Фасады школы проекты фото: Проектная работа «Дизайна главного фасада школы»

Содержание

Неортогональный фасад новой школы в Зеленограде

0 Школа в новом микрорайоне Зеленограда «Зеленый бор» спроектирована архитекторами Мади и Елена Аджигали. Строительство начато в 2010 году и завершилось недавно. По словам архитекторов, одна из особенностей проекта – низкая себестоимость, которой удалось добиться благодаря использованию монолитных колонн и дисков перекрытия. Цветовое решение фасадов предложено Мади и Еленой Аджигали и утверждено главным архитектором Москвы Сергеем Кузнецовым во время обсуждения проекта (напомним, участие Кузнецова вполне логично, так как Зеленоград с 1963 года входит в состав Москвы).

Здание школы состоит из нескольких корпусов разного цвета: медно-зеленого параллелепипеда, вытянутого вдоль дороги со стороны леса, ярко-желтого, сдержанно-бордового и прохладно-металлического – его фасады – алюминиевая оболочка, расчерченная на неравные треугольники диагональными линиями, напоминает одновременно олимпийский стадион и детскую головоломку-развивайку (что, заметим, для школьного здания вполне уместно).

Фасад-головоломка, определенно, стал визитной карточкой школьного здания.

Фото с сайта aluwall.ru

Фото с сайта aluwall.ru

Фасад выполнен из разноформатных листов, изготовленных из высококачественного алюминиевого сплава FF2 толщиной 2 мм производства компании Novelis (Германия). Защитно-декоративное покрытием PVDF на алюминии Novelis служит как минимум 50 лет, надежно защищая фасад и предотвращая его выцветание. Основная часть фасада выполнена в цвете PATINA III, имитирующем патинированную медь. Второй цвет называется Slate Stone (имитация камня).

Фото с сайта aluwall.ru

При реализации этого достаточно нестандартного проекта инженеру компании AluWALL пришлось столкнуться с различными сложностями: в частности, требовалось решить, какого размера лист следует брать и каким образом крепить панели на фасад, чтобы они крепко держались и не гремели. Специалист прекрасно справился со своей работой – проблем не возникло ни на производстве, ни при монтаже.

Фото с сайта aluwall.ru

Фото: © Пресс-служба Мэра и Правительства Москвы

Фото: © Пресс-служба Мэра и Правительства Москвы


 

детский сад как центр притяжения — Комплекс градостроительной политики и строительства города Москвы

В Москве реализуется масштабная программа по строительству объектов социальной инфраструктуры современного формата. Ее результаты видны уже сегодня: в ряде столичных районов появились детские сады и школы, чей облик далек от «типового».

Главный архитектор и гендиректор мастерской ППФ «ПРОЕКТ-РЕАЛИЗАЦИЯ» Ольга Бумагина убеждена в том, что социальные объекты не должны являться довеском к жилой застройке, а вполне могут стать центрами притяжения в жилых кварталах.

На международном фестивале «Зодчество», который пройдет с 18 по 20 декабря в столичном Гостином дворе, ООО ППФ «ПРОЕКТ-РЕАЛИЗАЦИЯ» планирует показать свои реализованные и строящиеся проекты школ и детских садов новой формации. Среди них — ДОУ в Куркино, победивший в конкурсе «Лучший реализованный проект 2013 года в области инвестиций и строительства».

Образцовые объекты

Ольга Бумагина. Мы начали проектировать объекты образования в 2009 году. Поставили перед собой задачу изменить отношение Департамента образования столицы и строительного сообщества к типу общественных зданий — школам и детским садам. Мы считаем, что эти объекты — не дополнение к жилью, а должны рассматриваться как общественное здание, которое является либо центром жилой застройки, либо связующими звеном между кварталами.

Если сейчас рассмотреть длину пройденного пути — пять объектов построены и введены в эксплуатацию, еще 10 на разных стадиях строительства — могу с уверенностью сказать: у нас это получилось.

Если раньше мы не могли пройти Архсовет из-за того, что здания получались слишком яркими, то сейчас отношение другое. На наши сады везут экскурсии, чтобы показать, как нужно проектировать социалку в существующей жилой застройке.

Неслучайно садик в Куркино на Юровской улице, в микрорайоне 2В, признан лучшим реализованным проектом столицы в 2013 году и выдвинут от Москвы на конкурс Минстроя как лучший реализованный социальный объект.

Дошкольное отделение при школе № 481 мы делали в уже сложившейся застройке на Нижегородской улице, 75. После сада в Куркино это наш второй объект, сданный в эксплуатацию. Первоначально это был блок начальных классов, но, как оказалось, школа более нуждалась в дошкольном отделении. В итоге, когда уже отлили монолит, объект перепроектировался.

Наполняемость выросла с 220 до 300 мест. Сад получился не такой яркий, как другие, поскольку по соседству расположены бело-розовая старая школа и кирпичные дома разных периодов строительства. Мы лишь слегка выдвинули вперед второй и третий этажи. Тем не менее, считаю, это наш самый чистый архитектурный проект.

Среди реализованных проектов — детский сад на 250 мест на улице Свободы, вл. 63, который мы посвятили моему любимому сюрреалисту Ман Рею. Фасады здесь навесные из фиброцементных плит под нарезку, на стальном каркасе. Эту технологию впервые мы применили в Куркино. В результате создается эффект мозаики, изображение не «нарисовано» на фасаде — оно его структурная часть.

Вообще нам интересно проектировать объекты образования и посвящать фасады знаменитым архитекторам и художникам. Этим ты создаешь среду для развития ребенка, его творческих способностей, фантазии.

То, что мы рисуем на фасадах или внутри здания, у детей отложится в подсознании и обязательно поможет им в будущем.

Наш следующий шаг — показать, что это не единичные объекты, так можно строить повсюду. Мы установили некую планку и хотим, чтобы инвесторы и заказчики понимали, что продукт, который они будут сдавать городу, должен иметь характеристики архитектурного здания: индивидуальный внешний облик, продуманные интерьеры.

Масштаб и сила притяжения

Общественное здание можно спроектировать так, что оно создаст притяжение. Как показывает практика, чем крупнее объект, тем больше он играет роль образовательно-культурного центра квартала.

Школа на 825 мест построена на рабочей окраине Москвы в Бирюлево Восточном, мкр. 3 Загорье. В таких районах, как правило, в свободное от занятий время подросткам ходить некуда. Так родилась идея школы как многофункционального объекта — не только как образовательного центра, но и досугового. Как раз такой проект мы сделали в Загорье — с двумя автономными блоками: учебным и досугово-культурным с отдельными входами. В общественной части расположены концертные, спортивные, танцевальные залы, медиатека, интернет-клуб, мастерские.

..

Сейчас по истечении трех месяцев эксплуатации можно с уверенностью сказать: проект удался. Дети и взрослые проводят здесь вечера напролет, занимаясь в спортивных секциях, кружках. Таким образом, удалось возродить традицию клубов — такую идею мы закладывали в проект, поэтому посвятили школу Александру Родченко и его проекту Рабочего клуба.

Две следующие школы в «новой Москве» еще масштабнее. Общеобразовательная школа в деревне Рассказовка рассчитана на 1650 учащихся (66 классов), а в городском поселении Московский — на 1375 учеников (55 классов). Как и школа в Загорье, это будут общественные здания с учебной и досуговой функцией. В рассказовской школе по согласованию с департаментом образования сделали вместо двух актовых залов один, но большой — на 990 мест. По сути, у жителей района-новостройки появится собственный киноконцертный зал с внушительной сценой, партером, бельэтажем и балконами. Общественный блок имеет автономный вход. В школе — пять спортивных залов с раздвижными перегородками, с помощью которых 30-метровый зал можно поделить на два маленьких.

Габариты здания позволили реализовать идею обеденного зала-распашонки с окнами на разные стороны.

Эти школы — объекты инвестиционные, поэтому стала возможной более сложная архитектура. Мы использовали параболический купол в школе в Рассказовке и купол в форме капли в школе в Московском для создания световых колодцев. Благодаря этому внутренние рекреации на третьем и четвертом этажах получат дополнительное освещение. Там же разместятся зимний сад, аквариум с рыбками. У старшеклассников появится зона психологической разгрузки.

Какой была идея фасадов? Мы хотим принести в новые микрорайоны историческую память об архитектуре разных эпох и городов. Поэтому рассказовская школа посвящена отражению культуры Италии в архитектуре Санкт-Петербурга. На главном фасаде нарисован Петербург с Исаакиевским собором, разведенными мостами, а внутри — флорентийские дворики. Считаю, это будет интересно и детям, и взрослым. При этом школа не смотрится огромной: длина здания пропорциональна окружающей застройке, она примерно соответствует высоте двух 22-этажных домов, расположенных по линии застройки квартала с двух сторон от школы, если представить их в виде «лежачего небоскреба».

Новая Москва

В Рассказовке возведут три детских дошкольных учреждения на 950 малышей. Один из садиков — на 250 мест — прошел регламентную комиссию Москомархитектуры под руководством Сергея Кузнецова. Архсовет согласовал вариант с более яркими фасадами. Вдохновившись полотнами Марка Шагала, архитекторы нарисовали праздничный сказочный мир с двухэтажными домиками, кипарисами, с солнцем и воздушными змеями. Такой южный городок у моря…

Еще два садика на 350 мест каждый — это новые проекты, отличающиеся от наших уже реализованных объектов — детского сада на 350 мест в Загорье и детского сада на 350 мест в д. Язово. Так как застройка сформировалась, нужно было вписать сады так, чтобы решить проблему с инсоляцией и градостроительно организовать квартал, разбив его на внутренние дворики. Поэтому форма садов получилась в виде буквы «L» — это позволило при максимальной компактности добиться наилучшей инсоляции групповых ячеек.

Для первого ДОУ выбрали тему Париж — Москва. В столице Франции я некоторое время училась и работала. Ощущение от Парижа и любовь к Шагалу, к его картине «Вид Парижа из окна», которой в 2013 году исполнилось 100 лет, отразились на внешнем облике здания. С одной стороны мы нарисовали вид из окна на Эйфелеву башню, с другой у нас получился «Вид из окна на Москву» — радуют глаз Шуховская башня, едущий по Шаболовке трамвайчик.

Второй объект находится на востоке квартала, поэтому мы решили сделать его в восточной стилистике с японским садиком в Ботаническом саду, цветущей сакурой на фасадах. Он посвящен отражению культуры Японии и Китая в архитектурном ландшафте Москвы. Во всех трех садах для облицовки использовали окрашенные фиброцементные плиты. В итоге получились здания с яркими жизнерадостными фасадами, результатом я очень довольна.

В Московском также строится новый микрорайон. В основу концепции генплана положены мотивы работ художника-конструктора Лазаря Лисицкого. Так, в 1-м микрорайоне Московского появилось два конструктивистских проекта школы и ДОУ с нашим видением Лазаря Лисицкого. Инвесторы эти варианты приняли, но, когда вышел проект школы в Рассказовке, застройщик захотел сделать нечто подобное. Я возразила: получаются идентичные застройки. Поэтому сейчас заканчиваем третий вариант фасадного решения, за основу которого по рекомендации Евгении Дмитриевны Муринец взяты простые геометрическое формы.

В школах Рассказовки и Московского полным ходом идут строительные работы. Я лично веду авторский надзор, посвящая этому практически каждую субботу. Их открытие вместе с детскими садами намечено к 1 сентября 2015 года.

По всей России

Все наши типовые и индивидуальные проекты недорогие за счет того, что они компактные и функциональные. Когда ты тщательно продумываешь планировку, то экономишь деньги.

В этом моя главная идея — сэкономить на пустых углах и ненужном оборудовании, но сделать качественную архитектуру.

По заказу городских властей нами разработаны типовые проекты ДОУ на 90, 190 и 220 мест, рекомендованных к строительству в столице и регионах. По просьбе Департамента градостроительной политики также планируем дать добро на включение в федеральный реестр типовой проектной документации двух фасадов дошкольных образовательных учреждений на 190 мест: на улице Верхние Поля, д. 40, корп. 2, посвященные Лазарю Лисицкому, и фасады на Дубнинской улице, д. 34/2, посвященные Питу Мондриану. Наше мнение: пусть эти фасады, на которые мы вместе с Евгенией Дмитриевной Муринец потратили немало сил и времени, будут нашими типовыми и используются по всей России, чем строить так, как всегда, что получится.

Мы искренне благодарны Архсовету, потому что все их замечания были точными, рекомендации — выверенными, доработанные по этим рекомендациям фасады стали чище, их колористика — выразительнее. Приятно работать с профессионалами. А результат получается общий для города, и он, безусловно, лучше, чем если бы мы работали одни без этой профессиональной помощи и поддержки.

archsovet.msk.ru
Изображения: ППФ «ПРОЕКТ-РЕАЛИЗАЦИЯ»

В Москве появился шестиэтажный дом-пианино

+ A —

Художник перепрограммировал школу Казарновского

Раньше здание школы Казарновского было покрашено в ничем не примечательные желтый и белый цвета. Облик здания не выдавал в себе специфику образовательного учреждения, известного своими новаторскими методиками. Теперь же музыкально-театральный характер альма-матер читается с одного взгляда. Фасад школы превратился в необычное пианино, у которого 12 клавиш пианино и 13 компьютерных кнопок, считая главную – Enter. Как в инсталляции «Классная игра» соединилась музыкальная и виртуальной реальность, «МК» рассказала автор проекта, художник Марина Звягинцева.

«20 на 53 метра – наверное, это самый большой мой «холст», – говорит Марина, стоя на фоне своего масштабного творения. Дом-пианино приковывает взгляд и ,кажется, даже по-своему звучит. Теперь само здание будет задавать ритм насыщенной школьной жизни.

– Знаете, у нас необычная школа, – говорит директор школы Сергей Казарновский. – В новом образовании предмет не является самым главным, важна способность ученика гибко воспринимать знания и легко переходить из одной предметной области в другую. Отвечая на вопрос, почему декабристы вышли на Сенатскую площадь, он говорит, что ток течёт потому есть плюс и минус, вся материя движется потому что есть разница потенциалов, а потенциал декабристов был выше окружающих, поэтому они не могли не выйти. Образование идет от узловых фундаментальных понятий, в частности, понятия ритма. Это свойственно музыке, искусству, но так же ритм есть в математике, истории, литературе…

   Этот ритм сразу почувствовала Марина Звягинцева, впервые оказавшись в школе Казарновского четыре года назад. После того, как она сделала проект в школе Ямбурга (№109), ее пригласили сюда. Вообще Звягинцева – лидер паблик-арта в России – уже преобразила немало безликих зданий: например, поместила на фасад Морозовской больнице гигантскую кардиограмму, полную игрушек, а библиотеку в Норильске закутала в «Вечную теплоту» – огромные батареи из книг местных писателей. Проект «Классная игра» продолжает арт-стратегию художника по преобразованию обычной архитектуры в яркую. Впрочем, сложился он неожиданно.

Фото: Наталья Мущинкина

– Впервые оказавшись здесь, я прошлась по этажам и обалдела от обилия арт-объектов, созданных учениками. Интерьеры буквально перенасыщены детским творчеством. И это создаёт резкий контраст с внешним обликом здания. Архитектура фасада относится к 1940-м годам, но совершенно не отражает дух школы. Мне захотелось перепрограммировать фасад, чтобы он соответствовал содержанию особенного учебного заведения. У него есть свой ритм, напоминающий ритм клавиш пианино. Я предложила Сергею Зиновьевичу превратить школу в большой музыкальный инструмент. Он сразу поддержал идею, но нужно было отремонтировать фасад, поэтому этот проект реализовался только спустя четыре года. В этом году многие проекты пришлось отложить из-за пандемии, и вдруг идея, которая не могла реализоваться по другим причинам, выстрелила, – говорит художник.

   Пандемия позволила школе найти время и силы на ремонт фасада, после чего его уже можно было преобразовать в произведение искусства. Помимо музыкальных и компьютерных клавиш, на фасаде появился экран, который позволяет заглянуть внутрь школы. Теперь по нему дети смогут ориентироваться, сколько времени осталось до начала урока, и узнавать, у кого из учеников или преподавателей сегодня день рождения. Впрочем, информационная функция – дополнение к основной идее: показать жизнь очень необычной школы изнутри.

Фото: Наталья Мущинкина

 Школа Казарновского живет действительно в своём ритме: расписание и формат занятий далеки от привычных. Здесь дети проводят большую часть дня – с 9 до 18 часов. Здесь они изучают не только основные предметы, но и занимаются музыкой, балетом, искусством, театром. Для этого есть все необходимое  – от двух театральных залов до балетного класса. Здесь можно найти парты со встроенным пианино, звуконепроницаемую комнату для игры на очень громких инструментах… Даже учительская – это кафе-музей, где за зелёными столиками можно рассматривать фотографии выпускников. Здесь же напоминание о том, чего нет в Школе Казарновского: на одной из картин все самые известные методы наказания — от палки до ремня. 

Фото: Наталья Мущинкина

  О том, как теперь будет работать школа, директор говорит с тяжелым сердцем: «Понимаете, эти правила абсурдны. Реально, не получится ограничить контакты школьников. Они не виделись почти полгода! Запирать их в одном классе на целый день – бесполезная затея. Но мы придумали какие-то свои правила безопасности, к счастью, Департамент образования дал добро. Например, 1 сентября мы сделаем расписание, чтобы дети в разное время приходили на занятия, и расчертим на асфальте перед школой зоны, чтобы классы не смешивались в кучу».

Накануне учебного года московская школа превратилась в пианино

Смотрите фотогалерею по теме

В поселении Ильинское появится школа с оранжевыми фасадами


Архитектурно-художественное решение школы на 550 учеников в Красногорском городском округе одобрено в Мособлархитектуре.


«В основу проекта общеобразовательной школы в с.п. Ильинское положена модульная структура помещений с четким зонированием и выделением в композиции здания функциональных блоков – начальной, основной школы и центрального блока общешкольных помещений: спортивного и актового залов, библиотечно-информационного центра, медблока и столовой, блока администрации и педагогов. Общая площадь здания составит порядка 11 000 кв.м.», – рассказал председатель Комитета по архитектуре и градостроительству Московской области Владислав Гордиенко.

Здание трехэтажное, в плане имеет Е-образную форму. Общешкольные помещения с главной вестибюльной группой соединяют два симметричных «крыла» начальной и основной школы. Над входом расположен ярко-оранжевый объем актового зала на 200 мест. Основной мотив фасадов представляет собой чередование вертикальных полос – межоконных перебивок темно-серого и желтого цветов. В облицовке применяются фиброцементные панели с вертикальной раскладкой. Входная группа, вестибюль и переходы из центрального блока в учебные помещения имеют витражное остекление.

«Рассмотренный Рабочей группой Архитектурной комиссии проект школы
в с.п. Ильинское – удачное решение, которое уже неоднократно применялось при проектировании подмосковных школ. Его преимущества заключаются в выразительной и хорошо продуманной с точки зрения функции композиции здания. Ярко-оранжевый объем актового зала работает цветовым пятном, акцентирующим входную группу», – отметила главный архитектор Московской области Александра Кузьмина.

На первом этаже в каждом крыле располагаются учебные кабинеты, лаборантские, кабинеты музыки, игровые, мастерские и кабинеты домоводства, столовая, спортивный зал для начальной школы. На втором и третьем этажах находятся спортзал основной школы с тренерскими и раздевалками, актовый зал, библиотечно-информационный центр и учебные кабинеты. Главной коммуникационной связью является открытая парадная лестница.

топ-7 школ с авторской архитектурой, где хочется учиться

18 декабря 2019 г.

Общественные пространства вместо пустынных рекреаций, столовая под открытым небом и стеклянные стены в учительской – сегодня архитекторы практикуют новые смелые подходы к проектированию школ. Пересматривается всё: планировка, привычный набор помещений, их функционал, организация пришкольных территорий, строительные материалы. Цель творческих устремлений – создать школу для гармоничного и всестороннего развития детей с комфортной, мотивирующей и безопасной средой не только для обучения, но и для движения, общения, для свободного времени, творчества. Какими могут быть современные школы? Рассмотрим самые новаторские проекты.

Школа-интернат в пос. Бурабай, Казахстан. IND architects

Проект создан в рамках первой сети частных школ в Средней Азии, ученики войдут в классы 1 сентября 2020 года. Здание расположится в живописном месте – в сосновом бору на берегу озера Бурабай. Для облицовки используют экологически чистый фиброцементный материал цвета скальных пород. Большая площадь остекления позволит естественному свету свободно проникать в помещения школы.

Авторы проекта стремились создать подходящую среду для учеников с разными научными и творческими интересами – для детей сделают кабинеты робототехники, программирования, 3D-моделирования, лабораторию естественных наук с парником и садом, аудитории для занятий живописью, музыкой. В школе-интернате особенно важно организовать интересный и вариативный досуг – площадки для игр в настольный теннис, зоны подвижных игр, лодочный причал, эллинг на берегу озера, юрточные городки.

Важная концептуальная часть проекта – открытость. Например, стены учительской будут прозрачными – это сблизит учеников и учителей. В проекте много просматриваемых перегородок, а для тех, кто хочет остаться на время в одиночестве, в главном холле есть места для сосредоточенной работы.

Пришкольная территория спланирована таким образом, чтобы было легко попасть из здания на нужные пространства под открытым воздухом – спортивный корпус примыкает к площадкам для игры в волейбол и баскетбол, конференц-зал выходит во двор для торжественных мероприятий. Столовая располагает зоной на свежем воздухе, где можно пообедать в тёплую погоду.

UWC Dilijan College, Дилижан, Армения. Tim Flynn Architects

Международная армянская школа UWC College Dilijan открылась в 2014 году. Архитекторы создали комплекс современных зданий, интегрированных в историческую и природную среду. В облике школы ясно читаются традиции местной архитектуры – каменная кладка из армянского туфа, красные крыши и нависающие балконы, зелёные насаждения на фасаде. Волнообразную крышу покрывают озеленённые плиты, делающие её созвучной горному ландшафту. Растения, используемые для декоративного оформления зданий, меняют свой цвет в зависимости от сезона. Сложность при создании проекта заключалась в нередких землетрясениях в районе постройки. Сейсмоустойчивость стала отдельным пунктом для архитекторов – они спроектировали подпорные стены для защиты от оползней.

Ядро внутреннего пространства школы – два просторных атриума. Нестандартное остекление и прозрачные вставки крыши создают интересную игру света на полу с геометрическим рисунком. В отделке интерьера превалирует свежая цветовая гамма зелёного и жёлтого, которая перекликается с яркой мебелью в холлах.

Начальная школа Pazdigrad, Сплит, Хорватия. X3M

Здание школы, расположенной на периферии города, представляет собой конструкцию из сложенных бетонных платформ. Здесь у детей много свободного и открытого пространства для игр – архитекторы сделали ставку на просторные незаполненные общественные зоны. Одна из них выкрашена в яркий жёлтый цвет. Широкие бетонные лестницы также призваны быть многофункциональной площадкой для отдыха.  

Дизайн помещений нетипичен для школы – здесь есть намеренная незавершённость: грубые структуры бетонных колонн и плит, стеклянные вставки и балюстрады из простой металлической сетки. Минималистичность и простота интерьера пробуждают креативное мышление, способствуют свободе самовыражения.

Экспериментальная начальная школа, Шэньчжэень, Китай. O-office Architects

Школа вместимостью 36 классов построена на площадке всего 100 на 100 метров. Такие условия задала плотная высотная застройка южного китайского города. Другим вызовом авторам проекта стала близко расположенная ветка метро. В итоге высота здания школы нетипичная – 6 этажей и подземный уровень.

Архитекторам предстояло создать благоприятную среду для взаимодействия и коммуникации в вертикальном пространстве. Общественные зоны уходят на подземный уровень, где есть два небольших парка с перепадами высот, зеленью и детскими игровыми зонами. Эти пространства соединяются с другими уровнями стальными ступенчатыми мостами с зелёными насаждениями, оживляющими бетонную конструкцию школы в густо заселённом районе города с субтропическим климатом. На крыше школы расположили сады.

Учебные классы экспериментальной китайской школы спроектировали в виде необычной системы из шести парных блоков с подвижной перегородкой. Преимущества такой проектировки – более тщательная вентиляция классных комнат, возможность превратить два объединённых пространственных модуля в просторную площадку для конференций и круглых столов.

Школа Людвига-Швамба и Мюльталя, Дармштадт, Германия. Walter Huber Architekten

Два уютных двухэтажных корпуса построены из клеёных деревянных панелей светлого естественного цвета, экологичность постройки стала важным аспектом проекта. Внутри также превалирует отделка из дерева – в настенных панелях и потолочных конструкциях из клеёного бруса. Системы хранения – встроенные шкафчики, стеллажи для вещей и книг – тоже деревянные.

Школа нацелена на инклюзивное обучение, поэтому планировка проста и удобна, а пространство школы открыто для свободного движения – архитекторы использовали минимум перегородок. Так, актовый зал и столовая на первом этаже легко объединяются с вестибюлем. На втором этаже расположена многофункциональная зона с мягким покрытием, используемая как для игр, так и для учёбы. Вокруг неё сконцентрированы классные комнаты, заполненные естественным светом благодаря высоким оконным рамам.

 

The Heights. Арлингтон, Вирджиния, США. Bjarke Ingels Group

Основными строительными материалами для школы стали белый кирпич и стекло. «Веерная» конструкция здания позволила создать каскадные террасы и соединить каждый этаж с прилежащей к нему озеленённой территорией. Такое экологичное решение очень удачно для школы, расположенной в районе плотной городской застройки и окружённой тремя дорогами. Каждая терраса представляет собой открытую общественную зону для общения, социального взаимодействия и неформального обучения. Внутреннее пространство школьного холла и улица практически взаимопроникают благодаря панорамному остеклению. Перегородки в здании также выполнены из стекла и визуально расширяют пространство, обеспечивая сквозную перспективу.

Если внешняя отделка из белого кирпича минималистично однотонная, то внутри каждый этаж имеет свой уникальный цвет – синий, фиолетовый, розовый, жёлтый и оранжевый. Крытая баскетбольная площадка выполнена в зелёном цвете. Спортивный зал, библиотека, зал для мероприятий, столовая сконцентрированы на первом этаже и соединены друг с другом переходами.

Fantasia Blossom School. Чэнду, Китай. PURE Architects

Образовательный центр для дошкольников примыкает к густо заросшему берегу реки Янгма. Архитекторы создали здание, которое подражает своей формой изгибам реки и сливается с величественным природным ландшафтом. Для строительства использовали дерево. Четыре объёма объединены асимметричной крышей, создающей ломаную линию. Вся пришкольная территория отделана мягким покрытием разных цветов, предназначенным для игр и занятий спортом.

10 домов с необычными фасадами со всего мира :: Дизайн :: РБК Недвижимость

Дизайнеры и архитекторы экспериментируют не только с интерьерами, но и с наружным обликом домов. «РБК-Недвижимость» собрала примеры оригинальных зданий, в фасадах которых воплотились невероятные творческие замыслы

Фото: dionisolab.com

Резьба по стенам

Каждый второй дом в русской деревне украшен резными наличниками на окнах. Но что насчет целой стены? Архитекторы dIONISO LAB добавили сквозные рисунки на поверхности трехэтажного частного здания в Португалии. Дом высокий и узкий, а его фасад зажат между двумя другими строениями. Резьба выполнялась на алюминиевых листах.

Фото: homedit.com

Архитектор этого здания создал компромисс между сплошной стеной и открытым пространством. Белые ставни от пола до потолка зафиксированы под углом так, чтобы из комнат открывался вид на город. При этом с улицы разглядеть происходящее внутри очень трудно.

Фото: homedit. com

Фасад вместо вывески

Владельцы магазинов, ресторанов и салонов стараются обозначить заведения заметной вывеской. Но только не эта парикмахерская, для которой архитектурное бюро x Architekten создало запоминающийся фасад. Его динамичный дизайн привлекает внимание не хуже неоновых огней и ярких шрифтов.

Фото: homedit.com

Природные технологии

Архитекторы Реза Саядян и Сара Калантари работали над проектом квартиры в северо-восточном районе Тегерана. Раньше в окрестностях было много садов, но застройка вытеснила зеленые участки зданиями. Дизайнеры решили восполнить часть утерянной природы на фасаде, который состоит из 20 древовидных панелей. Они установлены на горизонтальные направляющие, которые можно переключать вручную, контролируя уровень света в помещении.

Фото: archdaily.com

Иллюзия нового отеля

Перед дизайнерами DROO projects стояла задача сделать запоминающийся оригинальный фасад, не разрушая имеющийся. Это лондонский отель Town Hall Hotel, расположенный в типичном здании с симметричными рядами окон. Архитекторы обшили фасад алюминием, создав причудливую наружную форму здания. Импровизированная стена скрыла окна и двери; отель приобрел футуристический облик без капитального ремонта.

Фото: drooprojects.com

«Бумажная» школа

В Куфштайне, Австрия, расположено старое здание средней школы, которая впервые открылась в 1907 году. С тех пор она претерпела несколько реконструкций, но последняя стала самой впечатляющей. Сейчас юго-восточный фасад здания — белая неровная стена. По задумке архитекторов, эта трехмерная бетонная конструкция имитирует мятый лист бумаги, свисающий с крыши здания.

Фото: homedit.com

Архитекторы компании Sirkel & Mall превратили студенческое общежитие в Латвии в пчелиный улей. Окна-соты сочетаются с желтыми и оранжевыми шестиугольниками на стенах. Современные материалы обеспечивают максимум света и отличную теплоизоляцию. Из-за яркого необычного декора комплекс зданий сразу стал местной достопримечательностью.

Фото: sma.ee

Каменные сети

Сотрудники студии Parque Humano спроектировали интересный дом в Морелии, Мексика. Они создали габионовые фасады — насыпь камней в сетке. Крыша равномерно покрывает стены, но на одной из сторон сделано огромное углубление. Оно создает территорию уличной террасы, с которой открывается вид на склоны холмов.

Фото: parquehumano. com

Единство противоположностей

Когда дом состоит из двух зданий, например основного корпуса с пристройкой, архитекторы стараются привести их к общему виду. Но создатели этого проекта в Ричмонде, Австралия, работали от обратного: они совместили две очень разные структуры. Комплекс поделен на две части — винтажное здание из красного кирпича и новомодное деревянное строение с огромным окном на верхнем этаже.

Фото: homedit.com

Оригами в горах

Дизайнеры испанского бюро Fran Silvestre Arquitectos облагородили окрестности Валенсии зданием в стиле оригами. Белоснежный дом врезан в скалу и будто собран из сложенных листов бумаги. В изгибах строения расположены окна, двери и балконы, с которых открывается вид на горы.

Фото: fransilvestrearquitectos.com

Автор

Ирина Рудевич

Оригинальные перфорированные фасады домов — новое слово в архитектуре

Фасад здания является по своей сути визитной карточкой этого здания. Дизайн фасада здания можно сравнить по значимости с подарочной упаковкой — красивая подарочная упаковка придаёт значимость тому, что в неё завернуто. Фасады домов в значительной мере определяют красоту улицы и всего города. Безусловно фасады домов могут отличаться друг от друга до бесконечности, так как вариантов дизайна — бесконечное множество. Но похожими могут быть стили дизайна, в которых выполнены фасады разных домов. Ниже мы покажем вам фото оригинальных фасадов зданий и расскажем о некоторых из них. Дизайн всех этих фасадов имеет общий стиль — это перфорированные фасады.

«House 77», что в переводе на русский звучит просто: «Дом 77», — это проект, разработанный архитекторами Jose Cadilhe и Emanuel Fontoura. Здание находится в Португалии и имеет 232 квадратных метра жилой площади. Западный фасад здания притягивает внимание необычными фасадными панелями, изготовленными из перфорированной нержавеющей стали. Фасадные панели этого дома выполняют ещё и функцию ставен, закрывая и окна и двери.

Архитектурная мастерская Jackson Clements Burrows Architects  придумали довольно нетрадиционный дизайн для фасада одной из частных резиденций, которую они построили в Австралии, в городе Middle Park на улице Harold. С одной стороны, кладка, выполненная из красного кирпича, делает стену здания довольно спокойной и традиционной, но кирпич, уложенный с прорехами визуально объединяет внутреннее пространство дома с улицей, а не разделяет их жестко. Ниже мы размещаем не только фотографии резиденции, но и вид на неё в Google панорамах. При помощи мышки Вы можете покрутить панораму под разными ракурсами и даже «погулять» по улице.

Дом Kew можно найти в Лондоне, в охранной зоне возле Королевского ботанического сада, он прячется за традиционным, типовым для 19 века, фасадом. Это трехэтажный дом, который был спроектирован компанией Piercy & Company. С одной стороны это проект, гармонично вписанный в историческое окружение, а с другой стороны дом вполне адаптирован для современного стиля жизни. Для того, чтобы так гармонично совместить историю и современность, — была сохранен оригинальный фасад старого здания, к которому с обратной стороны  были пристроены  несколько крыльев. В оформлении фасада применены панели, выполненные из перфорированного железа. Такие панели позволяют проходить свету и не перекрывают полностью обзор двора для человека, находящегося внутри здания.

Ещё одним домом, использующим оригинальный перфорированный фасад для того, чтобы выделиться на фоне окружения, является Hamersley Road Residence, проект которого был разработан в 2013 году Австралийской студией Studio53. Проект представляет собой реконструкцию коттеджа 1900 года постройки с целью превратить его в современную фамильную резиденцию. Верхний этаж напоминает собой коробку желтого цвета, помещенную поверх базовой, изначальной конструкции здания и накрытую экраном из перфорированной стали. Такой фасад дома обеспечивает умеренную тень внутри помещений и оригинальный внешний вид. Ниже представлены не только фотографии данной резиденции, но и панорама Google с видом на данный дом. Эта панорама позволит Вам совершить виртуальную прогулку по улицам вокруг дома.

С одной стороны, все фасады зданий, описанные в данной статье, похожи конструктивно, но с другой стороны все они разные и среди них нет и двух одинаковых. Возьмите к примеру этот магазин с вентилируемыми фасадами, выполненными из перфорированного железа, изображенный на фото ниже. Магазин находится в Бразилии в городе Сан Пауло (точный адрес: 1066 Alameda Gabriel Monteiro da Silva, São Paulo, State of São Paulo), его дизайн был разработан студией SuperLimao Studio. Команда студии решила преобразовать старое здание, которому было более 60 лет, площадью 250 м.кв. в просторный торгово-выставочный центр. Окна здания (изначально здание имело всего 10 небольших окон) были заменены на сплошное остекление фасада. Далее, поверх этого остекления, на здание были установлены большие вентилируемые перфорированные фасады. Стальные соты были созданы при помощи шестигранных металлических панелей двух различных типов — сплошных, а так же мелко перфорированных. Проект реализован в 2013 году.

Флагманский магазин Louis Vuitton, расположенный в Токио сменил фасады. Внешний дизайн здания был изменен студией Aoki Jun and Associates. Здание было декорировано оригинальными фасадными панелями, изготовленными из листов алюминия, покрытых фторполимерной краской. Каждый из фасадов украшен монограмой брэнда, выполненной так же в виде перформации. Фасадные панели выполнены объемными, наплывающими друг на друга, что создает сложную игру света и тени и выглядит очень стильно, особенно ночью.

Ещё одним объектом, имеющим перфорированный фасад, стал музей в городе Раперсвиль-Джона, Швейцария (точный адрес: Herrenberg 40, 8640 Rapperswil, Switzerland). Реновация здания музея была произведена компанией Swiss Architects MLZD. Четырехэтажная конструкция соединяет две половинки музея: основное здание музея и каменную башню, которые остались неизменными и сохранили свою историческую оригинальность. Как вы можете видеть, внешняя оболочка отреставрированной конструкции перфорирована сотней круглых отверстий и выполнена из бронзовых листов. Бронзовый фасад привлекает внимание ко входу в здание и придаёт музейному комплексу современный вид.

Старый склад, расположенный в Токио, приобрел новый вид благодаря компании Jun’ichi Ito Architect & Associates. Площадь основания здания составляет 231 квадратный метр. Стены здания покрыты перфорированными фасадными панелями, закрепленными в разных плоскостях под небольшим углом друг к другу, что создаёт интересную игру света и тени в зависимости от угла зрения.

Это Каса Альта, — современный летний дом, разработанный архитекторами Фернандо Веласко (Fernando Velasco) и Паулой Моралез (Paola Morales) из компании AS/D asociacion de diseno. Дом построен из трех модулей, имеющих площадь 6х6 метров и установленных друг на друга. Это трехэтажный дом, имеющий общую площадь 108 м.кв плюс эксплуатируемую крышу. Дом является монолитным, со стенами, выполненными из железобетона. Дом построен на склоне с панорамным видом на долину. Площадь участка, на котором построен дом, составляет 1500 м. кв. Перфорированный фасад дома образован навесными фасадными панелями. Сначала кажется, что перфорация фасада это просто беспорядочно расположенные отверстия, однако если присмотреться, то можно увидеть, что отверстия образуют изображение дерева.

Проект «Live Work Home» был выполнен компанией Cook + Fox Architects. Название проекта переводится дословно как: «дом для жизни и работы». Дом сориентирован по сторонам света таким образом, чтобы внутрь проникало максимальное количество солнечного света. Западный и северный фасады дома покрыты перфорированными панелями. Вдохновением, подтолкнувшим архитекторов на создание такого дизайна стала листва деревьев которая с одной стороны создает тень, а с другой — не перекрывает солнечный свет полностью, образуя мягкое рассеивание.

Проект последнего обновления казино в Монреале был создан Menkès Shooner Dagenais LeTourneux в партнерстве с Provencher Roy Architectes и был реализован в 2013. Казино де Монреаль расположено в бывшем павильоне Франции на Всемирной выставке 1967 года в Квебеке.  В результате реализации данного проекта был изменен внешний вид казино. Кроме того, примененные во внешней отделке перфорированные фасадные панели фильтруют свет и создают приятную, успокаивающую атмосферу внутри помещений.

Архитекторы и дизайнеры из компании HMAA сами создали оригинальный дизайн здания своей собственной компании, расположенного в Японии, в префектуре Канагава. Проект был реализован в 2014 году и представляет собой воплощение очень оригинальной идеи — по своей сути, частью этого здания является сад, окруженный перфорированной металлической стеной. Находясь снаружи и глядя на здание, Вы видите, что деревья и прочие растения находятся как бы внутри здания, но при этом над ними нет части крыши. Сад внутри здания, но при этом он под открытым небом!

На одной из узких улиц Манхэтана расположился оригинальный современный таунхаус, дизайн и планировка которого выбиваются из традиционной типологии таунхаузов. Фасад этого здания закрыт большим перфорированным экраном, изготовленным из алюминия с применением водяной резки. Прямоугольные вырезы, сделанные в этой огромной алюминиевой фасадной панели, гармонично вписывают её дизайн в окружающую архитектуру, сплошь состоящую из кирпичных строений. Данный проект был реализован компанией GLUCK+.

На фото, расположенном ниже, Вы можете увидеть результат реконструкции старого двухэтажного деревянного здания, построенного в далеком 1980 году. Клиент заказал изменить фасад данного здания, расположенного в Японии, в городе Hakodate, таким образом, чтобы он стал оригинальным и притягивающим внимание, но в то же время непринужденным. В результате, архитекторы и дизайнеры компании PODA выбрали два контрастирующих друг с другом материала — дерево и металл. Как видите, в результате перфорированный металлический фасад получился довольно футуристическим, представляющим сложную геометрическую конструкцию. Реконструкция здания была закончена в 2013 году, на сегодняшний день здание функционирует как ресторан.

Архитектор Yoshihiro Amano лично разработал дизайн здания, в котором расположен его офис в Токио. Он дал зданию «вторую кожу» покрыв его стеклянный фасад алюминиевыми перфорированными. Эти панели не только придают фасаду здания диковинный вид, но и выполняют функцию штор.

Фасад здания Школы Искусств во Франции в городе Санкт-Эрблен, разработанный компанией Tetrarc Architects выглядит не просто необычно, но и довольно артистично. Данный проект был реализован в 2010 году. В результате, второй этаж здания приобрел оригинальный перфорированный фасад, а внешние стены первого этажа были выкрашены в яркий красный цвет.  В дизайне внутренних интерьеров так же поддерживается концепция использования красного и желтого цветов, а так же использование перфорированных элементов.

Когда-то в здании, изображенном на фото ниже, располагалась котельная и лесопилка, однако сейчас данное здание известно под названием «Performers’ house». Это преобразование стало результатом масштабного проекта компании Schmidt Hammer Lassen Architects, находящейся в Дании. При реализации данного проекта, архитекторы выбрали нетрадиционную технику реализации и нетрадиционные материалы. Так, например, в качестве вентилируемых фасадов они применили перфорированные металлические листы, покрытые настоящей рыжей ржавчиной.

Главной задачей, стоящей перед проектом «М9-С», реализованным компанией BP Architectures было сбалансировать в одном стиле строение с четырьмя разными функциями. Здание совмещало в себе 4 разных объекта — школу, культурный центр, жилую резиденцию и паркинг. Эти четыре элемента были размещены в одном здании на разных этажах, один поверх другого. В результате получился дизайн, который Вы можете увидеть на фотографиях ниже. В оформлении фасада данного дома, так же используется идея применения перфорированных фасадов.

Wrik van Egeraat  спроектировал завод по сжиганию мусорных отходов, расположенный в Дании в регионе Роскил. Этот завод перерабатывает отходы, собираемые из девяти прилегающих муниципальных округов. При этом, сжигая отходы, он производит электроэнергию для всего региона Roskilde. Дизайн здания был разработан в ходе проведения специального международного конкурса. Фасад здания имеет два слоя. Внутренний слой представляет собой теплоизоляционный слой в то время как внешний слой является облицовочным и изготовлен из окрашенных алюминиевых пластин с нерегулярным рисунком, выполненным по технологии лазерной резки.

 

Это здание было домашней студией художника David Alfaro Siqueiros. Архитектор Фрида Эскобедо превратил здание в публичную картинную галерею. В новом дизайне здание приобрело фасад, изготовленный из бетона, имеющего перфорацию в виде треугольников. Свет, проникающий внутрь через эти отверстия, создаёт внутри удивительную атмосферу.

 

 

Ниже публикуем фотографии ещё нескольких зданий с перфорированными фасадами, авторы которых нам не известны.

 

Понравилась статья? Поделитесь ссылкой на неё с друзьями в социальных сетях:

зданий вне контекста: фотография Луки Вегетти

Вдохновленный Миланом, городом, в котором он живет, Лука Вегетти сосредотачивается на архитектурных фасадах для своего текущего фотографического проекта Structūra.

Рожденный среди мира образов и вдохновленный своим окружением, Лука Вегетти стремится видеть вещи нестандартно, чтобы запечатлеть их через свою точку зрения.

Находясь в одной из мировых столиц дизайна, Лука разработал серию изображений , вдохновленных эклектичным сочетанием архитектурных зданий Милана.

Обладая четко определенной точкой зрения и стилем, Лука Вегетти демонстрирует свое видение, помещая здания и фасады вне контекста, в котором они обычно помещаются , создавая чистые, структурированные изображения.

Лука Вегетти — © Luca Vegetti

Кто такой Лука Вегетти? Как началось ваше путешествие в мир фотографии?

Лука Вегетти: «Я 27-летний фотограф-фрилансер , который в настоящее время живет в Милане. Я изучал искусство и новые медиа в Академии изящных искусств в Брере, также в Милане.

Мое путешествие в мир фотографии начинается в детстве, потому что мой отец — фотограф, поэтому я всегда был в контакте с камерами , мишенями, наборами и т. Д. »

Миланский собор — © Luca Vegetti

Почему стоит сосредоточиться на фотографии и визуальном искусстве? Что побудило вас начать эту карьеру?

Лука Вегетти: «Как я уже говорил, мой отец был и остается очень важным для меня в моей карьере фотографа. И в доме, и в его студии меня всегда окружали камеры, я всегда сравниваю себя с ним и я всегда стараюсь узнать что-то новое.

Это был постепенный путь. Сначала, , я шел как фотографическим, так и графическим путем, , но когда я поступил в университет, я сделал свой выбор и сосредоточился на фотографии.

Я перепробовал множество областей, чтобы понять, что мне нравится в : портреты, события, свадьбы, натюрморты и архитектура.

Прямо сейчас я уделяю много внимания архитектуре , хотя это совсем непросто, но и этот фактор является сложным ».

Жилой комплекс, расположенный в Cascina Merlata, Милан — © Luca Vegetti

Ваш текущий проект Structūra показывает серию зданий и фасадов вне контекста, в котором они обычно находятся.

Что вдохновило вас начать этот проект?

Лука Вегетти: «Сначала это были отдельные кадры, визуальные, своего рода тренировки. Однако, двигаясь вперед, меня все больше и больше волновала идея проекта , отсюда и родилась «Structūra».

Город был моим источником вдохновения, необходимостью рассказать о нем, хотя бы в небольшой части, по-своему. Несколько раз возвращаясь в одни и те же места, фотографируя одни и те же здания несколько раз, но всегда по-разному.

портретов, на которых изображено архитектурных красот Милана ».

Хотите увидеть больше архитектурных образов в неповторимом стиле? Возможно, вам понравится «Путешествие в сюрреалистические реалии» Reisinger Studio

. CityLife Apartments в Милане — © Luca Vegetti

Каковы ваши отношения с социальными сетями, работая с изображениями каждый день? Как социальные сети влияют на вашу работу по сравнению с «реальным» миром?

Лука Вегетти: «В последнее время мои отношения с социальными сетями меняются. Я, в основном, пользуюсь Instagram. Я считаю, что это очень мощный инструмент.

Социальные сети — сильный источник вдохновения, который также позволяет создавать отличную сеть контактов и возможностей трудоустройства.

С фотографической точки зрения, однако, я думаю, что бывают моменты, когда вам нужно оторваться, и смотреть на вещи с другой точки зрения, если нет, вы можете в конечном итоге создать что-то, что не является вами , а потому что вы » Вы видели, как это сделано, возможно, вы захотите воссоздать это.

Те же позиции, те же углы. Я также был «жертвой» этой мысли, такого образа действий, когда я находился в определенных местах и ​​делал фотографии, идентичные другим, которые я видел, возвращаясь домой с чем-то, что я не считал своим во всех отношениях.

Найти стиль может быть очень сложной задачей на мой взгляд. Это потому, что каждый день нас засыпают несметным количеством изображений, и это может быть как хорошо, так и плохо ».

Bosco Verticale — Lo Storto, башня Generali — Torre Velasca — © Luca Vegetti

Находясь в Милане, есть много источников вдохновения для начала проекта.Как вы выбираете тип проекта или концепции для работы?

Лука Вегетти: «Это зависит от типа проекта. Будь то градостроительство или в любом случае присущее архитектурной сфере, я обычно катаюсь по улицам Милана. Это всегда остается для меня отличным источником вдохновения, черпать новые идеи и стимулировать меня ».

Вас интересует архитектурная фотография? Не пропустите 10 мастеров архитектуры # архитектура # фотография от Gram

Фасад здания в Милане — © Luca Vegetti

После разработки уникального стиля с помощью проекта Structūra, что делать дальше?

Лука Вегетти: « Я имею в виду несколько проектов , но за это время я не смог уделить им то внимание, которого они заслуживают.Надеюсь, я скоро смогу это сделать! »

Высшее здание U15, Миланофиори — © Luca VegettiBosco Verticale в Милане — © Luca Vegetti

Лаборатория визуальной архитектуры объединяет органические формы для детского сада в Центральном Вьетнаме

Окна-иллюминаторы со стальным каркасом оживляют бетонный фасад Eco Kindi, детского сада в Винь, Вьетнам, созданный лабораторией Visionary Architecture. Фотография Хироюки Оки.

Некоторые могут подумать о пузырях, когда они думают о проектах Криса Боссе.Один из них получил международное внимание
, Пекинский национальный центр водных видов спорта, который Боссе спроектировал с
фасадом из пухлых подушек из ETFE для летних Олимпийских игр 2008 года, когда он работал в PTW Architects. С тех пор он продолжил создание генеральных планов городов и корпоративных штаб-квартир по всему миру, а также стал соучредителем Лаборатории визуальной архитектуры с Александром Риком и Тобиасом Валлиссером. И все же архитектор из Сиднея находит что-то особенно приятным в строительстве школы.«Они понятны и целеустремленны», — говорит Боссе. «У вас есть прямые отношения с будущими пользователями, и вы действительно можете оказать влияние».

Рядом с главным входом находится одна из нескольких детских площадок. Фотография Хироюки Оки.

Таким образом, его интерес был вызван, когда его коллега во Вьетнаме, где у Лаборатории визуальной архитектуры есть офис (помимо офисов в Австралии, Германии и Китае), рассказал ему о новом детском саду, запланированном в Винь, городе среднего размера к югу от Ханоя. . Местная семья создавала по всей стране ряд школ, в которых упор делался на практическое обучение, с кухнями, музыкальными и художественными комнатами, а также садами.Идея нашла отклик у Боссе, отчасти потому, что детский сад, который он посещал в детстве в Германии, имел похожие интерактивные элементы, такие как домик на дереве и костровище. «Мой отец был архитектором, а мама — учителем», — говорит он. «Когда я рос, я был очень увлечен пространством и исследованием природы, технологий и мира». Проект Виня под названием Eco Kindi дал ему возможность пробудить в современных детях такое любопытство с помощью игривого модернизма.

Окна повсюду расположены на разной высоте, так что дети всех возрастов могут смотреть на них.Фотография Хироюки Оки. Исследовательский подход

LAVA к архитектуре и интерьерам сделал его подходящим для школы. Разработчики искали нелинейное, нетрадиционное здание, соответствующее их подходу к обучению. LAVA отдает предпочтение органическим формам, вдохновленным природой, с небольшими углами 90 градусов; В концепциях фирмы используются геометрические формы снежинок, кораллов и паутины (и мыльных пузырей), и применяются одни и те же концепции независимо от того, являются ли конечные пользователи взрослыми или детьми. Его штаб-квартира Philips Lighting в Нидерландах, например, сосредоточена на абстрактной версии освещенного дерева, а план здания молодежного письменного центра в Австралии намекает на брызги воды.Изогнутые формы способствуют счастью и благополучию, считает Боссе. «Когда вы идете по городу, подобному Берлину, где все здания представляют собой коробки высотой в 80 футов, вы чувствуете себя маленьким и незначительным», — замечает он. «Гуляя по лесу, чувствуешь обратное. Люди в нашем детском саду должны чувствовать себя в естественной среде обитания ». Он и его команда рисовали реки, каньоны и рябь, которую образует галька, брошенная в воду — логическая ссылка, учитывая расположение Eco Kindi на берегу озера Гунг.

В классе ребра из фанеры на потолке должны напоминать волны.Фотография Хироюки Оки.

В брифинге призывалось построить школу на 750 учеников, состоящую из трех зданий, всего за год. LAVA спроектировала U-образные трехэтажные конструкции, масштабируемые по окружающему району, которые выходят на озеро. В двух корпусах расположены классы для детей от 1 года до 6 лет; самый южный блок включает спортзал, бассейн, студенческую кухню и кафетерий. Крытые пешеходные мосты под открытым небом соединяют здания, а внутренние дворы и детские площадки заполняют пространство между ними.«Он задуман таким образом, чтобы крылья разговаривали друг с другом, создавая отношения внутри помещения и на улице», — объясняет Боссе. Он сориентировал детский сад площадью 65 660 квадратных футов, чтобы максимально использовать дневной свет и виды на озеро, а также улавливать ветерок с воды, обеспечивая естественную вентиляцию большую часть года. В работе идет зеленая крыша с огородом. Еще один принцип LAVA — объединить структурные принципы природы с новейшими технологиями цифрового производства, чтобы построить больше архитектуры с меньшими затратами материалов, энергии, времени и затрат.

Бетон окружает крытый бассейн. Фотография Хироюки Оки.

Свободный план этажа школы и открытое обращение приглашают к исследованию. «Из-за кривизны вы никогда не видите конца зданий — он протягивает вас сквозь них», — продолжает Боссе. Студенты могут бродить и обнаруживать пещерные укрытия, извергающие фонтаны под открытым небом или растения, растущие вдоль пешеходных мостов. В читальном зале они могут заползти под остров для отдыха или свернуться калачиком с книгой в укромных уголках, встроенных в фанерные полки.Ханойская фирма VietDecor интерпретировала концепцию LAVA для создания нестандартной мебели повсюду, включая округлые фанерные диваны и столы в виде кляксы, большая часть которых была сделана вьетнамскими мастерами с использованием местных материалов. Сами здания также строились в основном вручную, кирпич за кирпичиком. «Это было относительно низкотехнологичное строительство, но с высокотехнологичным дизайном», — заявляет Боссе.

Каменные плиты покрывают фанерные острова в студенческой кухне. Фотография Хироюки Оки.

Фасад из бетона и кирпича украшен красочными окнами-иллюминаторами разных размеров в стальной раме. «Нашей целью был детский сад, который подходил бы маленьким и большим людям, но не по-детски», — добавляет он. «Некоторые окна находятся на земле, а некоторые — выше. Он разбивает масштаб здания, чтобы дети могли с ним взаимодействовать ». Они могут взаимодействовать даже с простыми элементами конструкции, такими как колонны, которые LAVA покрыла ребрами фанеры, чтобы они напоминали деревья. Волнообразные рейки на потолке напоминают волны; внизу, извилистые линии терраццо ветра по бетонному полу.

В читальном зале встроены скамейки и полки из фанеры.Фотография Хироюки Оки.

Дети интуитивно понимают язык. «Когда вы спускаете их на здание, они понимают, что оно особенное, — говорит Боссе. «Они бегают, интересуются и исследуют». И, возможно, воспитать на протяжении всей жизни любовь к умному, дружелюбному и экологически ответственному дизайну.

Дополнительные игровые площадки активируют пространство между зданиями. Фотография Хироюки Оки. Y-образные мосты из бетона и стали соединяют три здания. Фотография Хироюки Оки.Полы в кафетерии образуют ламинатные доски. Фотография Хироюки Оки. Деревья проинформировали о ребристости вокруг колонн, которая побуждает детей взаимодействовать с ними и пространством. Фотография Хироюки Оки. Под светодиодными светильниками в приемной стоит сделанный на заказ фанерный стол с ЧПУ. Фотография Нгуен Тай Тхач.

Команда проекта: Тобиас Валлиссер; Александр Рик; Донг Вьет Нгок Бао; До Тхи Зыонг Тхи; Ву Нгок Ань; Нгуен Чыонг Нган; Као Чунг Нгуен; Трин Тьен Винь; Буй Куанг Кхань; Нгуен Тхи Нгок Ханх; Тран Минь Чиет; Нгуен Ле Йен Оань; Фам Дуй Бао Лонг; Нгуен Фук Ань Тху: Лаборатория визуальной архитектуры.Модуль K: Архитектор записи. Vietdecor: Мебель на заказ. Ягер: Мебельная мастерская. Великая концепция Вьетнама: консультант по вопросам образования. Акционерное общество Минь Санг Вьет: Генеральный подрядчик.

Источники продукта: Винь Туонг: Custom Windows. Бамбук Али: ламинат. Ecowood: Настил для бассейнов. Dulux: Paint.

Школа искусств Глазго — Чарльз Ренни Макинтош

Обсуждение Glasgow School of Art Комментарий

Чарльз Ренни Макинтош выиграл конкурс на проектирование Художественной школы Глазго, своего первого проекта и самого важного здания.Здание художественной школы, расположенное на краю крутого холма, выходящего на юг, тянется вдоль всего квартала и выходит на главную улицу на севере.

Здание представляет собой эклектическое единство с элементами шотландской баронской архитектуры (объемные массивы тяжелой каменной кладки), мотивами модерна (цветочные и геометрические мотивы в изделиях из железа, плитки, деталей) и современными материалами и техниками (большие, промышленные, армированные). окна).

План здания представляет собой длинную букву «E» с коридорами вдоль хребта, которые соединяют большие художественные студии вдоль улицы и небольшие подсобные помещения и офисы на задней стороне. На восточном и западном концах расположены комнаты большего размера, в первую очередь двухэтажная библиотека на западе. Вход находится немного в стороне от центра, вверх по лестнице от улицы и ведет к музею топлита сзади.

Массив здания и фасады хорошо отражают его контекст. Северная сторона, выходящая на главную улицу, представляет собой простой горизонтальный прямоугольный массив с большими промышленными окнами, которые освещают студии, чередующиеся с каменными опорами. Этот фасад установлен за перилами из камня и железа, которые в центре прерываются железной аркой в ​​стиле модерн, под которой ступени ведут к асимметричной композиции входа.Напротив, восточный и западный фасады представляют собой узкие, похожие на башню каменные стены над крутыми улочками, в которых небольшие металлические окна с остеклением напоминают шотландскую баронскую архитектуру. С юга на тыльной стороне ясно видны три рукава буквы «Е», и массы составляют разнообразный ансамбль, возвышающийся над городским пейзажем крыш под ним. Световой люк музея и застекленная галерея, соединяющая студии четвертого этажа, — это лишь два элемента живой композиции оштукатуренных стен.

Интерьеры были разработаны с равным вниманием в сотрудничестве с Маргарет Макдональд. Цветочные и геометрические мотивы в стиле ар-нуво придают комнатам масштаб и колорит в деталях накидок, осветительных приборов, ковров, мебели и посуды.

Библиотека была реконструирована и построена позже, в 1906 году, двухэтажный том с антресолью, выходящей на второй этаж. Мезонин и потолок украшены темной деревянной конструкцией. Подвесные светильники, стеклянные книжные шкафы, резные балясины, стулья и рабочие столы — все они декорированы мотивами ар-нуво, полихромной краской и металлическими деталями.

— JY

«Твердое убеждение Макинтоша в том, что« конструкция должна быть украшена, а не построена декорация », другими словами, что« для украшения должны быть выбраны наиболее заметные и наиболее необходимые элементы », — он применил его с большим ритмом и изобретательностью, особенно в этих проектах, таких как Школа искусств Глазго и Школа на Скотланд-Стрит, где бюджеты были сильно ограничены ».

Барбара Бернард, «Введение» в Джеки Купер, изд. Архитектура Макинтоша, полные здания и избранные проекты.Нью-Йорк: Rizzoli Press, 1980, стр. 11-12.

Этот проект явился результатом ограниченного конкурса между восемью, а позже двенадцатью архитекторами из Глазго. Выигранный благодаря партнерству Honeyman и Keppie, известной фирмы, где Макинтош был молодым помощником, этот относительно небольшой и требовательный проект был поручен ему, несмотря на его скромный статус. Важной фигурой в судействе соревнований был Фрэнсис Ньюберри, бывший профессор и постоянный друг Макинтоша.

— Дарлин Леви.взято из Роберта Маклауда. Чарльз Ренни Макинтош. p46-47.

«Школа искусств Макинтоша, в ответ на запрос губернатора о простом здании, является суровым заявлением, смелым отходом от традиционных методов архитектурного украшения. Построенная из кирпичной и кирпичной кладки, она занимает сложное узкое наклонное место. Макинтош использовал кованое железо для создания структурных декоративных элементов и тщательно проработал каждый внутренний и внешний аспект здания. Асимметричные фасады четырех основных фасадов отличаются друг от друга, в то время как высокие помещения и отличное освещение интерьера тщательно и наиболее удачно спроектированы. .

В 1897 году Макинтош пересмотрел свой проект второй фазы здания, которая включает в себя знаменитую библиотеку. Его практика внесения изменений в дизайн во время строительства соответствовала его мнению, что чертежи указывают на преднамеренную основу дизайна, а не являются окончательными или неизменными ».

— Джеки Купер, Архитектура Макинтоша: Полные здания и избранные проекты, стр.20.

Слова Творца

«Художник может обладать очень богатой психической организацией — легким пониманием и ясным взглядом на самое главное — большим разнообразием способностей, — но то, что характеризует его в первую очередь — и определяет его призвание, — это то, что ему нужно. исключительное развитие способностей воображения — особенно воображения, которое создает, — а не только воображения, которое представляет.Способность художника представлять себе объекты объясняет галлюцинационный характер его работ — поэзии, которая их пронизывает, — и их тенденцию к символизму, но творческое воображение гораздо важнее. Художник не может достичь мастерства в своем искусстве, если он не наделен в высшей степени способностью к изобретательству ».

— Чарльз Ренни Макинтош. Взято из Роберта Маклауда, Чарльза Ренни Макинтоша. Стр. 97.

Джозеф Хиткотт | Новая школа

Профиль

Избранные интервью с проф.Хиткотт

С газетой Der Spiegel о расах, классах и городах с поясом ржавчины

С газетой для аспирантов Школы архитектуры Йельского университета.

С журналом Vice о недавней работе в Мехико.

С редакторами журнала Journal of Arts Writing by Student .

С Here & Now, NPR, сегмент городского управления.

Обзор

Профессор Хиткотт (heathcott.Нью-Йорк) изучает мегаполис и его разнообразные культуры, институты и окружающую среду в сравнительной и глобальной перспективе. Его исследовательские и педагогические интересы включают: города реальные и вымышленные; история архитектуры, теория и критика в двадцатом веке; столичные и общественные исследования; раса, класс и городское планирование; города как живые архивы творчества, урбанизма и дизайна.

В 2019 году профессор Хиткотт преподавал в парижском кампусе Парсонс и работал приглашенным научным сотрудником в L’École Urbaine, Sciences Po.В 2016 году он был почетным научным сотрудником Меллона в Школе архитектуры Принстонского университета. В течение 2010-2011 учебного года он работал почетным председателем программы Фулбрайта США в Великобритании в Университете искусств в Лондоне и старшим приглашенным научным сотрудником Лондонской школы экономики. Он также был приглашенным исследователем в Маастрихтском университете, Католическом университете Лиссабона и Венском университете.

Его работы появлялись на различных площадках, от книг и журналов до выставок, блогов, журналов и журналов общественного мнения.Его исследование социальной истории и истории дизайна печально известного проекта государственного жилья Прюитт-Иго привело к выставке в Массачусетском технологическом институте под названием «Вертикальный город» и внесению вклада в документальный фильм «Миф о Прюитте-Иго». Среди последних фотовыставок HI — «Метрополис Пост-Акрополя», установленный в Ратушной галерее в Штутгарте, Германия, и BQ Borderlands, установленный в Музее Квинса.

Профессор Хиткотт был удостоен стипендий и грантов Фонда Герды Хенкель, США.С. Фулбрайт, Американский совет научных обществ, Институт Эразма, Фонд Меллона, Глобальное объединение преподавателей архитектурной истории / Массачусетский технологический институт, Центр гуманитарных наук Брауна и Институт Золберга. Его приглашали читать лекции, консультировать и оценивать обзоры дизайна в самых разных местах как в США, так и за рубежом. Он часто добровольно проводит свое время с районными группами и общественными организациями по вопросам планирования, сохранения и городского дизайна.Он входил в совет директоров Центра городской педагогики и Ассоциации городской истории, а также был президентом Общества истории городского и регионального планирования Америки. В настоящее время он является младшим редактором журнала Американской ассоциации планирования и членом редакционных коллегий журнала Общества историков архитектуры , Planning Perspectives и журнала Journal of Arts Writing for Student , и в консультативном совете проекта «Глобальная история городов».


Последние публикации

Приведенные ниже проекты завершены с 2010 г. Полный обзор см. На сайте heathcott.nyc.

Книги и издания

Городская инфраструктура: исторические и социальные аспекты взаимосвязанного мира . Редактировал вместе с Джонатаном Соффером и Рэй Циммерман. Готовится к публикации Университета Питтсбурга, 2021 г.

Захват города: фотографии с улиц Сент-Луиса, 1900-1930 гг. . В соавторстве с Анжелой Дитц. Историческое общество Миссури и Издательство Чикагского университета, 2016 г.

Специальный выпуск журнала Американской ассоциации планирования , посвященный 75-летию строительства государственного жилья. Приглашенный редактор. Осень 2012.

Опубликованные визуальные работы: фотографии, фотоочерки, коллаж, карты, рисунки

«Улица в Братиславе.»Фотографическое эссе, журнал Platform , март 2020 г.

«Синтопический ландшафт: оптовый рынок поставок в Оахаке». Фотографическое эссе, журнал Platform , 9 января 2020 г.

«Городские повестки дня: под политикой национальной партии — мирные города в серьезном бедствии». Журнал «Платформа », 24 июня 2019 г.

«Ночные магазины» и «Велосипедист, Северный Сент-Луис». Две фотографии, представленные в журнале The Fourth River , ноябрь 2018 г.

«Разноцветные уличные рынки Мехико». Специально обработанные спутниковые изображения, представленные в The Guardian , 15 октября 2018 г.

«Ночные магазины, Джексон-Хайтс». Фотография. Обзор упаковки 12 (осень 2018 г.).

«Стулья, Бруклин». Фотография выбрана для обложки Blue Mesa Review 37 (осень 2018).

«Что внутри крыши? Архитектурная память в центре Нью-Йорка». Фотографическое эссе в Urban Omnibus: The Journal of the Architectural League of New York.Декабрь 2017 г.

«Готовим для демократии». Gastronomica: The Journal of Food and Culture 17, 3 (осень 2017 г.).

«Городские потоки данных: фрагменты проекта фасада». Фотографии. Domus (март 2017 г.). Размещено под заголовком «Проект фасада: Джозеф Хиткотт запечатлел красочные фасады по всему миру». Photogrist Magazine, апрель 2017 г.

Три статьи опубликованы в Интернет-проекте «Этнография в расширенном поле» Высшего института дизайна, этнографии и социальной мысли: «Crosswalk, Fabourg St-Antoine»; «100 объектов»; и «Архив умирающих в графстве Юнион, 1921 год.»(Февраль 2016 г.).

« Слухи о новом городе ». Коллаж. Bad Penny Review (апрель 2015 г.).

« Продавцы, Момбаса, 1995 г. »Фотография. Chaffey Review VIII (весна 2015 г.).

«Пограничные миры: Путешествие по границе Бруклин-Куинс». Фотографический и документальный очерк в Urban Omnibus: The Journal of the Architectural League of New York , 15 января 2015 г.

«Кожа фланера». История 100 слов . Падение 2013.

«Утро в Касбе, Марракеш, 2010». 34-я параллель (октябрь 2013 г.).

«Добыча.» Графическое присвоение. Dark Matter 11 (осень 2013 г.).

«Сервировка стола в Старом Каменном городе, Занзибар». Фотографическое эссе The Inquisitive Eater (июнь 2013).

«Архивное сверхъестественное: фотография, семейные лакуны». Корневища 23. Специальный выпуск «Делёз и фотография». (Март 2012 г.).

«В шести милях от Уолл-стрит». Коллаж из подготовленных найденных материалов. Bosphorous Art Project Quarterly (весна 2011 г.).

«Одна ночь в Бельвиле, Париж, 2011». Фоторепортаж для XCP Streetnotes 19. Специальный выпуск «Новая Европа» (июнь 2011).

«Поверхностные моменты, Марракеш». Фотографическое эссе для Camera Obscura 18 (март 2011 г.).

«Священный Памяти». Сработала фотография. Bosphorous Art Project Quarterly (зима 2010 г.).

«Когда ангелы держались». Сработала фотография. Журнал 5 x 5 (зима 2011 г.).

«Городской косой». Фотографическая серия, Журнал Folly (ноябрь 2011).

Экспонаты, выставки, кураторские работы

«После пожара, розы». Фотография с выставки группы жюри, Core New Art Space, Денвер, Колорадо, май-июнь 2018 г.

«Федеральная Колония, Мехико». Фотография для групповой выставки жюри, Barrett Art Center, Покипси, Нью-Йорк, май-июнь 2018.

«Куплю, продам, обменяю». Фотография для групповой выставки жюри, Центр фотографических искусств Колорадо, Денвер, Колорадо, сентябрь-ноябрь 2017 г.

«Санта-Катарина ночью, 2017» и «Уличная сцена, китайский квартал, 2016». Две фотографии для группы жюри: «Быть разумным», «Разумным существом», Совет искусств Аллегейни, Камберленд, Мэриленд, сентябрь-октябрь 2017 г.

«Пешеходный переход, предместье Сен-Антуан». Фотография сделана для выставки группы жюри, Art League of Rhode Island, Providence, RI, сентябрь-октябрь 2016 г.

«Чья это река?» Большой рекламный плакат (аэрофотоснимок высокого разрешения с текстом) для группового шоу жюри «Пейзажи: ощущение места» в Бруклине, май-июль 2016 г.

«Гоблины в индустриальном городе». Работал над фотографией для групповой выставки жюри в галерее Studio Door, Сан-Диего, Калифорния. Май-июль 2015г.

«Городские гарнитуры». Фотография для групповой выставки жюри, Галерея Oceana, Сан-Франциско, Калифорния. Ноябрь-декабрь 2013 г.

«Пограничные земли». Установка фотографий и архивных карт с подробным описанием приграничных ландшафтов Бруклина и Квинса, подготовленных к открытию Музея искусств Квинса. Ноябрь 2013 г. — январь 2014 г.

«Коллекция контркультурных публикаций Джозефа Хиткотта, 1971-2000 годы.»Коллекция, созданная в период с 1985 по 2000 год, впоследствии организованная и переданная в дар Отделу архивов и рукописей Специальных коллекций библиотек Университета Сент-Луиса. Доступна для общественности с 2012 года.

«Постакрополь». Пять фотографов запечатлели городской пейзаж Среднего Запада с помощью работ Майкла Аллена, Тоби Вайса, Роберта Пауэрса, Клэр Бойд и Джона Монтре. Куратор. City Hall Gallery, Штутгарт, Германия, май-июнь 2010 г.

Статьи, очерки, главы

«Запутывания ландшафта: к новому описательному проекту в пространственной теории.»Статья в соавторстве с Кевином Роганом, Berkeley Planning Journal 31 (2020).

«Жизнь в диаграмме: Федеральная колония и городское планирование в Мехико в двадцатом веке». Опубликовано онлайн в журнале Journal of Urbanism , 31 мая 2020 г. Версия для печати запланирована на декабрь 2020 г.

«Архитектура, городская форма и эстетика сборки на уличных рынках Мехико». Международный журнал архитектурных исследований 13, 1 (март 2019 г.).

«Геометрия кукурузы и крови». В Доминик Петтман, изд. Отправления Института некогерентной географии . (Питтсбург и Нью-Йорк: Flugschriften, 2019).

«Морфология Мехико». Streetnotes 26 (2019), специальный выпуск The View From Above.

«Что на линии крыши? Архитектурная память в самом сердце Квинса». Городской омнибус: Журнал Архитектурной лиги Нью-Йорка . Декабрь 2017.

«Государственное жилье как инструмент расовой сегрегации». В книге Даниэля Д’Ока и Тобиаса Армборста, Арсенал исключения и включения (Барселона: Actar Press, 2015).

«Креативные подходы к общественному пространству». В Ивонн Франц и Кристиан Хинтерманн, ред., Понимание общественных пространств (Венский университет Press, 2017).

«Джанет Абу-Лугод». В Regan Koch and Alan Latham, eds., Key Thinkers on Cities (Готовится к публикации Sage Press, 2017).

«Раса, класс и американское городское планирование». Essay for Black Lives Matter, проект веб-ресурсов, созданный компанией Aggregate Architectural History Collaborate, под редакцией Мередит ТенХур и Джонатан Мэсси.

«Смелое и безупречное: искусство, реконструкция и Creative Commons в постиндустриальном Нью-Йорке». Город: Анализ городских тенденций, культуры, теории, политики, действие 19, 1 (2015).

«Мир в чашке: кофе, от кухонного стола до мировой арены.» Монреальский обзор . Январь 2015 г.

«Миф № 1: государственное жилье стоит в одиночестве». Глава в Николас Блум, Фриц Умбах и Лоуренс Вейл, ред., Мифы о государственном жилье: восприятие, реальность и социальная политика (Итака, Нью-Йорк: издательство Корнельского университета, 2015).

«Библиотека, город». Меридиан . Зима 2014.

«Наука и искусство градостроительства: Модельная улица на Всемирной выставке 1904 года». В Роберте Фристоуне и Марко Амати, ред., Выставки и развитие современной культуры планирования (Лондон: Ashgate Press, 2014).

«Исторический городской ландшафт побережья Суахили: новые рамки сохранения». В серии статей о всемирном наследии № 36: Исторические городские пейзажи суахили (Париж: Центр всемирного наследия ЮНЕСКО, 2013 г.).

«Променад Планте: политика, планирование и городской дизайн в постиндустриальном Париже». Журнал планирования образования и исследований 33, 2 (2013).

«Наследие динамичного города: политика и практика сохранения на побережье Суахили». Международный журнал городских и региональных исследований (осень 2012 г. в сети, зима 2013 г. в печати).

«Эфемерный город: дизайн и гражданское значение на Всемирной выставке 1904 года». Журнал истории дизайна (опубликовано в Интернете в 2012 г., в печати в 2013 г.).

«Пыль и дизайн: архитектура лагерей мигрантов администрации безопасности фермы, 1937-1942 гг.»«Специальный выпуск Onsite Review по теме« Архитектура и грязь »(осень 2011 г.).

«В природе клиники: дизайн раннего общественного жилья». Журнал Общества историков архитектуры 70, 1 (март 2011 г.).

«Через город, мрачно». Каталог-эссе для In Light: выставка фотографий Криса Уэйнрайта . Амстердам: Castrum Peregrini, 2011.

.

«Одна новогодняя ночь в умирающем городе». Обзор Antioch 69, 2 (весна 2011 г.).

«Инфраструктура 2.0: пакет стимулов для всех нас». National Civic Review 98, 2 (лето 2010 г.).


Представления и выступления

Приглашенные презентации

Стамбульский научно-исследовательский институт; Национальный автономный университет Мексики; Высшая школа архитектуры Цюриха; Ежемесячные доклады Департамента дизайна и строительства Нью-Йорка; Венский университет; Университет лас Америкас, Пуэбла, Мексика; Museu da Electricidade, Лиссабон; Институт общественных знаний Нью-Йоркского университета; Университет Принстона; Гарвардская высшая школа дизайна; Университет Северной Каролины, Чапел-Хилл; Университет Айовы; Амстердамский университет; Бруклинская музыкальная академия; Школа архитектуры Йельского университета; Центр Бьюэлла по изучению американской архитектуры, Колумбийский университет; Музей города Нью-Йорка; Коллоквиум Fitch, Колумбийский университет; Университет искусств, Лондон; Дом Бенджамина Франклина; Школа искусств Глазго, Шотландия; Научно-исследовательский институт фотографии, Центральная ул.Колледж искусств Мартина, Лондон; Колледж искусств и дизайна Челси, Лондон; Тринити-колледж, Дублин; Deutsche-Americanische-Zentrum, Штутгарт, Германия; Институт городских исследований Пенсильванского университета; Архитектурный колледж Иллинойского университета в Чикаго; Колледж архитектуры Техасского университета в Остине; Университет Лойолы в Чикаго; Университет Джорджа Вашингтона; Королевская библиотека, Брюссель, Бельгия; Массачусетский Институт Технологий; Историческое общество Массачусетса; Институт Карла V, Парижский университет VII; Школа Художественного института Чикаго; Чикагское историческое общество, серия выступлений по городской истории.

Отзывы о студии, организованные экскурсии и мастер-классы

Студия городского дизайна Йельского университета; Пешеходная экскурсия по Джексон-Хайтс для студентов Принстона; Мастерская аспирантов Университета Айовы; Пешеходная экскурсия по Куинсу для группы Лондонской школы экономики; Студия городского дизайна, Парсонс; Жилищная студия, Парсонс; Студия городского дизайна Лондонской школы экономики; Магистр в студии сохранения исторического наследия Колумбийского университета; Серия пешеходных экскурсий для Муниципального художественного общества; Мастер-класс, к.Доктор искусств, Лондонский колледж связи; Мастер-класс, к.э.н. Города, Лондонская школа экономики; Мастер-класс, магистр кураторских исследований и магистр теории искусства, Колледж искусства и дизайна Челси; Студия незавершенной работы, Галерея Южного Лондона; Мастер-класс, к.э.н. Магистр искусств, Колледж искусства и дизайна Челси; Мастер-класс MFA in Arts Research, Уимблдонский колледж искусств; Магистр студии городского дизайна Школы архитектуры Вашингтонского университета; Жилищная студия, Школа архитектуры Вашингтонского университета; Обзор мастерской по ландшафтной архитектуре, Школа архитектуры Ноултона, Государственный университет Огайо; Магистр студии городского дизайна, Школа архитектуры Ноултона, Государственный университет Огайо; Студия визуальных исследований, Школа Института искусств Чикаго; Студия MArch, Школа архитектуры Вашингтонского университета.


Научные интересы

Основные направления обучения

Города реальные и вымышленные; история архитектуры, теория и критика в двадцатом веке; столичные и общественные исследования; раса, класс и городское планирование; города как живые архивы творчества, урбанизма и дизайна.


В работе

Жизнь на архипелаге Ржавчины: естественная и человеческая экология после заброшенных.Проект, финансируемый Фондом Герды Хенкель, продолжается.
Всемирное наследие: исторические городские пейзажи и воображаемое сохранение. Выполняется серия эссе.
Воздушные государства: изображение мегаполиса. Текущие документальные полевые исследования и фото-проект.
Горнилы будущего города: гиперразнообразие и переговоры в новом космополисе. Проект долгосрочной документальной фотографии.


Награды и почести

Грант Фонда Герды Хенкель; Грант Глобального объединения преподавателей истории архитектуры, Массачусетский технологический институт; Исследовательский грант, Институт Зольберга по изучению миграции, почетная стипендия Новой школы Меллона, Школа архитектуры, Принстонский университет; Приглашенный факультет, Венский университет, Летний институт аспирантуры по урбанистике; Посещение факультета, Лиссабонский консорциум, докторская программа по культурологии U.С. Фулбрайт, заслуженный председатель Соединенного Королевства Премия старшего специалиста программы Фулбрайта в США. Приглашенный научный сотрудник SAGES, Университет Кейс Вестерн Резерв (отклонено). Приглашенная стипендия Центра гуманитарных наук им. Джона Николса Брауна. Стипендия Американского совета образованных обществ. Грант Международной инициативы по истории регионального планирования, Американская ассоциация исследований, Вашингтон, округ Колумбия. Стипендия Института Эразма / NEH (отклонена) Историческое общество штата Миссури.Стипендия Эдвардса


Школа искусств Глазго — это «шедевр» Чарльза Ренни Макинтоша

В рамках празднования 150-летия влиятельного шотландского архитектора Чарльза Ренни Макинтоша на этой неделе мы оглядываемся на пять проектов, которые определили его карьеру. Следующее — его самое известное здание — Школа искусств Глазго.

Общество Чарльза Ренни Макинтоша описывает эту художественную школу как «шедевр» архитектора, поскольку она органично объединяет многочисленные эклектичные отсылки, которые появлялись на протяжении всей карьеры архитектора, в ее вневременном, уникальном и своеобразном дизайне.

Центральный фасад Школы искусств в Глазго был завершен в 1899 году, на первом этапе строительства здания.

Макинтош работал младшим чертежником в клинике Ханиман и Кеппи, когда ему был предоставлен проект по проектированию нового здания для быстрого строительства. расширение художественной школы в 1896 году.

В то время школа была признана одной из ведущих художественных академий Европы и сыграла ключевую роль в становлении Глазго как центра изобразительного искусства. Сам Макинтош ранее посещал вечерние классы в школе во время своего архитектурного ученичества.

Кабинет и студия директора расположены над входом на северном фасаде здания

. Хотя Кеппи является известным архитектором и в то время получил большую долю признательности за этот проект, дизайн Школы искусств Глазго безошибочно совпадает с дизайном Макинтоша. , которому было 29 лет, когда началось строительство.

Смесь влияний, которые должны были определить дальнейшую карьеру архитектора, можно обнаружить в форме и деталях здания, от шотландской баронской и средневековой архитектуры до японизма и работ современных архитекторов, таких как Норман Шоу и CFA Voysey.

Фасад западного крыла, построенный на втором этапе строительства, содержит эффектные эркерные окна.

Из-за первоначальной нехватки средств, необходимых для завершения строительства, как предполагали Макинтош и директор школы Фрэнсис Ньюбери, оно было построено в двух разных зданиях. фазы.

На первом этапе строительства между 1897 и 1899 годами были завершены центральная и восточная части, включая музей, комнату директора и зал заседаний.

Дом на холме Чарльза Ренни Макинтоша был спроектирован изнутри

Северный фасад был спроектирован с входом в центре, к которому ведет широкая лестница.Большие окна, заключенные в решетчатые рамы и подчеркнутые изящной металлической отделкой, наполняют внутренние помещения студии даже северным сиянием.

Комната директора расположена над входом, с балконом, пересекающим эркер. Выше находится его студия, к которой ведет лестничная башня, выходящая за пределы крыши, как башня замка.

Общество Чарльза Ренни Макинтоша описывает здание как «шедевр архитектора»

. Ко времени второго этапа строительства между 1907 и 1909 годами Макинтош был партнером фирмы.Задержка позволила ему внести изменения в дизайн, включив в него новые студии на втором этаже и мастерские в цокольном этаже, а также придать им внешний вид 20-го века, вдохновленный появлением модернистских идей.

В отличие от строгих, грубых фасадов южной и восточной частей, западное крыло имеет гораздо более живой дизайн с эффектными эркерными окнами, выступающими из поверхности песчаника в сторону улицы внизу.

Сама школа описывает новаторский дизайн этой части здания как «знаменующий рождение нового стиля в европейской архитектуре 20 века».«

В западном крыле находится самая известная комната школы — Библиотека Макинтоша, построенная вокруг сложного каркаса из деревянных столбов и балок под влиянием традиционной японской архитектуры.

Сложная деревянная библиотека — самая известная комната в здании.

В библиотеке также присутствовали декоративные детали, в том числе короткие балюстрады между галереей и деревянными стойками, покрытыми яркой эмалью, и группа электрических ламп, которые каскадом спускались из центра потолка. .

С момента своего завершения здание Mackintosh функционировало как дом для студентов и сотрудников школы, изучающих искусство, и получило высокую оценку за то, как хорошо его помещения продолжают функционировать более 100 лет после его завершения.

В 2014 году здание пострадало в результате пожара, который, как сообщается, начался в результате взрыва прожектора в подвале. Огонь прошел по западной стороне здания и по крыше, полностью уничтожив библиотеку.

В сообщениях сразу же после этого предполагалось, что большая часть конструкции здания была сохранена вместе с большей частью его содержимого.

Здание в настоящее время реставрируется Школой искусств Глазго в сотрудничестве с Page / Park Architects после пожара в 2014 году

В 2015 году шотландская студия Page / Park Architects была назначена для наблюдения за реставрацией здания, которая, как ожидается, будет завершена в весна 2019.

Пожар произошел во время подготовки к ежегодной школьной выставке степеней и всего через пару месяцев после завершения строительства нового здания, спроектированного американским архитектором Стивеном Холлом в кампусе Гарнетхилла.

Здание

Holl’s Reid Building отличается геометрическим фасадом из матового стекла, который контрастирует с фасадами из песчаника его исторического прошлого. Архитектор утверждал, что его вмешательство было направлено на установление «симбиотических отношений» со зданием Макинтоша.

В серии фильмов о дизайне здания Рид Холл предположил, что при разработке своего предложения он черпал вдохновение в использовании света Макинтошем. Он также добавил, что, как и Макинтош, ему пришлось игнорировать критику его смелой концепции со стороны СМИ, чтобы не «испортить дизайн».

«Таким образом, он соединяется с Макинтошем; его здание было потрясением в 1904 году, и это можно было построить только тогда, а это здание можно было построить только сейчас», — заявил он.

Изображения любезно предоставлены McAteer Photograph и Школой искусств Глазго.

Чарльз Ренни Макинтош

Макинтош, пожалуй, самый известный архитектор Шотландии. Родившийся в Глазго в 1868 году, архитектор, художник и дизайнер был пионером модернизма, сочетая шотландское и японское влияние с ар-нуво, чтобы создать свою уникальную эстетику.

Несмотря на влияние, Макинтош построил относительно немного проектов, а его самые известные заказы, включая Школу искусств Глазго, Hill House и Willow Tea Rooms, были реализованы за короткий 10-летний период между 1895 и 1905 годами. проекты Макинтош спроектировал не только здание, но и, работая со своей женой Маргарет Макдональд, мебель и предметы мебели, включая стул Argyle.

Из-за отсутствия заказов к 50 годам он оставил архитектуру, чтобы сосредоточиться на рисовании акварелью.Макинтош умер от рака в 1928 году в возрасте 60 лет.

В последние годы интерес к Макинтошу возродился: построены два незастроенных дома — Коттедж художника и Дом для любителя искусства, проводятся крупные ретроспективы и вкладываются средства в обеспечение безопасности. его наследие.

Школа искусств Глазго подвергается ремонту в размере 32 фунтов стерлингов после пожара, Willow Tea Rooms вновь откроются после ремонта в размере 10 миллионов фунтов стерлингов в июле, а чайные на Ingram Street в настоящее время перестраиваются под выставку в новом Kengo Kuma. разработал V&A Данди.

Другие истории о Чарльзе Ренни Макинтоше ›

Смотрите нашу специальную серию, посвященную 150-летию Макинтоша›

Реконструкция кампуса | Музей изящных искусств, Хьюстон

Здание Нэнси и Рич Киндер в Музее изящных искусств в Хьюстоне, вид сверху. Фото Питера Молика / Томаса Кирка III

просмотреть изображение

Музей изящных искусств, Хьюстон

Сьюзан и Файез С.Кампус Сарофим
Кампус Музея изящных искусств в Хьюстоне был преобразован в здание школы и галереи, спроектированное Steven Holl Architects; природоохранный центр, спроектированный Lake | Flato Architects; а также ландшафтный план от Deborah Nevins & Associates, в котором собраны уникальные архитектурные сооружения столетней давности. Весь проект, реализуемый с 2012 года, был завершен открытием здания Nancy and Rich Kinder Building 21 ноября 2020 года.

Есть вопросы по перепланировке кампуса? Расширение контактов @ mfah.org или 713.830.5280.

Кампус Сьюзан и Файез С. Сарофим

Проект реконструкции кампуса MFAH, занимающий 14 акров в центре Музейного района Хьюстона, является важным вкладом в усилия города по улучшению пешеходного опыта Хьюстона. Отель Susan and Fayez S. с множеством общественных площадей, отражающих бассейнов и садов, а также улучшенных тротуаров, уличного освещения и навигации.Кампус Сарофим представляет собой активную площадку для трех важных новых зданий:

• Здание площадью 237 213 квадратных футов для искусства 20-го и 21-го веков: Дом Нэнси и Рич Киндер
• Дом площадью 102 528 квадратных футов для школы Музея: Школа искусств Гласселла
• A 37 864- квадратный фут, ультрасовременный природоохранный центр: Центр охраны природы Фонда Сары Кэмпбелл Блаффер

Дополнительные ключевые элементы
• Два подземных гаража
• Два пешеходных туннеля: один между зданием Нэнси и Рич Киндер и зданием Кэролайн Висс, а другой между школой искусств Гласселл и зданием Киндер Билдинг
• Обновленный Каллен Сад скульптур; спроектированный Исаму Ногучи, он был отреставрирован в рамках проекта кампуса

.

Детский дом «Нэнси и Рич»

Разработано Steven Holl Architects
День открытия: 21 ноября 2020 г.

Полупрозрачное здание Nancy and Rich Kinder Building, посвященное искусству после 1900 года из коллекций MFAH, является дополнительным контрастом со зданием закона Каролины Висс, спроектированным Людвигом Мисом ван дер Роэ (1958/74), и каменным фасадом Одри Джонс Бек Рафаэля Монео. Здание (2000).

Архитектурные особенности детского дома «Нэнси и Рич»

  • Вогнутые изгибы, собранные под светящейся крышей, напоминают вздымающиеся облака, заполняющие «большое небо» Техаса
  • Вертикальные светопрозрачные стеклянные трубы для облицовки фасадов
  • Два этажа и более 100 000 квадратных футов выставочного пространства, окружающего трехуровневый атриум, с характерной крышей, позволяющей естественному свету заливать центральные пространства
  • Увеличивает общую выставочную площадь МИДА почти на 75 процентов
  • Театр Линн Вятт на 215 мест; ресторан; и кафе
  • Семь садов и шесть зеркальных бассейнов, расположенных по периметру здания

Художественное оформление детского дома «Нэнси и Рич»

    • Предназначен для представления произведений из международных коллекций современного искусства Музея
    • Открывается первой полной инсталляцией этих работ, взятых из коллекций латиноамериканского и латиноамериканского искусства; фотография; принты и рисунки; декоративное искусство, ремесло и дизайн; и современное искусство
    • Гибкая галерея в виде черного ящика на входе в здание со стороны улицы постоянно посвящена иммерсивным инсталляциям, где представлены инаугурационные презентации работ Яёи Кусамы, Дьюлы Кошице и Джеймса Туррелла
    • Галереи второго этажа организованы кураторским отделом; сильные стороны каждой коллекции подчеркивает
    • В галереях на третьем этаже представлено Connecting Currents: Contemporary Art в Музее изящных искусств, Хьюстон — пять первых тематических инсталляций, представляющих искусство с 1960-х годов

См. Превью основных моментов коллекции и первых тематических инсталляций.

Работы по заказу для конкретных участков

Серия крупных произведений искусства, выполненных по заказу для конкретных участков, открытая вместе с Kinder Building, служит в качестве порталов, соединяющих новую структуру с другими компонентами кампуса Сарофим. Расположенные в стратегических точках, сооружения призваны отмечать переходные моменты в кампусе и активировать общественные пространства. Эти произведения искусства были заказаны известными международными художниками.

  • Эль-Анацуи
  • Бён Хун Чой
  • Карлос Крус-Диез
  • Олафур Элиассон
  • Трентон Дойл Хэнкок
  • Кристина Иглесиас
  • Джейсон Салавон
  • Ай Вэйвэй

Школа искусств Гласселла и Фонд Брауна, Inc. Plaza

Разработано Steven Holl Architects, площадь спроектирована Deborah Nevins & Associates в сотрудничестве с Nevins & Benito Landscape Architecture, D.ПК.
Завершено 2018

L-образное здание школы искусств Гласселла построено из почти 200 обработанных пескоструйным способом сборных бетонных панелей, чередующихся со стеклянными панелями в ритме вертикалей и небольших углов.

Основные моменты Школы искусств Гласселл
• Сад на крыше PNC, наклонная зеленая крыша, по которой можно пройти пешком, с потрясающим видом на кампус Сарофим и горизонт Хьюстона.
• Выходит на The Brown Foundation, Inc.Plaza с его обширным открытым пространством для программ и представлений, а также двумя значительными произведениями общественной скульптуры: Cloud Column (2006) Аниша Капура и Song of Strength (1966) Эдуардо Чиллиды
• Уличное кафе для студенты и общественность
• Предоставляет студийные и классные помещения для студентов художественной школы Glassell от подготовительных школ до аспирантов

Центр охраны природы Фонда Сары Кэмпбелл Блаффер

Вечерний вид на Центр охраны природы у озера Фонда Сары Кэмпбелл Блаффер | Flato Architects. Фотография © Ричард Барнс

просмотреть изображение

Разработано Lake | Flato Architects
Завершено 2018

Построенный на крыше ранее существовавшего гаража на улице Бинц, Центр охраны природы Сары Кэмпбелл Блаффер включает в себя современные лаборатории и студии консервации.

Основные моменты
• Объединяет команду по консервации MFAH под одной крышей и в непосредственной близости от музея
• Предоставляет помещения не только для исследовательских и консервационных проектов MFAH, но также для национального и международного сотрудничества

#MFAHTransforms

Промежуток времени: Облачная колонна Аниша Капура

The Brown Foundation, Inc.Plaza & PNC Roof Garden

К + С

Как архитекторы и ученые, мы признаем политическую роль в городской сфере этих небольших общественных пространств, где дизайн не нацелен на создание объектов, стоящих независимо друг от друга, как это случилось с соборами потребления (торговые центры) или соборами культуры (музеи), которые, несмотря на их частную собственность, считаются новыми публичными аренами общества.

Новаторский пересмотр школьных зданий и их роли в городской сфере и сообществе может спровоцировать различные способы изобретать настоящее и посеять семена для лучшего будущего.С этой точки зрения школьные здания можно рассматривать как великих политических посредников.

Начальная школа Кьярано разделена на две части, в которых есть 10 классных комнат на 250 учеников.
Здание пористое. Он позволяет территории и свету течь внутри помещений.

Застекленный фасад, выходящий на юго-западную сторону, открывает вид на окрестности. Стены, отделяющие классы от коридоров, непрозрачны только для первых 120 см и застеклены в верхней части.Это условие увеличивает видимость из внешнего пространства и между внутренними пространствами.

При планировке школы коридоры не используются, так как доступ ко всем классам осуществляется через главный вестибюль на первом этаже и благодаря подвесному балкону на первом этаже. Это решение обеспечивает максимальную видимость среди пространств.
Взаимозаменяемость также подчеркивается визуальными связями между различными уровнями благодаря двойной высоте, предназначенной для главного входа, и дизайну застекленного «фонаря света», который подвешен над библиотекой, что придает школе характер. вестибюль.Подвесной фонарь представляет собой «ботанический сад» для экспериментов на открытом воздухе.

Библиотека является ядром проекта и задумывалась как новый городской узел для сообщества, поскольку она остается открытой после уроков.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.