Эльза триоле фото: Эльза Триоле, французская сестра Лили Брик

Содержание

Эльза Триоле, французская сестра Лили Брик

Ты подняла меня, как камешек на пляже,
Бессмысленный предмет, к чему — никто не скажет.
Как водоросль на морском прибое,
Что, изломав, земле вернуло море,
Как за окном туман, что просит о приюте,
Как беспорядок в утренней каюте,
Объедки после пира в час рассвета,
С подножки пассажир, что без билета.
Ручей, что с поля зря увел плохой хозяин,
Как звери в свете фар, ударившем в глаза им,
Как сторожа ночные утром хмурым,
Как бесконечный сон в тяжелом мраке тюрем,
Смятенье птицы, бьющейся о стены,
След от кольца на пальце в день измены...


Эти строки написал французский поэт Луи Арагон своей жене Эльзе Триоле в 1956 году. К тому моменту Эльзе шестьдесят лет, из которых двадцать восемь лет она прожила вместе с «Арагошей», как она его называла, а все предыдущие годы можно без преувеличения назвать ее дорогой к Арагону — к тому, чтобы стать его спутницей жизни и музой.

...Эля Каган, младшая дочка адвоката, специалиста по еврейским делам и авторским правам, родилась в 1896 году. Семья была интеллигентная; дома музицировали, обсуждали новые книги, посещали театры. Мать прекрасно играла на рояле. Дом гостеприимный, открытый. Девочки росли в нежной, тепличной атмосфере.

Эля Каган


Старшая сестра Эли — Лиля была очаровательна, за ней ухаживали, ей поклонялись, ее как-то сразу заприметили мужчины. Все это происходило на глазах Эли, которая была еще девчонкой. И младшая тоже не осталась равнодушной к мужскому полу.

17-летней гимназисткой Эля познакомилась с Владимиром Маяковским, у них завязался роман. Но когда Маяковский увидел старшую Лилю, которая к тому моменту уже была замужем за Осипом Бриком, он забыл обо всем.


Что испытывала в это время Эля? Вот что она писала в своей автобиографической повести «Земляничка»:

«Я очень повзрослела за это лето. Ушел мой шестнадцатый год — говорят, самый лучший. Смотрю я, у всех есть пара, только у меня ее нет. Я никому не нужна и даже в большой компании всегда бываю одна!!!»

На самом деле это не так. Ухажеров немало, но они не заинтересовывают девушку. Но в страшный 1918 год Эля знакомится с сотрудником французской миссии Андре Триоле. Аполитичный, богатый, элегантно одетый, любитель женщин и лошадей, он быстро понял, что комфортно жить в охваченной ненавистью и огнем стране не удастся. И здесь ему подворачивается молодая хорошенькая барышня. Он делает ей предложение — выйти за него замуж и уехать. Она отвечает согласием. Молодожены уехали из России, но не в Европу, а на далекий экзотический остров Таити, где некоторые старые люди еще помнили Поля Гогена.

Оттуда Эля — точнее, уже Эльза регулярно пишет в Россию и, в частности, одному из своих бывших ухажеров-отказников Виктору Шкловскому. Эти письма живо рисуют пейзажи, нравы и жизнь тропического острова. Одно из ее писем Шкловский показал Алексею Максимовичу Горькому. Тот отметил, что автор обладает литературным стилем и наблюдательностью. И посоветовал, чтобы Эльза написала книгу.

Эльза Триоле после замужества. Париж, 1925 год


Ее первая книга-роман «На Таити» была издана в России в 20-х годах. Однако семейная жизнь не заладилась. Муж относится прохладно к молодой жене, не интересуется ничем, кроме скачек и лошадей. Он заводит романы налево и направо. И после года жизни с ним Эльза разрывает этот брак. Андре Триоле, сын богатых родителей, оказывается добрым человеком и отваливает бывшей жене приличную сумму, чтобы ей было некоторое время на что жить. Она перебирается в Лондон, под мамино крылышко — Елена Юрьевна Каган работала тогда в советской торговой фирме «Аркос». Потом Эльза оседает в Париже.

Портрет Эльзы Триоле работы Анри Матисса. Ноябрь 1946 г.


Париж 20-х годов был наводнен русскими. В кино, живописи, в литературе, балете мелькало множество русских имен. Выходцы из России вели богемный образ жизни, ютились в мансардах, без денег. Роль монпарнасских кафе в судьбе русской эмиграции огромна. Здесь встречались писатели, художники, поэты, обсуждали новости, ждали падения большевистского режима, работали.
 
Эльза влилась в этот мир, но она не удовлетворена той жизнью, которую ведет. В «Незваных гостях» она пишет о «...несчастьи людей, которые живут не там, где они родились... не иметь корней... быть срезанным растением... это всегда заведомо подозрительно, как татуировка на теле человека, у которого неприятности с полицией».
Случайные любовные связи, которые, вероятно, были у нее, как у любой молодой женщины, не удовлетворяли ее честолюбия. Книжки ее, изданные в Москве, большого успеха не имели.

И тут наконец происходит событие, которое предопределило всю ее дальнейшую жизнь: в кафе «Куполь» она увидела Луи Арагона, молодого, красивого, элегантного.


Арагон в это время был опален неудачной любовью. У него был роман с Нанси Кюнар, дочерью богатейшего человека. Арагон ездил за ней по всему свету. Нанси сорила деньгами, прожигала жизнь, кутила. И в конечном итоге предпочла Арагону какого-то негритянского джазиста. Именно в этот момент он встречается с Эльзой. Эльза навела о нем справки и узнала, что он — незаконный сын французского аристократа и уже довольно известный поэт-сюрреалист. В следующий раз она увидела его в кафе «Клозери де Лила». И здесь произошло знакомство.

Так выглядел к моменту встречи с Эльзой молодой французский поэт Луи Арагон


Эльза всегда говорила: «Я хочу выйти замуж за француза, поэта и красавца». Таковы были ее девичьи мечты.

Арагон был поэтом, правда, он не был еще знаменит, но уже написал несколько значительных произведений. Он был очень красив и был французом. Конечно, человеком, которого она любила больше всех, был Маяковский. И, потеряв его, она эмигрировала. Но это не помешало ей полюбить Арагона и любить его до самой смерти.


Арагон в молодости вел довольно беспорядочную жизнь: богема, вино, много женщин. А Эльза прекрасно представляла, что такое работа и дисциплина. Она ввела эти понятия в жизнь их семьи. Это оказалось очень трудно, особенно вначале. Они часто были на грани развода. Но многие друзья Арагона впоследствии говорили, что без Эльзы он покончил бы жизнь самоубийством, как многие другие сюрреалисты - и как Маяковский.


Арагон не сразу начал писать любовную лирику жене. Роман начался в двадцать восьмом году, а писать стихи, посвященные Эльзе, он начал в сороковом. Во время войны родилась поэма «Глаза Эльзы». А в 1956-м, в поэме «Неоконченный роман», появились строчки, вынесенные в начало этой статьи.

Эльза и Арагон жили очень бедно в первые годы своей жизни. Те несколько произведений Арагона, которые были опубликованы, не могли принести много денег. Чтобы несколько облегчить положение семьи, Эльза изготовляла свои знаменитые бусы. Теперь их можно увидеть в некоторых музеях. Эти бусы пользовались успехом. Архитектор по образованию, Эльза прекрасно рисовала и обладала тонким вкусом. Самое забавное, что продавать бусы ходил Арагон, к тому времени уже довольно известный писатель. Рано утром он выходил из дома и нес эти бусы оптовикам в бутики высокой моды, где все его презирали и называли «Триоле».


Еще за год до знакомства с Эльзой Арагон стал коммунистом. В 1932-м он вышел из группы сюрреалистов и, полностью посвятив себя компартии, уезжает на год в Москву, чтобы работать в Коминтерне.


Тем временем Эльза, посвятившая десять лет совершенствованию своего французского языка, втайне от мужа пыталась писать по-французски. Когда она показала Арагону рукопись своей первой книги на французском — сборник рассказов «Добрый вечер, Тереза», он был восхищен.

В 1939 году началась война. Немецкие войска вторглись во Францию. Арагона на следующий же день призвали в армию. Он сразу попросился на фронт и попал в танковую дивизию. За Эльзой следили шпики, в их квартире проводились обыски. Арагон отступал вместе с дивизией, через Дюнкерк попал в Англию, потом через Брест вернулся на французский берег.

В конце июня 1940 года Эльза и Арагон буквально чудом нашли друг друга в так называемой Zone libre (свободной зоне). То есть в той части Франции, которая не была оккупирована фашистами.

На нелегальное положение они перешли в ноябре 42-го, когда итальянские фашистские войска оккупировали Ниццу. Арагонов переправили через демаркационную линию. Тут их схватили немцы и посадили. Конечно, им очень повезло — немцы их не опознали: ведь Эльза — еврейка, а Арагон — коммунист. Но Эльзу и Арагона продержали десять дней как бы для острастки. Потом выпустили. Движение Сопротивления подыскало им домик в деревне, откуда они два-три раза в месяц выезжали в Париж, Лион, в другие города. Арагон выпускал нелегальную газету «Les Etoiles» и основал подпольное издательство «Французская библиотека». Эльза помогала Арагону и написала несколько книг. Военное время стало для нее мощной писательской школой. Она выпустила сборник рассказов «Тысяча сожалений», роман «Конь белый» и повесть «Авиньонские любовники».

В самом конце войны вышел еще один сборник новелл, озаглавленный: «За порчу сукна — штраф двести франков». Эта фраза, взятая из объявлений, висевших во французских бильярдных, служила паролем для соратников де Голля. Произнесенная по радио, она означала, что высадка союзников началась, и голлисты должны переходить к активным выступлениям.

Вот что Эльза сообщала в письме сестре:
«Если б не писанье, я бы, кажется, руки на себя наложила, так временами бывало трудно и тяжело. Я очень пристрастилась к этому делу, оно заменяет мне друзей, молодость и много чего другого, чего не хватает в жизни... Арагоша стал совсем знаменитым, за эти годы вышло два романа и несколько томов стихов (легально и нелегально). Партизаны его чтут и любят, только его стихи и читают, публика своя и чужая принимает, как принимали Володю. Пишет он все лучше и лучше... »

Жили голодно, вылазки из деревни были опасными, но больше Арагоны в руки фашистам не попадались. Они вернулись в освобожденный Париж 25 сентября 1944 года. За годы, что их не было, дома, несколько обысков провели гестаповцы, да и французская полиция тоже наведывалась регулярно. Дом был разгромлен, но они были счастливы, что кончается война, что они снова дома.

А 3 июля 1945 года Эльза получила Гонкуровскую премию за книгу «За порчу сукна — штраф двести франков». Это было полное безоговорочное признание ее как французской писательницы.

Началась мирная жизнь. Случались и поездки в Москву. Сестры наконец получили возможность видеться. Эльза живет активной литературной жизнью. Сочиняет прозу на французском, переводит с русского, участвует в написании сценария для постановки совместного фильма «Нормандия — Неман».

Но на этом испытания четы Арагонов не закончились. Уже в 1950-х супругам предстояло пережить жестокое разочарование в коммунистических идеях. Сначала этому способствовало «дело врачей», потом разоблачение злодеяний Сталина в 1956-м...

Эльза писала сестре: «. ..мы не были фальшивомонетчиками, но мы, сами того не подозревая, распространяли фальшивые монеты...»

В те годы Арагон начинает критиковать советские порядки. И хотя он до самой смерти остается коммунистом, он протестовал против преследований Шостаковича, Солженицына, после его визита к Брежневу был освобожден режиссер Параджанов.

Эльза Триоле и Луи Арагон на своей любимой мельнице в Сент-Арну-ан-Ивелин


Когда Арагон резко осудил советское вторжение в Чехословакию, он понимал, что в Советском Союзе у него заложники — Лиля Брик и ее муж Василий Абгарович Катанян. Но Лиля Брик написала Арагону, развязывая тем самым ему руки:

«Арагошенька! Прошу тебя совсем не думать о нас (мы уже старые), о том, что твои высказывания могут отразиться на нас. Делай ВСЕ так, как ты считаешь нужным. Мы этому будем только рады. Все мы достаточно долго были идиотами. Хватит!.. »
(Письмо от 7 ноября 1968 года)


В 60-х годах в Советском Союзе началась по распоряжению главного идеолога страны Суслова травля Лили Брик. Маяковского «очищали» от еврейского окружения Бриков. В прессе появлялись лживые статьи, фальсифицированные фотографии (с фотографий вытравляли изображения Лили Брик), из сочинений Маяковского убирались посвящения Лиле Брик. Все напоминало известный исторический анекдот про Сталина и Крупскую. Сталин был недоволен самостоятельными высказываниями Надежды Константиновны Крупской и, встретив ее в коридоре, сказал: «Если вы и впредь будете вести себя так же, мы подыщем Ленину другую вдову!» Так и Маяковскому подыскали другую «музу» — Татьяну Яковлеву...

Писательский «тандем»

Эльза умерла в 1970 году. Доказательством того, какую огромную роль она играла в жизни своего мужа является то, что сразу после ее смерти уже 73-летний Арагон... вернулся к тому образу жизни, который он вел во времена своего увлечения сюрреализмом. Он устраивал загулы, в его жизни появились мальчики, к концу жизни он сменил сексуальную ориентацию. Лишенный опоры в лице Эльзы, ужаснувшийся тому, что всю жизнь поддерживал «империю зла», он записал грустные признания в «Вальсе прощания» в 1972 году:
«Конец конца моей жизни. И пусть не напевают мне, как была она великолепна, пусть не полощут меня в лохани моей легенды. Моя жизнь — страшная игра, в которой я проиграл. Я испортил ее с начала до конца».

Над могилой Эльзы Арагон воздвиг памятник, на котором были начертаны ее имя и даты рождения и смерти: «1896–1970». А рядом, на том же камне, было выбито: «Луи Арагон. 1897—...» После смерти его должны были положить рядом с Эльзой. Он приготовил место и для себя. В 1982 году супруги вновь соединились. На их могильной плите высечены слова Эльзы: «Мертвые беззащитны. Но если нас попытаются разлучить после смерти, наши книги придут к нам на помощь».


В статье использованы материалы книги Эльдара Рязанова «Первая встреча — последняя встреча»

Эльза Триоле. 50 величайших женщин [Коллекционное издание]

Эльза Триоле

КОММУНИСТИЧЕСКАЯ МУЗА

Ей не повезло. На родине ее знают как сестру – сестру той самой Лили Брик, музы Маяковского, самой модной женщины столетия. Во Франции, где она прожила большую часть своей жизни, она известна как жена – русская жена крупнейшего французского поэта XX века Луи Арагона. А она всю жизнь хотела быть просто собой – Эльзой Триоле, русской еврейкой, ставшей волею судеб французской писательницей…

Отец знаменитых сестер, Урий Александрович Каган, был крупным московским адвокатом, специализировавшимся на делах о защите прав национальных меньшинств. Как известный коллекционер и знаток литературы, он состоял в Литературно-художественном кружке – члены его, культурная элита Москвы, часто бывали в доме Каганов. Жена Урия Александровича, рижанка Елена Юльевна Берман, происходила из богатой и очень культурной семьи, училась в Московской консерватории, но, рано выйдя замуж, оставила сцену ради семьи. В этой чисто еврейской семье не говорили тем не менее ни на идише, ни на иврите, но свободно изъяснялись на немецком и французском.

Старшим ребенком была Лиля – она родилась 11 ноября 1891 года. Имя ей дали в честь возлюбленной Гёте Лили Шенеман. Через пять лет, 12 сентября 1896 года, родилась вторая сестра, которую назвали Элла – в честь еще одной героини поэзии Гёте (Эльзой она стала называть себя позднее).

Сестры были очень красивы: ярко-рыжая, с огромными карими глазами Лиля и белокурая, хрупкая, голубоглазая Эльза.

Как-то весной они гуляли с матерью по Петровке. Навстречу ехал какой-то господин в роскошной шубе. Девочки так ему понравились, что он пригласил их с матерью в Большой театр на свой спектакль – это был Шаляпин.

Сестры были очень дружны, но сразу было понятно, что Лиля верховодила. Она с раннего детства была своенравной, увлекающейся и до крайности самостоятельной. На нее, рано созревшую, всегда обращали внимание мужчины, и она точно знала, как получить от мужчин все, что ей хочется. После окончания гимназии она год проучилась на математическом факультете Высших женских курсов, потом некоторое время – в Московском архитектурном институте, затем занималась скульптурой в Мюнхене. Лиле все быстро надоедало, кроме одного – мужчин. От греха подальше ее отправили из Москвы к бабушке, в маленький польский городок – но и там в Лилю влюбился ее родной дядя, требуя немедленного брака (иудейские законы это позволяют). Мать немедленно отозвала ее обратно. Но Лиля не успокаивалась – в итоге, после непредвиденной беременности от очередного поклонника, закончившейся неудачным абортом, она больше никогда не смогла иметь детей. Сразу после этого Лиля вышла замуж за Осипа Максимовича Брика, с которым была знакома больше семи лет. Именно под фамилией мужа Лиля и останется в истории русской культуры.

Эльза была во многом противоположна Лиле. Послушная и прилежная, она всегда доводила до конца любое начатое дело. Закончила гимназию с золотой медалью, затем с отличием – Архитектурный институт. Елена Юльевна, винившая себя за то, что «упустила» старшую дочь, старалась держать младшую в ежовых рукавицах. Но и тут недосмотрела.

Эльза дружила с сестрами Идой и Алей Хвас, в доме которых всегда было много людей искусства. И в 1911 году, на вечеринке у Хвасов, Эльза встретила Владимира Маяковского – огромного роста, громкоголосого, необычно одетого, он читал стихи, похожие, по выражению самой Эльзы, на грозу. От волнения Эльза теребила бусы на шее – они порвались, бусины рассыпались по полу… Эльза кинулась их собирать, Маяковский стал помогать, под столом они встретились…

Сначала Эльза сторонилась Маяковского, напуганная его напором. Роман разгорелся лишь через год. Маяковский появлялся у Каганов чуть ли не каждый день – к огромному неудовольствию родителей Эльзы. Они не одобряли увлечения дочери – к тому же Маяковский никогда не отличался постоянством в любовных делах. За то время, что он встречался с Эльзой, у него были бурные романы с Марией Денисовой в Одессе и Софьей Шемардиной в Петербурге, с художницами Антониной Гумилиной и Евгенией Ланг. Но отношениям с Эльзой это ничуть не мешало…

Тем временем началась Первая мировая война. Эльзу и родителей война застала в Германии – Урий Александрович был тяжело болен и ездил на лечение. Домой возвращались через Скандинавию. Лиля с мужем переехали в Петроград – Осипа, который очень не хотел идти на фронт, удалось по протекции известного певца Леонида Собинова пристроить вольноопределяющимся в Петроградскую автомобильную роту. Лиля часто приезжала в Москву – навещать больного отца. В один из приездов мать пожаловалась ей на докучливого ухажера Эльзы. Лиля упрекнула сестру: «Из-за твоего Маяковского мама плачет». Эльза сказала Маяковскому, чтобы он больше не появлялся.

Но тот не отступился. То ли Эльза действительно была ему небезразлична, то ли нужна была ее поддержка – только что у Маяковского закончился драматичный роман с Шемардиной, которой пришлось делать поздний аборт. Он тенью ходил за Эльзой, всюду сопровождал ее. И встречи возобновились – тайно, на оставленной на время дачного сезона квартире Каганов. Не помешало даже то, что еще в январе 1915 года Маяковский переселился в Петроград – при каждом удобном случае он приезжал в Москву, к Эльзе…

13 июня 1915 года на даче умер Урий Александрович. Когда Эльза попыталась обнять мать – та отстранилась. Елена Юльевна не смогла простить дочери, что, пока умирал отец, Эльза больше думала не о нем, а о своей любви…

После похорон отца Эльза приехала в Петроград погостить у сестры. Однажды она решила познакомить Лилю с Маяковским – Лиля слышала это имя, даже видела поэта как-то раз на одном из поэтических вечеров, но всерьез не относилась: считала одним из расплодившихся тогда графоманов. Эльза настояла – как выяснилось, на свою беду.

Маяковский пришел к Брикам и, прислонившись к дверному косяку, стал читать свою новую поэму «Облако в штанах». И Осип, и Лиля потеряли дар речи, потрясенные услышанным. Маяковский тут же посвятил поэму Лиле. Не Эльзе, которая, забытая, сидела в углу…

Как потом писала Эльза в своих воспоминаниях, Брики безвозвратно полюбили стихи Маяковского, а Маяковский безвозвратно полюбил Лилю.

Эльза Триоле, 1924 г. Фото А. Родченко

На следующее утро Маяковский примчался к Чуковскому, тогдашнему своему другу и покровителю, и сказал, что встретил наконец ту единственную, без которой не мыслит себя самого.

Эльза очень тяжело пережила случившееся, долго не могла прийти в себя. Даже имя Лили было для нее невыносимо… Но, прекрасно понимая, что ни Володю, ни Лилю не исправить, заставила себя смириться. К сестре она смогла приехать только на встречу нового, 1916 года.

Встреча была «футуристической» – елку подвесили к потолку вверх ногами, стены завесили простынями, а все гости были в карнавальных костюмах. Среди гостей были друзья и соратники Маяковского: поэты Василий Каменский и Давид Бурлюк, филологи и литературоведы Виктор Шкловский, Роман Якобсон, Борис Эйхенбаум… Пили спирт, разбавленный вишневым сиропом, и веселились как могли. Эльза старалась скрыть свою боль. На вечере в Эльзу влюбился Виктор Шкловский, до этого увлеченный Лилей, а Василий Каменский под столом сделал Эльзе предложение, которое было тут же со смехом отвергнуто. Через полгода у Эльзы разгорелся роман с лингвистом Якобсоном. Семьи Якобсонов и Каганов давно дружили и мечтали породниться. Якобсон называл Эльзу Земляничкой, настойчиво уговаривал выйти за него замуж, но она не относилась к нему всерьез. Никто из поклонников не мог заменить в ее сердце Маяковского.

Тому тоже приходилось несладко. Лиля старательно держала его на расстоянии, не отпуская и не позволяя приблизиться к себе. Когда Маяковскому было плохо, он бежал к Эльзе – в ее доме ему было гораздо лучше, чем где-нибудь еще, она всегда была готова его выслушать, понять, успокоить… Она была ниточкой, связывающей его с Лилей, а он для нее – постоянно болящей раной. Он настойчиво звал ее из Москвы к себе в Петроград, и она, бросив все, в конце концов приехала. Маяковский, промучив ее несколько дней восторженными рассказами о Лиле, которая в это время решила быть с ним доброй, после очередной размолвки с нею бросил Эльзе: «Идите вы обе к черту – ты и твоя сестра!» Эльза бросилась на вокзал… Туда же приехал Маяковский, утешал, говорил о любви – не стесняясь присутствия ее матери. Окончательно Эльза завершила свои отношения с Маяковским только весной 1917 года. Рана затянулась, Маяковский стал ей лишь другом.

Эльза пыталась найти утешение в новой любви. Продолжались отношения с Якобсоном, Каменский приходил просить ее руки, за Эльзой безнадежно ухаживали Шкловский и футурист Борис

Кушнер, поклонники появлялись и исчезали… Утешения Эльза не получила, лишь неудачный аборт лишил ее, как и сестру, возможности иметь детей.

В это время в ее окружении появился человек, к которому она не питала любви, но который мог помочь ей круто изменить свою жизнь. Сотрудник французской военной миссии Андре-Пьер Триоле сделал ей предложение, и Эльза, к немалому удивлению окружающих, его приняла.

Эльза в платье и шляпке работы знаменитой модельерши Надежды Ламановой

Триоле покидает Россию, и в июле 1918 года Эльза с матерью уезжают к нему. До сих пор непонятно, почему их выпустили, – к этому времени Франция уже официально воевала с Россией. Ехали через Петроград – там Лиля сообщила матери и Эльзе, что Маяковский теперь по-настоящему член ее с Осипом семьи… Елена Юльевна, и так ненавидевшая Маяковского за все страдания, причиненные им Эльзе, встретила эту новость в штыки. Когда Лиля приехала проститься, мать не захотела с ней разговаривать. Так Лиля и осталась стоять на пристани, с кульком котлет, одна…

Путь Эльзы к жениху оказался долгим. Сначала Триоле ждал ее почему-то в Лондоне – и Эльзе пришлось сначала задержаться в Норвегии в ожидании английской визы, затем провести некоторое время в Англии, хотя Триоле уже давно был в Париже. Елена Юльевна осталась работать в Лондоне и с Эльзой в Париж не поехала.

Прошло больше года с тех пор, как Эльза покинула Россию для заключения брака с Андре Триоле, и этот брак наконец был заключен. Элла Каган стала наконец Эльзой Триоле – получив имя, под которым она навсегда останется в литературе.

После свадьбы молодые отправились на Таити. Прожив там около года, Эльза явно стала тяготиться и экзотической жизнью, и мужем. Они слишком отличались друг от друга: его интересовали только лошади, яхты и развлечения, и он не хотел ни учиться у Эльзы русскому языку, ни разговаривать с нею о культуре. Вернувшись в Париж, супруги расстаются – пока неофициально. Добрые отношения они тем не менее сохранили на всю жизнь.

После развода Эльза некоторое время жила с матерью в Лондоне, где работала в архитектурной мастерской, затем перебралась в Берлин – тогдашний центр русской эмиграции. Вместе с Эльзой здесь оказалась и Лиля, а затем приехал и Маяковский – но с ним отношения не задались: Эльза и Маяковский почти не разговаривали друг с другом. Эльзу, да и Лилю раздражала в полной мере проявившаяся в Берлине страсть Маяковского к игре. Тот был готов играть с кем угодно и во что угодно, желательно на деньги, – сначала в бильярд, потом в карты, потом в какие-то странные, им же самим только что выдуманные игры… Эльза и Лиля, оставшись одни, все свободное время проводили с русскими эмигрантами. К тому времени в Берлине оказалось около 300 тысяч русских, среди них старые знакомые Эльзы – Роман Якобсон, Виктор Шкловский и другие. Роман со Шкловским вспыхивает с новой силой: «Люблю тебя немыслимо. Прямо ложись и помирай», – писал Шкловский Эльзе. Эльза ценит его талант – Шкловский станет известнейшим литературоведом и прозаиком, – она нежна с ним, но не более того. В конце концов Эльза, устав от ненужных ей отношений, запретила Шкловскому писать ей и говорить о его любви. Тогда Шкловский написал роман «Zoo, или Письма не о любви», состоящий из немного стилизованных писем Эльзы и самого Шкловского (Zoo – район берлинского зоопарка, где в основном жили русские эмигранты). В авторском предисловии написано: «Посвящаю Эльзе Триоле и даю книге имя «Третья Элоиза».

Максиму Горькому очень понравился роман. Выяснив у Шкловского, кто настоящий автор писем, он пригласил к себе Эльзу и посоветовал ей серьезно заняться литературным трудом. Эльза послушалась: так появились ее первые романы – «На Таити» (1925), «Земляничка» (1926), «Защитный цвет» (1928). Все они – как и большинство последующих произведений Эльзы Триоле – носят автобиографический характер.

Еще в 1924 году Эльза вернулась в Париж. Художник Фернан Леже снял для нее номер в отеле «Истрия» на Монпарнасе, и она с головой окунулась в парижскую жизнь. Но в душе ее была пустота: рядом нет друзей, нет родных, нет любви… В дневнике она пишет: «Мне 28 лет, и я надоела самой себе». Она мечется между Парижем и Москвой, нигде не находя покоя, нигде не чувствуя себя дома.

В 1924 году в Париж приезжает Маяковский. «С ним приехала моя юность, моя Родина, мой язык», – написала Эльза сестре. Отношения Маяковского с Лилей давно перешли в новую фазу – у Лили роман с видным партийным деятелем Александром Михайловичем Краснощековым, и Маяковскому пришлось с этим смириться. Эльза водит его по Парижу, знакомит со своими друзьями – поэтами и художниками, читает фрагменты своих романов. Их отношения перерастают в настоящую крепкую дружбу – дружбу двоих людей, знающих друг друга досконально, одинаково побитых жизнью, накрепко связанных между собою… Маяковский не отходит от Эльзы: он, не знающий никакого языка, кроме русского (ну разве что немного грузинский), в Париже изъясняется, по его собственному выражению, «только на триоле, по-триолетски»…

Маяковский еще несколько раз будет приезжать в Париж. Однажды его обокрали – вор снял в гостинице номер напротив Маяковского и, когда тот вышел в туалет, вытащил у него все подчистую – двадцать пять тысяч франков! – оставив только три франка на метро. Из Франции он смог уехать только благодаря Лиле, поднявшей на ноги советское посольство во Франции, и Андре Триоле, одолжившему ему денег на билет. В другой раз завел романчик с какой-то русской эмигранткой – Эльза, конечно, немедленно доложила об этом Лиле. Интрижка была несерьезной, никакой угрозы для Лилиной власти она не представляла. Но потом Маяковский увлекся Натальей Брюханенко, на которой даже собирался жениться, и американкой Элли Джонс (русской эмигранткой Елизаветой Алексеевой), от которой у него родилась дочь, тоже Элли. Власть Лили над Маяковским начала слабеть…

В октябре 1925 года Маяковский снова был в Париже. Эльза, устав от необходимости постоянно сопровождать Маяковского, решила познакомить его с Татьяной Яковлевой – красавицей-эмигранткой, племянницей известного художника Александра Яковлева. Между ними тут же вспыхнул страстный роман. Маяковский ни на шаг не отходил от Татьяны, посвящал ей стихи (до этого вся любовная лирика Маяковского была посвящена только Лиле) и даже сделал предложение. Казалось, он нашел новую любовь своей жизни. Как потом выяснилось, ему это только казалось. Зато Эльзе повезло больше.

4 ноября 1928 года в кафе «Купель» Эльза указала Маяковскому на красивого молодого человека за соседним столиком: это был молодой, но уже известный поэт Луи Арагон. Через несколько минут к тому подошел официант: «Мсье Арагон, поэт Владимир Маяковский приглашает вас к себе за столик». Эльза тихо исчезла, чтобы не мешать беседе двух поэтов. На следующий день она вернулась – тогда и произошло знакомство Эльзы Триоле и Луи Арагона. Больше они не расставались.

На самом деле впервые она увидела его еще три года назад, на собрании группы сюрреалистов. Он сразу привлек к себе ее внимание – не только своей красивой внешностью, но и несомненным талантом, на который у Эльзы, как и у ее сестры, было безошибочное чутье. С тех пор Эльза искала повод для знакомства и никак не могла найти. К тому же она знала, что у Арагона была постоянная подруга – Нэнси Кюнар, на редкость неуравновешенная, взбалмошная и избалованная дочь одного из крупнейших судовладельцев Великобритании. И вот Маяковский, поэт, близкий Арагону и по духу, и по таланту, смог свести их вместе.

Арагон был незаконнорожденным сыном префекта парижской полиции, бывшего посла в Испании Луи Андрие. Желая скрыть сына от своей законной семьи, он дал мальчику свое имя и звучную фамилию по названию одной из испанских областей – Арагон. Правду о своем рождении Луи узнал только в 1917 году, когда уходил на фронт, – мать, которую он всю жизнь считал сестрой, не надеялась больше увидеть его живым и все ему рассказала. Под влиянием личной драмы и войны Арагон начинает писать стихи. С тех пор неприятие буржуазного миропорядка и жажда социальной справедливости становятся основами его поэтического мировоззрения. После войны Арагон примкнул к движению дадаистов, затем перешел к сюрреализму. Его ближайшими сподвижниками были Жан Кокто и Тристан Тцара, Поль Элюар, Робер Деснос и Андре Бретон. Вместе с Бретоном Арагон в 1927 году вступил во Французскую компартию – в ней они видели наследницу свободолюбивых идей, которыми почти триста лет славилась Франция.

Встреча с Эльзой пришлась на тяжелое время его жизни. За два месяца до этого он, живя в Венеции, пытался покончить с собой, и только Эльза смогла вытащить его из глубочайшего душевного кризиса, в котором Арагон тогда находился. Как потом написал Арагон в одной из своих лучших поэм «Глаза Эльзы»:

В глубинах глаз твоих, где я блаженство пью,

Все миллиарды звезд купаются, как в море.

Там обретает смерть безвыходное горе,

Там память навсегда я затерял свою.

И если мир сметет кровавая гроза

И люди вновь зажгут костры в потемках синих,

Мне будет маяком сиять в морских пустынях

Твой, Эльза, дивный взор, твои, мой друг, глаза…

На следующее после их знакомства утро они вместе выходили из отеля, где жила Эльза, и на пороге их встретил оглушительно хохочущий Маяковский. Так что первые несколько недель их совместной жизни прошли под неусыпным контролем Маяковского.

Когда Маяковскому пришло время уезжать, он договорился в цветочном магазине, чтобы во все время его отсутствия Татьяне еженедельно доставляли цветы – к каждому букету прилагалась карточка с четверостишием, всякий раз новым. Он снова приехал в Париж в феврале 1929 года. В этот раз было решено, что в следующий свой приезд Маяковский заберет Татьяну с собой в Москву. Но он больше не приехал – Лиля сделала все, чтобы Маяковского в Париж не выпустили. Он завел роман с юной красавицей, актрисой МХАТа Вероникой Полонской, дочерью звезды немого кино Витольда Полонского и женой уже знаменитого актера МХАТа Михаила Яншина. Эльза немедленно рассказывает об этом романе Татьяне, а Лиля докладывает Маяковскому о том, что Татьяна собирается замуж за виконта дю Плесси: пришедшее в начале октября письмо от Эльзы, в котором о свадьбе было написано как о свершившемся факте, Лиля прочитала вслух. В конце письма была просьба ничего не говорить Маяковскому – но дело было уже сделано. На самом деле в октябре Татьяна даже не приняла еще предложения виконта. Свадьба состоялась только в конце декабря – когда Яковлева окончательно уверилась в том, что Маяковский к ней не приедет.

А 14 апреля 1930 года Владимир Маяковский, закрыв дверь за Вероникой Полонской, выстрелил себе в сердце.

На следующий день Эльзу, которая уже давно жила в квартире Арагона, разбудил стук в дверь. Кто-то выкрикнул два слова по-русски – Арагон не смог разобрать, о чем речь, но Эльза страшно закричала и только повторяла: «Умер, умер, умер…»

Через несколько месяцев Арагон и Эльза едут в Советский Союз – навестить Лилю. В то же время в Харькове готовилась к открытию Международная конференция революционных писателей. Организаторы, узнав о пребывании в Москве настоящего французского писателя-коммуниста, пригласили Арагона и Триоле в Харьков. На конференции собирались громить сюрреалистов, и Арагон счел трусостью отказаться. На обратном пути Арагон и Триоле посетили Днепрострой – впечатления об этой поездке он описал в поэме «Красный фронт». Через два года Арагон, как корреспондент газеты «Юманите», и с ним Эльза снова ездят по СССР – после этого появляется цикл стихотворений «Ура, Урал!». В 1934 году Арагон, а вместе с ним Эльза в качестве супруги, переводчицы и помощницы принимают участие в Первом съезде советских писателей. Здесь они встречают старых друзей и заводят новых – в работе съезда принимают участие Максим Горький, Александр Фадеев, Михаил Шолохов, Борис Пастернак, Алексей Толстой и многие другие. Потом многие из них будут навещать Арагона и Триоле в Париже.

Эльза наконец была счастлива. Она вернула Арагону вкус к жизни, стала его музой и вдохновительницей, а он дал Эльзе столь необходимые ей дом и любовь, всячески поощрял ее стремление писать. Он даже начал изучать русский язык – как заметил один из их друзей, из-за ревности: чтобы понимать, о чем Эльза говорит с другими.

Первые годы их совместной жизни были очень тяжелыми. Многие друзья Арагона были настроены против Эльзы – кстати сказать, она отвечала им взаимной неприязнью. Арагона пытались убедить в том, что Эльза – русская шпионка, которая пытается подмять его под себя и превратить в апологета СССР. Было очень трудно и в материальном плане. Раньше Эльза жила на деньги, которые присылал ей бывший муж. Теперь от этого пришлось отказаться, а литературные заработки Арагона не позволяли даже сводить концы с концами. Выход нашла Эльза. Она, обладавшая безупречным художественным вкусом и богатейшей фантазией, стала делать ожерелья на продажу. В ход шло все – бусины, ракушки, дешевый жемчуг, стеклышки, металлические кольца, осколки плитки и даже наконечники от клизм. Работа была нелегкая. Арагон тоже принимал участие: ранним утром он с чемоданчиком, полным образцов бижутерии «от Эльзы», обходил город в поисках оптовых покупателей. Так он написал в поэме «Песнь Эльзе»:

Ты сама себе шила наряды свои выходные,

Ты умела дешевые бусы на нитки низать,

Все шло в дело – клочки, лоскутки, все осколки

цветные…

Я глазам не поверил, увидев впервые

Хрустали ледяные, когда ты пошла танцевать…

И снова помог случай. Однажды изделия Эльзы увидел американский корреспондент журнала «Vogue», и они так ему понравились, что он порекомендовал их автора знаменитым домам мод – таким, как Шанель, Пуаре и Скиапарелли.

Ожерелья быстро стали популярными. Недорогая и фантастически необычная бижутерия очень понравилась парижанкам.

Теперь Эльзе приходилось просиживать ночи напролет, чтобы успеть сдать заказ к сроку. Она стала своей в мире моды, что позволило ей в течение многих лет быть модным обозревателем в газете «Се Soir», а затем в журнале «Regards». Не оставляла она своего увлечения модой и потом. Кстати, именно Эльза придумала столь популярную в последние годы прозрачную вечернюю сумочку. Сама, однако, она уже таких сумок не делала, а продала идею известному кутюрье Люсьену Лелонгу (Lucien belong).

Через некоторое время Эльза опишет свои приключения в мире французской моды в своей книге «Ожерелья» (1933) – последней, написанной на русском языке. Книгу опубликовали только после ее смерти, Луи Арагон сам перевел ее на французский язык. В СССР удалось издать только небольшие фрагменты в одной из газет – и то только потому, что «товарищ Триоле» считалась официальным другом Советского Союза. Именно невозможность издаваться на родине в конце концов и вынудила Эльзу писать на французском языке, превратив ее во французскую писательницу.

Сначала Эльза занимается переводами с русского, затем начинает самостоятельное творчество. Конечно, французский язык знаком ей с детства, она владеет им в совершенстве, но это все-таки не родной язык. Первые свои попытки писать она сама называла «пытками». Французский язык Эльзы Триоле оказался обогащен русскими фразеологическими оборотами, русскими стилевыми приемами, влияниями русской литературы. Это, конечно, было заметным недостатком, но вместе с тем это придавало ее творениям непередаваемое своеобразие и свежесть. Первый опубликованный ею на французском языке роман «Добрый вечер, Тереза» (1938) вызвал лавину критики – как доброжелательной, так и уничижительной. Эльза сама никак не могла понять, почему же ее опубликовали – потому, что она талантлива, или потому, что она – «бездарная возлюбленная Арагона».

Их любовь достойно выдержала все испытания. В конце февраля 1939 года в мэрии Первого округа Парижа Луи Арагон и Эльза Триоле, уже получившая официальный развод, вступают в брак, узаконив наконец свой десятилетний союз.

1 сентября того же года начинается Вторая мировая война.

Уже на следующий день Арагона призвали в армию – он попал в танковую дивизию. Через месяц за Эльзой стали следить, и ей только чудом удалось избежать ареста, успев покинуть Париж с толпами беженцев. В конце июня 1940 года супруги каким-то чудом нашли друг друга. В Париж они не вернулись, оставшись на юге – в так называемой свободной зоне, куда не дошла оккупация. Через год руководители движения Сопротивления пытались переправить чету Арагонов через демаркационную линию, но на границе их схватили. Правда, немцы оказались не очень внимательны и через десять дней отпустили, так и не узнав, кто они. Вскоре Арагоны снова перешли на нелегальное положение и переехали в Лион, где развернули подпольную работу: организовали издательство «Французская библиотека», издавали газету «Этуаль», листовки, брошюры и тому подобное. Почти всех организаторов движения Сопротивления немцы расстреляли – Арагоны были среди очень немногих уцелевших. От отчаяния и ужаса их спасала литература – оба очень много писали. Арагон выпустил два романа и несколько сборников стихов, принесших ему широкую известность, Эльза – сборник рассказов «Тысяча сожалений» и роман «Конь белый». За вышедший сразу после войны сборник «За порчу сукна штраф двести франков» Эльза Триоле получила престижнейшую Гонкуровскую премию – впервые за сорок лет присужденную женщине и впервые за всю историю премии – писателю русского происхождения.

После войны Арагон и Триоле стали настоящими литературными знаменитостями. Стихи Арагона, его лирика, обращенная к Эльзе, стали невероятно популярны – на многие из них были написаны песни, которые поются до сих пор. Эльза Триоле выпустила несколько романов, посвященных жизни послевоенной Франции, – «Никто меня не любит», «Вооруженные призраки», «Неизвестный» и другие. Роман «Незваные гости» был отмечен в 1957 году премией «Фратерните». Супруги много разъезжали по миру, принимали активнейшее участие в деятельности различных писательских организаций, а в 1955 году Эльзу Триоле избрали почетным председателем Национального комитета писателей Франции. Помимо литературного творчества, Эльза много времени отдавала своей главной страсти – пропаганде русской культуры во Франции. Она переводила на французский Чехова, Гоголя и Маяковского, выпустила книгу о творчестве Чехова, написала воспоминания о Маяковском, подготовила антологию русской и советской поэзии. В 1960-м она вместе с Константином Симоновым написала сценарий известного советско-французского фильма «Нормандия – Неман».

В пятидесятых годах во Франции, как и во всей Европе, отношение к СССР резко ухудшилось – соответственно ухудшилось и отношение к Арагонам. Их часто приглашали в страны социалистического лагеря, Арагону за роман «Коммунисты» даже присудили Международную Ленинскую премию. Правда, на его родине этот роман был с недоумением встречен даже его друзьями. Арагонов многие обвиняли в слепоте и политической наивности, а многие даже напрямую в сотрудничестве с советскими спецслужбами и просоветской пропаганде. Даже после XX съезда они не отреклись от своих убеждений. Но они и не боялись признавать свои ошибки. В 1968 году, после того, как советские танки вошли в Прагу, Арагон – в то время уже член ЦК компартии Франции – и Триоле публично объявили о своем неприятии советской политики в Чехословакии. После этого КПФ прекратила финансирование литературного журнала «Lettres Francaises», который много лет издавал Арагон.

Во время недели советского кино во Франции, 1955 г. Слева направо: Сергей Васильев, Николай Черкасов, Людмила Целиковская, Владлен Давыдов, Эльза Триоле, Луи Арагон, Акакий Хорава, Элина Быстрицкая, Владимир Кочетов, Михаил Трояновский

Тем не менее Арагон и Эльза не опустили руки. Они по-прежнему много работают, у них постоянно бывают гости – их друзья из СССР. Балерина Майя Плисецкая, останавливавшаяся в их доме, так описала их быт: «Жить у Арагона и Эльзы было занятно. Оба писателя просыпались на рассвете, выпивали по чашке черного кофе и писали, полусидя в постели, до полудня. В эти часы я для них не существовала. На вопросы они не отвечали, на звонки у дверей – и подавно, к телефону не подходили. Тишина. Только скрип перьев да посапывания».

С 1964 года супруги начали уникальное издание – их совместное собрание сочинений, иллюстрированное уникальными фотографиями и рисунками. Специально для этого издания работали художники Макс Эрнст, Анри Матисс и Ман Рей. На форзаце поместили эмблему, выполненную Анри Матиссом: переплетенные Э и Л: первые буквы имен Эльзы Триоле и Луи Арагона, чьи жизни однажды переплелись и с тех пор составляли одно целое.

Последний том собрания – сорок второй – вышел уже после смерти Эльзы Триоле. У нее давно уже было плохо с сердцем. В их с Арагоном новой двухэтажной квартире был даже оборудован специальный лифт, потому что ей было трудно подниматься по лестнице. Но, несмотря ни на что, она до последних дней продолжала писать. В январе 1970-го был опубликован ее последний роман «Соловей умолкает на заре» – как и все романы Триоле, автобиографичный. А 16 июня она умерла.

Ее похоронили в саду их загородного дома, под вековым ясенем. Через несколько лет Луи Арагон навсегда присоединился к ней.

На их могильной плите – цитата из ее романа: «Мертвые беззащитны. Но мы надеемся, что наши книги нас защитят».

Книги защитили их. Теперь уже никому не интересно, каких политических взглядов придерживались гениальный лирик Арагон и его русская жена, ставшая крупной французской писательницей. Они пронесли свою любовь через десятилетия, которые изменили мир, но не смогли изменить их чувства. Это – их главное произведение. То, ради которого они жили.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Эльза Триоле – биография, книги, отзывы, цитаты

Эльза Триоле (урождённая Элла Юрьевна Каган) родилась 24 сентября 1896 в Москве, французская писательница. Ее отец - московский адвокат У. (Ю.) Каган, специалист по еврейскому праву, убежденный сторонник ассимиляции. Сестра Триоле, Лиля Юрьевна Брик (1891–1978), литератор, близкий друг и адресат многих стихов и поэм В. Маяковского. Жена О. Брика. Эльза Триоле успешно окончила Архитектурный институт в Москве. В 1918 г. с первым мужем (его фамилию — Триоле — она впоследствии носила) покинула Россию, жила во Франции, некоторое время — на острове Таити. В 1928 г. второй раз вышла замуж за французского поэта и прозаика Л. Арагона, посвятившего ей впоследствии книгу стихов («Глаза…

Эльза Триоле (урождённая Элла Юрьевна Каган) родилась 24 сентября 1896 в Москве, французская писательница. Ее отец - московский адвокат У. (Ю.) Каган, специалист по еврейскому праву, убежденный сторонник ассимиляции. Сестра Триоле, Лиля Юрьевна Брик (1891–1978), литератор, близкий друг и адресат многих стихов и поэм В. Маяковского. Жена О. Брика. Эльза Триоле успешно окончила Архитектурный институт в Москве. В 1918 г. с первым мужем (его фамилию — Триоле — она впоследствии носила) покинула Россию, жила во Франции, некоторое время — на острове Таити. В 1928 г. второй раз вышла замуж за французского поэта и прозаика Л. Арагона, посвятившего ей впоследствии книгу стихов («Глаза Эльзы», 1942).

Книга «На Таити» (М., 1925) — литературный дебют Триоле — написана на русском языке, хотя фактически первой публикацией Триоле можно считать ее письма, вошедшие в посвященную ей эпистолярную повесть В. Шкловского «Zoo. Письма не о любви, или Третья Элоиза» (1923). На французском языке Триоле начала печататься в 1938 г. (роман «Добрый вечер, Тереза!»). Рассказ «Авиньонские любовники» (1943, подпольное издание, русский перевод 1945), включенный впоследствии автором в сборник «За порчу сукна штраф 200 франков» (1945, Гонкуровская премия), посвящен французскому Сопротивлению, в котором она участвовала вместе с Арагоном. В послевоенный период Триоле, придерживавшаяся коммунистических взглядов, написала роман «Вооруженные призраки» (1947). Два романа — «Никто меня не любит» (1946) и «Инспектор развалин» (1948, русский перевод под названием «Неизвестный», 1956) — написаны об одиночестве. В полуфантастическом романе «Конь красный, или Человеческие намерения» (1953) Триоле поднимает тему предотвращения атомной войны. В ткани многопланового романа «Встреча чужеземцев» (1956, в русском переводе «Незваные гости», 1958), повествующего о жизни и проблемах иммигрантов и отношении к ним местного населения, заметное место занимает еврейская тема, тема интернационализма и борьбы с антисемитизмом и расизмом, неприятия любого национализма, в том числе и сионизма.

Произведения Триоле были проникнуты коммунистической, чаще всего просоветской идеологией, однако после ХХ съезда КПСС и событий в Венгрии (1956) в ее литературной и общественной деятельности появились элементы критики Советского Союза и официальной советской идеологии. Свидетельством этому были роман «Памятник» (1957), который ставит проблему влияния культа личности на искусство, протесты Триоле и Арагона против суда над А. Синявским и Ю. Даниэлем (1966), против вторжения в Чехословакию (1968) и т. п. В 1968 г. Триоле также выступила со статьями, в которых обличала фальсификацию наследия В. Маяковского и носившую завуалированный антисемитский характер, поддержанную властями кампанию травли Л. Брик (см. ниже).

В цикл романов «Век нейлона», лейтмотивом которых является тема поисков личного счастья, вошли книги «Розы в кредит» (1959), «Луна-парк» (1959) и «Душа» (1963). Роман «Великое никогда» (1965, русский перевод 1966) и его продолжение «Послушайте-ка» (1968) посвящены проблемам искусства и исторической правды. Последняя книга Триоле — лирический роман «Соловей смолкает на заре» (1970).

Триоле знакомила французского читателя с русской классической и современной литературой, переводила произведения А. Чехова и Н. Гоголя, стихотворения русских поэтов (В. Маяковского, В. Хлебникова, В. Брюсова, И. Северянина, Б. Пастернака и др.), составила «Антологию русской поэзии 18–20 вв.» с предисловием Р. Якобсона; написала книгу о А. Чехове, воспоминания о В. Маяковском. На русский язык Триоле перевела роман известного французского писателя Л. Ф. Селина «Путешествие на край ночи» (М., 1934).

В январе 1970 году был опубликован последний роман Эльзы Триоле — «Соловей умолкает на заре». В июне этого же года она умерла от сердечной недостаточности. Луи Арагон пережил жену на несколько лет. Они вместе покоятся в саду своего загородного дома в Сент-Арнуан-Ивлин (департамент Сена и Уаза). На могильной плите цитата из романа Эльзы: «Мертвые беззащитны. Но надеемся, что наши книги нас защитят».

Истории жизни и любви ... · «7x7» Горизонтальная Россия

Прямо под окнами ее номера шумело уличное кафе. Слышался пьяный смех, звон бокалов. Это раздражало. Хотелось подумать обо всем в тишине. Но не объяснишь же это Монпарнасу! Увы, теперь ей по карману гостиница только в этом беспокойном квартале. А что дальше?.. В груде вещей на кровати (Эльза начала распаковывать дорожный чемодан) лежал ее дневник. Из страниц выглядывало острие отточенного карандаша. Она взяла потрепанную тетрадь, на подоконнике ее раскрыла и, с минуту отрешенно посмотрев на веселящуюся под окном богему, написала: «Мне 28 лет, и я надоела сама себе...»

РЫЖАЯ И БЕЛОКУРАЯ


Лиля Брик (Москва, 1921)


Эльза Триоле (Париж, 1924)

Мысленно она еще называла себя Эллой. 21 год носила это имя, данное родителями, а потом, когда вышла замуж за Андрэ и уехала из России, стала Эльзой. Эльзой Триоле. Рядом с фамилией мужа «Эльза» звучит красивее. Так она объяснила всем свой поступок. И поверили! Одна Лиля, когда два года назад они встретились в Лондоне, не поверила. Только бровь подняла и усмехнулась. Старшую сестренку не проведешь! Впрочем, им обеим от природы досталось это звериное чутье, сумасшедшая интуиция. И такое же гипертрофированное честолюбие. А в остальном они с сестрой разные. Даже внешне: Лиля—кареглазая и рыжеволосая, Эльза—голубоглазая и белокурая.

Лиля с детства была своевольна. Рано начала заводить романы. Хотя с 14 лет, если ей верить, любила одного Осипа. И ведь добилась своего — вышла за Брика замуж! Правда, аборт, после которого уже не могла иметь детей, сделала не от Оси — лет за пять до свадьбы. Куда было за ней угнаться тихой и послушной Элле! Тогда еще Элле...

Глупо соревноваться с сестрой. И в чем?! Это как болезнь, наваждение. Вот теперь она, как и Лиля, не может стать матерью. Потому что тоже кидалась в романы, словно в омут. Не потому что иначе не могла — могла! — но ей казалось: надо, чтобы было как у Лили, все остальное — худшее. Впрочем, они обе бездетность воспринимают скорее как благо. Еще одно сходство...

Но ведь Эльза Триоле ни в чем, ни в чем не хуже Лили Брик! И родители считали, что младшей дочери отпущено больше талантов, и учителя в гимназии находили ее не в пример способнее! Лиля училась архитектуре, математике — все бросила на полпути. А она, Эльза, прошла весь курс, получила диплом архитектора. И это она, Эльза, любила поэзию, знала наизусть Пушкина и Лермонтова, чувствовала все тонкости символизма и футуризма! Но Володя предпочел ей Лилю...

ПОЭТ И ОФИЦЕР

Тогда, в июле 1915-го, Элла предложила Маяковскому поехать с ней в Петербург с одной целью: чтобы сестра, которая жила с мужем в столице, одобрила ее выбор и, возможно, убедила папу и маму не препятствовать их с Володей браку. Его, большого, нахального, родители восприняли в штыки. Старшая остепенилась, вышла наконец замуж за достойного человека, юриста, а младшая — на тебе — нищего горлопана нашла! А Элле казалось — никого другого она не полюбит. (Через много лет Эльза Триоле написала о Маяковском: «Только он дал мне познать всю полноту любви. Физической—тоже».) Тогда, в свои неполные 18 лет, она уже чувствовала масштаб его дарования и его личности.

Может быть, Элле еще хотелось похвастаться Володей. Рядом со смешным Бриком, с его усиками и круглыми очочками, Маяковский выглядел ну просто сказочным красавцем! К тому же он обещал прочитать Лиле и Осе свою новую поэму — «Облако в штанах» — а это чистый восторг!

...Думала ли она, что, едва Володя переступит порог Бриков, жизнь круто изменится у всех четверых? Ее роман с Маяковским разрушится, он намертво влюбится в Лилю.

Осип, с которым, если верить сестре, у нее уже не было близких отношений (только великая дружба!), к новым обстоятельствам отнесется спокойно... Если все взвесить, то ее, Эльзы, теперешняя депрессия — здесь, в маленьком номере третьесортной парижской гостиницы, — результат того июльского дня, когда Володя прорычал у Бриков свое «Облако...» и тут же попросил разрешения посвятить поэму хозяйке дома.

Правда, отъезд из России будущей мадам Триоле состоялся тремя годами позже. Но, видимо, столько понадобилось ей, чтобы понять: тем, кем стала Лиля для Маяковского, Элле не быть ни для кого и никогда. Во всяком случае, здесь, на родине. За ней ухаживали достойные люди, и поэты тоже, например, Василий Каменский, но разве поставишь кого-нибудь из них рядом с Володей?! Вот и захотелось все начать заново и где-нибудь далеко-далеко — и Элла выскочила замуж за французского офицера. Богача и красавца. (С ним, тогда еще женихом, и уехала из России.) Захотелось избавиться от навязчивого и «безответного» соперничества с сестрой, похожего на родовое проклятие, — и вместо Эллы явилась миру Эльза.

Увы, не помогло. Теперь это ясно.

Как ни стремилась она объяснить Андрэ, что искусство — главный смысл и радость жизни, муж остался верен лошадям и яхтам. Прекрасная природа острова Таити, на котором они жили, не компенсировала разочарования. Пришлось оставить Андрэ. Вернуться в Европу. Отправиться сначала в Берлин, потом в Лондон. В Англии она даже поработала в архитектурной конторе, несмотря на то что муж (хороший, однако, человек!) ежемесячно присылал деньги на содержание. Все бы ничего, но тоска и неудовлетворенность и здесь таскались за ней, как хвост. А после встречи в Лондоне с Лилей и Маяковским стало совсем невмоготу. И вот печальный итог: в очередной раз она все бросила, и мужа тоже — развелась (фамилию оставила, но о деньгах придется забыть), приехала в Париж, где ее никто не ждет, стоит сейчас у окна, смотрит на пьяную гульбу и поверить не может, что когда-нибудь будет счастливой.

ОДИНОКИЕ ВЕЧЕРА

Она шла рядом с ним по набережной Сены, сияла глазами, хохотала, и голова кружилась от того самого счастья, которое несколько месяцев назад казалось абсолютно недостижимым! Володя здесь, в Париже, был без нее как без рук. Эльза водила его по городу, знакомила с французскими поэтами и художниками (уже успела обрасти знакомыми), переводила... Одно неприятно кололо: пришлось помогать Маяковскому покупать для Лили чулки, духи, прочую дамскую ерунду. И все равно казалось: его прежние чувства к ней, к Эльзе (ведь было же что-то!), не умерли совсем. Однако Лиля, поручившая Володю заботам сестры, удивительное создание! Совсем не боится, что... Впрочем, бояться нечего: Лиля знает, что, несмотря на зависть, — пора назвать вещи своими именами! — Эльза, Элла, ее бесконечно любит. Видимо, даже больше, чем Маяковского, раз безропотно его уступила... Но когда гость уехал, с ним испарилась и радость. Одинокими вечерами Эльза размышляла: зачем этот человек вошел в ее жизнь? Неужели только для того, чтобы разрушить? И может, все же стоило хотя бы раз вступить с сестрой в реальное соперничество — за Маяковского? Но, вероятно, на борьбу за мужчину она, младшая, не способна...

СУДЬБОНОСНЫЙ МОМЕНТ

Ах, как Эльза ошибалась! Ее час пробил, когда летом 1928 года, в таком же точно кафе, как то, что она видела из окна своего «монпарнасского» пристанища, ей встретился молодой поэт Луи Арагон. Их общее с Лилей качество — фантастическая интуиция — подсказало: ОН! И Эльза сделала все, чтобы стать для Луи тем, кем была для Володи ее сестра — Музой, женщиной всей жизни. Для этого потребовалось отбить Арагона у Нанси Кюнар, звезды парижской богемы, наследницы богатого состояния. Эльза была немного старше избранника, впрочем, как и Лиля — Маяковского, бедна, как церковная мышь, и все-таки ей задуманное удалось. Но это была отнюдь не любовь с первого взгляда. Финальным и победным аккордом в борьбе за Арагона стал... Маяковский! Он как раз вновь приехал в Париж, и Эльза, опять же интуитивно прочувствовав судьбоносность момента, познакомила двух поэтов. Арагон через Маяковского проникся «российским духом», влюбился в культуру России... и в ту женщину, что отныне для него эту культуру олицетворяла.

И наваждение прошло! Вернее, оба. И то, что звалось «Володя». И второе — что звалось «Лиля». Теперь возможность делать иные выборы, нежели сестра, доставляло Эльзе радость. Как текла жизнь Лили, она прекрасно знала — из писем. К тому же на удивление часто сестра получала возможность выезжать из Советов — чтобы повидаться в Лондоне с матерью, в Париже — с сестрой, чтобы подлечиться... Итак, Лиля при Володе и при Осе заводит любовников, отстаивает «свободные отношения»? Хорошо. А она, Эльза, настолько предана мужу, что это поражает их богемных друзей. Лиля гордится тем, что никогда не мыла кастрюль и не пришивала пуговиц — всегда находятся те, кто делает это за нее? Что ж. А Эльза испытывает гордость и удовольствие, когда ее ожерелья, единственный пока источник заработка, «нафантазированные» ночами из ракушек, пуговиц и наконечников от клизм, раскупают парижанки! Лиля довольствуется тем, что она Муза Маяковского? Можно понять. Но Эльзе этого мало: она сама намерена вписать свое имя в историю литературы!

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Маяковский застрелился более 80 лет назад, 14 апреля 1930-го. Лиля и Осип были в это время в Берлине. Есть свидетельства, что Муза горько рыдала, когда получила телеграмму. Что испытала Эльза, потеряв человека, возможно, единственного, кого по-настоящему любила, знала только она.

Лиля осталась звездой своей эпохи. Для этого она обладала всеми необходимыми качествами. Ее, как ни странно, считали вдовой поэта. Хотя она продолжала жить с Бриком и... с новым мужем, красным командиром Виталием Примаковым. Затем, когда его в 37-м расстреляли, — с Осипом и его новой супругой: Доживала свой долгий век с четвертым мужем — литературоведом Василием Катаняном. Главным делом своей жизни Лиля Юрьевна считала популяризацию творчества Маяковского. Но и сама немного переводила, держала светский салон, в котором перебывали многие знаменитости XX века.

А Эльза действительно прославилась. И не только как жена знаменитого Арагона. Сначала стала законодательницей мод — благодаря ожерельям. Они и выбраться из нужды помогли. Потом пришло время литературы. За один из своих романов, «Авиньонские любовники», Триоле даже получила Гонкуровскую премию — высшую литературную награду Франции. И тоже переводила, и тоже держала салон...

Их обеих пережили мужья. Эльза умерла в 1970-м от сердечного приступа. Лиля приезжала в Париж, чтобы ее проводить.

...Сама она ушла в 1978-м. Покончила с собой, выпив изрядную долю снотворного. Накануне упала, сломала шейку бедра, поняла, что даже в 86 лет не хочет быть беспомощной, — и... Ее младшая сестра Элла вряд ли бы на такое решилась.

МАРИНА БОЙКОВА

http://domochag.net/people/history11.php

Надежда Кожевникова

Казалось бы, уж никак не она, не Лиля Брик, могла так о себе отозваться. С ранней юности её сопровождали пылкие романы с людьми выдающимися, а не столь приметных обожателей вообще не счесть. Между тем словам её веришь — потому что написаны они были самому близкому человеку, сестре Эльзе, разлука с которой на долгие годы не отдалила, а, наоборот, сблизила, спаяла обеих в нерасторжимый, превосходящий рамки кровного родства, союз.

Детские, прожитые совместно годы ничего подобного не предвещали. Сестры как внешне, так и по складу характеров скорее являли собой антиподы, и старшая Лиля, с задатками властного лидера, Эльзу, пожалуй, подавляла. Пережили они и период соперничества, когда в ту пору еще малоизвестный, молодой поэт предпочел одной сестре другую. Но то, что могло разрастись в серьёзный конфликт, сестры Каган преодолели как кратковременное между ними недоразумение. Осознали, значит, уже тогда, самое важное, ценное — их редкостное душевное, духовное сродство, ставшее для обеих главной опорой в любых обстоятельствах на протяжении многих десятилетий.

Поэтому фразу Лили — никто меня не любит — следует воспринимать с продолжением: никто, кроме тебя.

Родившись в эпоху мировых катаклизмов, да еще в стране, где по определению Эренбурга, чтобы уцелеть, продуманные, как в шахматах, ходы не годились, где судьбы решались лотереей, то есть абсолютно непредсказуемо, — Лиля Брик и Эльза Триоле вытянули, можно сказать, счастливый билет. В число жертв репрессий, гонений сталинского режима их отнести нельзя. Но справедливо ли обвинять тех, кого беды, трагедии, постигшие миллионы сограждан, миновали? Суровый суд над уберегшимися от кровавой каши двадцатого века, иной раз выглядит так, будто венок мученичества — единственное оправдание для каждой яркой, даровитой личности. А если кто-то чашу страданий не испил до дна — безжалостный приговор: почему уклонился, где, в чем слукавил, или, возможно, за двадцать сребреников кого-то предал? Иначе, мол, как удалось уцелеть? Выходит, лучше бы всех из того поколения обрядили в лагерную робу, загнав за колючую проволоку на лесоповал? Тогда бы поколение, удачно возникшее после «оттепели», претензий к предшественникам не имело?

В подобном ракурсе сестры Каган — Лиля Брик и Эльза Триоле, радетелями «справедливости» воспринимаются как дразнящая красная тряпка для быка. Надо же, ведь и та, и другая вошли в элитарное ядро общества, как советского, так и западного. Обе стали эталоном вкуса, воззрений, чудачеств, прихотей, иной раз шокирующих, но обсуждаемых всеми, неважно с какими оценками, часто негативными. Сестрам на пересуды было наплевать? И да, и нет.

В Лондоне в Тейт Модерн музее с оглушительном успехом сравнительно недавно состоялась выставка работ Родченко и Поповой, где нам, мне с дочерью, мужем, посчастливилось побывать. Фотопортреты Родченко Лили Брик стали, так сказать, брендом расцвета русского авангарда, чьи открытия плодотворно впитались на Западе, в отчизне же уничтоженного на корню. Попова умерла молодой, заразившись скарлатиной от малолетнего сына. Повезло? Родченко же сгноили в унизительной отверженности, небрежении всего им созданного: новаторства в фотоискусстве, в живописи. А вот модель его, Лиля Брик, всегда, при жизни и посмертно, оставалась в центре внимания.

Даже Лимонов, с пером как жало в своей «Книге мертвых», не щадя никого и себя самого, упоминая Лилю Брик не смог утаить вовсе ему несвойственного пиетета. Чары, допустим, загадочные, не исчезали в этой женщине и на излете её земного пути.

Хотя исключительную популярность и Лили, и Эльзы обосновать несложно. Век поклонения женскому идеалу целомудрия, скромности, верности и прочих того же рода добродетелей миновал. В моду вошли интересные женщины. Сестры, как мало кто, не только отвечали спросу нового времени, но и сами влияли, формировали такой именно спрос.

Внешние данные не имели решающего значения. Современниками отмечалась непропорционально большая голова Лили Брик, да и Эльза образцам красоты не соответствовала. Но существует эффект снежного кома: чем больше у женщины поклонников, тем она привлекательнее, соблазнительней для других претендентов на её внимание, количество которых всё возрастает. У женщин, осознавших, что они нравились, нравятся, будут нравиться — походка, интонации, улыбки повелительниц, победительниц, и возраст тут не влияет. Переизбытка любви не бывает, а вот обделённость любовью калечит, как женщин, так и мужчин.

В фундаментальном исследовании шведского слависта Бенгта Янгфельдта «Ставка — жизнь», посвященном Владимиру Маяковскому и его ближайшему кругу, приводятся сведения о Лиле, иной раз рискованные для её репутации, узнать о которых можно было только от неё самой. Кое-что кажется даже нарочитым самооговором. Но если да, Лиля мастерски создавала собственный имидж. А где тут правда, где выдумка, поди разберись: имидж есть.

В её отношениях с Маяковским нет ничего идиллического. Она позволяла поэту себя обожать, боготворить, не только оставаясь женой Осипа Брика, но и не испытывая никаких угрызений от одновременного интимного присутствия с ней рядом двух мужчин. Это бывает, но Лиля осмелилась нарушить общепризнанные правила, демонстрируя открыто тройственность их союза. И мало того: не делала тайны, что предпочитает Маяковскому Брика. Как же так, став музой гения, столь почетной ролью не дорожила? Удерживала властно, цепко, но не благоговела? Дар, поэзию Маяковского понимала, ценила, тут они с Бриком были солидарны, но как человек, как мужчина Маяковский Лилю явно раздражал.

И понятно почему. Несоответствием, в первую очередь, её культурным запросам, образованности, воспитанию, полученному в рафинированной буржуазной среде. В зарубежных поездках, опять же втроем, Маяковский в гостиничном номере резался в карты, в покер, пока Лиля с Осипом, Осей, посещали музеи, оба владея сызмальства иностранными языками, насыщаясь с удовольствием атмосферой Европы, Маяковскому неинтересной, далекой, рождающей в нем чувство ущербности. Тоже самое в схожих обстоятельствах ощущал и Есенин.

Неискоренимое плебейство Маяковского, вкусившего уже славу, Лилю бесило. По её почину он заменил гнилые зубы искусственными, ослепительными. Одевался не как прежде, апашем, а безупречным джентльменом. Но нутро-то никуда не денешь. В переписке с Маяковским Лиля с отменным артистизмом, лицедейством, поддерживала пошловато-приторную манеру его к ней посланий. В письмах к Эльзе стиль у неё совершенно иной. Доверительное общение равных, а Маяковский — чужой.

Выразительная деталь, приведенная в той же книге Янгфельдта. Осип Брик спонсировал публикацию поэмы Маяковского «Облако в штанах». Но поэт мецената обманул, назвав ему цену, превышающую затраты на издание. Узнав после, что Брики знали о его надувательстве и молчали, смутился. Но замашки босяка, даже раскаявшегося, вряд ли Лиля забыла.

В обывательское сознание легко внедряются мифы о зловещей роли женщин, поработивших якобы таланты, и винов­ных, считается, в их несчастливой участи. Жорж Санд сгубила-де Шопена, прилепившегося к её семейству с алчными её детками. Тургенев, чья мать яростно протестовала против его неодолимой тяги, возникшей с молодости к Полине Виардо, и по возрасту старше, и замужней, и некрасивой, битву за сына с соперницей проиграла. Родные Шопена, сестры, мать, тоже хотели, во имя его же блага, спасения, от Жорж Санд его отодрать. Не получилось. Он жил и умер вдали от них, как замечательно, пронзительно написал Пастернак, вложив «живое чудо фольварков, парков, рощ, могил в свои этюды».

В том же ряду сцепка Маяковского-Лили Брик, где на Лилю навешивается больше укоров, чем она заслуживает. Но почему, собственно, при понимании, восхищении даром вменяется как долг, обязанность еще и любовь? Лиля не виновата, что на чувства к ней Маяковского она не могла, не хотела ответить.

Книга Янгфельдта о Маяковском, его окружении отличается от трактовок-версий наших соотечественников объективностью суждений, анализа. В ней отсутствуют как разоблачительное злорадство, так и пафос восхвалений. Нет там ни нападок, ни оправданий. Позиция Янгфельдта: незачем, не от кого Лилю Брик защищать. Это и мудро, и справедливо.

Янгфельдт называет ключевые моменты в судьбax сестер. Замужество Эльзы с французом Андре Триоле, из состоятельной семьи, разбогатевшей на производстве лиможского фарфора, как бы случайно, неожиданно. «В действительности Эльза с матерью бежали из большевистской России, в чем она впоследствии признавалась в частной беседе: она «ненавидела революцию», которую называла «крайне неприятной». Под этим она имела в виду не только жестокое насилие, но и внезапно обрушившиеся на них бедность, голод, отсутствие комфорта, бытовую нужду. Для избалованной девушки из буржуазной семьи всё это было малопривлекательно. Вполне вероятно, что она искала контакты с иностранцами в Москве, надеясь, что кто-нибудь поможет ей покинуть страну». И подвернулся француз Триоле. Понятно, да?

А вот, еще цитата: «Весной 1920 года Осип считался достаточно благонадежным для того, чтобы поручить ему работу в органах безопасности. Он занял должность «уполномоченного 7-го отделения секретного отдела», в обязанности которого, судя по всему, входило, между прочим, наблюдениe за бывшими «буржуями» — а о них у большевиков, с их социальным опытом, знания были весьма поверхностные».

Бесстрастная констатация. «За короткое время жизнь Осипа — а заодно Маяковского и Лили — изменилась в корне — ни о какой эмиграции уже не могло быть и речи. Теперь Осип был не просто членом всё более могущественной партии, но и солдатом армии, главная задача которой состояла в защите государства и партии от врагов — реальных и столь же часто вымышленных. Был сделан бесповоротный шаг — отныне жить предстояло исключительно в первом пролетарском государстве мира».

Клетка захлопнулась. Хотя Лиля тоже надеялась, как и Эльза, оттуда упорхнуть. Планировался её фиктивный брак с Романом Якобсоном, влюбленным в Эльзу, из семьи, близкой с детства сестрам Каган, еще будучи мальчиком обнаружившим исключительные способности к лингвистике, им в будущем блистательно подтвержденные.

Живя в Женеве, я подружилась с Ксенией Карцевской, вышедшей замуж за сына соратника Якобсона по созданию лингвистической школы в Праге, где нашли так же прибежище эмигрировавшие из СССР Цветаева, Марк Слоним. С вдовой Слонима — Татьяной, которой тогда было за восемьдесят, я познакомилась опять же в Женеве. И сблизилась настолько, что мы с ней ругались, обсуждая, куда ей отдать архив мужа. Я убеждала Татьяну не отдавать архив на родину, откуда и она, и Марк вынуждены были уехать. Забыла, что их отъезду предшествовало, что они пережили? Но Татьяну, уверовавшую в обещания гласности при Горбачеве, возмущал мой нигилизм, отсутствие патриотизма, что у эмиграции той волны считалось смертельны грехом. Они полагали, что во всех их бедах большевики виновны, и достаточно большевиков лишить власти, сразу воспрянет, воскреснет, как феникс из пепла, им памятная, ими любимая та прежняя Россия. Зря надеялись, как выяснилось. Но Татьяна всё же архив Марка Слонима отдала в США, в Стэндфордский университет. Моя скромная победа.

Переписка сестер Эльзы, Лили, предназначенная только друг другу, сбереженная, обнародованная Катанянами, не только бесценный документ той эпохи, но и урок, важный для всех нас. Не устарело ничего: выбор судьбы, вольный или невольный, боль разрыва с корнями, оставляя в душе незалечимую ничем, никогда рану, травму. И одно утешение, одно лекарство — взаимопонимание между самыми близкими.

В переписке сестер возникает их подлинный облик, обнаруживая нутро, сокровенное в каждой, где потребность делиться всем, наращена болью редких встреч: «расстояния, версты, мили, нас расставили, рассадили», как Цветаева писала, с траурным, надсадным пафосом. Сестры же в письмах друг другу надрывов избегали. Откровений опасных тоже. То, что их переписка подвергалась перлюстрации, обе, конечно, знали. Но вряд ли только из маскировки делились друг с другом для пуританской морали пустяшным, никчемным. Их сила, прочность, живучесть здоровых натур проявлялась в женской, неистребимой сути, не только пленительной для мужчин, но и для них самих являющейся стержневой. И в молодости, и в преклонных летах.

Лиля пишет сестре: «хочу бусов». Эльза бусы изготовляла для парижских домов моды, когда Луи Арагон, её муж, зарабатывал недостаточно, чтобы того, что он сочинял, им хватало на жизнь. Обе сестры занимались переводами, спасибо родителям, обеспечили дочек хлебом на пропитание в любых обстоятельствах, и не только на собственные нужды, но и своих, ждущих славы, спутников.

Параллельно с письмами они при любой оказии отправляли друг другу посылки с подарками. Опять же для строгих судей — компромат. Лиля направляет сестре в Париж расписные подносы, самовар, икру, которой та делилась с друзьями, Надей Леже, например. В ответ посылался в СССР дефицитный товар, различный, так как там, где жила Лиля, дефицитом числилось все. От духов, нарядов, до лекарств, предназначенных не только опять же Лиле, а и Майе Плисецкой при проблемах прославленной балерины с коленом. Сестры обладали даром притягательности для самых ярких представителей творческой элиты, достаточно искушенных, избирательных, чтобы на фальшивый заман не поддаться. Вот для них сестры раскрывались лучшим, чем обладали. Не только безупречным вкусом, чутьем на талантливость, но и верностью, надежностью в дружеских связях. Лиля отважно сражалась за Параджанова, добиваясь его освобождения из лагеря, куда он попал за «неправильную», в СССР наказуемую, сексуальную ориентацию. Цинизм не надо путать с презрением к ханжеству, сестрами с юности отвергаемому. В ханжеской стране, чтобы бросить ханжеству вызов, требовалось мужество не меньшее, чем у борцов с тогдашней идеологией, тем режимом.

Да, факт, что Лиля, после самоубийства Маяковского (хотя эта его склонность выявилась уже в молодые годы, определяясь не только его природой, но и знаком поколения той эпохи; попытки к самоубийству делали многие, в том числе и сестра Лили, юная Эльза) была принята и лично Сталиным, и главой карательных органов Ежовым. Проникнуть в их кабинеты редко кому удавалось. Но еще реже — выйти оттуда в прежнем качестве. Туда — да, а вот обратно? Лиля Брик сумела, да еще и с победой. Творческое наследие Маяковского отстояла, с поощрения властей внедряемое повсеместно, до рвоты. По словам Пастернака, как картошку при Екатерине Второй. Или же как кукурузу при Хрущеве. Продукт-то полезный, но если насильно навязанный, то отторгаемый. Я, скажем, Маяковского, включенного в школьную программу, отрицала, не читая. Зря. Но отвращения к навязываемому супротив моей воли преодолеть и теперь не могу.

Занимает другое. Лиля Брик, чей муж Осип служил с двадцатых годов в органах, отлично была ведь осведомлена, чем эксперименты в сближении с той властью завершаются: катастрофой. Что же ею руководило? Тщеславие, авантюризм? Наверно, и то, и другое. Но и что-то, тайное, что, допускаю, и она сама не вполне осознавала в ту эпоху, когда осмотрительность никого не спасала. Лотерея без гарантий ни для кого.

У Шаламова есть эпизод, как в лагерь прибывает эшелон, откуда выпархивают женщины, райские птички, в платьях из крепдешина, в лодочках лакированных, и что с ними сделали, во что превратили очень быстро. Кто они были? Актрисы, секретарши, просто жены...

Моя мама в разгар репрессий, тридцать седьмого и продолжающихся после войны, вселившаяся в Дом на набережной, выйдя замуж за лётчика-полярника Героя Советского Союза Мазурука, мне рассказала, как после ареста кинозвезды её дочь-подросток, надев шубу матери из чернобурок, рыдая, падала в снежные сугробы во дворе их дома. Жильцы из окон наблюдали. Девочку звали Ингой, потом она стала женой знаменитого переводчика-синхрониста, обласканного властями. Имя её матери Татьяна, из лагеря она вышла после смерти Сталина. За славу, привилегии, избалованность успехом она, можно не сомневаться, в лагере заплатила сполна.

Деда моего мужа, получившего инженерное образование в Англии, под чьим руководством возводилась библиотека имени Ленина, взяли в тридцать седьмом, когда ему было за шестьдесят. Припомнили его чин полковника царской армии. На лесоповале вряд ли долго протянул. Но когда его внук, мой муж, уже при российской демократии пытался вызнать, где в какой лагерном могильнике кости его убиенного деда — гробовое молчание. Хлопотно, конечно, сыскать поименно все те жертвы — экая морока. Ладно, пусть так. Мы сами помним и не простим.

Сестры всё знали, конечно, но не идеализирую их нисколько, в ряды палачей их не могу причислить. В ряды жертв тоже. Так к кому?

Эльзу Триоле не встречала никогда. Но Лилю Брик видала в Большом зале консерватории, когда эта зловещая старуха, с выкрашенными в морковный цвет волосами, ковыляла к шестому ряду, привилегированному, где места распределялись только лично директором Большого зала Ефимом Борисовичем Галантером. Тоже фигура, скажу, феноменальная. Будучи совсем молодым, участвовал в становлении исполнительской карьеры Яши Хейфеца. Организовывал концерты и сопровождал в российскую глубинку Фокина, Собинова, Вертинского, Изу Кремер, Шолом-Алейхема. Знаменитый, всесильный впоследствии импресарио Сол Юрок, начинал свою деятельность в конторе у Галантера, чья семья погибла при еврейском погроме в Молдавии, в Кишиневе.

Вопрос: а почему тот же Галантер уцелел? Он — да. А сына его, известного потом кинокритика Бориса Галантера, фронтовика, посадили-таки. И когда его только освободили из лагеря, первым опубликовал его текст в журнале «Знамя» главный редактор Кожевников, коим оставался сорок лет с лишком, дольше всех в этом статусе продержавшись, и при Сталине, и при Хрущеве, и при Брежневе, Андропове, Черненко. Успел вовремя помереть. До гласности не дожил. Плевки, в него, мертвого, получила я. Утиралась. И отца предать не могла, и оправдываться, унижаясь, не собиралась. Но отца от меня защищали Анатолий Наумович Рыбаков, Юрий Маркович Нагибин: мол, не тебе, девчонка, Кожевникова судить, мы его знаем лучше тебя.

Это же я услышала от Межирова, уже здесь, в США. Мы с ним общались по телефону несколько лет. Как-то Александр Петрович сказал: Кожевников создал шедевр «Март-апрель». Я попробовала ему возразить, что нашла там неувязки, голос радистки выдавал в ней женщину, в сюжете рассказа Кожевникова есть сбой. За что получила от Межирова резкий отпор: вы, Надя, не понимаете, не знаете нашу эпоху и не поймете никогда. Это правда, но разве только я? И разве они, современники, сами существовали между собой в ладу?

Борис Ефимович Галантер обходительностью светской не отличался. И меня, девочку, удивляло, с какой стати он, мрачный, понурый, маму мою встречает с подчеркнутой заботливостью. В его директорском кабинете сам снимает с неё пальто, хотя Паша, его помощник, рядом находился. И строгая Клара Борисовна, проверяющая билеты при входе на лестнице, ведущей к Большому залу, тоже приветливо маме улыбается. Почему? А просто люди, нормальные люди, эстафетно передавали признательность к тем, кто протянул им руку в постигшей их беде. И такая эстафета наследуется.

Уже после смерти Ефима Борисовича я написала, встречаясь с его сыном, обнародованный вначале в газете «Советская культура», а потом вошедший в мою книжку очерк: «Хозяин Большого зала». Признательность, если кому вольно так трактовать, за «блат». За причастность к основам культуры — празднествам, торжеству духа над слабой человеческой плотью, изуродованной палачами-изуверами, вырывавшими у них в пытках признания, за что казнились другие, тоже безвинные. И так шло и шло, череда беззащитных при терроре. Вопрос один: кто на очереди? Да ведь лотерея: любой.

Так вот, на концертах в Большом зале, как завсегдатай, неизменно присутствовала Лиля Брик, в сопровождении мужа, Василия Катаняна. Он не запомнился. Но когда Лиля усаживалась в кресла шестого ряда, все вставали. Шостакович вставал. Мама мне как-то шепнула: у неё на шнуре кольцо Маяковского. Восторга её интонации, мягко скажем, не выражали. Но и мама тоже встала. Как все.

В чахлом теле старухи, вместе с ней двигался, оживал монумент, бронзовый памятник, чьим именем площади назывались, станции метро: девушка, вы выходите на «Маяковской»?

В переписке сестер шнур для того кольца упомянут. Эльза сообщает Лиле, что шнур для кольца куплен, отослан. Если с нормальной точки судить, чего ради носить на груди кольцо самоубийцы, к которому тем более пылких чувств не возникало?

Моя мама дружила с Наташей Брюханенко, забеременевшей от Маяковского и под давлением якобы Лили Брик сделавшей аборт. Мамины письма из эвакуации, удостоверяющие её контакты с Брюханенко, мне дала после её смерти мамина с детства подруга Зося. Брюханенко действительно являлась одной из любовниц поэта. Но кто, как может заставить женщину сделать аборт против её воли?

Хотя в книге шведского слависта приводится как достоверный факт случившееся с молодой Лилей. Её собственная мать принудила избавиться от ребенка, зачатого от недостойного по мнению их семьи человека. А если бы тот ребенок родился, кем бы стала искусительница, нарушительница правил морали, этики Лиля Брик? А если добродетельной матерью? Всё решает случай, только случай.

Для меня моя дочь самый, близкий человек, с которым живу в отдалении давно, с её шестнадцати лет, когда она уехала учиться в Нью-Йорк. И мы, как сестры Лиля, Эльза, ежедневно с дочкой переписываемся.

Поэтому отчетливо себе представляю тревогу сестер, без интернета, мобильных телефонов, зато с поразительными по эмоциональной, фактической насыщенности подробными отчетами друг другу. И надо отметить, перо у обеих первоклассное. В посланиях их на протяжении десятилетий чувствуется мастерская, профессиональна отделка, но старались они друг для друга, больше ни для кого.

Старели, но без тени жалобного нытья. Одна слепла, другая еле ходила. Но обе бодрились, чтобы родную душу не огорчать. Лиля, скрывая от Эльзы свои хвори, благодарит за серый костюм, что в сочетании с розовым платком, все одобрили.

Вот оно, вечно женственное, порочно-безгрешное, наивно-колдовское, осудить которое могут только евнухи, кастраты. Сестры Каган обладали отменной стойкостью. Уважаю.

В одном из писем Триоле к Брик сообщается, что из весеннего Парижа сестра при оказии отправляет сестре в еще по-зимнему стылую Москву горшочек с примулами. За этот жест, трогательный, бескорыстный, сестрам прощаю все. На фоне постоянных уроков ненависти, особенно важны, ценимы уроки любви.

http://www.chayka.org/node/4869

ЛИЛЯ БРИК - ЭЛЬЗА ТРИОЛЕ. Неизданная переписка (1921 - 1970)

(Заказать книгу)

Их имена - Лиля Брик и Эльза Триоле. И если вас интересуют эти две женщины, две сестры, то вы, безусловно, захотите прочесть их переписку, чтобы больше узнать и о них, и о жизни двух замечательных поэтов, которые их любили; об их друзьях и недругах; их вкусах и литературной борьбе; о жизни Парижа и Москвы, полной катаклизмов, которыми так богат наш почти уже ушедший XX «нейлоновый век»...

Сохранилось более тысячи писем. Сестры переписывались полвека, они были дружны и писали часто - в этом была потребность. А как еще можно было общаться, когда жили они в разных странах, разделенные железным занавесом? Это сегодня все ленятся, звонят по телефону, и после нас, верно, будут издавать не письма, а телефонные счета...

Но перед вами - живые письма сестер. Здесь примерно треть того, что сохранилось. Я говорю «сохранилось», ибо утраты были неизбежны: легко представить, что пережили с 1918 по 1970 год их авторы - войны, аресты близких, обыски, переезды...

В настоящей книге читатель может познакомиться лишь с избранной перепиской - объем ограничен изданием. Некоторые письма печатаются с небольшими сокращениями, которые не существенны.

Сестры родились в Москве, и детство их прошло в районе Покровских ворот. Отец - Урий Александрович Каган - был присяжным поверенным и работал юрисконсультом в австрийском посольстве. Мать - Елена Юльевна - окончила Московскую консерваторию по классу рояля и преподавала музыку. Отец любил поэзию Гёте и старшую дочь, которая родилась в 1891 году, назвал в честь возлюбленной великого немецкого поэта, воспетой им под именем Лили. А когда пять лет спустя появилась на свет ее сестра, ей тоже дали имя одной из героинь поэзии Гёте - Эльза. Девочки получили блестящее образование, они с детства говорили по-французски и по-немецки, играли на рояле. Впоследствии старшая сестра станет Лилей Брик - музой Владимира Маяковского, младшая - знаменитой французской писательницей Эльзой Триоле.

Но пока что еще конец XIX века, и мама гуляет с девочками, держа их за руки. «Как-то ранней весной я шла с дочерьми по Петровке, - вспоминала Елена Юльевна, - а нам навстречу ехал господин в роскошной шубе. Он остановил извозчика и воскликнул: "Боже, какие очаровательные создания! Я хочу видеть вас вместе с ними на моем спектакле. Приходите завтра к Большому театру и скажите, что вас пригласил Шаляпин". Мы воспользовались приглашением, и для нас были оставлены места в ложе».

Девочки обращали на себя внимание - белокурая Эльза с ангельским взглядом голубых глаз, ярко-рыжая Лиля, с огромными карими глазами. Лиля отличалась норовом, самостоятельностью. Еще в гимназии она не захотела быть «как все»: схватила ножницы и отрезала себе косы - к ужасу родителей. (А в старости наоборот - в 85 лет заплетала косу - к восторгу почитателей!) Наверно, это был еще не осознанный отказ смешаться с толпой, подсознательное неприятие стереотипа.

Эльза же была девочкой послушной и прилежной. Она всегда завершала то, что начинала. В гимназии аккуратно готовила уроки (чего Лиля не делала, хотя в учебе преуспевала, особенно по математике), без особой охоты, но занималась музыкой в школе Гнесиных. Лилю же учили играть то на рояле, то на скрипке, потом купили мандолину... Папа однажды спросил ее: «Что тебе купить еще?» - «Барабан!» - с вызовом ответила Лиля. А Эльза все доводила до конца: гимназию окончила с золотой медалью, Архитектурный институт - с отличием. Лиля же все бросала - сначала училась на математических курсах, потом уехала в Мюнхен заниматься скульптурой, однако не доучилась, выйдя замуж...

Детство сестер протекало в благополучной семье. Девочки ходили в гимназию, весной праздновали Пасху, на Рождество наряжали елку. Эльза и Лиля любили друг друга, но старшая верховодила. Их кроватки стояли рядом. Как только гасили свет, девочки начинали шептаться - играть сочиненную самими же пьесу. Действующие лица были поделены: за одних разговаривала Эльза, за других - Лиля. Персонажи - княгини, графини, князья и бароны - люди, которые в то время реально жили вокруг... Сестры ссорились из-за того, что Лиля забирала себе самые эффектные фамилии и самые выигрышные сюжеты.

Когда Эльза перешла в восьмой класс, у нее вспыхнул роман с молодым, неизвестным тогда еще поэтом - утро ее любви, полудетское, робкое чувство. По бедности он катал ее на трамвае мимо площади, которая впоследствии будет носить его имя - площадь Маяковского. Эльза привела поэта к Лиле, когда та была уже замужем. Правда, к 1915 году она и Осип Максимович Брик фактически были в разводе, но продолжали оставаться в дружеских отношениях, живя одними интересами и находясь в одной квартире. Поэт сразу и навсегда влюбился в Лилю.

Когда меня спрашивают: «Значит, старшая сестра отбила его у младшей?» - я привожу слова Лили Юрьевны: «Это было нападение. Володя не просто влюбился в меня, он напал на меня. Два с половиной года не было у меня спокойной минуты - буквально. Меня пугала его напористость, рост, его громада, неуемная, необузданная страсть. Любовь его была безмерна. Когда мы познакомились, он сразу бросился бешено за мною ухаживать».

Связав свою судьбу с Маяковским, Лиля решила не расставаться с Осипом Бриком. Это никак не был menage a trois - любовный треугольник - и она, и Маяковский до конца дней сохраняли с Бриком глубоко дружеские отношения. Но у людей, которые не могли себе этого представить, такой союз вызывал злобное неприятие, и «свято сбереженные сплетни» (выражение Ахматовой) тянутся по сей день, подобно золотой цепочке Александрины, якобы найденной в постели Пушкина.

Сохранились письма Эльзы к Маяковскому той поры, когда он уже увлекся Лилей. По ним видно, что разрыв прошел нелегко для Эльзы, что чувства ее еще не остыли, она ревнует и досадует.

«...Сердечные дела мои все по-старому: кто мне мил, тому я не мила и наоборот. Уже отчаялась в возможности, что будет по-другому, но это совершенно неважно...»

«...А ты мне еще напишешь? Очень бы это было хорошо! Я себя чувствую очень одинокой, и никто мне не мил, не забывай хоть ты, родной, я тебя всегда помню и люблю».

«...Жду тебя с нетерпением, люблю тебя очень. А ты меня не разлюбил? Ты был такой тихий на вокзале... Целую тебя, родненький, крепко, крепко».

И так из письма в письмо.

Лиля умела влиять на сестру, подчинять ее своей воле. И Эльза не порвала ни с нею, ни с Владимиром Владимировичем, а, страдая и досадуя, подчинилась обстоятельствам. Следует сказать, что Эльза, будучи еще гимназисткой, одной из первых по-настоящему поняла и полюбила стихи Маяковского и, сохраняя с ним добрые отношения до конца дней поэта, пронесла любовь к его творчеству через всю жизнь. Она первой стала переводить его на французский язык, издавала его пьесы, читала доклады и устраивала выставки. Во время поездок Маяковского в Париж она была ему верным гидом и переводчиком - не говоря по-французски, Маяковский (по его выражению) разговаривал только «на Триоле». В один из вечеров он увидел за соседним столиком в кафе компанию молодых сюрреалистов, среди которых был Луи Арагон. «Поэт Маяковский просит подойти мсье Арагона к его столику», - прозвучала тогда фраза, которая изменила всю дальнейшую жизнь Эльзы Юрьевны...

Как же сложились отношения сестер с тех пор, как Маяковский влюбился в Лилю?

Несмотря на глубокую привязанность, взаимную любовь и потребность друг в друге, их отношения и сама эта любовь были очень не простые. Обе - личности, и личности с характером. Где бы ни появлялись сестры, среди каких бы знаменитостей ни находились, они всегда оказывались в центре внимания.

Их красота, интеллект и умение вести себя с людьми самыми разными всегда притягивали окружающих. Они были музами для поэтов, писателей, художников, музыкантов, обладали даром вдохновлять личности, подчас гениальные.

Как уже говорилось, по отношению к Эльзе в Лиле с детства на всю жизнь было усвоенное чувство старшинства, осененное в дальнейшем еще и тем, что знаменитый поэт предпочел именно ее. Многие оттенки отношений сестер имели эту подоплеку. В Эльзе она видела глубоко родного, очень близкого и любимого человека - и в то же время соперницу в авторитете, в славе и в отношениях с людьми. Эльза все понимала и стремилась этому противостоять. Досада и ревность с ее стороны, какое-то неуловимо напряженное отношение к Лиле остались у Эльзы на долгие годы. Чувства эти подсознательно, волей-неволей сказались на дальнейшем общении сестер при всей их искренней, взаимной любви. Обе до конца дней сохранили потребность одна в другой и горячую, крепкую привязанность, несмотря на то, что пятьдесят лет были вдали друг от друга: в 1918 году, выйдя замуж за французского офицера Андре Триоле, Эльза уехала с ним в Париж, а Лиля всю жизнь прожила в Москве.

Все эти годы их связывала переписка. Она интересна и панорамой культурной жизни, и литературными суждениями, сложной политической мозаикой, и знаменитыми персонажами XX века, и обычными житейскими делами... Поэтому и комментарии в настоящем издании сделаны достаточно подробно, иначе можно легко утонуть в ворохе имен, событий, книг, сложных взаимоотношений и просто непонятных бытовых деталей. Объясненные, они многое ставят на свои места и помогают выбраться из лабиринта.

Письма молодых лет - в числе прочего - пестрят разговорами о моде, описанием блузок, цвета губной помады, формы шляп и названий духов. В них - рисунки платьев, фасоны причесок, высота каблуков - по парижской моде. Но с годами все чаще мелькают рецепты лекарств, просьбы прислать пилюли, инструкции насчет инъекций, вопросы относительно кардиограмм и давления... Правда, тема одежды окончательно не исчезает из поля зрения, ибо эти дамы элегантны были всегда, однако больше внимания уделяется, скажем, не модной обуви, а обуви удобной. И на первое место ставится не фасон осеннего пальто, а его легкость. Но в каждом письме неизменно - литература, искусство, рассуждения, описания событий и людей.

Из писем Лили Юрьевны нельзя узнать, что было в те годы в СССР потому, что вся корреспонденция перлюстрировалась и откровенный рассказ об истинном положении дел часто грозил карой. А с той стороны приходили письма, где было многое, чем жила Франция, - митинги и забастовки, политические скандалы и Испанская война...

Вторая мировая война прервала общение, и несколько лет сестры ничего не знали друг о друге.

«История дала нам по поэту», - написала как-то Лиля сестре. И так же, как ее глаза навсегда приковали к ней Маяковского:

Надо мной, кроме твоего взгляда,

Не властно лезвие ни одного ножа... -

глаза Эльзы зажгли огонь в сердце Луи Арагона, крупнейшего поэта Франции. Более сорока лет они прожили вместе. В своем знаменитом стихотворении «Глаза Эльзы» он обессмертил ее имя, хотя и сама она прославилась как писательница.

При всей несхожести судеб сестер, было у них нечто присущее обеим: они безоговорочно подчиняли себе мужчин, с которыми связывали свою жизнь. Избранники ценили их ум, всегда считаясь с их вкусами в литературе и искусстве. «Лиля всегда права», - говорил Маяковский. «То место, где Эльза отводит скучающий взгляд от моей рукописи, мне следует переписать заново», - решал Арагон.

В молодости сестры не знали покоя от поклонников. Благосклонности Эльзы добивались многие замечательные юноши, среди них - Василий Каменский, Роман Якобсон, Иван Пуни, Виктор Шкловский. На их долю выпало пронести чувство к ней через всю жизнь, но остаться лишь друзьями. Эльза Триоле была давней любовью Шкловского, об этом - в его письмах, написанных в двадцатых годах из Берлина, где Шкловский был в эмиграции: «Хотел бы разучиться писать, чтобы научиться писать снова и только тебе. Разучиться говорить, научиться потом снова и сказать первым словом "Эльза". Люблю тебя немыслимо. Прямо ложись и умирай». В двадцатых годах Эльза стала главным персонажем его романа «Zoo, или Письма не о любви», который читают и сегодня и в котором автор использовал их переписку тех лет. Виктор Борисович говорил, что все его способности к несчастной любви ушли на героиню «Zoo» и что с тех пор он может любить только счастливо.

Круг интересов сестер был обширен. Лиля Юрьевна занималась скульптурой, переводила, редактировала и составляла сборники, снималась в кино, сняла сама два фильма, училась классическому танцу, свободно говорила на нескольких языках, великолепно разбиралась в живописи. Но больше всего она любила поэзию, знала ее блестяще и глубоко, была знакома чуть ли не со всеми поэтами XX века - от Хлебникова до Энценсбергера... В ней было дягилевское умение обнаружить нарождающийся талант, поддержать его и направить, подсказать идею и познакомить с единомышленником в искусстве, вдохновить на стихи, книгу, спектакль, музыку или фильм... Лиля Брик была женщиной, обладавшей талантом жить и приносить радость тем, на ком она останавливала внимание, «кого она касалась своей волшебной палочкой».

Разница в возрасте даже в сорок-пятьдесят лет нисколько не смущала ни ее, ни тех, кого она одаривала расположением. Она умела жить интересами Майи Плисецкой, когда та сражалась с ретроградами за свою «Кармен-сюиту». Она делала все возможное и невозможное, чтобы освободить из тюрьмы Сергея Параджанова, - и освободила! Она была заинтересованным посетителем всех премьер гонимого Юрия Любимова. Ей приносили на суд свои новые стихи и молодые поэты, и знаменитые...

Эльза же была не столь общительна. Она не растрачивала себя, время очень ценила и решительно отметала все, что мешало ей сесть за письменный стол. По письмам видно - «ни дня без строчки» для нее не пустая фраза. Не успевает она сдать рукопись, как делится с Лилей Юрьевной планом нового романа; заканчивает перевод Чехова и на другой же день садится с Константином Симоновым писать сценарий кинофильма «Нормандия - Неман»; сегодня открывает выставку, а завтра принимается за составление «Антологии русской поэзии»... И так изо дня в день - годами! Свои первые книги она написала на русском языке, впоследствии же она сочиняла романы и рассказы, статьи и эссе по-французски. Трудно переоценить ее деятельность, ее неукротимое желание знакомить французов с русской культурой, а советских людей (в то время - советских) - с французской. Сегодня она пишет роман и театральную рецензию, завтра - хлопочет об иллюстрациях к своему переводу «Капитана Федотова» В. Шкловского. Я видел Эльзу на репетиции «Дяди Вани» (в ее переводе), где она помогала режиссеру «Театра Наций» ценными советами, почерпнутыми из своей московской юности. Кстати, она познакомила Францию со всеми пьесами Чехова, а у нее в изголовье висела засушенная роза из палисадника его ялтинского дома. Это она - одна из активных устроителей выставки в Лувре неизвестного французам гениального примитивиста Пиросмани. Это она придумала, чтобы знаменитая Любовь Орлова сыграла в Москве «Милого лжеца» Килти, переведенного ею. Это она на страницах газет представляет парижанам новую повесть Чингиза Айтматова, последнюю роль Николая Черкасова и еще не знакомую французам Майю Плисецкую. Во время первых гастролей артистки в статье «Откровение зовут Майя» она писала: «Плисецкая - единственная балерина на сцене Гранд Опера, перед которой подняли занавес 27 раз!»

Пройдут долгие годы. Лиля Юрьевна еще дважды выйдет замуж. Виталия Марковича Примакова, выдающегося военачальника, талантливого человека, репрессируют и расстреляют. Последние сорок лет она будет замужем за литератором Василием Абгаровичем Катаняном.

Эльза Триоле всю жизнь проживет, не расставаясь, с Луи Арагоном. Как-то она заметила, что «летом можно спокойно умереть, так как все врачи отдыхают». В июле 1970 года у нее обострилась болезнь сердца, и она тихо скончалась у себя на даче. Свою смерть Эльза Триоле предсказала в последнем романе «Соловей умолкает на заре». За несколько дней до кончины она писала Лиле о своей книге, которую та еще не видела: «...В летнюю ночь сидят на террасе загородного дома несколько пожилых человек, старые знакомые. Это люди искусства, и, хотя жизнь сложилась по-разному, все они как-то вышли в люди. Женщина - одна. Это хозяйка дома. Неторопливые разговоры, полувоспоминания, полурассказы... Воспоминания и разговоры напечатаны другим цветом. Слышны соловьиные трели, они все тише, тише... На рассвете хозяйку находят умершей в кресле».

Эльзу и Арагона, который пережил свою жену на несколько лет, похоронили в саду их загородного дома, под вековым ясенем, который нынче спилили. На могильной плите - цитата из ее романа:

«Мертвые беззащитны. Но надеемся,

что наши книги нас защитят».

Арагон и Триоле распорядились, чтобы в их доме, - когда их не станет, - могли бы время от времени жить и работать молодые писатели - такие, какими были они сами в юности, - и пользовались бы их огромной уникальной русско-французской библиотекой. (Сегодня их воля выполнена). И в качестве «дара Франции, каким бы ни был тип ее правительства», они завещали стране все свои рукописи, документы и письма - дар, который невозможно переоценить.

Старшая сестра пережила младшую на восемь лет. Никогда ничему не подчиняясь, Лиля Брик сама распорядилась своей жизнью - в 86 лет, заболев неизлечимо, она покончила с собою - акт, скорее свойственный людям молодым. Согласно ее воле, прах был развеян в Подмосковье, там, где с опушки леса открываются поля и перелески, излучина реки и бесконечные дали с высоким небом.

Василий КАТАНЯН

Желающие прочесть онлайн книгу

могут это сделать здесь :

http://knizhnik.org/elena-arsenjeva/lisichki-sestrichki-lilja-brik-i-elza-triole/1

Об Эльзе Триоле смотрите с 23:49.

===============================================================================

0

Мечтаю увидеть художественный фильм о жизни Маяковского.

0

Мечты сбываются 🙂
http://youtu.be/mrG3FA2lmiI

Годы НЭПа. Типичная ситуация любовного треугольника. Одна из самых рискованных советских мелодрам о новом быте. Первое название картины — «Любовь втроем». На Западе она шла в прокате под названием «Трое в подвале», в Германии — «Кровать и софа». Картина пользовалась большим успехом, однако вызвала вереницу скандалов. Сценариста Виктора Шкловского упрекали в том, что он проявил бестактность по отношению к Маяковскому и Брикам, которых он хорошо знал. Фильм назвали аморальным, и к концу 20-х годов лента была запрещена.

Прекрасная Эльза | Блогер AdrianaSuvorova1 на сайте SPLETNIK.RU 5 января 2020

Этот пост посвящен не Эльзе из "Холодного сердца", если что)) А той Эльзе, которую я сегодня повстречала в книге Гийома Мюссо "Зов Ангела".

С развевающимися на ветру волосами, она пролетела несколько сотен метров по улице, которую так любила. Здесь Рембо и Верлен сочиняли свои стихи, Арагон и Эльза Триоле любили друг друга, а Годар увековечил эту улицу в конце своего первого фильма — в той грустной сцене, когда Жан-Поль Бельмондо падает с пулей в спине прямо на глазах своей американской невесты.

Эльзы Триоле была французской писательницой, женой поэта Луи Арагона и младшей сестрой музы Владимира Маяковского Лили Брик. Ее настоящее имя было Элла Юрьевна Каган и родилась она в Москве в семье известного адвоката 24 сентября 1896 года (в тот же самый день, что и Фрэнсис Скотт Фицджеральд). Эллой ее назвали в честь героини поэзии Гёте, а имя Эльза она сама себе выбрала позднее. 

Прочитала сейчас на wikireading.

Сестры были очень красивы: ярко-рыжая, с огромными карими глазами Лиля и белокурая, хрупкая, голубоглазая Эльза.

Почти как сестры Эльза и Анна))

Там же прочитала о случае из их жизни. 

Как-то весной они гуляли с матерью по Петровке. Навстречу ехал какой-то господин в роскошной шубе. Девочки так ему понравились, что он пригласил их с матерью в Большой театр на свой спектакль – это был Шаляпин.

Эльза росла послушной и прилежной, всегда доводила до конца любое начатое дело. Закончила гимназию с золотой медалью, затем с отличием – Архитектурный институт.  Это она познакомила сестру с Маяковским. О знакомстве с ним прочитала там же на wikireading.

Эльза дружила с сестрами Идой и Алей Хвас, в доме которых всегда было много людей искусства. И в 1911 году, на вечеринке у Хвасов, 15-летняя Эльза встретила 18-летнего Владимира Маяковского – огромного роста, громкоголосого, необычно одетого, он читал стихи, похожие, по выражению самой Эльзы, на грозу. От волнения Эльза теребила бусы на шее – они порвались, бусины рассыпались по полу… Эльза кинулась их собирать, Маяковский стал помогать, под столом они встретились…

Сначала Эльза сторонилась Маяковского, напуганная его напором. Роман разгорелся лишь через год. Маяковский появлялся у Каганов чуть ли не каждый день – к огромному неудовольствию родителей Эльзы. Они не одобряли увлечения дочери – к тому же Маяковский никогда не отличался постоянством в любовных делах. За то время, что он встречался с Эльзой, у него были бурные романы с Марией Денисовой в Одессе и Софьей Шемардиной в Петербурге, с художницами Антониной Гумилиной и Евгенией Ланг. Но отношениям с Эльзой это ничуть не мешало…

Тем временем началась Первая мировая война. Эльзу и родителей война застала в Германии – Урий Александрович был тяжело болен и ездил на лечение. Лиля с мужем переехали в Петроград – Осипа, который очень не хотел идти на фронт, удалось по протекции известного певца Леонида Собинова пристроить вольноопределяющимся в Петроградскую автомобильную роту. Лиля часто приезжала в Москву – навещать больного отца. В один из приездов мать пожаловалась ей на докучливого ухажера Эльзы. Лиля упрекнула сестру: «Из-за твоего Маяковского мама плачет». Эльза сказала Маяковскому, чтобы он больше не появлялся.

Но тот не отступился. То ли Эльза действительно была ему небезразлична, то ли нужна была ее поддержка – только что у Маяковского закончился драматичный роман с Шемардиной, которой пришлось делать поздний аборт. Он тенью ходил за Эльзой, всюду сопровождал ее. И встречи возобновились – тайно, на оставленной на время дачного сезона квартире Каганов. Не помешало даже то, что еще в январе 1915 года Маяковский переселился в Петроград – при каждом удобном случае он приезжал в Москву, к Эльзе…

13 июня 1915 года на даче умер Урий Александрович. Когда Эльза попыталась обнять мать – та отстранилась. Елена Юльевна не смогла простить дочери, что, пока умирал отец, Эльза больше думала не о нем, а о своей любви…

После похорон отца Эльза приехала в Петроград погостить у сестры. Однажды она решила познакомить Лилю с Маяковским – Лиля слышала это имя, даже видела поэта как-то раз на одном из поэтических вечеров, но всерьез не относилась: считала одним из расплодившихся тогда графоманов. Эльза настояла – как выяснилось, на свою беду.

Маяковский пришел к Брикам и, прислонившись к дверному косяку, стал читать свою новую поэму «Облако в штанах». И Осип, и Лиля потеряли дар речи, потрясенные услышанным. Маяковский тут же посвятил поэму Лиле. Не Эльзе, которая, забытая, сидела в углу…

Как потом писала Эльза в своих воспоминаниях, Брики безвозвратно полюбили стихи Маяковского, а Маяковский безвозвратно полюбил Лилю.

На следующее утро Маяковский примчался к Чуковскому, тогдашнему своему другу и покровителю, и сказал, что встретил наконец ту единственную, без которой не мыслит себя самого.

Эльза очень тяжело пережила случившееся, долго не могла прийти в себя. Даже имя Лили было для нее невыносимо… Но, прекрасно понимая, что ни Володю, ни Лилю не исправить, заставила себя смириться. К сестре она смогла приехать только на встречу нового, 1916 года.

Встреча была «футуристической» – елку подвесили к потолку вверх ногами, стены завесили простынями, а все гости были в карнавальных костюмах. Среди гостей были друзья и соратники Маяковского: поэты Василий Каменский и Давид Бурлюк, филологи и литературоведы Виктор Шкловский, Роман Якобсон, Борис Эйхенбаум… Пили спирт, разбавленный вишневым сиропом, и веселились как могли. Эльза старалась скрыть свою боль. На вечере в Эльзу влюбился Виктор Шкловский, до этого увлеченный Лилей, а Василий Каменский под столом сделал Эльзе предложение, которое было тут же со смехом отвергнуто. Через полгода у Эльзы разгорелся роман с лингвистом Якобсоном. Семьи Якобсонов и Каганов давно дружили и мечтали породниться. Якобсон называл Эльзу Земляничкой, настойчиво уговаривал выйти за него замуж, но она не относилась к нему всерьез. Никто из поклонников не мог заменить в ее сердце Маяковского.

Тому тоже приходилось несладко. Лиля старательно держала его на расстоянии, не отпуская и не позволяя приблизиться к себе. Когда Маяковскому было плохо, он бежал к Эльзе – в ее доме ему было гораздо лучше, чем где-нибудь еще, она всегда была готова его выслушать, понять, успокоить… Она была ниточкой, связывающей его с Лилей, а он для нее – постоянно болящей раной. Он настойчиво звал ее из Москвы к себе в Петроград, и она, бросив все, в конце концов приехала. Маяковский, промучив ее несколько дней восторженными рассказами о Лиле, которая в это время решила быть с ним доброй, после очередной размолвки с нею бросил Эльзе: «Идите вы обе к черту – ты и твоя сестра!» Эльза бросилась на вокзал… Туда же приехал Маяковский, утешал, говорил о любви – не стесняясь присутствия ее матери. Окончательно Эльза завершила свои отношения с Маяковским только весной 1917 года. Рана затянулась, Маяковский стал ей лишь другом.

В это время в ее окружении появился человек, к которому она не питала любви, но который мог помочь ей круто изменить свою жизнь. Сотрудник французской военной миссии Андре-Пьер Триоле сделал ей предложение, и Эльза, к немалому удивлению окружающих, его приняла.

Триоле покидает Россию, и в июле 1918 года Эльза с матерью уезжают к нему. До сих пор непонятно, почему их выпустили, – к этому времени Франция уже официально воевала с Россией. 

Путь Эльзы к жениху оказался долгим. Сначала Триоле ждал ее почему-то в Лондоне – и Эльзе пришлось сначала задержаться в Норвегии в ожидании английской визы, затем провести некоторое время в Англии, хотя Триоле уже давно был в Париже. Ее мама осталась работать в Лондоне и с Эльзой в Париж не поехала.

Прошло больше года с тех пор, как Эльза покинула Россию для заключения брака с Андре Триоле, и этот брак наконец был заключен. Элла Каган стала наконец Эльзой Триоле – получив имя, под которым она навсегда останется в литературе.

После свадьбы молодые отправились на Таити. Прожив там около года, Эльза явно стала тяготиться и экзотической жизнью, и мужем. Они слишком отличались друг от друга: его интересовали только лошади, яхты и развлечения, и он не хотел ни учиться у Эльзы русскому языку, ни разговаривать с нею о культуре. Вернувшись в Париж, супруги расстаются – пока неофициально. Добрые отношения они тем не менее сохранили на всю жизнь.

После развода Эльза некоторое время жила с матерью в Лондоне, где работала в архитектурной мастерской, затем перебралась в Берлин – тогдашний центр русской эмиграции. Вместе с Эльзой здесь оказалась и Лиля, а затем приехал и Маяковский – но с ним отношения не задались: Эльза и Маяковский почти не разговаривали друг с другом. Эльзу, да и Лилю раздражала в полной мере проявившаяся в Берлине страсть Маяковского к игре. Тот был готов играть с кем угодно и во что угодно, желательно на деньги, – сначала в бильярд, потом в карты, потом в какие-то странные, им же самим только что выдуманные игры…

Эльза и Лиля, оставшись одни, все свободное время проводили с русскими эмигрантами. К тому времени в Берлине оказалось около 300 тысяч русских, среди них старые знакомые Эльзы – Роман Якобсон, Виктор Шкловский и другие. Роман со Шкловским вспыхивает с новой силой: «Люблю тебя немыслимо. Прямо ложись и помирай», – писал Шкловский Эльзе. Эльза ценит его талант – Шкловский станет известнейшим литературоведом и прозаиком, – она нежна с ним, но не более того. В конце концов Эльза, устав от ненужных ей отношений, запретила Шкловскому писать ей и говорить о его любви. Тогда Шкловский написал роман «Zoo, или Письма не о любви», состоящий из немного стилизованных писем Эльзы и самого Шкловского (Zoo – район берлинского зоопарка, где в основном жили русские эмигранты). В авторском предисловии написано: «Посвящаю Эльзе Триоле и даю книге имя «Третья Элоиза».

Максиму Горькому очень понравился роман. Выяснив у Шкловского, кто настоящий автор писем, он пригласил к себе Эльзу и посоветовал ей серьезно заняться литературным трудом. Эльза послушалась: так появились ее первые романы – «На Таити» (1925), «Земляничка» (1926), «Защитный цвет» (1928). Все они – как и большинство последующих произведений Эльзы Триоле – носят автобиографический характер.

Еще в 1924 году Эльза вернулась в Париж. Художник Фернан Леже снял для нее номер в отеле «Истрия» на Монпарнасе, и она с головой окунулась в парижскую жизнь. Но в душе ее была пустота: рядом нет друзей, нет родных, нет любви… В дневнике она пишет: «Мне 28 лет, и я надоела самой себе». Она мечется между Парижем и Москвой, нигде не находя покоя, нигде не чувствуя себя дома.

В 1924 году в Париж приезжает Маяковский. «С ним приехала моя юность, моя Родина, мой язык», – написала Эльза сестре. Отношения Маяковского с Лилей давно перешли в новую фазу – у Лили роман с видным партийным деятелем Александром Михайловичем Краснощековым, и Маяковскому пришлось с этим смириться. Эльза водит его по Парижу, знакомит со своими друзьями – поэтами и художниками, читает фрагменты своих романов. Их отношения перерастают в настоящую крепкую дружбу – дружбу двоих людей, знающих друг друга досконально, одинаково побитых жизнью, накрепко связанных между собою… Маяковский не отходит от Эльзы: он, не знающий никакого языка, кроме русского (ну разве что немного грузинский), в Париже изъясняется, по его собственному выражению, «только на триоле, по-триолетски»…

Маяковский еще несколько раз будет приезжать в Париж. Однажды его обокрали – вор снял в гостинице номер напротив Маяковского и, когда тот вышел в туалет, вытащил у него все подчистую – двадцать пять тысяч франков! – оставив только три франка на метро. Из Франции он смог уехать только благодаря Лиле, поднявшей на ноги советское посольство во Франции, и Андре Триоле, одолжившему ему денег на билет. В другой раз завел романчик с какой-то русской эмигранткой – Эльза, конечно, немедленно доложила об этом Лиле. Интрижка была несерьезной, никакой угрозы для Лилиной власти она не представляла. Но потом Маяковский увлекся Натальей Брюханенко, на которой даже собирался жениться, и американкой Элли Джонс (русской эмигранткой Елизаветой Алексеевой), от которой у него родилась дочь, тоже Элли. Власть Лили над Маяковским начала слабеть…

В октябре 1925 года Маяковский снова был в Париже. Эльза, устав от необходимости постоянно сопровождать Маяковского, решила познакомить его с Татьяной Яковлевой – красавицей-эмигранткой, племянницей известного художника Александра Яковлева. Между ними тут же вспыхнул страстный роман. Маяковский ни на шаг не отходил от Татьяны, посвящал ей стихи (до этого вся любовная лирика Маяковского была посвящена только Лиле) и даже сделал предложение. Казалось, он нашел новую любовь своей жизни. Как потом выяснилось, ему это только казалось. Зато Эльзе повезло больше.

4 ноября 1928 года в кафе «Купель» Эльза указала Маяковскому на красивого молодого человека за соседним столиком: это был молодой, но уже известный поэт Луи Арагон. Через несколько минут к тому подошел официант: «Мсье Арагон, поэт Владимир Маяковский приглашает вас к себе за столик». Эльза тихо исчезла, чтобы не мешать беседе двух поэтов. На следующий день она вернулась – тогда и произошло знакомство Эльзы Триоле и Луи Арагона. Больше они не расставались.

Встреча с Эльзой пришлась на тяжелое время его жизни. За два месяца до этого он, живя в Венеции, пытался покончить с собой, и только Эльза смогла вытащить его из глубочайшего душевного кризиса, в котором Арагон тогда находился. Как потом написал Арагон в одной из своих лучших поэм «Глаза Эльзы»:

В глубинах глаз твоих, где я блаженство пью,

Все миллиарды звезд купаются, как в море.

Там обретает смерть безвыходное горе,

Там память навсегда я затерял свою.

И если мир сметет кровавая гроза

И люди вновь зажгут костры в потемках синих,

Мне будет маяком сиять в морских пустынях

Твой, Эльза, дивный взор, твои, мой друг, глаза…

Не только Арагон восхищался красотой ее глаз. Анри Матисс нарисовал картину «Глаза Эльзы», а Ив Сен-Лоран, вдохновлённый этим необычайным подарком природы, создал костюм.

Зизи Жанмер, Ив Сен-Лоран, Луи Арагон и Эльза Триоле, Париж, 4 февраля 1969.

Вообще со знаменитым модельером первой познакомилась Лиля Брик. Это произошло в аэропорту Шереметьево, где модельер ждал пересадки с токийского рейса на парижский, а Лиля летела к своей сестре Эльзе отмечать свое 85-летие. Ив-Сен Лоран был совершенно очарован Лилей и весь путь до Парижа общался только с ней. Лиля пригласила его на праздник. Поздравить Лилю с юбилеем не преминули именитые гости: Луи Арагон, Мстислав Ростропович и Галина Вишневская. В подарок Сен Лоран создал для нее платье, а Эльзе подарил костюм.

Если честно, я не собиралась писать такой длинный пост, но зачиталась историей Эльзы на этой сайте wikireading и в конце статьи обнаружила, что это фрагмент книги.

 

Хочу теперь эту книгу)) И еще планирую прочитать рассказ Л. Пантелеева, автора "Республики ШКИД", под названием "Гостиница "Лондонская"" о его встречах с Луи Арагоном и Эльзой Триоле. 

А напоследок фото, сделанное во время недели советского кино во Франции, 1955 г. Слева направо: Сергей Васильев, Николай Черкасов, Людмила Целиковская, Владлен Давыдов, Эльза Триоле, Луи Арагон, Акакий Хорава, Элина Быстрицкая, Владимир Кочетов, Михаил Трояновский.

Брошенная Маяковским. Что скрывала родная сестра Лили Брик | Персона | Культура

Эльза Триоле (в девичестве Элла Каган) была всего на 5 лет младше своей сестры Лили Каган, больше известной как Лиля Брик. С ранних лет девочки соперничали между собой за внимание родителей, учителей, а повзрослев, продолжили бороться за расположение мужчин. Но в главной «борьбе» Эльза всё же проиграла — знаменитый поэт Владимир Маяковский однажды предпочёл ей Лилю.

Соперницы

О Лиле всегда писали много: «муза русского авангарда», хозяйка одного из самых известных в XX веке литературно-художественных салонов часто привлекала к себе внимание. Об Эльзе же в России известно немногим, хотя она ни в чём не уступала своей старшей сестре, а даже наоборот, родители находили, что младшей дочери отпущено больше талантов, а педагоги считали её более способной ученицей. Эльза получила диплом архитектора, увлекалась поэзией, читала наизусть русских классиков и, будучи совсем юной, уже разбиралась в тонкостях «серебряного века».

Писательница Эльза Триоле, художник Робер Делоне, поэтесса Клэр Голль, писатель и поэт Иван Голль, художница Валентина Ходасевич и поэт Владимир Маяковский (слева направо). Фотография была сделана уличным фотографом на ярмарке в Париже в конце 1924 года. Фото: РИА Новости

На одном из поэтических вечеров Эльза познакомилась с начинающим автором Владимиром Маяковским и сразу оценила талант поэта: «Его гениальность была для меня очевидна», — признавалась она позднее. Постепенно их дружба переросла в нечто большее (через много лет Эльза писала о Маяковском: «Только он дал мне познать всю полноту любви. Физической — тоже»), и девушка решилась познакомить своего ухажёра с сестрой и её мужем Осипом Бриком.

Эльза думала, что Брики помогут убедить родителей не препятствовать их браку (семья Каган считала молодого и грубого поэта недостойной партией для дочери), но не подозревала, что едва Маяковский переступит порог дома старшей сестры, жизнь всех четверых навсегда изменится.

Маяковский, увидев кареглазую и рыжеволосую бестию Лилю, намертво влюбился. Поэт только что написал одно из своих известнейших произведений «Облако в штанах» и попросил разрешения посвятить его хозяйке дома. 

Эльза поняла всё без слов, но ей хватило мудрости сохранить дружеские отношения с неверным кавалером даже после того, как её родная сестра заявила: «Эльзочка, не делай такие страшные глаза. Я сказала Осе (Осип Брик — прим.ред.), что мое чувство к Володе проверено, прочно и что я ему теперь жена. И Ося согласен».

В 1918 году Брики и Маяковский стали жить втроём, а позже перебрались в Москву, где уже не скрывали своих прогрессивных отношений.

Лиля Юрьевна Брик (урождённая Лиля Уриевна Каган 1891-1978), Осип Брик, сотрудник советского посольства и Владимир Владимирович Маяковский (1893-1930) в Париже в 1923 году. Фото: РИА Новости

С глаз долой — из сердца вон

Никому не известно, как тяжело переживала Эльза измену, но уступив без боя сестре своего кавалера, не осталась без мужского внимания. За голубоглазой блондинкой волочились самые известные литераторы того времени: поэт-футурист Василий Каменский, знаменитый лингвист Роман Якобсон, литературовед и критик Виктор Шкловский, который в чувствах писал: «Люблю тебя немыслимо. Прямо ложись и помирай».

Но никто из них не мог сравниться с её главной любовью — Маяковским. Эльза предпочла им французского офицера Андре Триоле, чтобы уехать из страны и через два года развестись.

Судя по всему, чутьё на гениев у Эльзы было заложено генетически, так как в ноябре 1928 года она познакомилась с ещё неизвестным поэтом и писателем Луи Арагоном, которому в мировой литературе, как и Маяковскому, было суждено занять достойное место. Один из его биографов Лили Марку писал: «Я всегда акцентирую внимание на огромной роли Эльзы, которая смогла упорядочить жизнь этого гения. И в интеллектуальном, и в духовном плане. Эльза просто спасла его. Их друзья говорили мне, что без нее он бы покончил жизнь самоубийством».

Писатель Луи Арагон (слева), балерина Майя Плисецкая (2 слева), писательница Эльза Триоле (3 слева) и писатель Константин Симонов (справа) на Белорусском вокзале. Фото: РИА Новости/ Лев Носов

Они были не просто мужем и женой, а друзьями и единомышленниками. Всемирную популярность получила поэма Арагона, написанная в 1942 году под названием «Глаза Эльзы»:

Если мир сметет кровавая гроза
И люди вновь зажгут костры в потемках синих,
Мне будет маяком сиять в морских пустынях
Твой, Эльза, дивный взор, твои, мой друг, глаза...

Однако Эльза была не только музой, вдохновлявшей талантливых мужчин, но и сама многого достигла. В совершенстве овладев французским языком, она переводила пьесы Чехова, стихи Маяковского, составила антологию русской поэзии от Пушкина до Вознесенского и сочиняла сама. За один из романов «Авиньонские любовники» Эльза получила высшую литературную награду Франции — Гонкуровскую премию. И польщённая в тот же день писала Лиле: «Сегодня во всех без исключения газетах моя физиономия на первой странице и столько цветов, что ни встать, ни сесть».

Эльза скончалась 16 июня 1970 года на 73 году жизни. Когда в 1994 году во Франции открывали музей Эльзы Триоле и Луи Арагона, на официальное торжество приехали французские члены правительства, многочисленные писатели, художники, кинематографисты и журналисты. Известно, что из России прибыла всего одна съёмочная группа.

Даже после смерти Эльза в нашей стране так и осталась в тени своей старшей сестры, которая прославилась благодаря окружавшим её мужчинам.

Триоле Эльза - биография, список книг, отзывы читателей

дата рождения: 24 сентября 1896 г.

дата смерти: 16 июня 1970 г.

Биография писателя

Писательница и переводчица, лауреат Гонкуровской премии. Сестра Лили Брик.
Родилась в семье Елены Юльевны Берман и юриста и ценителя искусства Урия Александровича Кагана, в доме которого собирались «сливки» московской интеллигенции. Так же, как и ее старшая сестра Лиля Брик, в раннем детстве получила домашнее образование. Элла свободно говорила на русском, немецком и французском языках. Каган обучалась в частной гимназии, которую окончила с золотой медалью. Затем она поступила в Московский архитектурный институт, который также закончила с отличием. В 1918 г., выйдя замуж за сотрудника французской военной миссии Андре Триоле, Эльза уехала во Францию. Молодожены отправились во Французскую Полинезию, где прожили год. Однако жизнь на экзотическом Таити не пришлась Эльзе по вкусу, и они вернулись во Францию. Вскоре Триоле решили разойтись, хотя формальный развод состоялся значительно позднее. Некоторое время после расставания с Андре Эльза проживала в Лондоне, где работала в архитектурной мастерской. Затем жила в Берлине, где, благодаря развитой издательской деятельности на русском языке, она решила попробовать себя в литературе. Первые опыты в этой области относятся к 1922 г.
В 1924 г. Эльза вернулась в Париж. Она серьезно занялась литературой. Уже через несколько лет в свет вышли ее романы «На Таити» (1925) и «Земляничка» (1926). В 1928 г. она вышла замуж за французского поэта и прозаика Луи Арагона. После оформления развода Эльза столкнулась с финансовыми трудностями – после нового замужества содержание от бывшего супруга Триоле не поступало. Она подрабатывала тем, что продавала бусы из метлахской плитки собственного изготовления. После того как журналист американского издания «Вог» заметил работы Триоле и порекомендовал их домам мод («Шанель», «Скиапарелли» и «Пуарэ»), дела Эльзы пошли в гору. На протяжении всей своей жизни Эльза интересовалась одеждой и украшениями. Она сама разрабатывала дизайн своих нарядов, шила платья и создавала разнообразную бижутерию.
В 1930-х Триоле сотрудничала с газетой «Ce Soir», в которой вела модную колонку. Параллельно она писала романы, занималась переводами стихов Маяковского и продолжала создавать модные аксессуары. Свой опыт создания украшений и взаимодействия с модными домами Эльза описала в романе «Ожерелья», изданном уже после ее смерти.
В военные годы находилась в оккупированной Франции. Благодаря тому, что именно она познакомила Маяковского с его главной музой – Лилей Брик, а также левым позициям, которых придерживался ее муж, Триоле воспринималась как лояльная Советскому Союзу фигура. Однако в военные годы книги Эльзы не издавались на родине. В результате Триоле стала писать по-французски. Заметным явлением во французской литературе стал ее роман «Авиньонские любовники» (1943), изданном под псевдонимом Лорент Даниэль. За эту повесть в 1944 г. она получила Гонкуровскую премию.

После войны Эльза стала литературной знаменитостью. Ее стали приглашать в СССР и страны соцлагеря, где ее книги издавались большими тиражами. Последний роман Триоле «Соловей умолкает на заре» был опубликован в 1970 г. В июне того же года она скончалась от сердечной недостаточности.

Эльза Триоле, фото, биография

Эльза Триоле (12.09.1896 г. - 16.06.1970 г.)

Родились в интеллигентной еврейской семье в Москве. Родители большие поклонники Гете, названного в честь героинь любимого писателя девочек - Лили (впоследствии Лили) и Эльзы . Старшая, Лили, родилась в 1891 году, Эльза - 12 (24) сентября 1896 года. Сестры получили прекрасное образование, с детства говорили на французском и немецком языках и, конечно же, играли на фортепиано.

Лили была ярко-рыжая с огромными карими глазами, а Эльза - блондинка с голубыми глазами. Пока старшая сестра спешила найти профессиональное «Я» и построить семейную жизнь с Осипом Бриком, младшая успешно окончила Архитектурный институт. Летом 1915 года была знакомая Эльза Триоле Владимир Маяковский, она была занята стихами поэта и его собственными. Познакомился с сестрой. IV .. мощная любовь захлестнула замужнюю Лили Брик. Эльза без боя потеряла сестру Володю.Возможно, она считала, что левый поклонник, но были и другие, не менее интересные писатели. Особенно возмутился Виктор Шкловский. «Я люблю тебя немыслимо, - писал Эльзе Шкловский. - Просто ляг и умри ».

Эльза , отвергая всех отечественных женихов, в 1918 году она вышла замуж за французского офицера Андре? Триолет и уехал с ним в Париж, оставив голодную и холодную Россию. Первая часть жизни Эльзы Кагана закончилась, началась вторая - Эльза Триолет .В одном из первых писем Эльза , Лили писала: «Андрей, как и положено французскому мужу, меня шпыняет, что я не штопаю ему носки, стейки не жарю и что беспорядок». Стала грубой любовницей ... Во всех остальных случаях абсолютно все - у меня полная свобода ... »

Конечно, когда« полная свобода », то брак рушится. Вот и Эльза Триоле рассталась со своим первым мужем, спустя несколько лет познакомилась со своим вторым избранником - Луи Арагоном.Встреча 6 октября 1928 года в кафе «Фонт» на Монпарнасе определила дальнейший путь двух жизней, сливающих их вместе.

32-летняя женщина из России сразу очаровала красивого и умного француза. Эльза Триолет , как Лиля Брик, умела порабощать людей и диктовать свою волю. Лилия властвовала над Маяковским, Эльза властвовала над Арагоном. Ей удалось отогнать французского поэта и бунтаря от увлечений сюрреализмом и гомосексуализмом и заставить его поклоняться новой религии - коммунизму (быть коммунистами во Франции в те годы имело какой-то прагматический смысл).Арагон вступил в Коммунистическую партию, сотрудничал с газетой «Юманите», посетил Советский Союз. И только позже, на обочине своей жизни, Луи Арагон, увидев вас, сделал печальное признание: «Я не тот, кого вы хотите, чтобы я подчинялся. Я разрушил свою жизнь, вот и все. «

Но вернемся к Эльзе . Их брак оказался удачным, и удивительно, что два творческих человека прожили относительно спокойно 42 года. Здесь я написала Майе Плисецкой, когда они останавливались в Эльза и Луи в Париже:« Живите. на Арагоне и Эльза было забавно.Оба писателя проснулись на рассвете, выпили чашку черного кофе и писали, полусидя в постели до полудня. В те часы у меня для них не существует. На вопросы не отвечают, звонки в дверь - и уж тем более телефон не подходил. Тишина. Только скрип посапывания перьев да ».

Первая книга Тироля, написанная на русском языке, «Таити», издана в 1925 году. Первая книга на французском языке «Добрый вечер, Тереза! »появилась в 1938 году. Коллекция Эльза Триоле 'За повреждение сукна штрафом 200 франков' в 1945 году получила приз Гонкура, высшую литературную награду Франции, впервые за 40 лет, награду женщину.В романе «Свадебные крушители» («Назначение незнакомцев») Эльза Триоле в мае 1957 года была удостоена награды организации «Призовое товарищество», уполномоченной движением против расизма, антисемитизма и в защиту мира.

. Эльза Триоле написал книгу о Чехове, его рассказы переведены на французский язык, он является одним из авторов сценария известного фильма «Нормандия-Неман»
. Конечно, он переведен Владимиром Маяковским и продвигает его творчество во Франции.Во время визитов во Францию ​​поэт Эльза Триоле был переводчиком и проводником своего старого друга. Как заметил Маяковский, он сказал в Париже только «на тирольском языке».

Эльза Триолет потрачено 73. Она умерла 16 июня 1970 года. В том же году вышел ее последний роман «Соловей останавливается на рассвете». Луи Арагон пережил жену на несколько лет. Они похоронены вместе в саду его загородного дома в Сен-Арнуан-Ивелин (департамент Сена и Уаза).На надгробии цитаты из романа Эльзы : «Мертвые беззащитны. Но мы надеемся, что наши книги нас защитят ».

Пантеон

  • Визуализации
  • Рейтинги
    • Люди
    • Места
    • Профессии
  • Профили
    • Люди
    • Места
    • Страны
    • Профессии
    • Профессия / Страна
    • Eras
  • О компании
  • Данные
    • Разрешения
    • Скачать
    • API
  • Ежегодник
  • Домой
  • Визуализации
  • Рейтинги
  • Профили
    • Люди
    • Места
    • Страны
    • Профессии
    • Профессия / Страна
    • Eras
  • О
  • Данные
    • Разрешения
    • API
  • Ежегодник
  • API
  • Поиск
  • Оставить отзыв
  • Использование ссылки

ご め ん な さ い, страница не найдена.

Вы можете попробовать новый поиск или эти страницы:
  • Isaac Newton

    Physicist

    United Kingdom

    Rank 6

  • Walt Disney

    Producer

    United States

    Rank 82

  • Роджер Федерер

    Теннисист

    Швейцария

    Рейтинг 124

  • Racing Driver

    Занятие 16

    665 Физические лица

    Sports Domain

  • Agnez Mo

    Actor

  • Laozi

    Philosopher

    China

    Рейтинг 157

  • Винсент Ван Гог

    Художник

    Нидерланды

    Рейтинг 20

  • Модельер

    70

    Профессия

  • Васко да Gama

    Explorer

    Portugal

    Рейтинг 99

  • Celebrity

    Занятие 40

    142 Физические лица

    Общественная фигура

  • Мари Кюри

    Физик

    Польша

    91 9006
  • Изучите
    • Визуализации
    • Рейтинги
  • Профили
    • Люди
    • Места
    • Страны
    • Занятия
    • Занятия / Страны
    • Эры
  • О
    • Отчет об ошибке данных
    • Политика конфиденциальности
    • Условия службы
  • Данные
    • Разрешения
    • Скачать
    • API
  • Приложения
    • Ежегодник

Сен-Арну-ан-Ивелин - Википедия

Saint-Arnoult-en-Yvelines est une commune française située dans le département des Yvelines en région le-de-France, à 14 km au sud-est de Rambouillet.

Ситуация [модификатор | модификатор кода файла]

Vue aérienne de la commune de Saint-Arnoult-en-Yvelines.

Коммуна большой лес, Сен-Арну-ан-Ивелин находится в лесном массиве Рамбуйе и в Валле-де-ла-Ремард, изобилия Оржа.

Le Territoire Est Majoritairement сельское (76%), cette partie étant consacrée à la forêt (окружающая 40% территории) и à l'agriculture.

L'habitat, Majorityment de lotissements de pavillons Individual, datant des années 1970 sur 1980, концентрируется в буржах, окупается фон де ла Валле де ла Ремард де Бордан на плато против северного побережья.

La ville est «ville porte» du parc naturel régional de la Haute Vallée de Chevreuse.

Гидрография [модификатор | модификатор кода файла]

Территория коммунальных предприятий плюс точки отдыха с множеством танцовщиц в долине и в долине реки, в деревне, которая проходит через реку по Ремарду. Ses crues sont très rares et la ville n'a sans doute jamais été inondée par la rivière elle-même car durant toute sa traversée les berges sont fortifiées. En revanche elle inonde souvent en amont de Saint-Arnoult car les barrages des moulins à eau sont moins fréquents et le fond de vallée y est marécageux (en dessous des Meurgers par instance).La Rémarde se divise en deux bras dans le center-ville для бывших «île» où se sont installés les premiers Hans au Moyen Âge, cette «île» estassez petite avec Environment 600 m de long pour 50 m de большой.

Ла Рабетт, богатый район Ремарда, подходит к коммунальной границе северной территории.

Le ruisseau de Pampelune prend sa source dans le bois Saint-Benoît et se jette dans la Rémarde non loin de la fondation Triolet-Aragon.

Hameaux de la commune [модификатор | модификатор кода файла]

  • Vers l'ouest, se Trouve un hameau, Grands Meurgers, à la limite de la commune vers Sonchamp.

Климат [модификатор | модификатор кода файла]

Le Climat est caractérisé par deux influenzae Principales, l'océan Atlantique et le continent européen, il est donc semi-océanique étant donné que le flux dominant est d'ouest / sud-ouest en temps normal. Местный климат соответствует генеральному климату Ивелин, в котором установлены временные условия, а также температура и влажность. Les orages sont plus fréquents au mois de mai / juin mais n'en sont pas moins violents l'été, ils sont juste plus rares en général le contraste de températures étant plus fort en fin de printemps qu'en plein été sur l'été et le nord.L'hiver Quant à lui est à préciser avec un Climat hivernal, сопоставимый с Fontainebleau, Houx, Clairefontaine et d'autres villes également présentes dans les vallées des зонах Forestières de la région: l'air refroidi s'faccipeallé Телосложение и температура, и это еще не все. Плюс ко всему, на плато, напоминающих трапы Рамбуйе, и температуры, которые не сравнятся с ситуацией, которая находится в состоянии защиты и без вентиляционного отверстия.

«Подготовленные специально для вас» очень важны для Шартра в равнине Бос, которые похожи на Траппы и Рамбуйе.L'hiver les précipitations sont semblables avec la Beauce mais l'écart se fait l'été avec les orages qui sont Favorisés par la présence du Forest Forestier de Rambouillet (ou Forêt d'Yvelines). Le printemps et l'automne ne sont pas classables car en tant que saison intermédiaire le temps peut être orageux où pluvieux océanique.

Phénomènes les plus fréquents pouvant gêner la vie quotidienne :

Neige: l'enneigement est variable en fonction des hivers, si le flux dominant est de nord-est ou de nord, la neige Favorise les Yvelines mais a contrario en flux dominant d'ouest, la neige Favorise la Seine- et-Marne (neige de redoux) les épaisseurs ne sont en général pas très hautes (от 1 до 10 cm voire 20 cm la plupart du temps) mais en cas de grosse tempête de neige l'épaisseur peutan êtetre surpren la région, le en est un parfait example: la couche a atteint 83 cm avec des congères atteignant le toit des maisons à un étage (selon des dires de personnes l'ayant vécu).La ville était ravitaillée en helicoptère et des centaines d'automobilistes sont restés bloqués sur les routes (épisode rendu célèbre par son nom «Les naufragés des routes». маршруты блоков. de la mort [...] " [1] . Ce phénomène s'est воспроизведен dans une moindre mesure le où des centaines de voitures et camions sont restés bloqués au péage de Saint-Arnoult. Аппеляция« Les naufragés des маршруты »новая часть журнала« Les Naufragés de la Route ».

Оранжереи: примечательных лесных массивов, оранжерей и солидных лесов, расположенных в непосредственной близости от эволюции, в непосредственной близости (на месте возмущения), оранжереи, которые переживают бьен, заставляют задуматься.

Pluie: ComExpliqué plus haut, les pluies sont surtout fréquentes en hiver et en été sous forme d'orages, durant les saisons intermédiaires (printemps et automne) le temps est souvent plus sec mais pas forcément plus Ensoleillé.

Tempêtes : les tempêtes se rencontrent plus souvent en hiver mais ne sont jamais très fortes (vent d'environ 100 à 110 км / ч la plupart du temps) à quelques exceptions prèscom une tempête en août ou bien sû Лотар Ноэль 1999.

Sécheresse : les sécheress très fortes sont relativement rares mais les sécheress de surface sont fréquentes et apparaissent presque tous les ans, elles se traduisent par une défoliation temporaire de la végétation et une baisse des Courtesy d'eau mais soumis aux mesures de Restriction d'eau.

Ensoleillement: la région est plutôt bien Ensoleillée, du moins l'été avec Environment 8 à 9 h de soleil par jour en juillet.Mais l'hiver est une saison grise et sombre car l'humidité résiduelle se retrouve sous forme d'une nappe de grisaille la plupart du temps que le faible soleil d'hiver ne réchauffe pas vraiment. À l'échelle locale le ciel est un peu плюс suvent couvert car la présence de la forêt Favorise les brouillards par temps calme, surtout l'automne où les nappes de brouillard ou de brumes sont présentes presque tous les matins en vallée. Par instance du au les nappes de brume et de brouillard ont été présentes tous les matins soit pendant 14 jours à la suite.

Voies de Communications et Transports [модификатор | модификатор кода файла]

Vue aérienne du péage de Saint-Arnoult-en-Yvelines.

Le sentier de grande randonnée GR 1 traverse le Territoire de la commune.

Réseau Routier [модификатор | модификатор кода файла]

Elle est desservie Principalement par la route départementale RD 988 qui relie Limours à Ablis. Départementale route 936, проходящий через également и permet de la relier à Rambouillet d'un côté, et Dourdan de l'autre.D'autres départementales permettent la communication avec les communes nonisinantes. Elle est traversée par l'autoroute A10 dans sa partie sud-est, et le péage de Saint-Arnoult is situé sur son Territoire. L'échangeur autoroutier le plus proche se Trouve à 6 km du village dans la commune voisine de Longvilliers. La commune se situe en voiture в 45 минутах парижского периферика.

Desserte ferroviaire [модификатор | модификатор кода файла]

Les gares SNCF les plus proches de la commune sont celles de Rambouillet et de Dourdan.

Elle находится на южной стороне от LGV Atlantique на длинной автостраде A10, на высоком пути Сен-Арно.

Elle fut autrefois desservie par la ligne de chemin de fer Paris-Chartres par Gallardon qui la reliait в Шартре 1917 года, больше, чем одна линия не футуристическая версия Парижа и окончательная версия будущего деклассирована в 1953 году.

Автобус [модификатор | модификатор кода файла]

La commune est desservie par les lignes 03, Express 10, 23, 25 и 26 de l'établissement Transdev de Rambouillet et par les lignes 39.07, 39.07A, 39.07B и 39.30C de la société de transport SAVAC.

Упрощенная профессия [модификатор | модификатор кода файла]

Территория коммуны составляет в 2017 году 72,65% земельных участков, лесных угодий и природных ресурсов, 7,33% пространств, построенных на искусственных территориях, и 20,02% пространств, построенных на искусственных территориях [2]

Типология [модификатор | модификатор кода файла]

Saint-Arnoult-en-Yvelines est une commune urbaine, car elle fait partie des communes denses ou de densité intermédiaire, au sens de la grille communale de densité de l'Insee [Примечание 1] , [3] , [4] , [5] .Elle appartient à l'unité urbaine de Saint-Arnoult-en-Yvelines, une unité urbaine monocommunale [6] из 6 001 жителя в 2017 году, составляющий отдельный город [7] , [8] .

Par ailleurs la commune fait partie de l'aire d'attraction de Paris, dont elle est une commune de la Couronne [Примечание 2] . Cette aire regroupe 1 929 коммун [9] , [10] .

Occupation des sols [модификатор | модификатор кода файла]

Le tableau ci-dessous présente l'occupation des sols de la commune en 2018, telle qu'elle ressort de la base de données européenne d’occupation biophysique des sol Corine Land Cover (CLC).

Occupation des sols en 2018
Тип работы Процент воды Superficie
(га)
Tissu urbain discontinu 23,3% 296
Réseau Routier et ferroviaire et espaces associés 3,5% 45
Terres Arables hors périmètres d'irrigation 12,9% 164
Prairies et autres поверхности toujours en herbe 7,0% 89
Systèmes culturaux et parcellaires комплексы 3,0% 38
Forêts de feuillus 50,2% 638
Хвойные леса 0,2% 2
Источник: Corine Land Cover [11]

Le nom de la localité est Упоминание в формах Santus Ernulfus en 1177, Santus Arnulfus in Aquilina en 1251, Saint Arnoul en Yvelines en 1571 [12] , Saint Arnould [ .

Saint-Arnoult est un hagiotoponyme qui doit son nom à Arnoul des Yvelines qui y a été inhumé vers 535 [12] , [14] .

Au Cours de la Révolution française, la commune, alors nommée simplement Saint-Arnoult , porte provisoirement les noms de La Méjeanne et de Montagne-sur-Remarde [13] .

C'est le que le consilunicipal décida d'ajouter la terminaison «en Yvelines».C'est en 1922 que fut ajoutée au nom de la commune la terminaison specific -en-Yvelines [13] , bien avant la création de département [Note 3] , [Note 4] .

Эта территория включает в себя голуазскую эпоху, комментирует плюс большую партию Ивелин, дань владениям трибуны Карнютов, подчиняется Каструм д'Иберна (Рошфор) кулон «Римская оккупация».

Saint Arnoult, martyr entre Chartres et Paris aux environs de l'actuel Saint-Arnoult-en-Yvelines fêté localement le , ya été inhumé vers 535 et la sépulture est devenue par la suite un legeu de pler [ 12] , [14] .

Людовик XII autorise la création d'un marché.

François 1 er авторизуйте Saint-Arnoult à s'entourer de remparts.

Henri IV lui donne le titre de ville le [15] . Подвеска Le Bourg Fut Pris d'assaut et Abandonné au Pillage deux jours entiers.

Au XVIII и siècle et jusqu'à la Révolution, le domaine de Saint-Arnoult appartient à la famille de Rohan-Rochefort.

Rattachements administratifs et électoraux [модификатор | модификатор кода файла]

Rattachements administratifs

Antérieurement à la loi du 10 juillet 1964 [16] , la commune faisait partie du département de Seine-et-Oise. La réorganisation de la région parisienne en 1964 fit que la commune appartient désormais au département des Yvelines et à son arrondissement de Rambouillet après un transfert administratifffectif au

Elle faisait partie depuis 1801 du canton de Dourdan-Sud de Seine-et-Oise. Lors de la mise en place des Yvelines, elle devient en 1967 le chef-leu du du canton de Saint-Arnoult-en-Yvelines [13] . Dans le cadre du redécoupage cantonal de 2014 en France, cette Circonscription административно-территориальный и диспару, et le canton n'est plus qu'une Circonscription électorale.

Rattachements électoraux

Pour les élections départementales, la commune fait partie depuis 2014 du canton de Rambouillet

Pour l'élection des députés, elle fait partie de la dixième circonscription des Yvelines.

Intercommunalité [модификатор | модификатор кода файла]

Saint-Arnoult-en-Yvelines était member depuis 2007 de la communauté de communes Plaines et Forêts d'Yveline , un établissement public de coopération intercommunale (EPCI) à fiscalité propre créé en 2003 et auquel néfér la commune ava de ses compétences, dans les determinées par le code général des Collectivités Territoriales. Cette intercommunalité devient une communauté d'agglomération en 2015 sous le nom de Rambouillet Territoires communauté d’agglomération Rambouillet Territoires (RTCA).

Dans le cadre des dispositions de la loi portant nouvelle organization Territoriale de la République du 7 août 2015, qui prevoit que les établissements publics de copération intercommunale (EPCI) à fiscalité propre doivent undefined с минимум 15 000 жильцов avec la petite communauté de communes Contrée d'Ablis-Porte des Yvelines et la communauté de communes des Étangs для бывших, le , la communauté d'agglomération dénommée Rambouillet dénommée Rambouillet dénommée Rambouillet dérito de la Terto .

Политические тенденции и результаты [модификатор | модификатор кода файла]

Второй тур по выборам муниципальных образований в 2014 году в Ивелин, список PS menée par le maire sortant Жан-Клод Юссон получил абсолютное большинство выраженных голосов, с 1 252 голосами (53,77%, 23 участника муниципальных выборов не 3). communautaires), DVD-диск с DVD-плеером, созданным Кристианом Иллерэ (1 334 голоса, 46,22%, 6 муниципальных исключений не 1 communautaire).
Lors de ce scrutin, 31,91% des électeurs se sont abstenus [17] .

Второй тур муниципальных выборов в 2020 году в Ивелин, список LR Menée Par Sylvain Guignard obtient la majorité des suprages exprimés, avec 945 voix (48,28%, 22 муниципальных сообщества без 3 сообществ), 22 голоса celle DVG menée par le maire sortant Jean-Claude Husson (923 голоса, 47,16%, 7 муниципальных исключений не 1 коммуна).
Une troisième liste DVC - LREM - MoDem - MRSL - Agir menée par François Chevallier come loin derrière, avec 89 voix (4,54%, pas d'élus.
Lors de ce scrutin marqué par la pandémie de Covid-19 en France, 56,69% ​​des lecteurs se sont abstenus [18] .

Список желаний [модификатор | модификатор кода файла]

Список успешных побед
Период Identité Этикет Qualité
Период Identité Этикет Qualité
1799 1812 Гийом Штурм
1812 1816 Франсуа Виар
1816 1827 Жан Бернар
1827 1852 Огюстен Левассер
1852 1878 Эжен Лагес
1878 1881 Жюль Попинель
1881 1886 Джозеф Ремон
1886 1888 Постоянный гобийон
1888 1891 Жюль Попинель
1891 1893 Эмиль Дубау
1893 1895 Эммануэль Левассер
1895 1896 Анри Курсель
1896 1898 Виктор Рулло
1898 1902 Martial Burfu (Боевой бурфу)
1902 1910 Гастон Попинель
1910 1912 Виктор Рулло
1912 1919 Поль Пети
1919 1920 Луи Левассер
1920 1925 г. Поль Пети
1925 1929 г. Amédée Gosselin
1929 1945 Гастон Хемар
Les données manquantes sont à complete.
Источник:

1945 г. 1947 Рене Гийяр
1947 1959 Жорж Бруар
1959 1963 Андре Лангенар
1963 1965 Мариус Мэнсон
марс 1965 г. март 1971 г. Роджер Колле
март 1971 г. март 1983 г. Жак Фара
март 1983 г. , октябрь 2002 г. [19] . Мишель Добремель UDF-PR
puis DL
Ancien ingénieur au CEA
Conseiller général de Saint-Arnoult-en-Yvelines (1985 → 1998)
Demissionnaire
ноябрь 2002 г. [20] сентябрь 2012 г. [21] Франсуаза Пуссино [22] УМП Senior RH
Mandat écourté par la désunion du consilunicipal [23]
septembre 2012 [24] , [25] мармелад 2020 [26] Жан-Клод Юссон л.с. Консультант и формирователь в области профессиональных рисков
Старший президент спортивного союза Сен-Арно (USSA)
молодь 2020 [27] май 2021 [28] Сильвен Гиньяр LR Коммерческий персонал
Депутат
май 2021 [29] En Cours
(25 мая 2021 г.)
Joëlle Jégat LR

Различия и надписи [модификатор | модификатор кода файла]

La commune est ville porte du Parc naturel régional de la Haute Vallée de Chevreuse [30] .

Elle est labellisée:

Джумелаж [модификатор | модификатор кода файла]

La ville de Saint-Arnoult-en-Yvelines est jumelée avec les villes de:

Демография [модификатор | модификатор кода файла]

Демографическая эволюция

L'évolution du nombre d'habitants est connue à travers les recnsements de la population effectués dans la commune depuis 1793. Partir de 2006, les populations légales des communes sont publiées annuellement par l'Insee.Le recnsement repose désormais sur une collecte d'information annuelle, касающийся последовательности tous les Territoires communaux au Cours d'une période de cinq ans. Pour les communes de moins de 10 000 жителей, un enquête de Recensement portant sur toute la population est réalisée tous les cinq ans, les populations légales des années intermédiaires étant Quantum à elles Estimées par Interpolation or or Extrapolation [34] . Pour la commune, le premier recnsement, исчерпывающий вход в кадры нового поколения, готовые к действию в 2004 году [35] .

На 2018 год, в коммуне насчитывается 5 910 жителей [Примечание 5] , на 3,16% по сравнению с 2013 годом (Ивелин: +1,62%, Франция без Майотты: +2,36%).

Развитие населения [модификатор]
1793 1800 1806 1821 1831 1836 1841 1846 1851
1365 1401 1472 1410 1420 1 512 1563 1500 1347
905 ] , офис (1) 1856 1861 1866 1872 1876 1881 1886 1891 1896 1366 1374 1261 1 326 1311 1249 1 277 1 220 1 167 90 de605 905 ] , офис (2) 1901 1906 1911 1921 1926 1931 1936 1946 1954 1202 1298 1356 1132 1178 1107 1006 1008 1 160 905 905 905 ] , офис (3) 1962 1968 1975 1982 1990 1999 2004 2009 2014 1384 1584 3016 4442 5811 5 671 5 687 6 127 6 077

04 90 de la605 Население 905 ] , офис (4) 2018 – – – – – – – – 5910 - - - - - - - - Демографическая гистограмма
Pyramide des âges en 2007

17,5

Pyramide des âges à Saint-Arnoult-en-Yvelines en 2007 en pourcentage [37]
Hommes Class d'âge Femmes
2 9 0,2

2 9 0,2

905 +

0,3

4,3

75 à 89 ans

6,1

15,5

60 à 74 ans

15, 7

21,0

45 à 59 ans

21,6

20,3

30 à 44 ans

20,5

15 à 29 ans

14,9

21,2

0 à 14 ans

20,8

0,9

Pyramide des âges du département des Yvelines en 2007 en pourcentage [38]
Hommes Classe d'âge Femmes

0,3136

4,3

75 à 89 ans

6,6

11,2

60 à 74 ans

11,6

20,3

45 à 59 ans

20,7

22,1

30 à 44 ans

21,5

1

15 до 29 и

18,9

21,9

0 до 14 и

19,8

La Population de la commune est relativement jeune.Le taux de personnes d'un âge supérieur на 60 человек (21,1%), есть en effet inferieur au taux national (21,6%), tout en etant toutefois superieur au taux départemental (17,5%). Contrairement aux répartitions nationale et départementale, мужское население коммуны является supérieure à la население женского (50,4% против 48,4% национального и 48,8% автономного).

La répartition de la population de la commune par tranches d'âge est, en 2007, la suivante:

  • 50,4% респондентов (от 0 до 14 человек = 21,2%, от 15 до 29 человек = 17,5%, от 30 до 44 человек = 20,3%, от 45 до 59 человек = 21%, плюс 60 анс = 20%);
  • 49,6% женщин (от 0 до 14 человек = 20,8%, от 15 до 29 человек = 14,9%, от 30 до 44 человек = 20,5%, от 45 до 59 человек = 21,6%, плюс 60 анс = 22,1%).

Присвоение [модификатор | модификатор кода файла]

  • École maternelle Guhermont;
  • École maternelle du Jeu-de-Paume;
  • École élémentaire Camescasse;
  • École élémentaire Guhermont;
  • Collège Georges-Brassens;
  • Crèche (les lapins bleus), halte garderie (меню тротт) и assistantes maternelles pour les plus petits.

Культурные и праздничные проявления [модификатор | модификатор кода файла]

  • Cinéma Le Cratère на проспекте плюс 400 мест и 200 парковочных мест.
  • Moulin de Villeneuve (Saint-Arnoult-en-Yvelines), visite de la maison d'Elsa Triolet et Aragon: Le printemps des poètes, la chasse aux œufs (avec spectle pour enfants)
  • Festival Jazzatoutheure [39]
  • Фестиваль французского шансона Chansotone à la Maison Elsa Triolet et au Cratère
  • Foire à la brocante organisé par l'association des commerçants ACASA le dernier samedi du mois de septembre.
  • Подвеска Départ du Paris-Tours quelques années jusqu'en 2008.
  • Центр исследований и создания дома Эльза-Триоле-Луи-Арагон créé et présidé от Эдмонда Шарля-Ру, закон 2016 и заместитель Эрика Орсенны .
  • Printemps des Poètes [40] : la ville a le label «Ville en Poésie». Elleparty chaque année au printemps des poètes.

Спорт [модификатор | модификатор кода файла]

Сен-Арну-ан-Ивелин - это спортивный город. Elle a reçu le title de la ville la plus sportive des Yvelines dans la catégorie des villes de 5 000 - 15 000 жителей en 2010 [41] .

Les установок [модификатор | модификатор кода файла]

Saint-Arnoult-en-Yvelines dispose d'une complexe sportif au 51 rue du nuicing. On y retrouve 1 terrain de football synthétique, des court de tennis dont deux couverts, d'une salle de musculation, d'un dojo, d'une salle de gymnastique, d'une salle de tennis de table, d'une salle de omnisport , d'un mur d'escalade, d'un pas de tir à l'arc extérieur. Скейтпарк установлен на улице Жана Мулена.

Спортивные клубы

Спортивный союз Сен-Арну-ан-Ивелин (USSA), созданный в 1954 году [42] .L'USSA - это универсальный спортивный клуб, предлагающий 19 спортивных мероприятий и приверженцев 1950 года.

Футбольный клуб Ле Сен-Арно 78 - футбольный клуб [43] . Il a été créé en 2010. Les Effectifs sont issus de la section Football de l'USSA.

Les amis de l'hameçon est le club de pêche de la ville.

L'amicale des boulistes est le club de pétanque de la ville [44] .

  • Жилая коммуна.
  • Зоны активности (PME).
  • Autoroute: le péage de Saint-Arnoult-en-Yvelines est le plus important d'Europe. Bien que se Trouvant dans la commune de Saint-Arnoult, сын Accès Routier se fait via la commune voisine de Longvilliers. Il se Trouve sur un tronçon de l'autoroute A10 qui s'est rendu célèbre par l'épisode des «naufragés de la route» survenu le lorsqu'une tempête de neige subite a bloqué pendant de longues heures des milliers d'automobilistes [Selon qui?] .

Ли и памятники [модификатор | модификатор кода файла]

  • Église Saint-Nicolas: строительство в римском стиле XII e siècle, реконструировано en partie au XV e siècle.
  • Дом Эльза-Триоле-Арагон (старый город Вильнев). Луи Арагон и Эльза Триоле без людей в парке.
  • Château de l'Aleu: fin XIX e siècle.
  • Fontaine du Bon-Saint-Arnoult: XIX e siècle.
  • Le moulin neuf, Construction du XII e siècle, est le siège de la société Historique et archéologique de Saint-Arnoult-en-Yvelines et héberge un Musée des Arts and Trades Popular.Il a été cédé par Mme Lebon le à la commune afin d'y créer un center culturel. Il est devenu le musée Historique de la ville et héberge des Objets Historiques de la ville, com les trois coqs de la mairie.
  • Colombier: du XV e siècle, d'un diamètre de 6 m , comporte 500 boulins, il est accolé à l'office de tourisme l'Orangerie.
  • Мэрия: центральный фасад (à dater), une aile de chaque côté construites en 1843.Le corps central fut refait et rehaussé en 1867. en 1911, la mairie a été entièrement refaite, il y un campanile et une horloge. Le campanile disparaît peut-être à la suite d'une intempérie. La tempête du a emporté l'une des cheminées. La mairie portait un coq (Au total, elle en a porté 3) mais n'en porte plus car l'un d'eux avait été emporté par une tempête et retrouvé 2 км плюс поясница, un autre a été fusillé pendant la Première Guerre Подвеска Mondiale et le dernier a été fusillé la Seconde Guerre Mondiale.
  • Tannerie: au 30, rue Basse, на бис, на бис, для Cheminée tronquée pour des raisons de sécurité.
  • Médiathèque Les yeux d'Elsa [45]
  • Bibliothèque Jules Poupine [46]

Personnalités liées à la commune [модификатор | модификатор кода файла]

  • Жан-Жозеф Юбер (Saint-Arnoult-en -velines, - au large de Cadiz, [1] ) était un officier de la marine française.Il commandait l'Indomptable pendant la bataille de Trafalgar.
  • Жан-Шарль Адольф Альфан (1817 - 1891), инженер мостов и шоссей, садовый парк Але в Сен-Арну-ан-Ивелин
  • Жюль Попинель (1823-1891), Жюль Попинель - блестящий авокат. Генеральный советник в 1874 году и в 1880 году, с 1878 по 1881 год, с 1888 по 1891 год. Право собственности на замок Мениль, с 1891 года по месту жительства парижского сына на улице Мурильо. Initialement accroché au mur de la mairie, en face de l'ancienne salle des mariages, le tableau a pris place dans la bibliothèque, en reconnaissance du legs fait au prof de la commune, connu sous le nom de «legs Poupinel», qui a permis la création de la première bibliothèque municipale.
  • Гастон Попинель (1858–1930), ученый, врач по медицине, изобретатель искусства «Пупинель», maire de Saint-Arnoult, consiller d’arrondissement. Il est décédé le .
  • Жан-Франсуа Хюэ (1751-1823), peintre, урожденный Saint-Arnoult-en-Yvelines.
  • Эльза Триоле (1896–1970) и Луи Арагон (1897–1982), все два человека в собственном доме Мулен де Вильнёв в Сен-Арну-ан-Ивелин.
  • Поль-Лу Сулитцер (1946), né au château de l'Aleu, écrivain.
  • Жан-Франсуа Хюэ (1751-1823), peintre, élève de Joseph Vernet, урожденная Saint-Arnoult-en-Yvelines [47] ).
  • Жаклин Том-Патенотр генерального жителя кантона Сен-Арну-ан-Ивелин с 1967 по 1979 год.
  • Бернар Кампан (1958), бывший Inconnu, comédien.
  • Эдмонд Шарль-Ру, Эми д'Эльза Триоле и Луи Арагон, создатель ассоциации центра исследований и творчества Эльза-Триоле-Луи-Арагон, право 2016.
  • Эрик Орсенна представляет центр исследований и создания Эльзы-Триоле-Луи-Арагон, заместитель 2016.Сын nom de famille est Arnoult, com la ville.
  • Жорж Бриффо в образе Сен-Арну-ан-Ивелин

Эральдика [модификатор | модификатор кода файла]

Présentation du Blason

Les armes de Saint-Arnoult-en-Yvelines se blasonnent ainsi:

De gueules aux six besants d'or.

Sur les autres projets Викимедиа:

Библиография [модификатор | модификатор кода файла]

  • GRC GRC, Histoire de Saint Arnoult , Imprimerie de Pierre Amelot, , 79 p.
  • Виктор Р. Бело, Coutumes et folklores en Yvelines, Préface de Paul-Louis Tenaillon, президент генерального совета Ивелин с 1977 по 1994 год, член моральной академии наук, литературы и искусства Версаль, Libraaudie Guénéné , 1977 (ФРБНФ 34588328).
  • Жюль Попинель, Каталог народной библиотеки Сен-Арно , Imprimerie de E Aubert, , 71 p.
  • Мишель Апель-Мюллер, Elsa Triolet et Aragon au moulin de Villeneuve: Saint-Arnoult-en-Yvelines , Castelet, , 32 p. (ISBN 978-2-5-78-3)
  • Marie-Josèphe Houssinot et Jean-Claude Houssinot, L'Histoire de Saint Arnoult à travers les noms de ses rues , éditions de la Tour Gile, , 261 p. (ISBN 978-2-87802-349-7)
  • Мари-Жозеф Уссино и Жан-Клод Уссино, La Vie à Saint Arnoult 1900–2000. Un siècle d’images. à travers les noms de ses rues , éditions de la Tour Gile, , 206 p. (ISBN 978-2-87802-386-2)
  • Marie-Josèphe Houssinot et Jean-Claude Houssinot, Saint Arnoult, son histoire, son culte, ses légendes, ses homonymes et ses mystères ... , éditions de la Tour Gile, , 385 p. (ISBN 978-2-87802-400-5)
  • Патрик Ридер, L'Histoire de la ligne nouvelle Paris-Chartres par Gallardon et Saint-Arnoult-en-Yvelines , éditions de la Tour Gile, , 273 p. (ISBN 978-2-87802-410-4)
  • Marie-Josèphe Houssinot et Jean-Claude Houssinot, La Ville de Saint-Arnoult-en-Yvelines, "un paysage retrouvé" , éditions de la Tour Gile, , 369 p. (ISBN 978-2-87802-433-3)
  • Fritsch / Garapin-Boir, Canton de Saint Arnoult , Lieux Dits, coll. «Images du patrimoine», , 69 стр. (ISBN 978-2-3-10-4)
  • Marie-Josèphe Houssinot et Jean-Claude Houssinot, Histoire des femmes qui ont marqué Saint-Arnoult-en-Yvelines des origines à nos jours , éditions de la Tour Gile, , 322 p. (ISBN 978-2-87802-448-7)
  • Jeu de l'oie de Saint Arnoult en Yvelines. Ce jeu publié en 2015 par la société Historique respecte scrupuleusement les règles du jeu de l'oie. Un jeu de carte comportant des questions sur la ville y est également associé.

Коннексы статей [модификатор | модификатор кода файла]

Liens externes [модификатор | модификатор кода файла]

Примечания [модификатор | модификатор кода файла]

  1. ↑ Selon le zonage des communes rurales et urbaines publié en novembre 2020, en application de la nouvelle définition de la villageité validée le en comité interministériel des villageités.
  2. ↑ La notion d'aire d'attraction des villes a remplacé en octobre 2020 l'ancienne notion d'aire urbaine, pour permettre des compilation cohérentes avec les autres pays de l'Union européenne.
  3. ↑ Sous l'Ancien Régime, le nom de Pays d'Yveline est donné à une subdivision du Gouvernement général d'le-de-France. Le Gouvernement de l'Isle de France Par Damien de Templeux, 1663 г. [1]
  4. Перейти к началу страницы Название Pays d'Yveline apparaît également dans plusieurs ouvrages de l'époque come le Dictionnaire universel de la France ancienne & moderne , опубликовано в 1726 году.
  5. ↑ Population municipale légale en vigueur au 1 er janvier 2021, millésimée 2018, définie dans les limites Territoriales en vigueur au 1 er janvier 2020, date de référence statistique: 1 er janvier.

Ссылки [модификатор | модификатор кода файла]

  1. ↑ источник: Paris-Match, 19 января 1979 г.
  2. [PDF] Fiche communale d'occupation des sols en 2017 (сравнение с 2012 г.) на сайте cartoviz.iau-idf.fr
  3. ↑ « Типология городского / сельского », на сайте www.observatoire-des-territoires.gouv.fr (обратитесь к 4 апреля 2021 г.) .
  4. ↑ « Commune urbaine - определение », sur le site de l’Insee (см. 4 апреля 2021 г.) .
  5. ↑ « Comprendre la grille de densité », на сайте www.observatoire-des-territoires.gouv.fr (обратитесь к 4 апреля 2021 г.) .
  6. ↑ « Unité urbaine 2020 de Saint-Arnoult-en-Yvelines », на https: // www.insee.fr/ (обратитесь к 4 апреля 2021 г.) .
  7. ↑ « Base des unités urbaines 2020 », на www.insee.fr, (обратитесь к 4 апреля 2021 г.) .
  8. ↑ Vianney Costemalle, « Toujours plus d’habitants dans les unités urbaines », sur insee.fr, (см. 4 апреля 2021 г.) .
  9. ↑ « Liste des communes composant l'aire d'attraction de Paris », sur insee.fr (обратитесь к 4 апреля 2021 г.) .
  10. ↑ Мари-Пьер де Беллефон, Паскаль Эусебио, Лес Жослин, Оливье Пегаз-Блан и Раймон Варно (Insee), « En France, neuf personnes sur dix vivent dans l'aire d'attraction d'une ville », sur insee.fr, (см. 4 апреля 2021 г.) .
  11. ↑ « Données statistiques sur les communes de Métropole; Répartition des superficies en 44 postes d'occupation des sols (métropole) », sur CORINE Land Cover, (обратитесь к 19 апреля 2021 г.) .
  12. ab et c Victor R. Belot, Coutumes et folklores en Yvelines, Préface de Paul-Louis Tenaillon, президент генерального совета Ивелин с 1977 по 1994 год, член академии моральных наук, писатель и др. Arts de Versailles, Librairie Guénégaud, 1977 (FRBNF 34588328), стр. 241
  13. a b c d et e Деревни Кассини-о-коммун д'ожурд'уи на сайте школы высоких исследований в области социальных наук.
  14. a et b Société d'histoire ecclésiastique de la France - 1992 - Revue d'histoire de l'Église de France - Том 78, Numéros 200 à 201, стр. 454.
  15. ↑ Le prince de Condé se présenta devant Saint Arnoult
  16. ↑ Loi n o 64-707 du 10 juillet 1964 portant réorganisation de la région parisienne, JORF n o 162 du 12 juillet 1964, p. 6204–6209, fac-similé sur Légifrance.
  17. ↑ Официальные результаты коммуны Сен-Арну-ан-Ивелин
  18. ↑ « Выборы в муниципалитеты и коммуны 2020, », на сайте Выборы.interieur.gouv.fr (см. 17 июля 2020 г.) .
  19. ↑ Clarisse Josselin, « Je suis éliminé commun le maillon faible: Michel Dobremelle, maire démissionnaire », Le Parisien, édition des Yvelines ,
  20. ↑ « Une femme devient maire de Saint-Arnoult-en-Yvelines », Le Parisien, édition des Yvelines , (lire en ligne) .
  21. ↑ « Élection municipale partielle des 9 et 16 septembre: Trois Candy pour un fauteuil: L’élection municipale partielle de Saint-Arnoult-en-Yvelines, ce dimanche, ne déchaîne pas les passions.L'électorat semble résigné », L'Écho républicain , (lire en ligne, consulté le 14 mai 2021) « Qui de Françoise Poussineau (sans étiquette), le mai sort (без этикета) или Жан-Клод Юссон (PS), va l'emporter ?? Ces trois кандидата ont plus ou moins d’expérience et plus ou moins de popularité. Франсуаза Пуссино, 58 лет, есть муниципальный депутат 1994 года без прекращения. Elle est Entrée au Conseilunicipal de Saint-Arnoult-en-Yvelines, d'abord Com Consuillère Municipale, sous la mandature de Michel-Dobremelle (UDF), puis est devenue son adjointe en 2001 et enfin a été élue maire de la commune, le 5 novembre 2002 ».
  22. ↑ Françoise Poussineau démissionne en mars 2002 avant d'être rélue: « La maire démissionne », Le Parisien, édition des Yvelines , (lire en ligne)
    s «919» 2006 ».
  23. ↑ « Des élus réclament la démission de la maire », Le Parisien, édition des Yvelines , (lire en ligne, консультироваться с 14 мая 2021 г.) .
  24. ↑ « Жан-Клод Юссон élu maire », Le Parisien, édition des Yvelines , (lire en ligne) .
  25. ↑ « Le socialiste Jean-Claude Husson élu maire de Saint-Arnoult-en-Yvelines », L'Écho républicain , (lire en ligne) .
  26. ↑ Florence Chevalier, « Municipales à Saint-Arnoult-en-Yvelines: le maire brigue un troisième mandat: Le maire de Saint-Arnoult-en-Yvelines, Жан-Клод Юссон аннонс, самеди, кандидатура для муниципальных выборов» de mars », 78 act , (lire en ligne, consulté le 14 mai 2021) .
  27. ↑ « Национальный репертуар женщин » [txt] , Национальный репертуар из исключений, на https://www.data.gouv.fr, (см. 29 марта 2021 г.) .
  28. ↑ Jeanne Cassard, « Saint-Arnoult-en-Yvelines: Victime de pressions et de menaces, le maire rend son écharpe: Dix mois après son élection à la mairie de Saint-Arnoult, Sylvain Guignard a démissionné de son mandat. Dans un Courrier adressé à ses concitoyens, il déplore des pressions excées à son encontre et celle de sa famille et s'en prend à son ancien camp », Le Parisien, édition des Yvelines , ( lire en ligne, consulté le 14 mai 2021) .
  29. ↑ Florence Chevalier, « Yvelines. Жоэль Жегат élue maire de Saint-Arnoult-en-Yvelines: Ce mardi 25 mai, Joëlle Jégat a élue maire de Saint-Arnoult-en-Yvelines (Yvelines), dans une ambiance très tenue. Elle succède à Sylvain Guignard, démissionnaire », 78 act , (lire en ligne) ».
  30. ↑ Региональный парк Верхней Валле-де-Шеврез
  31. ↑ Printemps des Poètes [источник insuffisante] .
  32. ↑ ville internet [источник insuffisante]
  33. ↑ villes et village étoilés [источник insuffisante]
  34. ↑ L'organisation du recnsement, sur insee.fr.
  35. ↑ Calendrier départemental des recnsements, sur insee.fr.
  36. ↑ Fiches Insee - Легальные популяции коммун в 2006, 2007, 2008, 2009, 2010, 2011, 2012, 2013, 2014, 2015, 2016, 2017 и 2018 годах.
  37. ↑ «Эволюция и структура населения в Сен-Арну-ан-Ивелин в 2007 г. », на сайте Insee (см. От 24 апреля 2011 г.) .
  38. ↑ « Результаты обновления населения Ивелин в 2007 г. » [архив ] , на сайте Insee (см. 24 апреля 2011 г.) .
  39. ↑ Jazzatoutheure
  40. ↑ Printemps des Poètes
  41. ↑ la plus sportive des Yvelines
  42. ↑ 'Спортивный союз Сен-Арну-ан-Ивелин
  43. ↑ Футбольный клуб Сент-Арно 78
  44. ↑ amicale des boulistes
  45. ↑ Лес Йеукс д'Эльза
  46. ↑ Bibliothèque Jules Poupinel
  47. ↑ (Peintre de la Marine

Эльза Триоле - водяная мельница Арагон

Описание

Информация о Covid-19: при входе требуется справка о состоянии здоровья или тест, сданный в течение последних 48 часов.

В середине , парк площадью 5 гектаров, старая водяная мельница Вильнева
переносит посетителей в мир Эльзы Триоле и Луи Арагона . Луи Арагон был поэтом , одним из величайших представителей движений дадаистов и сюрреалистов , вместе со своими друзьями и современниками Андре Бретон и Поль Элюар . Эльза Триоле была русской писательницей , известной как первая женщина , получившая литературную премию Prix Goncourt (в 1945 году) за штраф в размере 200 франков .После смерти своей жены и музы , поэт завещал мельницу французской нации с целью сделать ее местом памяти , исследований и поддержки художественного творчества. Ежегодно организуется культурный сезон с выставками живописи, скульптурами , фотографиями , встречами с писателями и поэтами, музыкальными представлениями…

Некоторые из самых красивых страниц французской литературы

В квартире все так, как оставили: от трости , случайно поставленной у дымохода, их личных писем , разбросанных по столу, и отрывного календаря , подвешенного по времени 16 июня. , 1970 год, дата смерти Эльзы.Библиотека почти так же впечатляет, как коллекция из предметов и картин , подаренных им их друзьями Пикассо , Фернан Леже и Пабло Неруда , выставленных вместе с современными работами.

В то время как музей-квартира открыт только для экскурсий с гидом , вы можете прогуляться по выставкам и территории или посетить могилу пары .По желанию Эльзы, Луи и Эльза были похоронены бок о бок, , между двумя буковыми деревьями.

Откройте для себя домов выдающихся художников в регионе Париж.

Вернуться к описанию вкладки

Коммунальные учреждения

Дни и часы работы

С 01.02 по 30 11 , ежедневно с 14 до 18 часов. Дом только для экскурсий (кроме парка и выставок): каждый будний день в 16:00 и по выходным с 14:30 до 17:30.

Цены

  • Полная цена: 9,50 € (Экскурсия по дому, посещение парка и выставок) Сниженная цена: 7,50 € (Экскурсия по дому, посещение парка и выставок) Установленная цена для взрослых: цена предоставляется по запросу. заказ экскурсий.
    Бесплатный вход для детей младше 12 лет.
    Посещение только парка и выставок: 5 €.

Тур

Разговорные языки
Языки экскурсии
Единый средний тур
60 минут Вернуться к информации вкладки

Любовные письма, в которых говорится обо всем, кроме любви

«Зоопарк» - это результат литературного эксперимента.Перепечатанные в «Зоопарке» письма между Триоле и Шкловским с небольшими беллетризациями избегают прямого обращения к любви. Вместо этого они вникают в такие обширные темы, как Таити, кормилицы, «Дон Кихот», двигатели внутреннего сгорания и русский авангард. Эти «письма не о любви», возможно, именно потому, что они не о любви, достигают безошибочной близости и тем самым опровергают наши предположения о том, что значит выражать привязанность с помощью языка. Через свой отступительный регистр «Зоопарк» утверждает, что наше высшее желание в любви - разделить с другим человеком не наши романтические чувства, а, скорее, наше восприятие мира, наши впечатления от жизни - от мирских до поэтических.

Запрет Эльзы оказался благом для творчества как для нее (редакторы больше всего любили письма Триоле и поощряли ее к публикации романа), так и для Шкловского. «Вы дали мне два задания. 1.) Не звонить тебе 2.) Не видеть тебя », - написал он ей. «Так что теперь я занятой человек».

Шкловский, один из самых блестящих теоретиков литературы своей эпохи, использовал запрет Эльзы как повод обдумать и изложить некоторые из своих идей об искусстве. Его знаменитая теория «отчуждения» - акта представления обычных событий странными, неожиданными способами, чтобы подтолкнуть читателя к узнаванию - находит здесь новое выражение: искусство «должно быть изменено,« отчуждено »», - настаивает он ей.Он также выразил недовольство цензурой в их родной стране, рассказав Эльзе / Але о русском издателе в Берлине, книги которого постоянно блокировали ввоз в Россию: «Писать о любви запрещено, поэтому я напишу о Зиновии Гржебине, издателе. Это должно быть достаточно далеко ». Однако Шкловский не может не сравнивать свою романтическую судьбу с литературной Гржебина - каждый - «отвергнутый жених».

Однако иногда Шкловский терпит неудачу и нарушает правила, иногда просто по духу, говоря Але: «Ты перевернул мою жизнь, как червячный винт крутит стойку.В других случаях он произносит само запрещенное слово. Когда наводнение обрушивается на Берлин, он пишет письмо, содержащее диалог между водой, которая, как он себе представляет, врывается в спальню Алии, и тапочками у изножья ее кровати:

«Тапочки: О, вода, вы перетекали не в ту мельницу. Это не хорошо. В вопросах любви мощь не исправляет.

«Вода: даже сильная любовь?

«Тапочки: нет, даже сильной любви».

Эльза / Аля отчитывает его за явное нарушение их кодекса, говоря ему: «Ты определенно не умеешь писать любовное письмо.Она говорит ему, чтобы он «перестал писать о том, как, как, как сильно ты меня любишь, потому что после третьего« насколько »я начинаю думать о другом».

Франция (Эльза Триоле) - Филателистические интересы

Эльза Триоле (урожденная Элла Юрьевна Каган / Элла Юрьевна Каган 24 сентября [ст. Ст. 12 сентября] 1896 - 16 июня 1970) была русско-французским писателем и переводчиком. Она родилась в еврейской семье Юрия Александровича Кагана, юриста, и Елены Юлевны Берман, учителя музыки из Москвы.Она и ее старшая сестра Лиля Брик получили прекрасное образование; они могли свободно говорить по-немецки и по-французски и играть на пианино. Элла окончила Московский архитектурный институт.

Элла вскоре стала ассоциироваться с русскими футуристами через Лилю, которая в 1912 году вышла замуж за искусствоведа Осипа Брика; она подружилась с людьми из их круга, в том числе с Романом Якобсоном, тогдашним поэтом-заумом, который стал ее другом на всю жизнь. Эльза любила поэзию, а в 1911 году подружилась и полюбила начинающего поэта-футуриста и художника-графика Владимира Маяковского.Когда она пригласила его домой, поэт безумно влюбился в ее сестру, положив начало серии творческих совместных работ с участием этих двоих, которые продолжались до самой смерти поэта. Элла первая перевела стихи Маяковского (а также сборники других русскоязычных стихов) на французский язык.

Эльза Триоле, 1925

В 1918 году, в начале Гражданской войны в России, Элла вышла замуж за французского кавалерийского офицера Андре Триоле и эмигрировала во Францию, где сменила имя на Эльзу, но в течение многих лет признавалась в своих письмах к Лиле. быть убитым горем.Позже она развелась с Триоле.

В начале 1920-х годов Эльза описала свой визит на Таити в письмах Виктору Шкловскому, который впоследствии показал их Максиму Горькому. Горький предложил автору задуматься о литературной карьере. На этих письмах была основана книга 1925 года «На Таити», написанная на русском языке и изданная в Ленинграде. Она опубликовала еще два романа на русском языке: Земляника (1926) и Камуфляж (1928), оба опубликованы в Москве.

В 1928 году Эльза познакомилась с французским писателем Луи Арагоном.Они поженились в 1939 году и прожили вместе 42 года. Она повлияла на Арагон, чтобы тот присоединился к Французской коммунистической партии. Триоле и Арагон сражались во французском Сопротивлении.

В 1944 году Триоле стала первой женщиной, удостоенной Гонкуровской премии.

Она умерла в возрасте 73 лет в Мулен-де-Вильнев, Сен-Арну-ан-Ивелин, Франция, от сердечного приступа.

В 2010 году французское почтовое отделение La Poste выпустило три марки в честь Триоле и еще одну марку в 2021 году.

Посвящение Эльзе Триоле | Джорджтаун Фрейм Шопп

Марк Шагал родился в Витебске, Белоруссия, в 1887 году в бедной хасидской семье.Марк Шагал, старший из девяти детей, сначала учился в хедере, а затем перешел в светскую русскую школу, где начал проявлять свой художественный талант. При поддержке матери и несмотря на неодобрение отца, Шагал продолжил свой интерес к искусству, отправившись в Санкт-Петербург в 1907 году изучать искусство у Леона Бакста. Под влиянием современной русской живописи начал проявляться самобытный детский стиль Шагала, часто основанный на образах из его детства. С 1910 по 1914 год Марк Шагал жил в Париже, где вобрал в себя работы ведущих художников-кубистов, сюрреалистов и фовистов.Именно в этот период Шагал написал некоторые из своих самых известных картин еврейского местечка или деревни и развил черты, которые стали узнаваемыми товарными знаками его искусства. Сильные и часто яркие цвета изображают мир с фантастической, нереалистичной простотой, а слияние фантазии, религии и ностальгии придает его работам радостное качество. Животные, рабочие, любовники и музыканты населяют его фигуры; «Скрипач на крыше» часто повторяется, часто паря в пределах другой сцены.Работы Шагала этого периода демонстрируют влияние современной французской живописи, но его стиль остается независимым от какой-либо одной художественной школы. Он регулярно выставлялся в Салоне Независимых.

В 1914 году, перед началом Первой мировой войны, Марк Шагал провел персональную выставку в Берлине, на которой были представлены работы, в которых преобладали еврейские образы и персонажи. Во время войны он проживал в России, а в 1917 году, поддержав революцию, он был назначен наркомом изящных искусств в Витебске, а затем директором только что созданной Свободной художественной академии.Однако большевистские власти не одобряли стиль искусства Шагала как слишком современный, и в 1922 году Марк Шагал покинул Россию и через год поселился во Франции. Он жил там постоянно, за исключением 1941-1948 годов, когда, бежав из Франции во время Второй мировой войны, он проживал в Соединенных Штатах. Ужас Шагала по поводу прихода к власти нацистов выражен в произведениях, изображающих еврейских мучеников и еврейских беженцев.

Помимо изображений хасидского мира, картины Шагала вдохновлены темами из Библии.Его увлечение Библией привело к созданию серии из более чем 100 офортов, иллюстрирующих Библию, многие из которых включают элементы еврейского фольклора и религиозной жизни Витебска. Среди других иллюстраций Шагала - произведения Гоголя, Лафонтена, Ю. Л. Переца, его автобиографическая Ma Vie (1931; Моя жизнь, 1960) и Шагала Шагала (1979). Марк Шагал писал разными материалами, такими как масло, акварель и гуашь. Его работы также распространились на другие формы искусства, включая керамику, мозаику и витражи.Среди его самых известных строительных украшений - потолок Оперного театра в Париже, фрески в Метрополитен-опера в Нью-Йорке, стеклянное окно в Организации Объединенных Наций и украшения в Ватикане. Израиль, который Марк Шагал впервые посетил в 1931 году для открытия Тель-Авивского художественного музея, также богат некоторыми работами Шагала, в первую очередь двенадцатью витражами в больнице Хадасса и настенными украшениями в Кнессете.

Марк Шагал получил множество наград и признание за свою работу.Он также был одним из очень немногих художников, которые при жизни выставляли работы в Лувре.

Участие Марка Шагала в создании эстампов датируется 1922 годом и его возвращением в Берлин после Первой мировой войны. В ходе попыток вернуть картины, которые он оставил, вместе с директором галереи Sturm Gallery Гервартом Вальденом в 1914 году, Вальтер Фейлхенфельдт, директор Cassirer Галерея предложила издать недавно завершенную автобиографию Шагала Mein Leben (Моя жизнь) с офортами.Хотя книга так и не была опубликована из-за проблем с переводом, художник создал серию из 20 офортов методом сухого офорта, изображающих сцены и фигуры в недавно сформировавшемся наивно-реалистическом стиле Шагала. Шагал никогда раньше не был знаком с техникой гравюры и очень увлекся ими, пробуя свои силы также в гравюрах на дереве и литографии. Он чувствовал, что в этих медиумах его повествовательное чутье нашло должное выражение. Шагал писал в 1960 году: «С тех пор, как я начал пользоваться карандашом, я искал нечто определенное, что могло бы течь, как поток, к неизведанным и манящим берегам.«И снова». Когда я держал в руке литографический камень или медную пластину, мне казалось, что я прикасаюсь к талисману. Мне казалось, что я могу вложить в это все свои радости и печали ... Все, что касалось моей жизни на протяжении многих лет, рождения, смерти, свадьбы, цветы, животные, птицы, бедняки, мои родители, любовники в ночью, библейские пророки, на улице, дома, в храме и на небесах. И когда я стал старше, трагедия жизни внутри нас и вокруг нас »1. Именно в этом смысле Шагал создавал литографии, и они стали потоком, несущим послание его живописи в широкий мир.

К счастью, именно комиссия по гравюрам вернула Марка Шагала в Париж в 1923 году. Знаменитый торговец и редактор Амбруаз Воллар пригласил его сделать несколько книжных иллюстраций, и художник попросил, чтобы книга была русским писателем «Мертвые души» Гоголя. Так Марк Шагал всего за два года написал 107 офортов на эту тему. Хотя по стилю они похожи на сухие точки Mein Leben, их техника явно более сложная и утонченная.Показательно, как связаны различные творческие среды, художник обнаружил, что в процессе разработки гравированных образов для иллюстрации Гоголя он смог возродить свои собственные русские темы. Так как он очень хотел окружить себя картинами, которые он потерял в ходе Первой мировой войны и во время пребывания в России, он ухватился за это вдохновение, чтобы восстановить многие из его ранее утраченных полотен. Развивались и другие темы, связанные с его недавним опытом московского театра и настенной живописи.По возвращении Шагал свежим взглядом посмотрел на Париж и французскую деревню, что тоже нашло отражение в его картинах. Его цвета, смягченные особым светом Прованса, стали более нежными, хотя по-прежнему накладывались богато и спонтанно. Он начал писать как французский пейзаж, так и цветочные букеты в сопровождении влюбленных пар, музыкантов и животных, часто изображаемых по краям композиции как поэтические вставки. Эти темы будут продолжать проникать в его зрелые работы до конца его карьеры.

В 1928-1931 годах Марк Шагал создал серию черно-белых офортов, вдохновленных баснями Ла Фонтена, также опубликованными Волларом, который стал наставником Шагала и источником вдохновения с его концепциями для печатных проектов. В этих работах художник использовал все мыслимые техники офорта, чтобы придать им живописное качество. Примерно в то же время Воллар решил заказать у Шагала серию гуашевых картин, основанных на цирковых образах.Эти два проекта всколыхнули богатое воображение Марка Шагала, и он породил удивительные образы, которые повлияли на многие его более поздние работы. Это было счастливое и напряженное время для Шагала. Он смог насладиться образом жизни успешного художника во французском Городе Света, что нашло отражение в праздничных, элегантных и романтических композициях, которые он писал, часто изображая свою жену, Беллу и себя. В начале 1930-х годов экономический и политический кризис, охвативший Европу, также оказал влияние на Шагала. Преследование евреев нацистами заставило художника лучше осознавать свои еврейские корни и заставило его стремиться к более серьезному типу художественного выражения, имеющему более глубокое значение для условий жизни человека.Созданная Волларом в 1931 г. комиссия из 100 офортов с изображением Библии полностью совпала с настроением художника, и он немедленно отреагировал, отправившись в Святую Землю, чтобы погрузиться в обстановку Ветхого Завета. Там его тронула торжественная красота местности и ее великолепный свет, когда он начал работу над проектом и набором изображений, которые и дальше будут играть важную роль в его будущей работе. Эта комиссия положила начало религиозной стороне творчества художника. В начале Второй мировой войны, которая почти совпала со смертью Амбруаза Воллара в автомобильной катастрофе, две трети пластин были готовы, а большая часть баланса уже запущена.В тот же период времени Шагал отправился в Испанию в 1934 году, чтобы изучить произведения Веласкеса, Гойи и Эль Греко, а в 1937 году он отправился в Италию, чтобы созерцать произведения Тициана. Из этих паломничеств он получил концепцию живописи в большем масштабе, с более разнообразной цветовой палитрой и большей глубиной смысла.

Во время Второй мировой войны Марк Шагал не хотел покидать свой приемный дом, Францию. В 1940 году он переехал в Горд в Провансе в надежде, что его просто оставят в покое для рисования.Той зимой с ним связался Вариан Фрай из Американского комитета помощи и получил приглашение от Музея современного искусства в Нью-Йорке приехать в Соединенные Штаты.

Сначала он отказался, но когда до него дошли новости об арестах и ​​исчезновении друзей, он решил принять это приглашение. С Беллой, их дочерью Идой и как можно большим количеством его картин они отправились в Марсель, а затем Лиссабон, наконец, отправился в США. Они прибыли в Нью-Йорк 23 июня 1941 года, через день после того, как нацистские войска вошли в Россию, дом детства Шагала. .Отрезанный от своей обычной рутины Шагал сначала посвятил себя живописи в Нью-Йорке, но как можно скорее он и его семья переехали в деревню. Там трагически его любимая жена Белла заболела пневмонией и умерла, оставив Марка и Иду одних и разбитых сердцем.

После смерти Беллы, стремясь продолжить свою работу, Шагал начал выпускать свои первые цветные литографии «Четыре сказки из арабских ночей». Из 1001 рассказа «Арабских ночей» Шагал выбрал лишь несколько, которые посвящены темам утраченной любви, воссоединения и смерти, создав в общей сложности 13 композиций.Сочетание этих экзотических фантастических сказок и ярких красок и образов Марка Шагала оказалось опьяняющей смесью. Хотя ранее он создавал черно-белые литографии во Франции, Шагал, которого многие считают одним из величайших колористов всех времен, никогда не пробовал себя в цветной литографии. Впечатляющие результаты, опубликованные в 1948 году, подтверждают близость художника к этой среде. Четыре сказки Шагала из «Арабских ночей» считаются лучшими образцами цветной литографии, произведенной в Соединенных Штатах до 1950 года, и в 1948 году он был удостоен награды Венецианской биеннале за графику.

После обширной выставки своих работ в Национальном музее современного искусства в Париже весной 1946 года Шагал навсегда переехал во Францию ​​в 1948 году, поселившись в Вансе недалеко от Ниццы и Лазурного берега к 1950 году. Возвращение Шагал встретился с Териадой (1897-1983), редактором Verve и наследником Воллара, который начал быстро публиковать проекты Шагала, оставшиеся в поместье Воллара: «Мертвые души» в 1948 г., «Басни Ла Фонтена» в 1952 г., «Библия» (баланс). из которых было завершено в период с 1952 по 1956 год) в 1957 году.Что особенно важно, в 1952 году, когда художник собирался снова выйти замуж, Териаде поручила Шагалу проиллюстрировать древний пасторальный роман Дафнис и Хлоя. Вместе с Дафнисом и Хлоей (М. 308-349) Марк Шагал начал новый цикл жизни и работы. Вместе со своей новой невестой Вавой, буквально во время медового месяца, он впервые в своей жизни отправился в Грецию в поисках вдохновения для этой приключенческой сказки. В Дельфах, Афинах и на острове Порос Марк и Вава влюбились в Грецию и в историю Дафниса и Хлои.В то время и во время серии последующих визитов в Грецию Шагал создал серию рисунков и гуашей, которые легли в основу 42 цветных литографий, составляющих сюиту Дафнис и Хлоя. Опубликованные Териадой в 1961 году в роскошном издании всего в 60 экземпляров, они повсеместно признаны наиболее важными оригинальными гравюрами художника (следует отметить, что существует еще 250 экземпляров неподписанных книг). Эти замечательные работы были выгравированы Марком Шагалом под бдительным присмотром мастера-печатника Шарля Сорлье и напечатаны на печатных машинах несравненной мастерской Мурло в Париже в период с 1957 по 1960 год.Цветные литографии Шагала для Дафниса и Хлои устанавливают новый стандарт совершенства в этой среде, с которым, возможно, никогда не будет равных. Отказавшись от традиционной практики первого изготовления черного камня или камня для рисования, который очерчивает большую часть композиции и сокращает последующие цветные пластины до простого добавления деталей, Шагал решил создавать литографические композиции полностью из чистого цвета, как он делал бы живопись. В 1958 году Парижская опера по заказу Шагала создала декорации и костюмы для балета Равеля «Дафнис и Хлоя», тем самым воплотив в жизнь эту классическую историю и создав аналогии с его оригинальными гравюрами на ту же тему.Его работа с балетом и его танцорами явно повлияла на изящество и красоту движений фигур, изображенных на литографиях.

С этого момента Шагал продолжал увлекаться цветной литографией как средством печати и сохранил ателье Мурло и особенно Шарля Сорлье в качестве своих творческих сотрудников. Сорлье консультировал его по всем его будущим проектам цветной литографии и руководил их печатью в Mourlot. «Марк Шагал в своем творчестве сфабриковал мистический мир влюбленных, музыкантов и художников.Он выбрал литографию в качестве средства печати, которое могло предложить ему почти неограниченную свободу живописи для исследования этого мира. Поскольку литография - это техника, при которой художник может работать непосредственно на печатной пластине или литостоне, полученные отпечатки передают спонтанность его мазков и нарисованных линий. Литография также позволяла Шагалу работать с пышными цветами, которые он считал своим мастерством и за которые он прославился. Литографии Шагала сегодня являются одними из самых собранных произведений искусства ХХ века."

После триумфальной сюиты «Дафнис и Хлоя» Шагал создал такие отдельные шедевры цветной литографии, как «Залив Ангелов» (М. 350) и Набережная Турнель (М. 351). В 1962 году, воодушевленный Териаде, он начал работу над другим проектом, впервые задуманным Амбруазом Волларом, - «Цирковая сюита» (М. 490-527). Воллар был горячим поклонником цирка и осознавал потенциал его света, костюмов и артистов как стимула для создания образов Шагала. Поэтому он, как мы уже отмечали, поручил художнику нарисовать серию цирковых гуашей в конце 1920-х годов.Используя эти гуаши в качестве отправной точки, Шагал теперь гравировал 23 мастерские цветные литографии и 15 лирических черно-белых литографий на тему цирка. Только цветные образцы были опубликованы в 1967 году Териадой в роскошном издании, состоящем всего из 24 и трех цветных корректур художника, и считаются лучшими и наиболее коллекционируемыми художественными литографиями Дафниса и Хлои. Шагал составил свой собственный текст для книжного состояния этих работ, которые были опубликованы вместе с черно-белыми примерами как настоящая книга художника в 250 экземплярах без подписи.Яркие цирковые образы Шагала доставляют удовольствие и обращаются к ребенку внутри нас, но при более внимательном рассмотрении зритель обнаруживает, помимо клоунов, акробатов и наездников, неожиданную, но типичную иконографию Шагала, такую ​​как его свадебные пары, музыканты и его вездесущие куры и козы. которые добавляют веселья. Но для артиста цирк был несколько меланхоличной визуальной метафорой жизни. «Для меня цирк - это волшебное зрелище, которое проходит, как мирские дела, и тает.Это тревожный и глубокий цирк ».

Даже несмотря на огромный успех цветной литографии, которого он уже достиг, Марк Шагал все еще стремился экспериментировать с возможностями и ограничениями этого печатного материала. Необычно оформленные картины, такие как «Золотой век» овальной формы (М. 542) и масштабные сюжеты, такие как «Волшебник из Парижа II» конца 1960-х годов, представленные на этой выставке, - прекрасные примеры, которые добавили новый интерес к гравюрам.Для своей последней литографии, основанной на единой теме, Шагал выбрал «Одиссею Гомера» (М. 749-830), исполнив 82 литографии, 43 из которых - цветные, основанные на этом эпосе. «Одиссея» была издана Мурло в двух томах в середине 1970-х годов. Энтузиазм Марка Шагала по поводу цветной литографии был таков, что в 1980 году Эме Мэгт смогла убедить художника, которому тогда было 93 года, выгравировать свои самые большие цветные литографии за всю историю (М. 971-984), просто сообщив ему, что он получил несколько больших размеров. литостоны.Маэ надеялся, что художник будет достаточно заинтересован, чтобы гравировать одну или две новые композиции; Вместо этого Шагал проявил свою энергию и талант, чтобы изобразить 13 выдающихся цветных литографий, в том числе: Пара в сумерках (М. 972), В небе оперы (М. 973), Парад (М. 981) и Красное материнство (М. 984). ) каждый размером в среднем 95 х 60 см. (37 5/8 x 23 7/8 дюйма). Вместе они составляют полный сборник его самых узнаваемых образов, включая влюбленные пары, цветочные букеты, парящие фигуры, артистов цирка и знакомые пейзажи Парижа, Св.Поль де Ванс и Витебск все представлены в монументальном размере.

Марку Шагалу было 63 года, когда он впервые приехал в Морло в 1950 году, чтобы всерьез изучить технику цветной литографии у Шарля Сорлье. Будучи уже всемирно известным художником, которому нечего доказывать, Шагал, тем не менее, неустанно работал, чтобы овладеть многими нюансами и тонкостями этой требовательной среды для собственного удовлетворения.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *