Гауди архитектура – Саграда Фамилия, парк Гуэль, дома Гауди

Содержание

Архитектура Гауди в Барселоне | Путеводитель по Барселоне

Барселона – это город несравненных архитектурных изысков, одна из столиц модерна. Творения Антонио Гауди занимают в городском пространстве центральное место. Ммиллионы туристов едут в Барселону, чтобы своими глазами увидеть эти шедевры архитектуры.

Всего в Барселоне находится тринадцать объектов, построенных Гауди.

Одна из знаменитейших работ Гауди в Барселоне – это La Sagrada Familia или Храм Святого Семейства. Это огромный храм, который строится уже более 130 лет. Возведение базилики началось еще в далеком 1882 году, а закончиться предполагает только к 2050. Это не только самая знаменитая, но и самая посещаемая туристами достопримечательность Барселоны. Найти Саграда Фамилия можно по адресу Mallorca, 401. Чтобы добраться до него нужно ехать сиреневой L2 или синей L5 веткой метро до станции Sagrada Familia либо автобусными маршрутами 19, 33, 34, 43, 44, 50 и 51.

В Саграду всегда стоят огромные очереди туристов. Поэтому мы рекомендуем преобрести билет в собор заранее. Сделать это можно по этой ссылке.

Casa Batllo один из самых необычных домов в Барселоне. Дом выглядит так, словно построен из черепов и костей. Чувствуется, что при проектировке этого дома Гауди вдохновлялся морской пучиной. Фасад здания имеет нежный коралловый цвет.

Сэр Антонио огромное влияние уделял деталям. Стоит только обратить внимание на окна Дома Бальо: их размер зависит от того, на какой высоте они находятся. Таким образом решался вопрос с равномерным освещением комнат.

Туристы смогут увидеть Casa Batllo по адресу Passeigde Gràcia, 43, до которого можно добраться, если ехать по зеленой ветке метро L3 до станции Passeigde Gràcia. Стоит обратить внимание на выход из метро! Это должен быть Calle Aragó — Rambla Catalunya– и тогда до Дома Бальо останется идти буквально 30 секунд.

Билеты в дом Бальо, так же можно купить заранее.

Обязательно стоит посетить аристократический парк Барселоны, построенный Гауди по заказу Eusebi Güell. В парке Güell находятся неповторимые строения из камня, удивительная мозаика и великолепные здания. На входе в парк туристов встречает фонтан-дракон, украшенный мозаикой.

Именно в этом парке, чувствуется, как сильно природной начало оказало влияние на архитектуру Антонио Гауди. Здесь есть огромные каменные колоны, выросшие из-под земли, словно странные стволы деревьев.

В верхней части парка располагается терраса, с которой каждый сможет насладиться великолепным видом не только на территорию парка, но и на всю Барселону.

Добраться до парка Гуэля можно на ветке L3 до станции Lesseps. А дальше двадцатиминутная прогулка по указателям, которая заканчивается двухсотметровым крутым склоном.

Точный адрес: Carrer d’Olot, s/n, 08024 Barcelona

Еще одной достопримечательностью Барселоны является Дом Мила. Это еще один шедевр гения Гауди. Дом без единой прямой линии привлекает тясячи туристов.

Тут же находится и квартира-музей Антонио Гауди. Кроме того, вы можете посетить здесь и тематическое кафе.

Находится Дом Мила недалеко от дома Бальо. Точный адрес: Provença, 261-265, 08008 Barcelona

Если вы не хотите 2 часа стоять под палящим барселонским солнцем в очереди, то о билетах придется позаботиться тоже заранее.

Не многие из туристов знают о существовании Каса Виценс — одной из самых ранних работ Гауди. Эта фамильная резиденция была спроектирована и построена под заказ промышленника Мануэля Виценс в 1878 — 1889 годах. Стиль здания смешивает испано-арабский с восточным и добавляет характерное для Гауди влияние природы.

Яркие краски и особое внимание к деталям не оставят равнодушным ни одного любителя архитектуры.

Адрес: Carrer de les Carolines, 18-24 Ближайшая станция метро: Fontana, зеленая линия L3 

Вы можете так же познакомиться с главными творениями Гауди в ходе одной обзорной экурсиии или развлечься с помощью современных технологий в 4D пространстве.

Если вы отправились в Барселону вместе юными путешественникам, им наверняка понравится эскурсия «Гауди для детей и взрослых».

barcelona10.ru

Антонио Гауди — Архитекторы дизайнеры — Дизайн и архитектура растут здесь

Биография

Антонио Гауди-и-Корнет родился 25 июня 1852 года в городе Реус (провинция Таррагона) в семье ремесленников. С самого детства у него проявилась страсть к искусству. В 1867 году Антонио пыполнил серию рисунков для своего журнала El Arlequin («Арлекин»), который издавал в Реусе со своими школьными товарищами Эдуардом Тода и Жузепом Риберой. С ними Гауди многие годы шел похожими путями. 

В 1869 году, окончив среднюю школу, Антонио переехал в Барселону, где его брат изучал медицину. Здесь он записался в Институт неполного педагогического образования, а затем стал посещать подготовительные курсы для поступления в архитектурную школу. Гауди и раньше проявлял неподдельный интерес к архитектуре, разработав в 1868 году вместе с Тода и Риберой практически утопический проект реставрации заброшенного монастыря Санта Мария де Поблет. Друзья предложили передать монастырь в общую собственность ремесленникам и художника.

В 1873 году Гауди начал изучать архитектуру в Школе изящных искусств де Льоджа, которая двумя годами позже стала называться Барселонской архитектурной школой и расположилась в помещениях Барселонского университета. Чтобы оплачивать свою учебу, Гауди делал чертежи. На первом году обучения он получил предложение сотрудничать с Жузепом Фонтсере и был задействован в разработке проектов для Парка де ла Сьютаделья и рынка Борн в Барселоне. Будучи студентом, Гауди выполнил несколько проектов, например водонапорной башни в Парке де ла Сьютаделья, и работал с такими знаменитыми архитекторами, как Франсиско де Паула дель Вильяр, которому помогал разрабатывать проект капеллы и апсиды для монастыря на горе Монтсеррат.

4 января 1878 года Антонио Гауди блестяще сдал последний выпускной экзамен и получил диплом архитектора. Отныне он полностью посвятил себя работе над своими творениями.

С первых шагов профессиональной деятельности Гауди проявил себя как художник, наделенный многими талантами. Он брался за самые разнообразные работы, например делал эскизы фонарей на площади Рейал в Барселоне, эскизы предметов мебели для капеллы-усыпальницы маркиза Комильяса, спроектировал витрину для перчаток из кованого железа, дерева и стекла для торгового дома Эстеве Комельи, демонстрировавшуюся на Всемирной Парижской выставке, и даже цветочный киоск.

Гауди не любил доверять бумаге свои размышления об эстетике, и поэтом нам известная только одна его статья, опубликованная в 1881 году в газете La Renaixensa. В конце 1870-х годов Гауди познакомился с Эусебио Гуэлем, ставшим через несколько лет его верным и щедрым меценатом. Гуэль действительно предоставлял архитектору полную свободу при создании и претворении в жизнь его проектов. В 1882 был заложен первый камень церкви Саграда Фамилия в Барселоне. Тогда молодой Гауди еще не имел ни малейшего отношения к данному проекту. Однако через год ему поручили выполнить проект колонн крипты храма. В тот период зодчий разработал несколько проектов, со временем ставших эталонами модерна.

Любовь Гауди к природе была главным источником вдохновения при выполнении всех его проектов. Дом Висенс(1883-1888) в Барселоне примечателен своим фасадом, почти полностью покрытым облицовочной плиткой с маленькими желтыми цветочками. В том же 1883 году в местечке Комильяс недалеко от города Сантандер Гауди приступил в к строительству виллы Кижано, известной как Эль Капричо. 1884 год, решающий для Гауди, был ознаменован его официальным назначением на должность главного архитектора храма Саграда Фамилия. Так архитектор пустился в одну из своих крупнейших авантюр, конца которой ему не довелось увидеть и которая продолжается в и наши дни, несмотря на постоянно возрастающий темп работ. В 1880-е годы, помимо строительства храма, архитектор работал и над другими заказами. Привлечь гауди к претворению в жизнь собственных замыслов стремились представители Церкви, частные заказчики и особенно граф Гуэль. Для этого каталонского дворянина Гауди сделал множество эскизов.

Гауди без колебаний отправлялся туда, где его ждали. Именно поэтому он работал и за пределами Каталонии, где появились такие шедевры, как епископский дворец в Асторге, недалеко от Леона. 

На Всемирной Барселонской выставке 1888 года была представлена одна из работ Гауди: павильон Трансатлантической компании, принадлежавшей Антонио Лопез-и-Лопезу, еще одному крупному заказчику архитектора. В начала 1890-х годов Гауди начал работать над строительством Дома Ботинес в Леоне, а также необычной виллы Эль Капричо в Комильясе (Сантандер), заказанной Гуэлем.

Тогда же Гауди отправился в Танжер для осмотра земельного участка, где ему предстояло возвести католическую церковь, но она так и не была построена. В 1894 году он взялся за проект для Колонии Гуэль в Санта-Колома-де-Сервельо, а через четыре года приступил к строительству крипты, завершенной в 1915 году.

В последние годы XIX века и в начале следующего столетия архитектор получил несколько крупных заказов. В 1898 году начались работы по возведению Дома Кальвет, признанного в 1900 году лучшим зданием Барселоны. Затем наступила очередь Бельесгуарда (1900-1909), а также проекта скульптурной композиции, изображающей тайну Воскресения на пути к церкви Санта Кова на горе Монтсеррат, и декоративной отделки дома маркизы Кастельдосриус. На заре нового столетия граф Гудль в очередной раз обратился к Гауди с целью реализации одного из своих самых амбициозных планов: обустройства парка в Барселоне, где зеленые насаждения, портики, галереи и домики должны были находиться в полной гармонии с окружающим пейзажем. Гауди вновь продемонстрировал свою любовь к природе, сделав ее частью проекта. Несмотря на все усилия графа Гуэля и архитектора, стремившихся сделать месту реальностью, работы завершились в 1914 году, а проект так и не был реализован до конца.

В 1903 году Гауди уехал на Мальорку, в Пальму, чтобы реставрировать готический собор. В 1905 году, вернувшись в Барселону, он получил заказ на полную перестройку Дома Бальо, а в 1906 году – на реконструкцию Дома Мила, прозванного «Каменоломня». Работы по перестройке закончились лишь в 1911 году.

В 1909 году Гауди начал работать над проектом небоскреба для Нью-Йорка (не реализован). Все эти годы архитектор продолжал трудиться над возведением Саграда Фамилия и в 1925 году закончил одну из колоколен.

Гениальный архитектор скончался 10 июня 1926, через три дня после того, как его сбил трамвай в самом центре Барселоны. Тело Гауди покоится в капелле крипты Саграда Фамилия.

artishock.org

Антонио Гауди. Архитектура правит в молчании

Вид на сад Гуэля. Архитектура А. Гауди

Антонио Гауди, гениальный предшественник великого Хундертсвассера. Монах-отшельник, аскет и святой, гениальный архитектор на все времена, чье имя в июле 2003 года католическая церковь начала рассматривать на предмет причисления к лику святых,  до сих пор остается загадкой и тайной.

Но далеко не все  воспринимают Антонио Гауди как святого и описывают его не в таких восторженных тонах. Он не был ангелом, да и просто дружелюбным не был. Кто он? Мистик, масон, фашист или просто гений? Гауди был нетерпим ко многим и многими из своего окружения нелюбим.

У тяжелого, нелюдимого, скрытного и агрессивного Антонио Гауди было много критиков и противников, начиная с Пикассо, высмеивающего архитектора открыто, до простых людей, с которыми Антонио Гауди соприкасался.

Заканчивал свою жизнь великий Гауди глубоко одиноким человеком, без семьи и детей, без родных, которых он намного пережил, без близких и друзей. У него оставалась только работа, его единственная отрада и смысл.

Он возводил собор Саграда Фамилиа (Святого Семейства), Заказчик которого никуда не спешил. Не спешил и он: сорок три года работы над проектом научили его, что архитектура правит в молчании и тишине.

Антонио Гауди

Читая биографию Гауди, складывается впечатление, что его жизнь тоже была  большой стройкой, длиной почти в семьдесят четыре года. Свою жизнь он строил по кирпичику, камень за камнем, складывая ее осознанно и так же медленно, как свой собор. Никуда не спеша, зная, что он остался жить для чего-то великого и не умрет, пока не исполнит свою миссию до конца.

Редко у кого с самого начала есть это чувство собственного великого предназначения, а у Гауди оно было, и он пронес его через всю  жизнь, совершив то главное, для чего был рожден — создал грандиозный проект собора Саграда Фамилиа, который начал строить с тридцати лет и возводил сорок три года, до самой смерти.

Собор до сих пор строится и, по самым скромным подсчетам, будет закончен только к 2030 году. И часто звучит вопрос: надо ли, чтобы он был закончен? Может быть, в его незаконченности заложена самая главная идея Гауди?

Город Реус, где жил и учился А.Гауди

Родился Антонио Гауди (25 июня 1852 г.) очень болезненным и в тяжелых родах. Думали, что младенец умрет, как умирали его предыдущие братья и сестры. Он был третьим ребенком, оставшимся в живых.

И крестили Антонио по чину «страха ради смертного», а не обычным полным чином, спасая душу ребенка, не надеясь на спасение чахлого тельца новорожденного.

Назвали мальчика по имени матери (Антонии), фамилию дали двойную – отца и матери: Гауди-и-Корнет. Оставшись чудом в живых, Антонио до конца жизни гордился этим, считая, что то было провидение Божие и оставлен он жить для чего-то очень важного.

Антонио Гауди долго не ходил, а после перенесенного воспаления легких страдал вплоть до совершеннолетия ревматическим артритом. Иногда он в прямом смысле не мог передвигаться, не говоря уже о том, чтобы играть и жить так, как живут все обычные мальчишки.

Приучившись оставаться один, он развил в себе фантазию, сочиняя в голове фантасмагорические картины несуществующих миров. Отец рано научил мальчика относиться с благоговением к окружающим его предметам и привил любовь к рисованию и архитектуре.

Кроме общей слабости здоровья, у Антонио выявился еще один недуг – быстрого старения: он выглядел намного старше своих сверстников, а углубленность во внутреннюю жизнь делала мальчика взрослым не по годам. В пятьдесят он был как семьдесятилетний, а в день смерти жители Барселоны  были удивлены, что этому эксцентричному старику, выглядевшему на девяносто, всего семьдесят три.

Антонио Гауди. 48 лет

Родители постарались дать мальчику хорошее образование. Он закончил среднюю школу, что было показателем определенного семейного достатка и одним из преимуществ по половому признаку: из девочек только треть заканчивали среднюю школу.

В школе у мальчика было мало друзей, да и оценками он не блистал, в отличие от многих других: часто болел и пропускал уроки. Любимым предметом была геометрия, его завораживали круг, квадрат, треугольник, параболы и овалы. О том, что мальчик хорошо рисует, в школе узнали, только когда ему исполнилось пятнадцать  и он стал активно рисовать для школьного журнала.

Школа была католическая с обязательным посещением церковных служб по воскресным дням, так что богослужение он хорошо знал и это сказалось потом на его фанатичной преданности католицизму и церкви, хотя вернулся Антонио к вере и в церковь достаточно поздно, после многих жизненных испытаний.

Дом, в котором родился Гауди

Каталония и места, где родился будущий гениальный архитектор (Реус и Риудомс), стали не просто малой родиной Антонио Гауди, а сформировали в нем настоящую преданность своим национальным корням.

Во второй половине жизни он стал ярым националистом, считая одной из своих жизненных задач – возрождение истинной каталонской культуры.

Любовь к отеческим гробам сформировалась у Антонио Гауди еще в школе, когда он подолгу смотрел на горы и верхушки церквей, будивших в его воображении легенды о монастыре Монтсеррат, паломничество в который было мечтой каждого подростка, о свете, отражающемся в величественных строениях Каталонских церквей и монастырей, о возрождении разрушенной древней культуры.

Монастырь Монтсеррат

Потом с двумя самыми близкими друзьями он стал ходить к заброшенному, разграбленному и разрушенному цистерцианскому монастырю XII века Поблет. Там друзья поклялись восстановить монастырь, хотя тогда было трудно даже представить, что это возможно. То была только детская игра, с которой у Гауди началась любовь к настоящей архитектуре.

Друзья составили настоящий бизнес-план восстановления, рассчитанный на пять лет. В нем все было расписано, продумано до мелочей и деталей: кто из них, чем будет заниматься в процессе восстановления (Гауди отвечал за восстановление архитектуры памятника), откуда будут браться деньги на реставрацию, чем будет монастырь заниматься после восстановления.

Антонио завораживали камни Поблет: он их рассматривал, изучал кладку, замковый камень. Перед ним возникла живая лаборатория, в которой он мог изучать анатомию умирающего «больного», просящего о милости: спасти его. То был глас вопиющего в пустыне – возродить славное прошлое Каталонии.

Монастырь Поблет. Включен в список наследия ЮНЕСКО

Из детской фантазии и игры выросла не только любовь к истории, но и твердое желание стать архитектором. Через много десятилетий монастырь действительно будет восстановлен не без участия друзей, а их дружба с рыцарскими ритуалами, формированием свода правил и клятвами, подетальным прописыванием всех шагов реставрации, стала тем, из чего возникла гениальная архитектура Антонио Гауди.

Было Гауди тогда всего тринадцать…

(Продолжение здесь)

Тина Гай

Related posts

coded by nessus

sotvori-sebia-sam.ru

Архитектор Гауди: биография и работы

Архитектор Гауди появился на свет в 1852 году, 25 июня. Умер он в 1926-м, 10 июня. Родился Антонио Гауди в городе Реусе, в крестьянской семье. Город этот находится в 150 км от Барселоны. Ребенка крестили в Реусе, в Соборе Святого Петра, на следующий же день. В честь Антонии, своей матери, был назван будущий архитектор Гауди. Работы его и краткие биографические сведения будут представлены в этой статье.

Антонио сильнее смерти

Родители боялись, что ребенок не выживет. Тяжелой была беременность его матери, роды — трудными. Незадолго до рождения Антонио родители его уже оплакали двух малышей. Почему-то в этой семье все дети умирали очень рано. Мальчик подслушал однажды в детстве разговор с врачом своих родителей. Тот предрекал Антонио скорую неизбежную смерть. Однако Антонио Гауди решил выжить. И это ему удалось, хотя всю жизнь его изводили болезни. Он выглядел в 30 лет вдвое старше своих ровесников, дряхлым стариком — в пятьдесят. Антонио знал, что не просто так остался в живых.

Детство Антонио Гауди

Отец мальчика и дед были кузнецами. Один дед его матери являлся бондарем, второй — моряком. Этим Антонио объяснял свое умение чувствовать и мыслить в трех измерениях. Он часами мог в детстве наблюдать за тем, как течет вода, как плывут облака. Антонио интересовало, как образуют крону листья, как устроен цветок, как обтачивает камень вода, почему под порывами ветра дерево не падает. Затем его привлекла мастерская отца. В ней чудеса совершались каждый день: блестящие сосуды получались из плоских медных листов. Антонио с 1863 по 1868 год учился в школе, которая была преобразована из католического колледжа. Хорошим учеником он не был. Геометрия — единственное, в чем он был отмечен. Любимым занятием Антонио являлось рисование. Он любил вместе с приятелями исследовать полуразрушенные окрестные монастыри.

Гауди в молодые годы

В 1878 году Гауди окончил в Барселоне Провинциальную школу архитектуры.

В молодые годы Антонио был денди и щеголем, любителем шелковых черных цилиндров и лайковых перчаток. У него были рыжие волосы и голубые глаза. Многие дамы влюблялись в Гауди, однако он остался одинок. Он ухаживал долгое время за Пепетой Мореу, учительницей, однако она ответила на предложение руки и сердца отказом, потому что уже была помолвлена. Затем Гауди непродолжительное время встречался с американкой, но та вернулась на родину, и пути их разошлись. Антонио увидел в этом знамение судьбы: он должен быть один. Это жертва ради высокой цели.

Следы Гауди в Реусе

Бесполезно сегодня искать в Реусе следы Гауди. Вы найдете лишь однотипные таблички, прибитые на офисные здания, говорящие о том, что в этом месте стоял когда-то дом… Разве что атмосфера этого старинного города заслуживает внимания: пышные барочные особняки, готический Сант-Пере с его 40-метровой колокольней. Мастеру удалось почти точно воспроизвести винтовую лестницу колокольни в Соборе Саграда Фамилиа. На фото ниже представлен дом, в котором жила семья Гауди в Реусе.

Творения Гауди

Автором восемнадцати сооружений является архитектор Гауди. Все они выполнены на территории Испании: 14 — в родной Каталонии, из них 12 — в Барселоне. Шлейф легенд и мифов тянется за каждым из этих творений. Его дома представляют собой ребусы. Кажется, что невозможно разгадать их скрытый смысл.

Многие архитектурные объекты города Барселоны создал Гауди. В мире найдется не много зодчих, оказавших столь значительное влияние на облик того или иного города или создавших для своей культуры нечто столь же знаковое. Гауди является самым известным в Испании архитектором. Его творчество ознаменовало расцвет модерна в этой стране. Характерная особенность стиля Гауди состоит в том, что природные, органические формы (животных, скал, деревьев, облаков) стали источниками архитектурных фантазий этого автора. Антонио не любил геометрически правильные и замкнутые пространства. Он считал, что прямая линия является порождением человека. А вот круг — это порождение бога. Антонио Гауди объявил войну прямой линии, сформировав свой собственный стиль, который без труда узнается даже людьми, далекими от архитектуры.

Гауди и муниципальные власти

Со скандала началась карьера Антонио. 26-летний архитектор Гауди потребовал гонорар, который был, по мнению властей Барселоны, слишком большим. И сегодня Королевскую площадь украшают крылатые шлемы Меркурия и монументальные фонари, спроектированные начинающим зодчим. Первый выполненный Гауди муниципальный заказ оказался последним. Больше никогда власти Барселоны не предлагали никакой работы этому мастеру.

Каса Кальвет

Только через 20 лет архитектор Гауди получил единственную официальную награду в своей биографии — городской приз за фасад особняка, который он выполнил для семейства Кальвет, текстильных магнатов. Не без изюминки была сделана работа, однако Каса Кальвет, довольно сдержанный, является самым непритязательным проектом Антонио Гауди.

Каса Висенс

Мастеру доверяли частные клиенты. Гауди (архитектор) и его дома заслужили признание современников. Дон Монтанер, фабрикант, в 1883 году заказал ему летний дом. Архитектор Антонио Гауди, осматривая впервые место будущей стройки, в то время еще пригород, обнаружил окруженную желтыми цветами огромную пальму. Он сохранил и растительность, и дерево. Пальмовые листья составили узор решетки, а цветы виднеются на облицовочной плитке. Говорят, что, оплачивая фантазии Антонио Гауди, заказчик едва не разорился. Сегодня Каса Висенс представляет собой маленький дворец, как будто из восточной сказки. Он тесно прижат соседними домами. Взгляд цепляет с ближайшей улицы лишь башенка. Опущены плотные жалюзи, внутрь заходить нельзя, ведь это частное владение.

Сильнейшее впечатление на барселонцев произвел экстравагантный дебют. У Гауди, что важнее всего, появился покровитель, которого звали дон Эусебио Гуэль. Этот человек имел безупречный вкус. Ему нравились рискованные эксперименты. Своего мнения Гуэль не навязывал, подписывал сметы не глядя. Архитектор Антонио Гауди постепенно стал семейным зодчим и другом Гуэлей.

Дворец Гуэля

Давно мечтал Эусебио о практичном красивом доме. С этой задачей виртуозно справился Гауди. Архитектор втиснул в узкое пространство (всего лишь 18 на 22 метра) красивый особняк, одновременно напоминающий венецианское палаццо и мечеть. Роскошные интерьеры скрывались за серым мраморным фасадом этого здания. Денег на отделку не жалели: палисандр, черное дерево, слоновая кость, черепаховый панцирь. Одна из комнат облицована буком, другая — эвкалиптом. Из серебра и золота выполнены резные потолки с листьями. Гауди именно здесь превратил впервые кровлю с вентиляционными трубами и дымоходами в сад стоящих камней.

Парк Гуэля

Гауди и Гуэль мечтали превратить в сад Лысую гору. Они хотели, чтобы частные виллы, расположенные здесь, утопали в зелени. Вокруг усадеб по периметру располагались акведуки, гроты, фонтаны, беседки, дорожки, аллеи. Проект коммерчески провалился. Лишь 2 участка из 60 было продано. Не захотели состоятельные люди жить так далеко от городской черты. Сегодняшние барселонцы, конечно, одобрили бы выбор места.

Сжатую пружину напоминает планировка парка. Серпантином к вершине от подножия поднимаются крутые лестницы и извилистые тропинки. Парк Гуэля теперь — не только радость для глаз и души, но и удовольствие для легких: он оказался выше уровня смога. Чистый воздух и пальмовые рощи сегодня так необходимы для городских жителей! Бассейн с драконом и змеей — любимое развлечение ребят. А тот, кто решит добраться до вершины, в награду получит великолепный вид на море и Барселону.

Любимым ритуалом стало сидение на скамье-змее. По воспоминаниям подрядчика, Гауди приказал рабочим снять всю одежду и как можно удобнее усесться на свежий слой раствора для того, чтобы получить совершенную форму сиденья. Лишь поначалу бегущий узор из разноцветной блестящей керамики кажется случайным. Ряд чисел, составные картинки, загадочные рисунки, зашифрованные послания, таинственные знаки, магические формулы разбросаны по всей длине скамьи. Существует множество историй о том, как сидевшие на ней люди начинали вдруг различать проступающие даты, имена, слова молитв, надписи…

Дальнейшая жизнь Гауди

Архитектор и в 50 лет не изменяет своему одиночеству, становится более религиозным. Антонио перебирается в Парк Гуэль из центра Барселоны, подальше от городской суеты. Люди побаиваются и уважают мастера. Он замкнут, эксцентричен, резок. Ничего не осталось от былого щегольства Гауди. Главное — удобство: бесформенный костюм, выполненные на заказ туфли из корней кабачка. Гауди соблюдает все посты. Еда его — сырые овощи, орехи, оливковое масло, хлеб с медом и родниковая вода.

Он заявил в разгаре карьеры, что будет работать отныне лишь над религиозными заказами. А если светский проект будет предложен, сначала он спросит разрешения на эту работу у Мадонны из Монсеррата.

Каса Батло

Гауди осенью 1904 года взялся перестраивать особняк Касановаса, текстильного магната. Не зря квартал, в котором находился дом, прозван был «яблоком раздора». На одном пятачке вдоль улицы Грасия стоят, тесно прижавшись, здания наиболее известных архитекторов Каталонии — своеобразный парад амбиций и претензий. Сюда лучше всего прийти утром, когда солнечные лучи падают на фасад и он, покрытый «рыбьей чешуей», переливается всевозможными цветами. Здесь нет ни углов, ни граней, ни прямых линий. Изогнуты стены так, как будто неведомое морское чудовище играет под кожей-облицовкой своими мышцами. Домом костей прозвали горожане Каса Батло. В этом что-то есть: балконы-черепа и колонны-кости — остатки жертв огромного дракона. Однако они уже отомщены — башня с крестом поднимается над крышей. Это святой Георгий, являющийся покровителем Каталонии, вскинул победно свой меч. Хребтом поверженного дракона является зубчатый изогнутый гребень крыши.

Каса Мила

Десять минут ходьбы от этого здания — и вы попадете в Каса Мила. Вновь Гауди нарушил свой зарок: он начал проектировать многоквартирный большой дом со всеми удобствами: гаражи, горячая вода. Архитектор планировал даже сделать пандус для того, чтобы до дверей квартир жильцы доезжали прямо на авто. Эта суровая по сравнению с Каса Батло громада вырастает прямо из-под земли, подобно могучему старому баобабу, или истекающему лавой вулкану, или выветренным скалам, или остову погибшего корабля…

И это здание барселонцы наградили множеством прозвищ — «осиное гнездо», «питомник для змей», «жертва землетрясения», «железнодорожная катастрофа» и др. «Ла Педрера» (в переводе — каменоломня) закрепилось за ним. На крыше — арки, лесенки, спуски, подъемы. И сейчас можно снять квартиру в Ла Педрере. Апартаменты уютные и удобные, однако придется терпеть непрекращающиеся бесчисленные потоки туристов.

За полвека работы выполнил 75 заказов архитектор Гауди. Фото некоторых его работ представлены в этой статье. Как часто бывает в архитектуре, некоторые из них не продвинулись дальше наброска, однако это были наброски гения. Один из них — грандиозный проект отеля в Нью-Йорке — 300-метрового «гостиничного храма», который выполнил великий Гауди — архитектор.

Собор Святого Семейства

Каса Мила — последний большой заказ, исполненный Гауди. Его единственной целью с 1910 года был Собор Святого Семейства, иначе — Саграда Фамилиа. Антонио был даже похоронен здесь, в маленькой подземной часовне.

Как и вся жизнь, которую прожил архитектор Антонио Гауди, Храм Святого Семейства полон явных и скрытых знаков. 12 башен посвящены апостолам. Символом жертвы Спасителя является центральная, с крестом. Внутреннее убранство — сад: колонны — это стволы платанов, смыкающиеся кроны которых образуют купол. Сквозь него ночью видны звезды. Здание проектировалось таким образом, чтобы в нем звучали колокола, подобно грандиозному органу, а ветер пел, проходя через отверстия в башнях, как настоящий хор. Здесь имеются скамьи для 30 тысяч молящихся.

Работы над созданием храма начались в 1882 году. Руководили ими сначала зодчие Де Вильар и Марторель. Архитектор Гауди Храм Святого Семейства начал проектировать и создавать в 1891 году. Он сохранил план предшественников, однако внес некоторые изменения.

Храм, по замыслу Гауди, должен был стать аллегорией Рождества Христова, которое представлено тремя фасадами. Рождеству посвящен восточный, южный — Воскресению, западный — Страстям Христовым.

Скульптура храма

Изобильной скульптурой оснащены башни и порталы храма. Реальные прототипы имеют все персонажи, изображенные на фасаде Рождества: внук рабочего — младенец Иисус, сторож-алкоголик — Иуда, толстый козопас — Понтий Пилат, красавец штукатур — царь Давид. Местный старьевщик одолжил ослика. Гауди посещал анатомический театр, снимал гипсовые отливки с мертворожденных детей для сцены избиения младенцев. Десятки раз поднимали и опускали каждую скульптуру, каждый камень, прежде чем установить их на положенное место.

Все время архитектор Гауди, биография которого вкратце описывается, что-то мучительно додумывал, переделывал, макетировал, рисовал. Поэтому неудивительно, что процесс настолько затянулся. Мастер в 1886 году заявил уверенно, что завершит собор через 10 лет, однако впоследствии все чаще свое детище сравнивал с храмами Средневековья, возводившимися веками.

Стиль храма напоминает отдаленно готику. Однако это в то же время что-то совершенно новое. Рассчитано здание на хор из 1500 певцов, а также детский хор (700 человек). Храм должен был превратиться в центр католичества. Папа Леон XIII с самого начала поддерживал строительство.

Работа, проделанная Гауди

Несмотря на то что на протяжении 35 лет велись работы над проектом, Гауди смог закончить лишь Рождественский фасад и 4 башни над ним. До сих пор не достроена западная часть апсиды, которая составляет большую часть здания. Строительство продолжается и сейчас, спустя 70 с лишнем лет после смерти Антонио Гауди. Возводятся постепенно шпили (при жизни Антонио закончен был лишь один), оформляются фасады с изображениями евангелистов и апостолов, сценами смерти и подвижнической жизни Спасителя. Планируется закончить работы примерно к 2030 году.

Смерть Антонио Гауди

В 1926 году, 7 июня, архитектор Антонио Гауди, биография которого вкратце была описана, вечером, в 17:30, покинул Саграда Фамилиа и пошел по обыкновению на вечернюю исповедь. В этот день в Барселоне был пущен первый трамвай. Под него попал Гауди. Водитель сбившего его трамвая впоследствии говорил, что сбил пьяного бродягу. Не было у Гауди документов, в его карманах нашли горсть орехов и Евангелие. Он скончался в приюте для бездомных через трое суток и должен был быть похоронен вместе с другими в общей могиле. Лишь случайно пожилая женщина узнала его. На фото ниже — похороны Гауди, состоявшиеся 12 июня.

Память

2002 год был объявлен годом Гауди. Архитектор Антонио Гауди и его творения вызывают сегодня живой интерес.

Уже более 10 лет продолжается кампания в поддержку причисления этого человека к лику святых. Папа Римский, как ожидается, подпишет в 2015 году документ о беатификации, который станет третьим из четырех этапов канонизации. Планируется, что Антонио станет святым — покровителем архитекторов. Несомненно, Антонио Гауди это заслужил. С него могли бы брать пример даже великие архитекторы. Гауди является образцом духовности и гения, объединенных в его личности.

fb.ru

Архитектор Антонио Гауди

Давным-давно Барселона завоевала репутацию места, открытого для любых идей и течений. Здесь хватало места всем: торговцам, ремесленникам, художникам, архитекторам, людям разных национальностей и вероисповеданий, просто мечтателям, одержимым утопической идеей превратить его в райский город-сад… Кто знает, быть может, Бог услышал последних и, умиляясь чистотой и наивностью этих помыслов, в утешение все же бросил с небес горсть волшебных семян, из которых, ломая толщу бетона, проросли и распустились дивные, причудливые цветы — творения великого Антонио Гауди. Именно они придадут Барселоне неповторимый облик и сделают ее мировой столицей модерна.

Гауди оставил после себя загадки, ответы на которые человечество ищет до сих пор, его имя окутано завесой мифов и легенд. Кто-то считал его гением, кто-то безумцем, кто-то святым… «Этот человек с бездонными голубыми глазами разговаривает с Богом», — уверяли многие его современники. Антонио Гауди-и-Корнет родился 25 июня 1852 года в небольшом каталонском городе Реус. Повитуха сказала, что мальчик не выживет. Ребенка срочно крестили, торопясь спасти душу младенца. Чудом смерть отступила, но малышу поставили страшный диагноз — тяжелейшая форма артрита. Врачи определили максимальный срок жизни маленького пациента — не более трех лет. Стараниями врачей или молитвами матери Антонио преодолел этот рубеж, но прогнозы все равно не внушали оптимизма. Из разговоров взрослых мальчик твердо знал, что день, когда он присоединится к своим трем умершим в младенчестве братьям, очень близок…

Когда Антонио исполнилось 5 лет, мама сказала: «Я отвезу тебя в Таррагону к Деве Марии». Малыш не смог встать перед Девой на колени из-за страшных болей в ногах. Склонив голову, он прошептал: «Спасибо, что я живу так долго!»

Со временем состояние здоровья мальчика заметно улучшится, хотя приступы артрита будут мучить его всю жизнь.

Жизнь продолжается!

Несмотря на постоянные физические страдания, не позволявшие Антонио играть со сверстниками в их шумные, веселые игры, он радовался каждому дню, подаренному ему Господом, и стремился вобрать в себя все волшебство, творящееся каждое мгновение в этом мире. Движение волн, полет облаков, шелест ветра, невероятно совершенное устройство улитки, ползущей по морскому песку… Ему безумно хотелось остаться в этом прекрасном мире, но еще больше хотелось понять, как он устроен. «Человек не творец, он — первооткрыватель. Кто доискивается законов природы в поддержку своим новым произведениям, тот помогает Творцу». Этому своему принципу Гауди посвятит всю свою жизнь, не оставив в ней места ни для дома, ни для любимой женщины. Он будет растить свои творения, как любящий отец растит детей, шаг за шагом, обогащая их мир новыми возможностями для самостоятельной жизни, ставя на ноги, одевая в удивительные разноцветные наряды и… отпуская. А дальше они развиваются и эволюционируют вместе с природой, сливаясь с ней в единое целое, уже без участия человека. Он будет помогать Творцу приблизить наступление этой новой эры — абсолютного царства красоты и гармонии.

Дети снова затеяли какую-ту игру на морском берегу. Но маленькая фигурка шестилетнего Антонио остается неподвижной. Взгляд его прикован к воде. Форма волн никогда не повторяется: в одной большой сотня других, поменьше. «Если бы люди жили в море, они бы не чувствовали себя одиноко. Улицы и дома слились бы в одну стихию, но при этом никогда не стали бы безликими, похожими друг на друга».

На берегу моря Антонио построит свои первый дом из песка. Гораздо позже он скажет: «Берешь в ладонь горсть сырого песка, выдавливаешь по капле вниз и из случайных капель, чуждых рациональному расчету, вдруг начинают вырастать башни — первая, вторая, третья… Все похожи, но ни одна не повторяет другую, каждая индивидуальна». В творении всей жизни Гауди — храме святого семейства Саграда Фамилья — миллионы людей будут узнавать те песочные замки, которые сами строили в детстве.

Юный романтик

В 1863 году Гауди поступает в монастырскую школу, давшую ему среднее образование и двух замечательных друзей: юные романтики Эдуардо Тода и Хосе Ривера любили проводить время на природе и исследовать исторические места. Трое подростков подготовили публикацию 12 номеров еженедельника с рассказами о своих изысканиях. Тода и Ривера работали над текстом, Гауди — над иллюстрациями. Кроме того, друзья часто ставили любительские спектакли, проходившие где придется — даже на чердаках и в сараях. Гауди предпочитал заниматься созданием декораций. Позже друзья представили составленный ими собственный бизнес-план по восстановлению монастыря Поблет. План так и остался на бумаге, но сама идея проекта укрепила намерение Гауди стать архитектором. Впоследствии пути товарищей разошлись. Тода служил в дипломатическом ведомстве в Мадриде, а Ривера изучал медицину в Гранаде и стал профессором. Уйдя в отставку, он вернулся в родной город и… возглавил восстановление монастыря в Поблете. Благодаря его труду монастырь стал сегодня одной из ярких достопримечательностей Каталонии.

В 1869 году, закончив школу, Антонио поступает на подготовительные курсы при естественно-научном факультете Барселонского университета. Учится он из рук вон плохо. На выпускных экзаменах из шести предметов он проваливает два, в том числе черчение. Это, однако, не мешает Гауди поступить в 1874 году в Высшую школу архитектуры, где он сразу зарекомендовал себя как очень необычный студент.

В 1876 году тяжело заболел и умер брат Антонио, а через 2 месяца после этой трагедии скончалась и его мать. Антонио взял на себя заботу об отце и сестре с племянницей: параллельно с учебой он подрабатывал чертежником в архитектурном бюро. Неудивительно, чтоо Гауди часто пропускал занятия и его успеваемость оставляла желать лучшего. Несмотря на это, Гауди все же довел учебу до конца. Получение диплома архитектора не означало, что на молодого специалиста сразу посыпались заказы. Он продолжал работать чертежником, время от времени представляя собственные проекты. В 1878 году известный в Барселоне производитель кожаных перчаток поручил Гауди спроектировать витрину для участия во Всемирной выставке в Париже. Витрина вызвала восторг у посетителей, у крупных газет и у богатейшего промышленника и мецената Эузебио Гуэля. Последний был покорен талантом молодого архитектора и сразу предложил Гауди несколько заказов. Впрочем, не он один.

Дома и деревья

Гауди никогда не думал о своих проектах как об отдельно стоящих зданиях. Он будет создавать особый мир вокруг них, и делать это он будет без эскизов и чертежей, приводя в ужас именитых архитекторов. Поговаривали еще об одном чудачестве архитектора: он не признавал людей в очках и сам никогда их не носил, хотя один его глаз был близоруким, а другой дальнозорким. Фабриканта дона Мануэля Винсенса эти странности не испугали. Он заказывает архитектору проект летнего дома. Каса Винсенс («дом Винсенса») станет первой крупной работой мастера, благодаря которой его узнают в высших кругах Барселоны. Осматривая место будущей стройки, Гауди замечает огромную пальму, окруженную ковром желтых цветов. За 2 года Гауди  «выростит» во дворе дона Винсенса дворец. Здесь нет ничего случайного — даже ограду дома он создает в виде листьев пальмы, потому что такие же пальмы растут в саду. Материал, которым Гауди отделал весь дом фабриканта, становится невероятно популярен: холодная плита выглядит теплой и живой. Люди поражались, какой невероятный дом заполучил себе дон Винсенс. И пускай он чуть не разорился, оплачивая безумства Гауди, зато выкупил себе местечко в вечности: в Барселоне дома, построенные Гауди, до сих пор называются именами заказчиков.

Еще одно фантастическое творение Гауди — парк Гуэль. Заказчиком этого проекта стал Эузебио Гуэль, предоставивший Гауди полную свободу действий (в том числе финансовую). Гауди, как обычно, строил без чертежей. Зачем воплощенной мечте чертежи?

Когда стоишь в парке Гуэль, кажется, что паришь над Барселоной. Многие сравнивают это место со Страной чудес, о которой рассказал Льюис Кэрролл: кроличья нора сначала шла прямо, как тоннель, потом неожиданно нырнула вниз. Вдруг на пути возникло дерево, и вот это уже колонна, а через секунду уже и не то и не другое. Наломанный ствол неожиданно оказывается тропинкой, которая на самом деле и не тропинка вовсе, бегущая по земле, а арка, уходящая в небо. Гауди вписал парк в пространство так умело, что понять, где заканчивается архитектура и начинается природа, практически невозможно. Глядя на опорные колонны, поддерживающие парковые дорожки, невольно вспоминаешь, что на вопрос о том, какой трактат по архитектуре Гауди предпочитает, он ответил: «Любое дерево. Природа создала это дерево из своего материала, скрутила непостижимою мозаику, в которой ни разу не повторился узор. Глубокие морщины прорезают шероховатый ствол. Узлы сучьев выпирают из него, как суставы человека. Под буграми и трещинами коры пульсирует жизнь».

В знаменитом «зале ста колонн» (на самом деле их 86) колонны внутри — это те же деревья: по полым внутри стволам стекает дождевая вода. Рядом на солнце греется знаменитая ящерица без хвоста. Гауди пустил по ее венам воду из подземных ключей. Люди верят, что даже брызги, в которых купается это существо, целебны. А Гауди тем временем оживляет самую длинную в мире скамью: подбирая ее форму. Гауди приказал рабочим снять одежду и усесться как можно удобнее на свежий слой раствора, потом по полученному оттиску сделал сиденья и спинки, и они стали продолжением человеческого тела. Кстати, если бы скамья была прямая, она бы вмещала вдвое меньше людей.

Сальвадор Дали мог находиться здесь часами. В картинах художника запечатлены образы, выхваченные из мира Гауди.

Саграда Фамилия

Параллельно Гауди начал работу над храмом Саграда Фамилия — одним из самых прекрасных сооружений в мире и едва ли не самым известным долгостроем. Первым архитектором собора стал профессор Франсиско дель Вильяр, а Гауди этот признанный мастер привлек к работе в качестве ассистента. В 1883 году из-за разногласий с заказчиками старый профессор был вынужден покинуть проект. Его место занял Гауди. Он окунается в работу с головой, однако это не мешает ему выполнять и частные заказы. Строительство храма продвигалось так медленно, что Гауди обвиняют в безответственности. «Мой заказчик никуда не торопится», отвечает на это загадочный Гауди.

На фасаде собора появляются первые ослы и улитки. Чтобы сделать слепки с животных. Гауди погружает их в сон с помощью хлороформа, обмазывает жиром и делает отливку, прежде чем они успевают проснуться. Водостоки тоже исполнены в виде раковин и улиток. Гауди не подражает природе, он становится самой природой, и, подобно ей, он создает, выращивает свои дома. Он расплескивает волнами стены зданий, превращая их в стихию, крыши выгибает чешуей дракона. В Саграда Фамилия появляется знаменитая лестница — «улитка Гауди». Он закручивает ступени спиралью таким образом, что получается гигантская морская раковина. «Бесконечное вращение от центра вовне — единственная возможность постоянно расширяться, оставаясь собой. Я знаю, как сжать пространство в точку, не уменьшая его. Создать бесконечность вокруг точки».

Крипта Гауди

В центре рабочего поселка в Санта Колома де Сервельо (его еще называли колонией Гуэля, так как он строился на деньги этого мецената) архитектор создал знаменитую Крипту Гауди. Это помещение должно было стать храмом, но мастер не успел завершить работу. Однако и успевший воплотиться фрагмент задуманного — настоящий шедевр. Здесь многое кажется странным. Церковь грозит разлететься как карточный домик. В ней нет ни одной привычной для любой архитектурной постройки опоры. Гауди сделал так, чтобы крипта держала сама себя. Он открыл новые способы безопорного перекрытия. В квадратную железную сетку наливался цемент, под его тяжестью решетка прогибалась, цемент застывал и получалась арка. Обычные стрельчатые арки Гауди называл «костылями». Он с детства знал, для чего нужны костыли, — чтобы сгладить физические недостатки. Гауди удалось избавить архитектуру от них. Архитектор брал специально заготовленную форму, затем аккуратно по ее контуру выкладывал каменные блоки, после чего форма вынималась — и ни один камень не падал. И вот загадка: чем более хрупкими выглядят его арки, тем прочнее они оказываются. Миты для крипты Гауди тоже проектировал сам. Это удивительно удобные предметы с изогнутыми линиями и ножками в виде костей.

Фантаст Станислав Лем сочинил, что в XXIV веке наука смешает ген живого и неживого и в лесу вырастут стулья, на грядках — съедобные табуретки, а комоды сами побегут по бескрайним полям. Гауди было дано опередить самое фантастическое будущее. Он уже в XIX веке научился оживлять предметы и приспосабливать их под людей.

Уход в красоту

Между тем Гауди постепенно меняется. Некогда одетый по последней моде, общительный Антонио все больше и больше погружается в свои мысли. Он уже не заказывает одежду у самых модных портных Барселоны. Постепенно мастер начинает терять интерес ко всему, что не связано с его работой, женщинам, друзьям. Зато становится все более религиозен.

Неожиданно на самом пике архитектурной карьеры Гауди перестают интересовать дорогостоящие частные проекты, он запросто отказывается от самых выгодных предложений. По Барселоне поползли слухи — у Гауди действительно есть особый заказчик, это для него он строит Саграда Фамилия, которому суждено стать каменной Библией. Так и будет, если завершится строительство. Самая высокая башня (170 м) станет олицетворять Христа, башня поменьше — Деву- Марию, другие 12 башен — 12 апостолов. Три фасада — это три таинства: Рождение, Страсти Христовы и Воскрешение. Венчать собор будет огромный, светящийся крест. Чертежей у Гауди по-прежнему нет. Случайно на строительной площадке он роняет фразу, которая многое может объяснить: «Вся архитектура уже есть в природе, достаточно просто посмотреть вокруг. Устремиться в небо можно, только оперевшись на землю. Как прочна отвесная скала, нависшая над глубокой пропастью. Земля держит камень, камень держит землю. Нерушимый союз великанов. Линии гор скрывают секрет прочности».

Гауди часто бывал в монастыре на горе Монсеррат. Он растворялся в звуках мессы, хор пел, а с архитектором что-то происходило. Доподлинно не известно, но говорят, что как-то раз сорокадвухлетний Гауди вышел после мессы и долгое время молча стоял на горе, будто сам окаменел, погрузившись в транс настолько глубоко, что даже впал в летаргический сон. Есть версия, что в одном из своих паломничеств на Монсеррат Гауди получил некий духовный опыт, о котором не посмел рассказать. Наверное, Гауди принял тогда какое-то решение. Он заявил всем, что отныне будет работать только над религиозными заказами, а если ему предложат работу над проектом светским, он должен будет испросить на это разрешения у Мадонны из Монсеррат. Никаких других подробностей от архитектора добиться не удалось.

Сладкое яблоко раздора

И все же еще двум частным проектам было суждено увидеть свет. Недоброжелатели язвили: «Мастеру, видимо, так понадобились деньги, что Мадонна дала добро». Поспешим разочаровать их. Все доходы от этих проектов Гауди потратил на строительство Саграда Фамилия, так же как и все имевшиеся у него сбережения. Учитывая то, что Гауди был самым модным архитектором Барселоны, средства были немалыми. Барселона — квартал раздора: странное название, которое можно перевести и как «квартал», и как «яблоко», появилось из-за того, что на улочках этой части города находятся дома четырех лучших архитекторов-модернистов. Каса Бальо, который выстроил здесь Гауди, называли «Домом костей».

Результат работы архитектора привел многих жителей Барселоны в шок. Люди до сих пор не знают, как на него реагировать. Это не дом, а живое существо, поверженный дракон. Спину ящера поражает шпиль с крестом — это меч святого Георгия, покровителя Барселоны. На утреннем солнце мозаика-чешуя переливается так, как будто под ней агонизирует плоть. Сохранился комментарий самого Гауди: «У здания не будет углов. Солнце будет освещать дом со всех четырех сторон, и все это окажется близким нашему представлению о рае».

Другое знаменитое строение — Каса Мила, дом, прозванный «Каменоломней». Гауди крутил, изгибал и изламывал каменные стены как заблагорассудится. Такой принцип планировки был использован в архитектуре впервые. Сейчас мы называем его свободной планировкой. Гауди объяснял, что внешние формы Каса Мила сливаются с контурами окружающих Барселону гор. Внутренние дворики, похожие на воронки, — это расщелины скал, комнаты это дикорастущий на каменной породе мох. Крыша дома — небесный лес. Она задумывалась как прогулочная терраса. Жильцы прохаживались по небесному лесу, где вместо деревьев были выстроены причудливые дымоходы. Каменную розу на фасаде Гаудн сделал сам, но сначала довел до слез каменщика, когда требовал от него не просто розу, а «идею розы». Бедняга так и не понял, что хотел от него мастер.

Каса Мила строился как обычный жилой дом, но Гауди задумывал его как двойник горы Монсеррат и хотел придать ему особое значение. Ему удалось добиться на фасаде такой игры света и тени, что создается иллюзия движения, и, если приглядеться, кажется, что дом колышется. Завершив эти проекты, Гауди работал только над храмом, переселившись в мастерскую. Ему было жалко тратить время на дорогу до дома. Саграда Фамилия заменила ему дом, сон, хлеб и воду. Гауди говорил о храме как о живом существе, называл его своей семьей. Архтектор забывал пить и есть, его единственный костюм был изношен настолько, что больше походил на нищенские лохмотья. Когда строительство останавливалось, архитектор метался по городу в поисках денег и не стеснялся даже просить милостыню. Горожане шептались: «Таинственный заказчик Гауди все же начал его торопить…»

Неожиданно для всех мастер сделал первые наброски храмового комплекса. Изменив своей обычной манере, Гауди создал в большом количестве эскизы, макеты и слепки. Все это предназначалось будущим зодчим Саграда Фамилия. Гауди будто знал, что достроить храм он не успеет. Ему было необходимо передать знания тем, кто придет потом. Это будет место, подобное лесу, мягкий свет будет литься через оконные проемы, находящиеся на различной высоте, и вам покажется, что это светят звезды. Стоит только запрокинуть голову — и колонны храма станут гигантскими деревьями, на кронах которых застынет небесный свет, — свет, обращенный в тень. Облака — это единственная возможность смотреть на солнце, их изменчивость обрамляет солнечное постоянство. Любая архитектурная форма рождается на грани света и тени. Башни Рождества Гауди установил вопреки всем известным тогда законам сопромата, пояснив, что это поможет ветру, проходящему через отверстия, звучать как настоящий хор. Один поэт спросил: «Вы что, создаете орган для Господа?» Архитектор согласно кивнул. Его задачей было заставить ветер резонировать так, чтобы в храме звучала музыка творения.

В другой раз епископ спросил, почему Гауди беспокоится об отделке шпилей и крыш, ведь никто не увидит их. «Монсеньор, — ответы Гауди, — их же будут разглядывать ангелы

Гауди успел закончит, лишь один фасад из трех — фасад Рождества. Все его модели и чертежи были впоследствии уничтожены. Во времена гражданской войны мастерская архитектора сгорела, но каким-то чудом возведение храма продолжается, хотя собор еще далек от завершения — слишком много загадок оставил Гауди инженерам и архитекторам. Прошли десятилетия, прежде чем инженеры нашли способ сделать расчеты для дальнейших работ, и единственной программой, способной их выполнить, оказалась программа NASA. Но любимое дитя Гауди продолжает расти и после его смерти. Как огромный магнит, собор притягивает к себе миллионы людей со всех концов света. И теперь уже не ее великий отец, а само строение продолжает диктовать свою волю. Как и средневековые соборы, Саграда Фамилия возводится только на добровольные пожертвования. Его строят представители разных стран, разных народов и даже разных вероисповеданий. Говорят, что тот, кто создаст для Саграда Фамилия хоть одну маленькую деталь, уже никогда не сможет остановиться.

…7 июня 1926 года из церкви вышел невысокий, плохо одетый человек. Он улыбнулся детворе и побрел в сторону улицы. Больше он не оглядывался по сторонам. Увлеченный своими мыслями пешеход попал под трамвай. Первый трамвай, пущенный в Барселоне.

В нищем бродяге никто не узнал знаменитого архитектора. Несколько часов Гауди пролежал на мостовой, прежде чем, истекающего кровью, его все-таки доставили в больницу для бедных «Санта Круз»: никто не хотел везти в своей машине окровавленного старика. Через три дня Гауди умер.

Газеты пестрели заголовками: «В Барселоне не стало гения!», «В Барселоне умер святой!» Погребальная процессия растянулась на несколько километров. Гауди покоится в крипте собора Саграда Фамилия. Очевидцы клялись, что в день его похорон в Барселоне плакали даже камни, а в момент отпевания башни собора скорбно склонили свои головы.

В 2003 году в Ватикане начался процесс канонизации великого каталонского архитектора Антонио Гауди.

samoe-samaya.ru

Архитектура Антонио Гауди — Барселона — Испания — Планета Земля

Архитектура Антонио Гауди в БарселонеАрхитектура Барселоны

Нет более выразительной альтернативы архитектурным шаблонам, чем творения каталонского гения Антонио Гауди в Барселоне. Это вовсе не означает, что унификация в градостроительстве — нечто устаревшее. Напротив, она вечна и необходима. Но в том и состоит ценность архитектуры Гауди (1852-1926 гг.) и его единомышленников, других барселонских модернистов, что у них получалось создавать уникальные здания не в ущерб канонам строительной инженерии. Благодаря тому, что они смело смотрели за горизонт этих канонов.

Эшампле и Грасиа

Большинство памятников каталонского модерна находятся в районах Эшампле и Грасиа. Название района Эшампле, расположенного по обе стороны проспекта Пассеч-де-Грасиа, переводится как «расширение». Эшампле славен прежде всего собором Саграда Фамилия (Святого Семейства), недостроенным. По одним оценкам, он будет завершен к 2026 г., по другим — к 2030-му. Начал строить собор в неоготическом стиле в 1884 г. Франсиско де Вильяра, но потом счел эту работу непосильной для себя, и в 1891 г. главным архитектором собора был назначен Гауди. Сказать, что он жил этим собором, — ничего не сказать. Он отдал ему весь свой несравненный и мощный талант. Им было задумано три фасада — Рождества, Страстей Христовых и Воскресения, каждый с четырьмя башнями высотой 112 м. Двенадцать этих башен символизируют апостолов. Еще четыре башни по 120 м — евангелистов. Центральная, самая высокая (170 м) посвящена Иисусу. Башня с колокольней в честь Девы Марии венчает апсиду.

В 1926 г. Гауди погиб, попав под трамвай. К этому моменту были готовы крипта, апсида, одна башня и великолепный фасад Рождества. Гауди оставил лишь наброски; проработанных в деталях чертежей он вообще не составлял, искренне полагая, что получает вдохновение от Бога. Но делал макеты, большинство из которых были уничтожены во время гражданской войны 1936-1939 гг. Продолжили его работу в 1950-х гг. другие архитекторы. Они следуют замыслу гения, но импровизируя. Против этого Гауди вряд ли возражал бы, он и сам был великим импровизатором и эклектику грехом не считал. Так или иначе, но законченный в 1980-х гг. фасад Страстей Христовых архитектора Субиракса имеет мало общего с фасадом Рождества.

В Эшампле находятся и другие шедевры Гауди. Дом Мила, или Ла Педрера (Каменоломня): он имеет нарочито грубо обработанный фасад. Изящные решетки балконов этого дома создавал его коллега Жузеп Мария Жужоль. Другой знаменитый дом — Бальо, называемый также домом Костей. На его фасаде мотивы чешуи, в формах колонн бельэтажа и балконов угадываются кости и черепа. Символика эта получила разные толкования: море, карнавал и т. д. Наиболее обоснованной считается трактовка изображений как победы св. Георгия над драконом. Дома Амалье и Морера рядом с домом Бальо созданы другими архитекторами и интересны каждый по-своему. Все три дома образуют Квартал несогласия, прозванный так из-за стилистической разнородности зданий.

В районе Грасиа стоит дом Висенс в испано-арабском стиле мудехар, построенный Гауди в 1878 г., и все там, вплоть до дверных ручек — его авторства. В Грасиа находится и парк Гуэль, который создавался в 1900-1914 гг. в духе английской концепции города-сада, но так, как англосаксы не могли даже представить себе. Это — воплощение безудержных фантастических грез Гауди. Самые знаменитые объекты парка — два словно бы сказочных домика у входа, зал ста колонн (в реальности их 86) и извилистая бетонная скамья, декорированная мозаикой из обломков стекла и керамических плиток, по совместному замыслу Гауди и Жужоля.

Район Грасиа, еще в XIX в. обжитый барселонской художественной богемой, таковым и остался. Он отличается уютной, в чем-то даже «деревенской» атмосферой, без той парадности, что присуща Эшампле, но модернистских домов, как правило, небольших, элегантных, здесь немало.

Район Эшампле возник в XIX в. на небольшой равнине между Старым городом и бывшими городками Сантс, Грасиа и Сант-Андреу-де-Паломар, Ампле и Грасиа, приобретший статус городского района, по генеральному плану Барселоны 1859 г. стали четко урбанизированной средой с сеткой перпендикулярных друг к другу улиц. В районе Сантс-Монжуик находится гора Монжуик, часть горного хребта Кальсеролла, огибающего Барселону с юга. Этот район включает в себя также промышленный портовый кластер Зона Франка.

Сантс-Монжуик

Холм Монжуик, который в Барселоне именуют горой, от самого его подножия — своеобразная торжественная кулиса центральной части города. Среди ее красок и история, и культура, и спорт, и природа.

Название Монжуик со старокаталанского переводится как «еврейская гора». Евреи жили здесь до 1492 г., когда, согласно Гранадскому эдикту, они, если не приняли крещение, должны были покинуть Испанию. Большинство из них так и сделали. Но первыми здешними оседлыми жителями были не евреи, а иберы. Это было большое племя невыясненного происхождения, заселившее восток Пиренейского (Иберийского) полуострова, в том числе территорию современной Каталонии, приблизительно в VII-VI вв. до н. э. По этой горе назван и район Сантс-Монжуик, в состав которого вошел и бывший городок Сантс.

С горы видны вся Барселона, порт и море. В XVII в. это обстоятельство имело важное оборонительное значение, и здесь появляются сначала дозорная башня, затем земляные валы с небольшим фортом, а в 1640-1694 гг. вырастает крепостной замок с высокими стенами, на которых было установлено 120 пушек. Часто стрелять им не приходилось, но эпизоды такие были. Например, в 1842 г. во время мятежа каталонцев против регента Испанского королевства Бальдомеро Эспартеро.

Достраивался и расширялся замок еще 100 лет, после чего стал тюрьмой для политических заключенных, а во время гражданской войны 1936-1939 гг., когда сторонники Франко завоевали Каталонию, здесь, в специальной яме, расстреливали его противников. Замок оставался тюрьмой до 1960 г. В 1963 г. по распоряжению все того же Франко после кардинальной реконструкции он был преобразован в Военный музей.

Другой большой музей — Национальный музей искусства Каталонии, объединивший в 1990 г. Музей современного искусства и Музей искусства Каталонии и Испании. Он расположен в Национальном дворце, построенном в неоклассическом стиле в 1929 г. к Всемирной выставке в Барселоне. В музее хранится богатейшая коллекция из 236 тыс. работ каталонских, испанских и других западноевропейских художников, в основном XVII-XX вв., а также большая коллекция нумизматики. При музее работают Художественная библиотека и несколько просветительских центров. В том же 1929 г. перед дворцом был разбит Волшебный фонтан. Вечером его струи меняющейся высоты и плотности, подсвечиваемые лучами разных цветов, подчиняются темпоритмам звучащей музыки. Нечто подобное или похожее есть во многих больших городах, но мнение всех, кто имеет возможность сравнивать, единодушно: барселонский фонтан на фоне Национального дворца — самый впечатляющий.

1929 г. ознаменовался для Монжуика еще одним ценным приобретением — Испанской деревней. Это музей под открытым небом, представляющий традиционную архитектуру разных регионов Испании и образ жизни людей в них. Всего в деревне 117 строений. Это и подлинные, перевезенные сюда дома из разных мест, и уменьшенные копии знаменитых зданий. Испанская деревня при этом — очень живое место, здесь работают ремесленники, использующие старинные технологии. Их мастерские открыты для всех.

К XXV летней Олимпиаде 1992 г. в Барселоне в центральной части горы Монжуик был возведен комплекс сооружений, составивших Олимпийское кольцо. Среди строений, работающих и поныне, есть и настоящее произведение искусства — башня в эстетике биотек, предназначенная специально для оперативной полной трансляции спортивных соревнований. Ее автор Сантьяго Калатрава, всемирно известный архитектор, в творческом аспекте — наследник Гауди. Дворец спорта Сан-Жорди после Олимпиады стал выполнять и другие функции: здесь кроме спортивных состязаний проходят концерты, спектакли, ярмарки, фестивали, международные конференции, выставки. Динамику Сантс-Монжуика оттеняют, и в буквальном смысле тоже, великолепные сады и парки.Эшампле и Мунжуик на карте (Барселона)


Общая информация

Три центральных района Барселоны — столицы автономной области Каталония в Испании.
Денежная единица: евро.
Языки: каталанский, испанский (кастильский).
Аэропорт: Эль-Прат (международный).

Цифры

Площадь района Эшампле: 7,48 км2.
Население Эшампле: 269 185 чел. (2010 г.).
Площадь района Сантс-Монжуик: 21,65 км2.
Население Сантс-Монжуик: 252 171 чел. (2015 г.).
Высота горы Монжуик: 173 м.
Площадь парка Гуэль: около 17 га.
Площадь Испанской деревни на горе Монжуик: 4,2 га.

Климат и погода

Субтропический средиземноморский.
Средняя температура января: +11,8°С.
Средняя температура июля: +25,7°С.
Среднегодовое количество осадков: 565 мм.
Среднегодовая относит, влажность: 72%.

Экономика

Туризм, торговля, банковские услуги.

Достопримечательности

Объекты Всемирного наследия ЮНЕСКО
  • Собор Саграда Фамилия (строительство начато в 1884 г.)

  • Дом Висенс (1885 г.)

  • Дом Мила (1910г.)

  • Парк Гуэль (1900-1914 гг.)

  • Дом Бальо (1877 г., перестроен Гауди в 1904-1905 гг.)

Музеи
  • Крепостной замок Монжуик (XVII-XVIII вв.)

  • Военный музей

  • Национальный дворец (неоклассицизм, 1929 г.)

  • Национальный музей искусства Каталонии

  • Площадь Испании (1929 г.), две башни — копии колокольни на пл. Св. Марка в Венеции

  • Квартал несогласия

  • Музейный архитектурный и этнографический комплекс под открытым небом «Испанская деревня»

  • Фонд-музей Жуана Миро

  • Дом-музей Гауди в парке Гуэль

  • Павильон Германии Всемирной выставки 1929 г. Людвига Мис ван дер Роэ (разобран и исчез в Германии в 1930 г., восстановлен по чертежам в 1986 г. в статусе музейного объекта).

Олимпийское кольцо Барселоны
  • Олимпийский стадион

  • Дворец Сан-Жорди и другие спортивные сооружения

  • Площадь Европы

  • Телебашня Калатравы

Парки и сады
  • Моники

  • Ботанический сад Барселоны

  • Сады Муссон Каста-и-Льдобура (экзотические растения)

  • «Испания индустриальная»

Любопытные факты

  • Специалисты считают, что одна из главных причин беспримерно затянувшегося строительства собора Саграда Фамилия — эксклюзивные особенности колонн, поддерживающих свод. Каждый камень-блок в них должен иметь свою, особенную и уникальную форму, будучи при этом технически надежным, прежде всего сточки зрения безопасности. Добиться этого баланса инженерам-строителям бывает крайне непросто.

  • Те, кто знал Гауди в зрелом возрасте, с трудом могли себе представить, что в юности он одевался изысканно и по последней моде: великого гражданина Барселоны в его зрелые годы довольно часто принимали за неопрятного бездомного. Перелом в его облике произошел, когда он пришел к осознанию того, что его единственная миссия на земле — всеми силами служить одному только искусству архитектуры, и он перестал придавать значение всему прочему, даже собственному внешнему виду.

  • В 1999 г. Барселона была награждена Королевским институтом Британских архитекторов (RIBA) золотой медалью. Впервые она была присуждена не персонально архитектору или группе архитекторов, а городу. В профессиональном сообществе это награда имеет самый высокий престиж.

  • В канун Рождества в Барселоне ставят на видное место фигурку каганера — присевшего по нужде человечка в красной шапочке барретине со спущенными штанами. Он удобряет землю, чем приносит хорошие виды на урожай наступающего года. Вероятнее всего, это языческая традиция. В образе каганера может быть изображен кто угодно, любой политик, да хоть папа римский: для каталонцев шутки на темы плоти — обычное дело.

  • Для детей ставят кага тио — «какающего дядю». Его ягодицы подпирает бревно, которое, чем ближе к празднику, тем толще становится (это забота родителей). В сочельник дети колотят кага тио палками, и из-под наброшенного на него покрова сыплются конфеты.

geosfera.org

Архитектура непревзойденного Антонио Гауди – искусство от Бога.

Знаменитый каталонский и испанский архитектор Антони Пласид Гильем Гауди-и-Курнет, создававший свои монументальные шедевры в Барселоне, известен под более коротким именем Антонио Гауди. Он родился в Испании в 19 веке и добился огромного успеха, возводя здания в стиле модерн.
Несмотря на общепризнанную известность, Антонио Гауди жил скромно, если не сказать, бедно. Архитектор был замкнутым и необщительным, не признавал богатства и роскоши, вкладывая все заработанное в строительство новых зданий. О его жизни мало, что известно, но оставшееся после него наследие не оставит никого равнодушным.

История успеха Гауди.

Сначала молодой Антонио Гауди работал под началом других, более успешных архитекторов, выполняя лишь их поручения и мелкие чертежи. Гауди вдохновляло творчество Виоле-ле-Дюка, который реставрировал соборы в то время, и Джона Рёскина, знаменитого искусствоведа и критика. Его первый самостоятельный проект – это фонтан, расположенный на площади Каталонии, построенный в 1877 году. Уже тогда проявился индивидуальный стиль и фантазия Гауди.
Стиль Антонио Гауди считается неповторимым и непревзойденным, поскольку его архитектура не похожа ни на одну другую. Его ранние строения относятся к направлению под названием модерн, например, причудливый Дом Висенса или загадочный Дом Кальвет. Поскольку Гауди привлекал готический стиль, то некоторые его творения были созданы как раз в таком направлении – Дом Ботинес, Школа при монастыре Святой Терезы и другие.

Позже Антонио Гауди заводит дружбу с магнатом Эусеби Гуэлем, который стал его другом, и за счет своих капиталов позволил молодому архитектору воплощать в жизнь все свои самые заветные и смелые идеи и замыслы. В этот период построен прекрасный Парк Гуэль, крипты и часовни Колонии Гуэль и другие.

Постепенно Гауди приобретает известность, поскольку его здания отличаются от общепринятых идеалов и норм испанской архитектуры. Здания отличаются изогнутыми линиями, причудливыми рельефами, присущими только стилю Антонио Гауди. Архитектор быстро становится модным, и нанять его для создания проектов будущих зданий становится непозволительной роскошью, доступной не каждому испанцу. 

Наследие Антонио Гауди.

Необычные здания, обогатившие облик Барселоны, возводятся, расширяя территорию города. К ним относятся великолепные Дома — Дом Мила и Дом Бальо, полностью отражающие мировоззрение Антонио Гауди. Его считают настоящим «гением архитектуры», называя основоположником нового течения в этом направлении искусства.

Все здания, возведенные по проектам модного архитектора того времени, стали предметами общемирового достояния. В зданиях переплетаются линии, присущие и стилю модерн и стилю готика. Некоторые из них стали достоянием ЮНЕСКО: Дом Висенса, Саграда Фамилиа (самое известное строение архитектора Антонио Гауди, которое возводится с 19 века по нынешнее время), Дворец Гуэля, Крипта Колонии Гуэля и Парк Гуэля, Дом Бальо и Дом Мила.

Знаменитый Гауди создавал не только монументальные сооружения, но и простые архитектурные формы, например, фонари на Королевской площади Барселоны, Ворота Мартильяс, Сады Артигас, Монументальый Розарий и другие. Кроме этого, Гауди принял активное участие в других проектах, реставрируя знаменитый Кафедральный собор Пальма-де-Мальорка. Реставрацией он увлекся еще в молодом возрасте под влиянием своих опытных наставников и коллег. Большинство туристов, приезжающих в Барселону, стремятся увидеть знаменитые постройки, галереи и соборы. Нигде в мире больше не увидишь таких ярких красок, причудливых форм и ломаных линий. 

Но Барселона – это не единственное место, где можно увидеть творческое наследие великого архитектора. Здания, выполненные по его проектам, построены в Асторге, Леоне и других городах.

Саграда Фамилиа – самое главное достижение архитектуры А. Гауди.

Храм «Святого Семейства» называют основным зданием, возведенным по проекту Антонио Гауди в Испании. Именно этот храм стал для архитектора символом нового возрождения всей Каталонии. Несмотря на то, что работы по строительству Саграда Фамилиа начали в далеком 1882 году, его стиль сочетает не только проявления готики, но и отражает что-то современное, присущее нашему времени.

Аллегория Рождества Христова заложена в основу всей постройки. Его восточный фасад отражает Рождество, западный посвящен Страстям Христовым, а вот самый большой, южный, относится к Воскресению. При жизни самого архитектора был построен лишь восточный, «рождественский» фасад. Храм поражает изобилием причудливой скульптуры, поражающей своей сложностью и тщательностью деталей.

Храм Саграда Фамилиа возводится и по сей день, постепенно воплощая в жизнь задумки великого мастера испанской архитектуры – Антонио Гауди. Окончание строительства храма «Святого Семейства» намечено на 2030 год.

dnevnik-neposedi.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о