года стало строительство жилого дома Houari Boumédienne в юго-восточной части страны.Наряду с усилиями в Испании и Алжире, в 1971 году в Париж прибывает дополнительная команда, которая отвечает требованиям различных проектов для французских новых городов. На этом этапе RBTA вводит в свои планы символические элементы, отсылающие к стилю французской монументальной архитектуры. Предложения городского жилья La Petite Cathédrale и Les Espaces D ’Abraxas представляют собой спектр идей социальной жизни, интегрированных в эти жилые памятники. Les Espaces D ’Abraxas также занимается манипуляциями с классическими формами архитектуры, в результате чего создается совершенно новый гибрид жилья.Когда команда создает постоянную штаб-квартиру в Париже, возникает новый акцент на промышленном строительстве социального жилья и генеральном планировании. Одновременное строительство четырех проектов — Les Arcades du Lac и Le Viaduc в Сен-Кантен-ан-Ивелин, Le Palais d’Abraxas, Le Théâtre и L’Arc в Марн-ла-Валле, Les Echelles du Baroque в Париже, и «Антигона» в Монпелье — один из самых плодотворных периодов деятельности RBTA. Эти обширные городские застройки и жилые дома воскрешают грандиозный променад, центральные циркуляционные оси и величественный характер традиционной французской архитектуры.Спустя два десятилетия обширный район Антигона в Монпелье включает 4 миллиона квадратных футов многофункциональной застройки. Крупномасштабный генеральный план города воплощает в себе организацию типичного средиземноморского пространства с уважением к ренессансной истории окружающего города. Используя классическую архитектуру, чтобы обеспечить человеческий масштаб и пропорции, Антигона разрушает монотонность сборного железобетона, чтобы создать «дворец для людей». Дух непрерывных исследований является ключевым элементом, позволяющим RBTA оставаться в авангарде архитектурной профессии.Ненасытное любопытство в сочетании с прилежным исследованием материала и формы дает беспрецедентное предвидение стилистической эволюции El RBTA, внося свой вклад в отчетливо оригинальный синтез классических и геометрических форм на протяжении 1980-х годов. В 1990-х и начале 2000-х исследования стекла и стали открывают двери для дизайна многочисленных офисов, штаб-квартир и культурных заведений. С престижными клиентами, от государственных городских властей до частных предприятий Christian Dior, Swift Banking и Cartier, в этот период появится амбициозный и высокоэффективный Дворец Конгрессов в Мадриде, а также стремительно растущая штаб-квартира United Airlines и Citadel Center в Чикаго.Штаб-квартира United Airlines, построенная с разницей в десять лет, гордо сочетает в себе язык современного небоскреба с классической храмовой короной, а обтекаемый стеклянный комплекс Citadel Center носит титул 44-го по высоте здания Чикаго. BNP Banque Paribas в Париже продолжает изучать современные технологии изготовления стекла. Благодаря сочетанию передовой фасадной инженерии с традиционными пропорциями, эта структура ликвидирует разрыв между старым и новым. Здание Shisheido в Токио служит еще одним убедительным примером разнообразных и успешных усилий RBTA в области исследований. Эффектная штаб-квартира, расположенная в очаровательном районе Гиндза, использует новейшие строительные технологии и инициирует решающую реформу местных правил зонирования. В штаб-квартире La Fabrica команда продолжает дух и философию, которые первыми мотивировали эту практику во время ее создания в начале 1960-х годов. Обширный опыт работы с крупномасштабными международными проектами, торговыми центрами, офисными комплексами, пятизвездочными отелями, частными резиденциями и сценариями городского дизайна создают новую форму интегрированного урбанизма — место, где пересекаются город, природа и история.От предложений по площади Европы в Люксембурге до комплексного плана агломерации Москвы, который обеспечивает инфраструктуру для общественного транспорта с одновременной интеграцией столь необходимых зеленых насаждений, а также схемы, соединяющей реку Тринити и центр Далласа, RBTA демонстрирует выдающуюся способность переосмыслить городские структуры, но никогда компромисс между желаниями человека и потребностями местной культуры. В дополнение к этим обширным генеральным планам недавно построенный Терминал 1 аэропорта Барселоны ведет себя как неземное и визуально удовлетворительное продолжение Терминала 2 RBTA, построенного для Олимпийских игр 1992 года.Знаменитый отель W Hotel Barcelona основан на этом местном наследии и свидетельствует о том, что команда постоянно ценит средиземноморские корни. Устанавливая новые стандарты простоты, функциональности и роскоши, здание в форме паруса является единственным в своем роде местом на набережной города. Будь то спортивные, культурные или торговые объекты, высокая штаб-квартира или скромное жилье, Ricardo Bofill Taller de Arquitectura обладает замечательным талантом беспрепятственно перемещаться через границы и масштабы, при этом адаптируясь к социальным и культурным ценностям, заложенным в каждом объекте.Несмотря на кажущееся бесконечным разнообразие размеров, местоположения и программы, этот обширный объем работ демонстрирует степень согласованности и непрерывности мышления, которые соответствуют уникальному личному отношению RBTA к истории и городскому контексту. Неисчерпаемое и жизненное видение Ricardo Bofill Taller de Arquitectura продолжает свое практическое и теоретическое развитие. Чувствительность к меняющимся политическим и социальным преобразованиям момента дает RBTA уникальное понимание, которое придает архитектуре дополнительную и непреходящую ценность.Независимо от масштаба, эти знакомые и символические международные достопримечательности являются символом их городских и сельских направлений. Философия и ценности RBTA знаменуют собой степень инноваций, в которой сочетаются социальные и технологические соображения. Стремясь к качеству, красоте и дизайну повседневной жизни, RBTA продолжает свою миссию по созданию значимых мест, где люди могут общаться друг с другом через свою искусственную среду. Постоянное сотрудничество с ведущими мировыми техническими экспертами гарантирует наследие авангардного строительства, которое позволяет максимально экономить без ущерба для эстетики.Строения и генеральные планы Ricardo Bofill Taller de Arquitectura, построенные в начале 1960-х или только в прошлом году, не просто документируют период времени. Вместо этого эти разнообразные структуры и городские манифесты сохраняют вневременное качество, достигаемое пророческой смесью человеческих потребностей, культурной сложности и смелой формы.

Штаб-квартира Рикардо Бофилла Taller de Arquitectura

В 1973 году Рикардо Бофилл основал заброшенный цементный завод, промышленный комплекс начала века, состоящий из более чем 30 силосов, подземных галерей и огромных машинных залов, и он решил превратить его в промышленный комплекс. головной офис Taller de Arquitectura.Ремонтные работы длились два года. Заброшенная и частично разрушенная фабрика представляла собой компендиум сюрреалистических элементов: лестницы, ведущие в никуда, могучие железобетонные конструкции, которые ничего не выдерживали, куски железа, висящие в воздухе, огромные пустоты, тем не менее наполненные магией. Процесс трансформации начался с сноса части старого сооружения, чтобы скрытые формы оставались видимыми, как если бы бетон был вылеплен. После того, как пространства были определены, очищены от цемента и окружены новой зеленью, начался процесс адаптации к новой программе. Осталось восемь бункеров, которые стали офисами, лабораторией моделей, архивами, библиотекой, комнатой для проекций и гигантским пространством, известным как «Собор», в котором проводятся выставки, концерты и целый ряд культурных мероприятий, связанных с профессиональной деятельностью архитектор. Комплекс стоит посреди садов с эвкалиптами, пальмами, оливковыми деревьями и кипарисами. Этот проект свидетельствует о том, что творческий архитектор может приспособить любое пространство к новой функции, независимо от того, насколько оно отличается от первоначального.

[IT] Nel 1973 Ricardo Bofill trovò un vecchio cementificio in disuso dell’inizio del secolo, composto da più di 30 silos, gallerie sotterranee e gigantesche sale-macchine, e decise di trasformalo nella sede del suo studio Professionalof, il Taller de Arquitectura. I lavori di ristrutturazione durarono un paio d’anni. La fabbrica, ormai abbandonata e parzialmente in rovina, era una sommatoria di elementi surreali: scale che nonconducevano in alcun luogo, possenti strutture di Cemento armato Che non sostenevano nulla, elements in ferro sospesseri nel di dioto. La trasformazione iniziò con la demolizione di parte della vecchia struttura fino a rendere visibili le forme fino ad allora nascoste. Допускается определенная игра, инициированная процессом ввода новых функций. Otto silos furono adibiti a uffici, sale riunioni, locali tecnici, labratorio per la creazione dei plastici, archivi e una zona soprannominata «La Cattedrale» per la sua monmentalità per ospitare mostre, Concerti, proiezioni e ogni sortura di evento Professionalale dell’architetto.Il difficile compito di creare un intorno Vegetale dove prima c’era il цементная эра Parte Integration del Progetto. La nuova «fabbrica» — это циркония да эвкалипти, пальма, уливи и ципресси эд и дивентата, нель корсо дельи анни, уна вера оази верде. Ricardo Bofill ha affermato: «La Fábrica è un luogo magico… mi piace che qui la vita sia perfettamente programmata, ritualizzata, в полном контрасте с mia turbolenta vita di nomade».

Безопасность | Стеклянная дверь

Подождите, пока мы подтвердим, что вы настоящий человек. Ваш контент появится в ближайшее время. Если вы продолжаете видеть это сообщение, напишите нам чтобы сообщить нам, что у вас возникли проблемы.

Nous aider à garder Glassdoor sécurisée

Nous avons reçu des activités suspectes venant de quelqu’un utilisant votre réseau internet. Подвеска Veuillez Patient que nous vérifions que vous êtes une vraie personne. Вотре содержание apparaîtra bientôt. Si vous continuez à voir ce message, veuillez envoyer un электронная почта à pour nous informer du désagrément.

Unterstützen Sie uns beim Schutz von Glassdoor

Wir haben einige verdächtige Aktivitäten von Ihnen oder von jemandem, der in ihrem Интернет-Netzwerk angemeldet ist, festgestellt. Bitte warten Sie, während wir überprüfen, ob Sie ein Mensch und kein Bot sind. Ihr Inhalt wird в Kürze angezeigt. Wenn Sie weiterhin diese Meldung erhalten, informieren Sie uns darüber bitte по электронной почте: .

We hebben verdachte activiteiten waargenomen op Glassdoor van iemand of iemand die uw internet netwerk deelt. Een momentje geduld totdat, мы выяснили, что u daadwerkelijk een persoon bent. Uw bijdrage zal spoedig te zien zijn. Als u deze melding blijft zien, электронная почта: om ons te laten weten dat uw проблема zich nog steeds voordoet.

Hemos estado detectando actividad sospechosa tuya o de alguien con quien compare tu red de Internet. Эспера mientras verificamos que eres una persona real. Tu contenido se mostrará en breve. Si Continúas recibiendo este mensaje, envía un correo electrónico a para informarnos de que tienes problemas.

Hemos estado percibiendo actividad sospechosa de ti o de alguien con quien compare tu red de Internet. Эспера mientras verificamos que eres una persona real. Tu contenido se mostrará en breve. Si Continúas recibiendo este mensaje, envía un correo electrónico a para hacernos saber que estás teniendo problemas.

Temos Recebido algumas atividades suspeitas de voiceê ou de alguém que esteja usando a mesma rede. Aguarde enquanto confirmamos que Você é Uma Pessoa de Verdade. Сеу контексто апаресера эм бреве. Caso продолжить Recebendo esta mensagem, envie um email para пункт нет informar sobre o проблема.

Abbiamo notato alcune attività sospette da parte tua o di una persona che condivide la tua rete Internet. Attendi mentre verifichiamo Che sei una persona reale. Il tuo contenuto verrà visualizzato a breve. Secontini visualizzare questo messaggio, invia un’e-mail all’indirizzo per informarci del проблема.

Пожалуйста, включите куки и перезагрузите страницу.

Это автоматический процесс. Ваш браузер в ближайшее время перенаправит вас на запрошенный контент.

Подождите до 5 секунд…

Перенаправление…

Заводское обозначение: CF-102 / 6b3dc73039d67b57.

«Архитектура открывает возможности для щедрости», — говорит испанский архитектор Рикардо Бофилл Леви.

PLANE-SITE опубликовал новое видеоинтервью с каталонским архитектором Рикардо Бофиллом Леви, основателем Taller de Arquitectura.Видеоинтервью было подготовлено для двухгодичной выставки «Time Space Existence», которая будет выпущена в преддверии открытия выставки 21-22 мая 2020 года на Венецианской биеннале архитектуры.

Обилие классических мотивов, брутализма и каталонского языка — творчество испанского архитектора Рикардо Бофилла не поддается простой классификации.

В новом 5-минутном видеоролике, снятом для серии видео «Time Space Existence», Бофилл описывает свое отношение к пространству как источник удовольствия, мало чем отличающееся от удовольствия, получаемого от музыки или искусства.

Рикардо Бофилл Леви. Изображение предоставлено PLANE-SITE

Дом и студия Бофилла в Ла Фабрика на окраине Барселоны. Изображение любезно предоставлено Рикардо Бофиллом

Дом и студия Бофилла в Ла Фабрика на окраине Барселоны. Изображение любезно предоставлено Рикардо Бофиллом

Интервью проходит в La Fábrica, самом символическом проекте Бофилла, а также в его студии и дома. La Fábrica, переоборудованная из заброшенного цементного завода на окраине Барселоны, более четырех десятилетий служила домом и мастерской для Бофилла.Окруженные пышной растительностью его силосы и дымовые трубы образуют скульптурную основу эклектики Бофилла.

Xanadú Рикардо Бофилл. Проект был задуман как один из многих крупных экспериментов в области жилья, проведенных Taller de Arquitectura. Изображение любезно предоставлено Рикардо Бофиллом

В своих самых монументальных моментах его работы обладают эмоциональным качеством — особенно жилой комплекс Espaces d’Abraxas в Париже, который разделил общественное мнение с момента его завершения в 1983 году, и так и не завершенный Les Halles.Его междисциплинарный подход действует на многих уровнях, но нужно научиться эффективно переключаться между ними.

La Muralla Roja, созданная Рикардо Бофиллом — что означает «Красная стена», была построена как жилой комплекс, расположенный в районе Ла Манзанера в испанском Кальпе. Изображение любезно предоставлено Рикардо Бофиллом

«Работа в разных масштабах — мудрость архитектора», как он говорит в видео, однако архитектор должен научиться делать это, не отклоняясь от «монументальности без души».«

La Muralla Roja, написанная Рикардо Бофиллом — что означает« Красная стена », была разработана как жилой комплекс, расположенный в районе Ла Манзанера в испанском Кальпе. Изображение любезно предоставлено Рикардо Бофиллом

Видеосериал Time Space Existence содержит уже представлены как известные, так и начинающие архитекторы, в том числе Дениз Скотт-Браун, Питер Эйзенман, WOHA Architects, Курт Фентресс, Тошико Мори, Даниэль Либескинд, Татьяна Бильбао, Арата Исодзаки и многие другие.

Эта серия будет представлена ​​на выставке Time Space Existence Двухгодичная выставка в Венеции.Видео будут выпущены в преддверии открытия выставки 21-22 мая 2020 года.

Фабрика Рикардо Бофилла. Переоборудованный цементный завод La Fábrica, расположенный на окраине Барселоны, является домом для Taller de Arquitectura (RBTA) и семьи Бофилл. Изображение любезно предоставлено Рикардо Бофиллом

Рикардо Бофилл Леви, родившийся в Барселоне в 1939 году, является одним из самых известных в мире архитекторов, которые порой вызывают споры. Он учился в Барселонской школе архитектуры, но покинул Испанию в 1958 году, чтобы поступить в Université de Beaux-Arts Genève в Швейцарии.

В 1963 году Бофилл основал Ricardo Bofill Taller de Arquitectura, объединившись с семейной архитектурной фирмой. Построенный на философских и эстетических принципах каталонского модернизма, Bofill объединил в себе историю, поэзию и местный каталонский дизайн.

Walden 7 Рикардо Бофилла. Walden 7 — это городской многофункциональный комплекс на месте бывшего бетонного завода. Первоначально планировалось построить три гигантских сооружения в форме виртуального треугольника, охватившего часть промышленных объектов, хотя когда-либо было построено только одно сооружение.Изображение любезно предоставлено Рикардо Бофиллом

В 1973 году он начал работу над текущим проектом, который позже стал La Fábrica — отремонтированный цементный завод, преобразованный в студию, архив, дом, библиотеку и многое другое. В 1975 году Бофилл завершил строительство крупного жилого дома Walden 7 на окраине Барселоны.

Walden 7 Рикардо Бофилла. Изображение любезно предоставлено Рикардо Бофиллом

Вскоре после этого периода, спасаясь от крайне напряженного политического климата в Испании, Бофилл вместо этого начинает практиковать во Франции, где к известным работам относятся Espaces d’Abraxas, Les Halles (в то время как Бофилл был выбран французским министерством. культуры и работы начались в 1974 году, проект был снесен до завершения) и Les Arcades du Lac.

Глубокая приверженность исследованию материалов привела в 1990-е и 2000-е годы к возобновлению экспериментов со стеклом и сталью. Проекты того времени включают Дворец Конгрессов в Мадриде, штаб-квартиру United Airlines и Цитадель-центр в Чикаго, а также в 2009 году отель W в Барселоне.

Сегодня Taller de Arquitectura работает из студии Fabrica, где Бофилл управляет компанией вместе с двумя архитекторами-партнерами и двумя его сыновьями.

Изображение вверху: «Занаду» Рикардо Бофилла.Проект был задуман как один из многих крупных экспериментов в области жилья, проведенных Taller de Arquitectura. Изображение любезно предоставлено Рикардо Бофиллом

> через PLANE-SITE

Рикардо Бофилл | Encyclopedia.com

Постмодернистский испанский архитектор Рикардо Бофилл (родился в 1939 г.) соединил классический синтаксис архитектуры с современными строительными технологиями, чтобы создать крупномасштабные жилищные проекты, напоминающие величие Людовика XIV.

Рикардо Бофилл, сын матери-венецианки и отца-каталонца, родился 5 декабря 1939 года в Барселоне, Испания.Он изучал архитектуру в Escuela Tecnica Superior de Arquitectura в Барселоне (1955–1956) и в Архитектурном университете Женевы, Швейцария (1957–1960). В 1960 году он основал Taller de Arquitectura (архитектурную мастерскую) в Барселоне. Модель , более высокая модель имеет междисциплинарный подход к архитектуре и включает в себя не только архитекторов, но и дизайнеров, математиков, музыкантов, поэтов и философов. Бофилл стал очень романтичной фигурой, которая породила творческий и интеллектуальный драйв команды.Его романтический дух был запечатлен на отреставрированном цементном заводе в Барселоне (1973-1975), который был главным офисом и мастерской фирмы. Остальные офисы располагались в Париже и Нью-Йорке.

Заявленные намерения Бофилла в отношении фирмы, опубликованные в L’architecture d’un homme (1978), заключались в создании динамических и «волшебных» пространств с использованием мощных форм для создания отличительных изображений. Хотя эти намерения присутствуют во всех их проектах, каждый был адаптирован к различным местным условиям.Бофилл и его более высокий отвергли принципы международного стиля (в частности, работы Ле Корбюзье и Мис ван дер Роэ), объявив свои собственные работы «жестоким протестом» против функционалистского модернизма. Как и многие постмодернистские архитекторы, Бофилл принял уроки многовековой истории архитектуры, чтобы создать места для жизни людей.

Бофилл впервые привлек международное внимание в 1960-х годах двумя проектами, выполненными в каталонском регионе Испании, где выразительные работы Антонио Гауди сыграли важную роль.Barrio Gaudi (1964-1968), проект государственного жилья, расположенный в Рюсе, Таррагона (родной город Антонио Гауди), включает в себя переплетенную сетку квартир различных размеров, каждая с индивидуальными балконами, многослойной крышей (сделанной из s- криволинейная плитка), многоуровневая система проходов и площадей. Общий сад на крыше (постоянный мотив в творчестве Бофилла) — прямая дань уважения Гауди. Проект Бофилла для каталонского курорта Ксанаду в Кальпе, Аликанте (1969–1983 гг.), Состоит из семиэтажного блока с жилыми помещениями кубической формы, расположенными вокруг центрального жилого ядра.Для дизайна характерны народные мотивы, такие как скатные крыши, аркады и «средиземноморские» окна со ставнями. Своими стремительными изгибами и фигурными формами Занаду ближе по духу к выразительным работам Гауди, чем к баррио, носящему его имя. И баррио, и Занаду демонстрируют постоянный интерес Бофилла к созданию «городов-садов в космосе». Кульминацией этих усилий стала Испания, разработанная фирмой для Walden 7, Sant Just Desvern, Барселона (1970-1975).

В середине 1970-х Бофилл участвовал в нескольких проектах, разработанных для французских «новых городов», окружающих Париж. Все эти проекты сочетают интерес Бофилла к организации пространства в стиле барокко с желанием вернуться к традиционным элементам городского планирования. В этих проектах Бофилл обратился от народной архитектуры Средиземноморья к классическому языку, который характеризует большую часть великой архитектуры Франции со времен Возрождения. Используя железобетонные конструкции и сборные бетонные панели, он подошел к классическому стилю в поистине монументальном масштабе.Его отношение к «бетону как благородному материалу» напоминает работы Луи Кана. Монументальное использование железобетона также имеет прецеденты во французской архитектурной традиции с работами Тони Гарнье, Огюста Перре и Ле Корбюзье.

Бофилл и его дизайн выше для Les Arcades du Lac и Le Viaduc в Сен-Кантен-ан-Ивелин (1975-1981 гг.), Расположенных недалеко от Версаля, представляют собой монументальное расположение зданий в масштабе фантастических и незастроенных. проекты французских архитекторов 18 века Леду и Булле.Дизайн состоит из плотно расположенных зданий с упорядоченными фасадами, расположенными по жестким осям и помещенными в формальные сады. Расположение зданий и садов отсылает к Версальскому дворцу и даже описывается как «Версаль для народа».

Бофилл и его выше исследовали более сложное использование классического синтаксиса в своем дизайне для Les Espaces d’Abraxas (1979–1983) в пригороде Парижа Марн-ла-Валле. Абраксас — это слово, обозначающее месопотамский символ, означающий добро и зло, что примерно переводится как «магия».«Вся композиция создает впечатление гигантского« театра »и связана с утверждением Бофилла о том, что« повседневную жизнь нужно не банализировать, а возвеличивать, чтобы стать богатой и значимой ». В дизайне Бофилл часто расширяет и переворачивает традиционный язык классицизма. маньеристическая игра форм Внутренний фасад полукруглого амфитеатра представляет собой гигантскую семиэтажную колоннаду с примыкающими к нему колоннами, стволы которых образованы стеклянными панелями (в отличие от массивности традиционных колонн).Арка амфитеатра прерывается только одним большим отверстием, которое Бофилл называет «городским окном», которое создает воронкообразную перспективу вдоль главной оси композиции.

Постмодернистские чувства Рикардо Бофилла (отказ от стилистических и идеологических ограничений модернизма и принятие уроков многовековой истории архитектуры) позволили ему создать героическое общественное жилье с использованием передовых бетонных технологий, которые вызывают великолепие прошлых французских правителей, таких как Людовик XIV и Наполеон.Он был предметом нескольких выставок, в первую очередь совместной выставки 1985 года с Леоном Криером «Архитектура, урбанизм и история» в Музее современного искусства в Нью-Йорке. В 1987 году Бофилл спроектировал и построил в Нью-Джерси жилой комплекс, известный как Venice-on-the-Hudson. Вдохновленный Фрэнком Ллойдом Райтом, Бофилл совместно с архитектурной фирмой Kendall / Heaton Associates Inc. спроектировал и завершил строительство зала Элис Пратт Браун для музыкальной школы Шепарда при Университете Райса в 1989 году.Наряду с этими успехами была отмечена мания величия Бофилла. В журнале Crain’s Chicago Business (2 августа 1993 г.) Джон Джейкобс, его коллега-архитектор, писал, что проект Бофилла в 1992 г. для штаб-квартиры RR Donnelley & Sons Co. по адресу 77 W. Wacker Dr. называется «Парфенон на палочке». Бофилла поочередно хвалили и дискредитировали как создателя массовых жилищных проектов для бедных во Франции в 1992 году.

В 1976 году Бофилл основал одну из основных кубинских правозащитных групп — Кубинский комитет по правам человека.Эта группа была связана с несколькими другими группами, общие цели которых включают права человека, амнистию, свободное искусство и разоружение. Бофилл был сослан в Майами в 1988 году, проведя 14 лет на Кубе в качестве политического заключенного. Он стал комментатором радиостанции WQBA в Майами, но был уволен в 1990 году после того, как выразил поддержку кубинскому диссиденту Густаво Аркосу, возглавлявшему кубинский комитет Бофилла по правам человека.

Дополнительная литература

Самая полная книга о Бофилле и его выше — это Рикардо Бофилл / Taller de Arquitectura: Buildings and Projects 1960-1985, введение Рикардо Бофилла, постскриптум Уоррена А.Джеймс (1988), который также включает обширное интервью с Бофиллом. Более ранняя книга — Ricardo Bofill / Taller de Arquitectura, введение Кристиана Норберга-Шульца (1985). Книга, которая помещает Бофилла в контекст постмодернистского классицизма, — это Modern Classicism Роберта А. М. Стерна с Раймондом В. Гастилом (1989). Книга Чарльза Дженка «« Архитектура сегодня », » (1988 г.) представляет собой предысторию этого периода. Также см. «Венеция-на-Гудзоне» в журнале New York (июнь 1987 г.), «Классическая музыка» в Architectural Record (март 1992 г.) и «Рикардо Бофилл» в Architectural Digest (апрель 1988 г.).□

Архитектурное видение Рикардо Бофилла

В новой монографии Рикардо Бофилл: видения архитектуры (Gestalten, 69 долларов) прославляются умопомрачительные творения испанского архитектора. Ниже писатель Том Моррис делится введением к книге.

От пустыни к городу, от критического регионализма к классическому постмодернизму — карьера Рикардо Бофилла охватила обширную и амбициозную траекторию. То, что оставалось неизменным на протяжении всего, — это его уверенное и необычное видение того, как здания могут улучшить поведение человека.

Если театральность — это термин, который чаще всего используется в отношении драматических и смелых построек Рикардо Бофилла, то вполне уместно, что он сыграл так много разных персонажей на протяжении своей карьеры: бунтаря, кочевника, гения, мастера. Его личность скользила и скользила в течение почти восьми десятилетий, неуловимо избегая определения. То же самое и с работой его практики, Ricardo Bofill Taller de Arquitectura, которая долгое время сопротивлялась узнаваемому стилю.

С тех пор, как 23-летний Бофилл основал мастерскую с группой единомышленников-архитекторов, социологов, поэтов и писателей в 1960-х годах, он создал более 100 проектов примерно в 50 странах мира.С самого начала создания безумных жилищных проектов, вдохновленных народной архитектурой и критическим регионализмом в Испании, до периода постмодерна в 1980-х годах во Франции и до высокотехнологичной модерна из стекла и стали 1990-х и 2000-х годов, практиковавшейся на международном уровне, Taller был также двигался, развивался и рос. Он сделал это с одной константой: его дом в Ла Фабрика (см. Страницы 236–72), культовый замок, который Бофилл и его коллеги построили на месте заброшенного цементного завода на окраине Барселоны в начале 1970-х годов.

Как и студия, фабрика выросла и повзрослела, смягчилась за счет озеленения и комфортно окружена новыми зданиями. Как и в случае с Taller, зародыш авангарда по-прежнему легко обнаруживается в его эпических пропорциях, смелых скульптурных формах и мультидисциплинарных функциях, которые он выполняет. Созданный как манифест, La Fábrica по-прежнему символизирует непоколебимо новаторский образ Бофилла: смелое дальновидное мышление и решительное постоянное изменение.

Рикардо Бофилл: Видения архитектуры (Gestalten, 69 долларов) уже вышел.Ниже вы можете увидеть некоторые сюрреалистические конструкции Бофилла.

СЕМЕЙНЫЙ ДОМ В MONTRAS / RICARDO BOFILL TALLER DE ARQUITECTURA

СЕМЕЙНЫЙ ДОМ В МОНТРАС / РИКАРДО BOFILL TALLER DE ARQUITECTURA

Расположение

Этот летний домик расположен недалеко от деревни Монтрас, в нескольких милях от испанского побережья Коста Брава. Развалины бывшей крестьянской хижины по своей планировке напоминают небольшой городок, поэтому в объемы дома вошли руины.

Описание

Здание представляет собой сочлененный дом, который, насколько это возможно, уважает существовавшую ранее растительность. Обшитые коричневым кирпичом павильоны выступают в центральное пространство и выходят на бассейн — центр жизни этой виллы. Пространство стало еще более комфортным за счет множества уголков для отдыха, экранированных стенами, выполняющими роль ветровок, и живописно связано с соседними объемами ступенями террасы, которые действуют как солярий.

Главный корпус, который является резиденцией владельца, состоит из двух идентичных трехэтажных объемов, которые содержат на первом этаже гостиную с дымоходом, перекрытым каталонским сводом, музыкальную комнату и главную спальню с ванной комнатой. и гардеробная; на втором этаже — библиотека; на третьем этаже находится игровая комната и гостиная, которые связаны с бассейном через внешние ступеньки.

Независимые модули содержат спальни, ванную комнату и гардеробную для остальных членов семьи и гостей. Внешняя облицовка выполнена из темно-коричневого керамического песчаника, в то время как главная столовая и бассейн имеют внутреннюю облицовку из красной керамики.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.