Емельян захаров – Емельян Захаров – Про меня – Сноб

Емельян Захаров – Блог – Сноб

Емельян Захаров

Швейцарцы поддержали запрет на строительство минаретов Дальше

Емельян Захаров

24 ноября в галерее «Триумф» Кристоф Барати исполнит скрипичные произведения Баха, Изаи, Эрнста и Моцарта. Барати будет играть на скрипке Страдивари 1703 года Lady Harmsworth.25 ноября такая программа:1. В.-А. Моцарт. Дуэт для двух кларнетов KV 3782. Ф. Пуленк. Соната для кларнета и... Дальше

Емельян Захаров

Емельян Захаров

Опыт майора Дымовского, разместившего в Интернете видеообращение к Путину, пошел в милицейские массы Дальше

Емельян Захаров

В нашей галерее до 27 ноября можно увидеть выставку Сергея Чайки «Старые работы». Это действительно его старые работы, созданные с 2000 по 2005 год. Мы выставили картины проекта «Фляки» 2002 года, деталь из проекта «CO
2
»; работы из серий «Ракеты» и «День независимости» Дальше Премия Кандинского в области современного искусства существует с 2007 года, но уже успела приобрести скандальную известность. В этом году организаторы задумались, как сделать интересной и выставку номинированных на премию работ Дальше

Дмитрий Ханкин

Летучий «Партизанский музей», обживающий самые необычные пространства, можно будет посетить уже в середине ноября. Главное — успеть, пока он не переехал в другое место Дальше

Емельян Захаров

С 22 сентября по 9 октября в рамках 3-й Московской биеннале в галерее «Триумф» пройдет первая в Москве персональная выставка британских художников Тима Нобла и Сью Вебстер (Tim Noble and Sue Webster) «20 современных классиков».Приглашаем членов клуба «Сноб» на открытие 21 сентября в 19:00.Вход по карте клуба «Сноб».Адрес: Галерея... Дальше

Емельян Захаров

Емельян Захаров

Cовладелец галереи «Триумф» Емельян Захаров представил новую работу своей жены, Александры Вертинской — зарисовки руин Римского форума. Вертинская считает, что эскизы вполне заменяют собой готовую картину и называет засушенной клеенкой «Явление Христа народу» Дальше

snob.ru

Александра Вертинская - Емельян Захаров: Современное искусство в России

В семейном древе Александры Вертинской что ни имя – легенда русской культуры: дедушка Александр Николаевич – неподражаемый певец-шансонье, актер, поэт и композитор; бабушка Лидия Владимировна (урожденная Циргвава) – актриса и художник; мама Марианна Александровна и тетя Анастасия Александровна – актрисы театра и кино, заслуженные артистки Российской Федерации. Впрочем, сама Александра Вертинская по стопам знаменитых родственников не пошла и за их славу не пряталась. Выбрав профессию художника, добилась признания самостоятельно. После окончания Московского художественного института им. Сурикова (1992 г., мастерская Таира Салахова) несколько лет стажировалась в Национальной академии художеств в Париже. Творческие поиски и эксперименты с различными техниками и материалами в изобразительном искусстве сочетает с работой дизайнера интерьеров. Три года была ведущей программы «Снимите это немедленно». Супруг Александры – Емельян Захаров – является одним из ведущих галеристов Москвы. Основанная им в партнерстве с Дмитрием Ханкиным в 2006 г. галерея «Триумф» специализируется на современном искусстве и работает с крупными российскими и зарубежными художниками (AES+F, Виноградов и Дубосарский, Беляев-Гинтовт, Recycle). Несколько лет назад «Триумф» впервые представил российской публике работы Дэмиена Херста и братьев Чапменов. Галерея Емельяна Захарова содействует разоблачению тех, кто подделывает русское искусство: в сотрудничестве с Росохранкультурой был составлен и издан многотомный «Каталог подделок произведений живописи».

Емельян, трудно удержаться от желания и не поговорить с вами о современном искусстве и о вашей оценке ситуации в этой сфере в России.

Емельян:

В России рынка современного искусства вообще не существует. Во всем мире современное искусство поддерживается государством, различными фондами, отдельными людьми. В России поддержка государства отсутствует, музеи картин современных художников не покупают, фондов тоже нет. Вернее, существуют отдельные частные коллекции, которые их владельцы называют фондами лишь для того, чтобы придать им определенный статус и добиться поблажек у налоговой полиции. Найти спонсоров на проведение выставки невозможно, коллекционеров, приобретающих современное искусство, очень мало (в Москве – 102 человека). Если во всем мире критика направляет и поддерживает искусство, в России критики заняты прославлением себя и войной друг с другом. Монографий о русском современном искусстве не пишут.

Александра: А когда в редких случаях все-таки происходят серьезные выставки или художники принимают участие в международных биеннале, критики почему-то обходят это молчанием. Либо дают негативную информацию. Конечно, это топит арт-рынок в стране.

Емельян: На большие международные арт-ярмарки русские галереи не допускают. У меня, к примеру, самая крупная в Восточной Европе галерея. Мы провели 150 выставок, опубликовали 150 каталогов, а я до сих пор не могу получить место ни на Базеле, ни на Фризе. Вот и получается: современное искусство – причем прекрасное – в России есть, а рынка – нет.

Ваша галерея помогает молодым талантливым авторам, оказываете какую-то поддержку?

Емельян: Да, у нас есть программа Launchpad. В ее рамках мы проводим выставки молодых художников, печатаем каталоги их работ.

Вы сами коллекционируете искусство?

Емельян: У меня есть коллекция миниатюрных портретов. Правда, последние лет семь она не пополнялась.

Как галеристу вам приходилось сталкиваться с подделками?

Александра: Вы имеете в виду фальшаки? Когда был бум на русское искусство, огромное количество людей везли из Скандинавских стран картины, более или менее похожие на работы Шишкина и других русских классиков.

Емельян: На самом деле фальшивок на рынке – 90%. В этом деле участвовали очень знающие люди, искусствоведы, которые отбирали работы. Затем под их наблюдением реставраторы вносили изменения, подделывали подписи – в общем, существовала целая криминальная индустрия, в которой было замешано огромное количество искусствоведов Русского музея, Третьяковской галереи и Центра Грабаря. Наша галерея «Триумф» поддерживала и финансировала создание каталогов фальшивок, которые выходили в «Росохранкультуре». Мы опубликовали больше тысячи таких работ-подделок и будем продолжать это делать. Хотя за это нас, конечно, не очень любят!

Сейчас фальшивок стало меньше?

Емельян: Нет, просто стало труднее их продать. И это очень хорошо. Изменился подход публики: сейчас, если у работы нет убедительного провенанса, старых публикаций, продать ее очень трудно. Либо должно быть единодушное мнение всех экспертов на предмет подлинности работы.

Почему я перестал заниматься классическим искусством и ушел в современное? Однажды, в очередной раз приехав в Маастрихт на международную ярмарку искусств и антиквариата, я огляделся по сторонам и увидел громадное количество людей со следами порока на лицах: мерзкие стариканы, хитрые и подлые; женщины со следами увядшей красоты и алчным блеском в глазах. Просто какие-то чудовища со старых аллегорий! И я вдруг понял, что не хочу стоять в этой когорте пожилых лощеных негодяев. Хочу общаться с молодыми, талантливыми, с горящими глазами!

Для того, чтобы вести арт-галерею, вы имеете другой бизнес, который позволяет балансировать расходы?

Емельян: У нас есть ресторан, еще какие-то проекты. Просто мы уверены, что рано или поздно арт-бизнес вырулит в России. Вопрос в том, кто продержится, доживет до этих времен.

Емельян отправился на прогулку с младшей дочерью, а мы с Александрой продолжили беседу о ее жизни и творчестве.

Саша, у вас две дочери, при этом младшей, Лидочке, только два годика. Удается ли находить время для рисования?

Удается. Конечно, в связи с рождением ребенка был двухгодичный перерыв. Но сейчас мы сняли мастерскую, и я вернулась к работе. Готовлюсь к новой выставке. Тема – небо. Небо в разных состояниях. Отчасти это рефлексия на произведения Тернера, которого я очень люблю. Когда бываю в Великобритании, всегда смотрю его работы в английских музеях, плюс несколько лет назад большую выставку Тернера привозили в Москву в Музей имени Пушкина. Меня всегда поражала уникальная чистая стопроцентная живописность его работ; это сложное живописное месиво, за которым и сюжет-то не всегда разглядишь. Хотелось как-то приблизиться к этому, сказать что-то свое. В моих работах и абстракция, и минимализм, и в то же время это живопись.

В своих произведениях вы стараетесь отразить то, что видите, что вас окружает? Вы много времени проводите в Италии…

Да, то, что вижу, о том пою. Как акын! (Смеется.) Просто я, наверное, это немного минимализирую. К примеру, рисую не большие пейзажи, а отдельные деревья. Вычленяю из большого то, что меня интересует, и концентрируюсь на этом. У меня была большая выставка под названием «Ивы и оливы».

Кто ваши самые преданные почитатели? Группа поддержки?

Вся моя семья, конечно. Педагоги. Таир Салахов, у которого я училась в Суриковском институте и которому всегда посылаю каталог своей очередной выставки. Даже когда он не может прийти, обязательно присылает свое мнение-рецензию. Несколько лет назад меня приняли в Академию художеств. Помню, Салахов вдруг позвонил среди ночи и сказал: «Шура, поздравляю! Тебя приняли в членкоры Академии художеств!» Это было абсолютно неожиданно, потому что, не говоря мне ничего, а лишь в течение ряда лет наблюдая за моим творчеством и посещая выставки, Салахов подал заявку на прием меня в членкоры академии. Конечно, было безумно приятно.

В некоторых работах вы используете фотографии?

В свое время у меня было увлечение: придумав тему выставки, я делала большую фотосессию, отснимала материал, потом печатала фотографии, миксовала их и переносила все это на холсты или бумагу – грубо говоря, занималась шелкографией. Как и у моего мужа Емели, у меня есть несколько ипостасей: параллельно с живописью занимаюсь интерьерным дизайном и постоянно делаю какие-то проекты – рестораны «Революция», «Бистро», «Остерия Монтеролли» в Москве, яхт-клуб «Буревестник», галерея «Дача» на Рублевке и другие. Кроме того, занимаюсь частными проектами – загородными домами, домами приемов, причем не только в России. В общем, у меня всегда идут параллельно несколько реальностей: отключенно-медитативное состояние – когда сижу одна в мастерской и работаю, и активное общение с огромным количеством людей – когда идут проектирование и строительство.

Работа дизайнера интерьеров требует большого объема знаний стилей, материалов, вкусовых пристрастий…

Безусловно. Я к этому роду деятельности пришла совершенно неожиданно. Мы дружили с бессменным редактором журнала «Мезонин» Натальей Барбье. Однажды она пришла ко мне и заявила: «Шура, ты будешь декоратором». Каким декоратором? Тогда, в 1989 году, даже профессии такой в России не было! Это были времена, когда все делали евроремонты, клеили какие-то обои, а все – вплоть до дверных ручек – привозилось из-за границы. Тем не менее, Наталья первой в Москве организовала в Большом манеже «Неделю декора». Пригласила 10 человек, среди которых были художники, реставраторы, но отнюдь не специалисты в области декора, назвала тему и выделила каждому из нас в Манеже часть пространства для выставки. Ну, мы и взялись за дело! Это оказалось очень заразительным занятием, заинтересовало, затянуло, и после этого пошло-поехало. На сегодняшний день у меня уже солидный стаж работы в этом бизнесе. Недавно вышел очередной номер русского «Харперс Базар», в котором праздновалось 20-летие профессии декоратора в нашей стране. В списке 10 лучших архитектурных бюро Москвы я тоже есть, что очень радует! Конечно, сейчас ситуация изменилась – появилось несколько школ декораторов. А когда все начиналось, мне кажется, занимались этим люди вроде меня – жившие в старых московских или питерских квартирах, из интеллигентных семей, где изначально на стенах висело серьезное искусство, а в гостиных не стояли шведские стенки.

Ваше воспитание, чувство стиля, вкуса естественно переросло и в понимание хорошего тона в одежде, моде. Думаю, эти качества очень пригодились для роли телеведущей в программе «Снимите это немедленно», где вы работали.

Моя мама, бабушка, тетя – иконы стиля. Думаю, этого вполне достаточно. (Смеется.)

А не страшно было чужому человеку на всю страну говорить: то, что ты носишь, – ужасно?! Вы видели результаты ваших усилий?

«Снимите это немедленно» – франчайзинг английской программы «What Not to Wear». Когда я работала на этой программе, мы получали огромное количество прессы – очень часто с благодарностями. Проработав три года в эфире, делали в канун Нового года итоговую передачу, в которой показывали героинь предыдущих лет и рассказывали о том, что с ними произошло. Одна устроилась на новую работу; другая женщина развелась с нелюбимым мужем, который всю жизнь ее мучил, прекрасно себя чувствует, и в ее жизни появился новый мужчина; у кого-то поменялся менталитет…На то время для нашей страны это была довольно жесткая передача. Мы ведь говорили женщинам в лицо нелицеприятные вещи. Конечно, этот стресс был отчасти запрограммирован сценарием передачи. Если гладить по головке и мягко журить, у человека не произойдет никакого перелома!

Наверное, это был интересный опыт работы?

Поначалу мне было очень интересно. Но после нескольких лет работы я почувствовала, что подустала от повторяемости одной и той же четкой заведенной схемы программы. Эта монотонность, в конце концов, загасила все мои порывы, мне стало очень сложно в очередной раз что-то из себя выдавливать, и я ушла с проекта. Все-таки моя основная работа –
творческая: живопись, рисунок, декорирование –
это всегда что-то новое. К тому же мне хотелось второго ребенка, да и старшая дочь, которой сейчас тринадцать лет, тогда была совсем маленькой, и я чувствовала, что ей не хватает моего внимания.

Александр Вертинский, Марианна и Анастасия – это люди, которыми восхищаются и которым подражают. Для вас эти люди являются частью вашей жизнью, вашим окружением. Насколько в детстве вы осознавали, в какой семье живете?

Была двойная ситуация. Наша семья сама по себе очень большая, плюс друзья моих родителей и тети Анастасии – Белла Ахмадулина, Борис Мессерер, Сережа Алимов, Тарковский, люди из режиссерской, кино- и операторской среды. Многие из этих творческих людей были родом из потрясающих семей с целыми историями. Это и был круг моего общения. Конечно, бывали какие-то столкновения в школьные и студенческие годы, когда говорили: «золотая молодежь». Но я никогда не была заносчивой, никакого снобизма в моем характере не наблюдалось, и искусственности в поведении тоже не было. Поэтому первое впечатление людей о моей отстраненности быстро отпадало, уходило. У меня очень много друзей, и все они очень разные люди, со своими историями.

Ваша работа на телевидении требовала актерских данных, таланта. У вас не возникало мысли, что вы должны были стать актрисой, как бабушка и мама?

Нет, и, кстати, наша семейная актерская троица всячески ограждала меня от этой профессии. Говорили, что это очень зависимая профессия – от режиссера, оператора, времени, места, сценария. Таланта, наконец. Не хотели, чтобы я шла по их стопам, категорически были против моей учебы в театральном вузе. И слава Богу! Я очень счастлива, что у меня в руках такая чудесная специальность. Художник, на мой взгляд, это профессия возрождения, потому что человек с творческим образованием и вкусом может проявить и применить себя где угодно – в дизайне, ювелирном деле, индустрии моды, декорировании, в изобразительном искусстве. И быть гораздо более независимым, чем на телевидении или в театре.

newstyle-mag.com

Емельян Захаров – Блог – Сноб

Емельян Захаров

Опыт майора Дымовского, разместившего в Интернете видеообращение к Путину, пошел в милицейские массы Дальше

Емельян Захаров

В нашей галерее до 27 ноября можно увидеть выставку Сергея Чайки «Старые работы». Это действительно его старые работы, созданные с 2000 по 2005 год. Мы выставили картины проекта «Фляки» 2002 года, деталь из проекта «CO2»; работы из серий «Ракеты» и «День независимости» Дальше Премия Кандинского в области современного искусства существует с 2007 года, но уже успела приобрести скандальную известность. В этом году организаторы задумались, как сделать интересной и выставку номинированных на премию работ Дальше

Дмитрий Ханкин

Летучий «Партизанский музей», обживающий самые необычные пространства, можно будет посетить уже в середине ноября. Главное — успеть, пока он не переехал в другое место Дальше

Емельян Захаров

С 22 сентября по 9 октября в рамках 3-й Московской биеннале в галерее «Триумф» пройдет первая в Москве персональная выставка британских художников Тима Нобла и Сью Вебстер (Tim Noble and Sue Webster) «20 современных классиков».Приглашаем членов клуба «Сноб» на открытие 21 сентября в 19:00.Вход по карте клуба «Сноб».Адрес: Галерея... Дальше

Емельян Захаров

Емельян Захаров

Cовладелец галереи «Триумф» Емельян Захаров представил новую работу своей жены, Александры Вертинской — зарисовки руин Римского форума. Вертинская считает, что эскизы вполне заменяют собой готовую картину и называет засушенной клеенкой «Явление Христа народу» Дальше

Емельян Захаров

Галерея «Триумф» представила на фестивале «Лилль 3000» парад ангелов и демонов, который открывает китайская девочка в памперсах верхом на динозавре, и еще два проекта Дальше

Емельян Захаров

Владелец галереи «Триумф» Емельян Захаров о том, почему современное искусство стало таким дорогим и что с ним будет в ближайшее время. И как пережить отсутствие свободы, наличие плохой погоды и съездов доярок от «Единой России» Дальше

Емельян Захаров

Проект «Сноб» уже писал о проекте анонимных художников Tanatos Banionis, посвященном японским камикадзе (с «картинами», вытатуированными на спинах пяти русских девушек). На закрытии выставки состоится презентация выставочного альбома, который будут дарить гостям. Организаторы также обещают вечеринку в японском стиле — с суши, сливовым вином и японской музыкой.Адрес:... Дальше

snob.ru

Емельян Захаров – Блог – Сноб

Емельян Захаров

Приглашаем всех на открытие выставки «Dead Moroz жив» в галерею «Триумф» 16 декабря. Все, кто хочет прийти, напишите, пожалуйста, здесь Емельяну Захарову письмо или оставьте комментарий — и мы внесем вас в список на входе. Ждем... Дальше

Алексей Самойлович

Нужно ли делать достоянием широкой общественности столь интимную информацию, как результаты собственных анализов крови и мочи? Если вы станете  президентом, ответ на этот вопрос может оказаться не таким уж однозначным Дальше Премьер-министр Украины Юлия Тимошенко официально предложила Сергею Тигипко, занявшему третье место в первом туре президентских выборов, пост главы правительства в случае, если она победит Дальше

Николай Клименюк

Положение в России не устраивает очень многих, от руководителей страны до радикальных оппозиционеров и простых граждан. При этом изменений в политической ситуации не предвидится. Участники проекта «Сноб» обсудили, что может принести перемены к лучшему Дальше

Емельян Захаров

Протокол обыска, который прошел у меня в галерее, подписан следователем Дмитрием Бардиным. Я посмотрел его имя в интернете и обнаружил, что это очень известный следователь. Дальше

Емельян Захаров

24 ноября в галерее «Триумф» Кристоф Барати исполнит скрипичные произведения Баха, Изаи, Эрнста и Моцарта. Барати будет играть на скрипке Страдивари 1703 года Lady Harmsworth.25 ноября такая программа:1. В.-А. Моцарт. Дуэт для двух кларнетов KV 3782. Ф. Пуленк. Соната для кларнета и... Дальше

snob.ru

Два ковбоя | Артхроника - журнал No.1 об искусстве в России

Екатерина Истомина

Публичные герои московской галереи «Триумф» Емельян Захаров и Дмитрий Ханкин — это мужчины, находящиеся у опасной черты 45-летия. Современное передовое искусство для них не только модный буржуазный бизнес, но еще и нетабуированная область острых ощущений и удовольствий.

«МЫ МИРНЫЕ ЛЮДИ, НО НАШ БРОНЕПОЕЗД ВОТ СЕЙЧАС СЮДА ПОДОЙДЕТ»
На самом деле Емельян Захаров — уролог, а Дмитрий Ханкин — банкир. Конечно же, сегодня за урологической практикой и банковским делом этих бравых парней уже не увидеть. Господин Захаров в свое время окончил Третий медицинский институт имени Семашко. Господин Ханкин удостоил посещением Московский финансовый институт, заведение, в «котором его все решительно устраивало: ранний учебный день и то, что там не надо было учиться вообще». «Девушки и кроссовки “Найк” — ох, все это было в нашей бурной молодой жизни», — с гордостью грустит Дмитрий Ханкин, добавляя, что в молодости оба они были «хорошо образованными, лихими и циничными людьми». Емельян Захаров про свой медицинский говорит, что «учился там, потому что туда евреев брали. Антон Носик — мой одногруппник. Какие руки были у Антоши. Золотые у него были руки!» — с тоской вспоминает галерист о былых урологических перспективах известного ныне блогера.

Однако по указанной в дипломах специальности ни тот, ни другой («друзья с первого курса, друзья с 17 лет» Захаров и Ханкин — ровесники, оба 1966 года) работать не захотели. Прибегая к медицинскому словарю, можно сказать, что они проводили щадящие (а то и не очень, но ведь время-то было какое — лихие девяностые) резекции антикварной полости, вынимая из нее «то Рубенса, то Моне, то Ренуара, то Кранаха» и иные жизненно важные для данного бизнеса органы. «У нас были музейные имена на стенке! Да что там! Не в каждом музее такие и встретишь, какие у нас были с пупсиком имена!» — гордится прошлыми подвигами Ханкин, и именно так, «пупсик», называет он господина Захарова. У самого Ханкина,кстати, нет никакого дополнительного ласкового имени. «С моей фамилией прозвище не требуется», — уверен Ханкин.

«Мы десять-пятнадцать лет занимались антиквариатом, но в конце концов поняли, что это занятие несколько не соответствует нашему темпераменту. Да, был тогда большой подъем рынка, и имена у нас были самые значительные. Потом как-то перестало старое искусство нас волновать. Сыграл свою роль и другой факт: огромное количество подделок на этом рынке. Подделок здесь так много, что если ты занимаешься старым искусством, то всегда находишься под подозрением. Люди просто думают, что ты жульман», — искренне печалится Емельян Захаров.

«Потом мы решили со старины пересесть на контемпорари. Это все Емельян придумал — заниматься современным искусством. Мы, впрочем, когда еще были антикварными дилерами, потихоньку покупали современное искусство и дружили с современными галеристами, например, с Маратом Гельманом, с Айдан Салаховой. Так что все получилось логично», — рассказывает Дмитрий Ханкин.

Вместе Ханкин и Захаров составляют единый и определенно красивый организм. И трудно даже представить, что в делах галереи «Триумф» замешан кто-то третий. «Имя этого человека можно найти на любом каталоге нашей галереи. Просто он не публичен», — говорит Захаров. Рафаэль Филинов, председатель фонда «Триумф» и председатель совета директоров золотодобывающей компании «Джеруйалтын», в отличие от двух говорливых ковбоев, видимо, спокойный человек, он не «разговаривает о политике в искусстве, об искусстве в политике, ведь это делаем мы» (Ханкин). Но, заметим в скобках, эта пара настолько гармонична, что господин Филинов поступил совершенно правильно, скрывшись в кулисах.

Господин Захаров, несмотря на еврейскую родословную и отца (директора Большого зала консерватории с 1952 года) с самым естественным комфортом обжился в образе хлебосольного, щедрого и совсем немелочного современного русского барина. У Захарова нервная борода, как у Парфена Рогожина, насморк, тревожная могучая осанка, складные рассказы в духе охотничьих баек, дача в Италии, светлые костюмы в шкафу и «Бентли» с транзитными номерами. Захаров любит взгрустнуть и тихонько признается, что (как и любой русский барин) страны своей не любит, как-то ее совсем не понимает, давно бы уж уехал, если бы не старенькие родители. Еще господин Захаров с трогательным коммерческим интересом любит великие скрипки и даже состоит на досуге в Международном обществе любителей скрипок.

Ханкин — это бодрая бодисатва в дорогих горных ботинках. Он пытливый путешественник, упорно, настойчиво исследующий одухотворенные горные перепады Тибета («ведь Непал уже так замусорен, понимаете») и употребляющий не алкоголь («я принципиально не пью уже 25 лет»), а конфуцианское mot «благородный муж». Хотя есть у него шуточка вполне в духе раннего Сартра: «Сегодня — простуда, завтра — саркома», он любит спорт, физические упражнения и тонко мечтает об уединении в пустыне. Словом, господин Захаров прошел бы кастинг у Никиты Михалкова, если тот бы вдруг опять задумал снимать на свой лад русскую классику. Господин Ханкин — это стопроцентно прыткое, законченное камео в «Убить Билла» и «Убить Билла-2» Тарантино. Однако боевитость, воинственный, почти вайнахский гордый дух, сила воли, готовность к защите своих коммерческих, артистических и творческих интересов сплачивают двух разных по повадкам друзей. Вместе они готовы дать отпор врагам-недоброжелателям, которые у галереи «Триумф», конечно же, имеются в избытке.

«МЫ БЕРЕМ ВСЕ, ЧТО МОЖЕМ ПРОДАТЬ»
«Триумфаторов» многие в московской художественной среде прежде всего так называемого левацкого толка не любят. О них говорят так: да, конечно, Ханкин и Захаров не жадные люди, вовремя платят художникам, но они базарно всеядные, мол, берут все, что есть на рынке, и не имеют никакой четкой политики галереи, и это совершенно непереносимо. Но именно такими словами не любят состоятельных людей, которые едят вкусно, давно живут умеючи и не привыкли экономить. Неприязнь к Захарову и Ханкину можно объяснить и коротко и ясно: «ну и они вообще».

И «вообще»: за что же можно любить гордой интеллектуальной братве Захарова и Ханкина? Держатся парни особняком, да еще и, как назло, до недавнего времени заседали именно в особняке — с буквально вызывающими буржуазными теплыми удобствами. В помещении «Триумфа» имелся не только работающий ватерклозет и жестянка с кофе, как это водится в иных артистических галереях, но еще и крыльцо, звонкий звонок, мраморные колонны и позолоченные лестницы. Великая русская классическая литература в лице «дядь», «сестер» и «братьев» могла бы с огоньком заночевать в этих декорациях.

Однако «это еще тот» особняк, дом приемов ЛогоВАЗа, сакральной организации мезозойской эпохи русского капитализма, структурой которой завлабы «на местах» пугали детей. Наследство, словом, совершенно карамазовское, но Емельян Захаров и Дмитрий Ханкин — это самые достойные ему наследники. Другие бы испугались.

«Да, мы сидим во дворце, но это сидение сильно оплачено нами самими. Если честно, то нам абсолютно все равно, как к нам относятся. Собака лает — караван идет. И почему мы вообще должны думать о других? Любят они нас, не любят? Враги? Ну да, есть у нас некоторые недоброжелатели. Сейчас очень много развелось таких, знаете ли, пуристов, которые любят поговорить, порассуждать о чистоте в искусстве, о четких критериях отбора произведений. Нас обвиняют во всеядности. Мы, мол, берем все, что есть. Нет, совсем не так. Мы берем все, что можем продать. Галерея — это ведь коммерческая организация. Галерея — это не музей, не фонд, не институт искусств, — с жаром рассказывает Дмитрий Ханкин. — А что нам завидовать? Мы потерханные, пожилые ребята, работа у нас тяжелая и не сильно благодарная».

«Да и еще! Нас обвиняют в разных глупостях, пишут наветы, доносы публичные в разные инстанции! Занимаются травлей наших художников. Вот про Лешу Беляева писали, что он фашист. Про «АЕС», что они пропагандируют педофилию и детское насилие. Ну что ты здесь скажешь? Лучше просто молчать, ибо обсуждать это бессмысленно! Помните ли вы девиз ордена Подвязки? Пусть будет стыдно тому, кто подумает об этом плохо!» — героически возвышает голос Емельян Захаров.

Известная история с художником Алексеем Беляевым-Гинтовтом, награжденным по одному парадному случаю (в связи с вручением ему премии Кандинского в 2008-м) ярлыком «фашист», «триумфаторов» сильно задела. И их обиды, их возмущение можно понять. Ведь их тогда «в деле Беляева-Гинтовта» просто неправильно поняли.

Все просто: галерея «Триумф» — это дорогой, это хрустальный бизнес, это искусство, это особый этикет и изысканный в своем жанре политес. И одно-единственное слово, написанное в запале какими-нибудь «красными туфлями» (так галеристы именуют особо досадивших критиков женского пола), превращается в готовый ярлык. Ярлык, пугающий, положим, продавцов или чувствительную западную прессу.

Бизнес, золотые самовары, разговоры, приемы, любимое дело, невероятный особняк, зачищенный Непал, красный «Бентли», а тут какие-то нахрапистые выступления с мест! Профком какой-то. Фильм «Гараж». Какая-то идеология! Фашизм. Ну смешно же. Да нет ее. Нет никакой такой идеологии. Это все тетери-завлабы «на местах» когда-то думали, что идеология есть, но наследники дома приемов ЛогоВАЗа верно знают, что ее не существует.

В громкой обиде «триумфаторов» на «красные туфли» видна обыкновенная хрестоматийная разница в капиталистической и социалистической экономике. В первом случае мы имеем дело с созданным предметом, который нужно прославить, раскрутить и хорошо и быстро продать, пока не закончилась пружина раскрутки. Во втором — с предметом, которому надо приписать какую-нибудь идеологию. В первом случае — упаковка. Во втором — ярлык.

«Да, мы совсем не истерики. Сытые люди мы. И мы ведем свою работу, делаем каталоги, выставки, поддерживаем своих художников, исходя из того, что мы сами зарабатываем, исходя из того, что мы сами продаем. Никакого другого дяди за нашей спиной нет. Никто не носит тут коробки из-под ксерокса. Но мы не любим мелочиться. Мы всегда выполняем свои обязательства. Железно выполняем. Вот поэтому художники и любят с нами работать», — убедительно восклицает Ханкин.

Единственной проблемой карамазовской жилплощади, где, как утверждают «триумфаторы», никогда не ступала нога коробки из-под ксерокса, была резко пахучая близость Павелецкого вокзала. Настоящего русского московского вокзала — с его бессмысленными бомжами (наши герои, чай, ведь теперь не передвижниками торгуют). Но его, этот Павелецкий вокзал, ведь никак не снести. А бомжи — это икра для левых, либералов, которые, как уже указал нам господин Захаров, «травят людей, носят красные туфли и летают бизнес-классом».

Поэтому в апреле 2010 года у «Триумфа» появилось новое выставочное помещение: в единственном настоящем московском историческом гранд-отеле «Метрополь», над оформлением которого некогда не без успеха трудился сам Врубель. До того, как в это просторное помещение въехал «Триумф» (с оригинальными творческими изделиями группы Recyсle, мастеровитыми полотнами Дубосарского – Виноградова и прочими проектами), в нем располагались магазины Roberto Cavalli и Disquared2, успешных итальянских брендов. Впрочем, в апреле галерея планирует опять поменять свою дислокацию, «еще ближе к Кремлю», интригует Дмитрий Ханкин.

«МЫ ВООБЩЕ АПОЛИТИЧНЫ»
Емельян Захаров и Дмитрий Ханкин пока еще не Роберто Кавалли, поэтому неудивительно, что их нишевой великосветский бизнес серьезно накренился в момент финансового кризиса. Какой-то приблизительный рост «триумфаторы» Захаров и Ханкин ожидают не раньше 2015 года: «Кто доживет, тот будет на коне». Однако сами они собираются дожить. «Если бы я сейчас занимался нормальным бизнесом, то у меня было бы гораздо больше денег. Но я жертвую этими всеми потенциальными заработками ради того, что я действительно люблю. Продажи, чего греха таить, сейчас упали катастрофически. А инфраструктура и производство объектов современного искусства остались прежними. Те, кто покупал такие вещи, сейчас просто остались без денег. Кто-то вообще свалил из этой страны куда-то в теплые края. А тем, кто остался здесь, сейчас не до этого. Те, кто могут что-то покупать, сегодня приобретают иконы, классику русскую, Айвазовского, Шишкина. У нас же нет такого! Но мы вовсе не пессимисты, поэтому планируем дожить до хороших времен», — анализирует ситуацию Емельян Захаров.

«Сейчас, скажем так, большинство наших проектов некоммерческие. Раньше процентное соотношение приблизительно делилось поровну. Сегодня же коммерческим проектом мы считаем тот, где существует хотя бы сама вероятность что-то продать. Некоммерческие проекты — те, где мы продать даже и не надеемся», — утверждает Дмитрий Ханкин.

Тем не менее остроты ощущений «триумфаторам» всегда хватало и без гадания на монетарной гуще — продастся что-то или же нет. К их «острым» мужским подвигам, вне сомнений, нужно отнести чеченский прожект «Триумфа». Напомним, что в конце июня 2009 года ковбои «Триумфа» прибыли в столицу Чечни, город Грозный, где в Государственном театральном и концертном зале показали выставку «Хадж Ахмад Хаджи». Экспозиция включала в себя 15 изображений Ахмата Кадырова, трагически погибшего 9 мая 2004 года президента Чечни, выполненных Алексеем Беляевым-Гинтовтом в характерной для этого художника гедонистически мужественной манере.

«Никакой политики в этой выставке не было. Мы вообще аполитичны, мы даже не голосуем. Просто Грозный я лично помню как один из самых красивых городов в Советском Союзе. Я много раз был в Чечне, не только в Грозном. Теперь, впрочем, это уже совсем новый город, с широкими улицами, с кафе, с кино, и всюду кипит мирная жизнь. Женщины очень красивые, прекрасные дети. Кадыровым удалось сделать невозможное — замирить русский и чеченский народы. Сегодня в Грозном не боишься быть русским и не чувствуешь себя на враждебной территории», — задушевно рассказывает Емельян Захаров.

Никакого стационарного проекта — филиала «Триумфа» — в чеченской столице не было и быть не могло, как повторяет Захаров. Громкие чеченские гастроли изначально планировали как брутальное, блистательное, мощное артистическое турне («Ездили мы безо всякой охраны, она нам там просто не нужна, понимаете»), а за Грозным должна была последовать другая интересная провинция — Уфа и Казань. Впрочем, и в город Грозный Захаров и Ханкин планировали приехать еще раз, но из-за финансового кризиса турне так и не состоялось. Ох, было сладко, было остро, но щекотать нервы можно и в Москве.

«ОТКАТАТЬ ВЫСТАВОЧНУЮ ПРОГРАММУ»
У господ Захарова и Ханкина есть в хозяйстве собственная миссис Хадсон — это Рут Эддисон, и она самая настоящая англичанка. Роль Рут Эддисон в деле «Триумфа» трудно переоценить: именно эта храбрая женщина оказалась связным между самым передовым отрядом ведущих британских художников и «триумфаторами» из карамазовского особняка. Именно Рут Эддисон посылала позывные сигналы Дэмиену Херсту, братьям Джейку и Диносу Чапменам, Тиму Ноблу и Сью Вебстер, и те каким-то образом ответили ей и появились на площадке «Триумфа», где «с успехом откатывали свои программы».

«Мы привыкли работать с лучшими и самыми интересными. Нам важно показывать и продавать вызывающе актуальное. В этом и есть политика нашей галереи. Нас интересует молодое арабское искусство, каллиграфия. Нас интересует, что нового происходит в Иране или в Палестине. Мы не только смотрим на Россию, на Москву. Мы смотрим шире, и нас не интересует бульварный подход к жизни», — рассказывает Дмитрий Ханкин.

«Триумфаторы»-провокаторы, галеристы-ковбои на вопрос о том, являются ли они сами идеологами каких-нибудь актуальных, провокативных, диких рассудком групп (например, молва упорно приписывает Ханкину авторство анонимного «Танатоса Баниониса»), мужественно по-девичьи опускают глаза и под дорогой мебелью шаркают большими ногами. Они продюсеры, они участники «ядра» групп, куда, конечно, входят и еще неплохие талантливые люди. Но намек такой: мы — молчаливая сила, мы — в этих группах есть.

Как бы парадоксально это ни прозвучало, но Емельян Захаров и Дмитрий Ханкин выглядят самыми безобидными в галерейном террариуме Москвы персонажами, как бы им самим ни хотелось бы выглядеть иначе. Просто в своем бизнесе они оба родом из фильмов Квентина Тарантино, где много крови — из ничего. И даже Чечня для них — это никакая не война, а просто оригинальная выставка, просто острый откат программы. Жизнь-то одна у этих «потерханных» ребят, и ведь круто же как, честное слово, это очень круто.

artchronika.ru

Емельян Захаров – Блог – Сноб

Емельян Захаров

Галерея «Триумф» представила на фестивале «Лилль 3000» парад ангелов и демонов, который открывает китайская девочка в памперсах верхом на динозавре, и еще два проекта Дальше

Емельян Захаров

Владелец галереи «Триумф» Емельян Захаров о том, почему современное искусство стало таким дорогим и что с ним будет в ближайшее время. И как пережить отсутствие свободы, наличие плохой погоды и съездов доярок от «Единой России» Дальше

Емельян Захаров

Проект «Сноб» уже писал о проекте анонимных художников Tanatos Banionis, посвященном японским камикадзе (с «картинами», вытатуированными на спинах пяти русских девушек). На закрытии выставки состоится презентация выставочного альбома, который будут дарить гостям. Организаторы также обещают вечеринку в японском стиле — с суши, сливовым вином и японской музыкой.Адрес:... Дальше

Емельян Захаров

Главными героями выставки «Божественный ветер» стали японские камикадзе, вытатуированные на спинах пяти русских девушек Дальше

Емельян Захаров

Владелец галереи «Триумф» рассказывает, почему не может слушать никакую музыку кроме классической Дальше

Емельян Захаров

А у нас в галерее прошел концерт. Существует чудесная организация — Международное общество Страдивари. Эта организация помогает крупнейшим коллекционерам самых дорогих инструментов давать их для выступлений прекрасным музыкантам, поскольку инструменты должны жить. Я имею некоторое отношение к этому обществу.Сейчас в Москву приехал Эдуард Вульфсон — президент Европейского... Дальше

snob.ru

Емельян Захаров – Блог – Сноб

Емельян Захаров

Второго июня в нашей галерее «Триумф-Метрополь» открывается выставка знаменитого бельгийского фотографа Марка Лагранжа. Выставка называется Polarized — это 14 фотографий «красивой запретной жизни», которые отобрал сам Лагранж. Накануне открытия по просьбе «Сноба» я впервые в своей жизни взял интервью и поговорил с Марком о музах, съемке родственников,... Дальше

Емельян Захаров

Галерея «Триумф» открывает свою новую площадку в помещении отеля «Метрополь». В отличие от «Триумфа» на Новокузнецкой, эта галерея будет работать в открытом режиме. С 12 до 10 вечера. Первая выставка состоится 7 апреля, это будет «Победа над суммой» Вольфа фон Ленкевица. От первой галереи «Триумф-Метрополь» отличается интерьером, она... Дальше

Дмитрий Ханкин

В галерее «Триумф» открылась выставка художника Хаима Сокола «Мертвые письма», посвященная утраченной культуре переписки и теме скитаний еврейского народа Дальше

Емельян Захаров

Губернатор Кировской области Никита Белых попросил установить ему минимально возможную зарплату Дальше

Дмитрий Ханкин

В галерею «Триумф» приедут черепа Дэмиена Херста (Damien Hirst) из новой серии его живописных работ, а во дворе устроят дискотеку Дальше

Емельян Захаров

Швейцарцы поддержали запрет на строительство минаретов Дальше

Емельян Захаров

Емельян Захаров

В нашей галерее до 27 ноября можно увидеть выставку Сергея Чайки «Старые работы». Это действительно его старые работы, созданные с 2000 по 2005 год. Мы выставили картины проекта «Фляки» 2002 года, деталь из проекта «CO2»; работы из серий «Ракеты» и «День независимости» Дальше Премия Кандинского в области современного искусства существует с 2007 года, но уже успела приобрести скандальную известность. В этом году организаторы задумались, как сделать интересной и выставку номинированных на премию работ Дальше

Дмитрий Ханкин

Летучий «Партизанский музей», обживающий самые необычные пространства, можно будет посетить уже в середине ноября. Главное — успеть, пока он не переехал в другое место Дальше

snob.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о