Гликман: Елена Гликман: фото, биография, фильмография, новости

Содержание

Елена Гликман

Актриса Сценарист Продюсер Исполнительный продюсер

-film.ru

6,1зрители

-IMDb

-film.ru

-зрители

-IMDb

6film.ru

6,4зрители

-IMDb

-film.ru

5,6зрители

-IMDb

-film.ru

7,9зрители

-IMDb

8film.ru

6,9зрители

6,4IMDb

-film.ru

-зрители

6,6IMDb

-film.ru

6,4зрители

-IMDb

Слон2010, драма, мелодрама, приключения

-film.ru

6,8зрители

-IMDb

6film.ru

6,5зрители

6,6IMDb

5film.ru

6,9зрители

7,0IMDb

-film.ru

-зрители

6,2IMDb

Гликман Адам Григорьевич. Ленинградский геофизик

Директор фирмы "Геофизпрогноз"

Активно занимается теорией и практикой спектральной сейсморазведки.

[книга]

Сейсморазведка - это очень просто
(написано по заказу редакции журнала "Жизнь и Безопасность". 2003 г.)

В 1829 году в Париже, в Трудах Парижской Академии Наук появилась статья Пуассона, посвященная применению волнового уравнения для описания распространения упругих волн в твердых средах. Эта статья оказалась основополагающей для описания всей акустики твердых сред и основного направления ее - сейсморазведки. Решив волновое уравнение для двух граничных условий, Пуассон получил выражения для описания продольных и поперечных упругих колебаний.


Собственно, идея сейсморазведки возникла очень давно. О том, как используют звуколокацию летучие мыши и дельфины, было известно, и использование этого принципа также и в твердых средах казалось очевидным еще где-то в XVII веке. Пуассон только формализовал эту идею.


Будучи математиком высочайшего класса, Пуассон был к тому же методологически грамотным ученым. Он понимал, что полученное им математическое описание поля упругих колебаний является гипотетическим, поскольку в то время акустические измерения осуществлять было еще нечем, и нельзя было и помыслить о какой-либо проверке. Чтобы стать теорией, гипотеза должна быть подтверждена экспериментом. По этой причине вышеупомянутая статья не вошла в его двухтомник по теоретической механике, который увидел свет в 1831 году.


С уходом Пуассона из жизни в 1840 году, отношение к описанию поля упругих колебаний радикально изменилось. Ученые начали относиться к гипотезе Пуассона как к теории, и продолжая решение волнового уравнения для других (также умозрительно заданных) граничных условий, получали, тем самым, описание других типов упругих колебаний. Так, в 1885 году Рэлей дал описание поверхностных волн (волн Рэлея). И далее, все математики, которым удавалось решать волновое уравнение для определенных граничных условий, могли рассчитывать на увековечивание своего имени в результате того, что новый тип упругих колебаний будет назван их именем. Так "возникли" волны Лява, Лэмба, Стонли Процесс этот продолжается до сих пор, и иногда приобретает анекдотический характер. Так, г-н Крауклис П.В. (сотрудник ЛОМИ им. Стеклова д-р ф-м н.), ознакомившись с результатами наших исследований, попытался представить их как следствие наличия неких kr-волн (надо полагать, Крауклис-волн), которые возникли в результате того, что "Условия конструктивной интерференции ... способствуют моночастотности сигналов". Что называется, понимающему достаточно... Но к этому его изречению мы еще вернемся.


В этой гонке за персональным типом упругих колебаний не знаю, чего больше - заблуждений, тщеславия или, как в последнем случае, обмана. Но попутно, шли и сейсмоизмерения. Первые же сейсмоизмерения не показали главного - не было обнаружено наличия самих эхо-сигналов. А следовательно, не было получено и сейсморазреза как такового.


Я понимаю, что при столь высокой очевидности идеи сейсморазведки и таком количестве крупных математиков, приложивших руку, сразу, при первой же неудаче отказаться от нее было бы нереально. Тем более, что в самом начале ХХ века было провозглашено, что, как наука, акустика твердых сред завершила свое развитие. Ученые считали, что любая ситуация в этой области знания может быть описана с помощью волнового уравнения, а, следовательно, акустика целиком переходит от ученых в компетенцию математиков. Что касается компетенции, то так и произошло. Все современные ученые-сейсморазведчики являются чистыми математиками, никогда в жизни не осуществившими ни одного акустического измерения.


Здесь есть один очень знаменательный момент. Я не могу себе представить уровень методологической безграмотности ученых, заявивших, что в какой-то области познание завершено.


Познание бесконечно, и как бы мы ни относились к себе как к носителям абсолютной истины, из XXIII века на нас будут смотреть с такой же снисходительностью, как мы сегодня на век XVII-й. Более того, известно, что, как только какую-то область знания объявят завершившей свое развитие, как месть наступит незамедлительно. То есть появятся факты, показывающие именно бесконечность познания также и в этой области знания.


В общем, логичнее всего было возложить вину за неудачу на несовершенство применявшейся тогда сейсмоаппаратуры. Что и сделали.


Но, с другой стороны, для того, чтобы получить финансирование на дальнейшее развитие сейсморазведки, необходимо было после первых сейсмоизмерений предъявить хоть какой-нибудь положительный результат. И этот результат был предъявлен. Да еще какой!


В 1909 году профессор Загребского университета, геофизик Мохоровичич объявил о том, что ему удалось средствами сейсморазведки обнаружить на глубине в несколько десятков километров границу между породами мантии и коры Земли. Это был гениальный ход, поскольку ни подтвердить, ни опровергнуть эти данные и на сегодняшний-то день невозможно, а не то что тогда. Эту границу назвали поверхностью Мохоровичича. Эту жилу стали разрабатывать и другие, столь же "удачливые" ученые, и следом за Мохоровичичем австрийский геофизик Конрад сделал аналогичное "открытие", согласно которому на глубине от 10 до 70 км существует граница между гранитом и базальтом. Затем, уже после этого было объявлено, что средствами сейсморазведки обнаружено, будто толщина (или, как говорят геологи, мощность) коры под океанами меньше, чем под материками. А также, что ядро Земли находится в жидком состоянии.


Понятно, что деньги на развитие такого мощного геофизического метода сразу же нашлись, и сейсморазведка буквально зашагала по всей Земле. При этом совершенно естественно, что инвесторов больше интересовали более приземленные возможности сейсморазведки, при поисках месторождений, при инженерно-геофизических работах. Вот тогда и возникла особая технология интерпретации сейсморазведки. Технология эта сводится к тому, чтобы "подтягивать" результаты сейсморазведки к уже имеющейся информации о строении земной толщи. Важной составляющей этой технологии является то, что при составлении отчета указывается, что при интерпретации сейсморазведки информации о строении земной толщи в изучаемом районе еще не было.


К величайшему своему изумлению, я выяснил этот механизм при ознакомлении с историей создания легенды о вкладе сейсморазведки в открытие Тюменской нефти. Но об этом потом.


Необходимо отметить, что сомнения в истинности получаемой с помощью сейсморазведки информации возникали. В порядке прояснения ситуации возник международный проект, известный как сверхглубокая скважина на Кольском полуострове. В качестве проверки было принято решение о проведении сейсморазведочных работ в зоне предполагавшегося бурения, причем до начала этого бурения. Для осуществления сейсморазведочных исследований при Ленинградском Горном институте была создана международная лаборатория Балтийского щита. После обработки и интерпретации результаты сейсморабот были, что называется, положены в сейф, а после изучения керна пробуренной до 12-ти км скважины было осуществлено сравнение сейсморазведочного и геологического разрезов. Конфуз был неописуемый. Несовпадение оказалось настолько абсолютным, что власть предержащие геологи не нашли ничего умнее как результаты... засекретить. А от кого, кстати, засекретить? Ведь иностранные ученые, участвовавшие в этом проекте, с результатами ознакомлены...


То есть сейсморазведочный лохотрон стал международным.


На сегодняшний день сделано уже 6 попыток переинтерпретации полученных тогда сейсмограмм с тем, чтобы добиться совпадения с геологическим разрезом. Все они оказались неудачными.


Но это все я узнал сравнительно недавно. А в начале...


Так сложилось, что, имея радиотехническое образование, я с 1973 года начал читать студентам Ленинградского горного института лекционно-лабораторный курс по шахтной геофизике. Вначале я довольно спокойно к этому отнесся, так как научной и учебной литературы было вполне достаточно, чтобы читать этот курс на нормальном уровне.


Любая геофизика - это более чем на 90% сейсморазведка. Особых проблем здесь не предвиделось. Математики решили все проблемы сейсморазведки, и мне осталось только привести в соответствие свое математическое образование.


Однако геофизика, как часть физики, не может преподаваться без соответствующей лабораторной базы. И вот тут, создавая лабораторную базу для своего курса, я столкнулся с тем, что, если по всем геофизическим методам (электроразведка, магниторазведка, радиоактивные методы и т.д.) поставить лабораторные работы можно без проблем. и с их помощью можно смоделировать в лаборатории практически любую реальную ситуацию, то по сейсморазведке лабораторных работ просто не существовало. Если точнее, то лабораторные работы по сейсморазведке были, но это было исключительно математическое моделирование. То есть вычислительному устройству задавалась некая мысленно смоделированная ситуация, и уже ее развитие изучалось студентами.


В отсутствии лабораторных работ любая физическая дисциплина теряет связь с физикой и превращается в формальное жонглирование математикой. Я исходил из того общеизвестного момента, что физика сама по себе - это, прежде всего, совокупность реально существующих эффектов и явлений. А вот с доказательствами реальности эффектов в сейсморазведке оказалось туго.


Об этом трудно говорить, и первоначально я не мог этого произносить даже самому себе. Но сегодня, спустя много лет, когда уже создана новая, альтернативная парадигма акустики, можно заявить во всеуслышание, что ни одно фундаментальное положение акустики твердых сред (и сейсморазведки как ее основной ветви) не имеет экспериментального доказательства.


Поняв это, я решил свою преподавательскую деятельность прекратить. Читая студентам лекции, я твердо понимал, что не имею на это морального права, поскольку не понимал вообще ничего. И жутко боялся любого вопроса. Но студенты тоже ничего не понимали, и, оглушенные неподъемной математикой, по сейсморазведочной части курса вопросов не задавали.


Одним из аргументов того, что я не бросал этих своих исследований и чтение курса, было отношение к моим вопросам ученых-сейсморазведчиков. А заключалось оно в том, что с их стороны предпринимались все мыслимые и немыслимые (типа угроз о физической расправе) меры, чтобы у меня не было возможности эти исследования продолжать.


Надо отметить, что при всей абсурдности государственного устройства СССР, которое мы сейчас видим, тогда были средства, позволившие мне устоять против всей этой как бы научной своры. Одним из этих средств было то, что я направлял в прессу и в Отдел науки при ЦК КПСС копии всех документов и материалов, направленных на ликвидацию моего курса и физического уничтожения моей лаборатории.


Поворотным событием для процесса моего понимания физики поля упругих колебаний был первый в моей жизни спуск в угольную шахту для осуществления сейсмоизмерений с помощью мною же изготовленной аппаратуры. Это было летом 1977-го года.


Дело в том, что акустические измерения имеют такую специфику, что целый ряд эффектов очень трудно увидеть в лабораторных условиях. И действительно, оказавшись в шахте, я сразу же увидел эффект, который сразу поставил крест (пока что только для меня) на всей общепринятой парадигме сейсморазведки.


Для методологии развития научного познания - это факт банальный. Результат самого заурядного экспериментального исследования может оказаться могильщиком как угодно математизированной гипотезы.


Эффект этот заключался в том, что в качестве реакции на ударное воздействие на горный массив возникает затухающий гармонический сигнал 1. Вот этот, казалось бы, незначительный момент сразу и безоговорочно перечеркнул все здание сейсморазведки, которое вот уже целый век поддерживается беспрецедентными экономическими подпорками. Для тех, кому эта логика не очевидна, поясню.


Гармонический (иначе говоря, синусоидальный), в том числе, и затухающий гармонический сигнал можно получить одним единственным способом, а именно, с помощью колебательной системы. И если мы видим, что отклик на ударное воздействие имеет вид затухающего гармонического сигнала, то не должно вызывать сомнений, что имело место ударное возбуждение колебательной системы. Струна, маятник, электрический колебательный контур - это все известные представители колебательных систем. Но мы же договорились, что познание бесконечно, а стало быть, может быть, есть еще и неизвестные колебательные системы. И когда я в 1977 году увидел, что сейсмосигнал содержит затухающую синусоиду, я так и понял, что имеет место какая-то неизвестная еще колебательная система.


Но почему же при этом оказывается перечеркнутым принцип звуколокации в твердых средах 2? А дело в том, что здесь либо-либо. Либо у вас в результате ударного воздействия на горный массив возникает звуковой импульс, который затем распространяется во все стороны по законам геометрической оптики и отражается от препятствий (в чем и заключается принцип сейсморазведки), либо совершенно иная картина. Если мы наносим удар, скажем по поверхности колокола, то он реагирует весь, всем своим объемом, будучи объемным резонатором. И было бы странно, если бы мы работу колокола описывали как многократное отражение первичного сигнала. Этого сигнала там просто нет. Он сразу же, в момент удара преобразуется в колебательный процесс, в затухающую синусоиду. Так же оказалось и в горном массиве. Стало быть, первичный, зондирующий импульс в земной толще просто отсутствует, а распространяется в ней уже возникший там колебательный процесс, причем распространяется не по законам геометрической оптики, а в направлениях, соответствующих геометрии тех колебательных систем, которые там залегают.


Главным и чуть ли не единственным механизмом сейсморазведки является интерференция. Но гармонический сигнал интерференцией не получить. Дело в том, что синусоида - это элементарный и неделимый на более простые составляющие информационный кирпичик. А интерференция, как известно, позволяет получать сложный сигнал путем суммирования более простых. Ведь не даром же ряды Фурье - это сумма синусоидальных составляющих. Потому что проще, чем синусоида - уже не бывает.


Содержание предыдущего абзаца известно из школьного курса математики. Однако, вот уже в течение 25 лет, когда я пытаюсь эти аргументы произнести с какой-нибудь трибуны (на семинарах, конференциях и т.д.), возникает реакция неприятия. Основной тезис заключается в том, что, поскольку я по образованию не сейсморазведчик, то мне просто неизвестно, что с помощью интерференции можно получить любой сигнал. Я согласен, действительно любой, кроме гармонического.


Вот именно поэтому я особое удовольствие получаю, ссылаясь на цитату из Крауклиса, приведенную выше3. Стоило, конечно, достигать уровня доктора физико-математических наук, чтобы заявить такое.


Впрочем, существует очень полезное правило этического порядка, которое заключается в том, что нельзя ничего из уже созданного отрицать, не предлагая ничего взамен. А предлагать в 1977 году еще было нечего. Впереди была очень большая работа. Предстояло выяснить, что именно выполняет роль колебательных систем в земной толще, физику преобразования ударного воздействия в гармонический отклик, и ответить на множество других вопросов, возникавших по ходу исследований.


Ведь если вам посчастливится ответить хотя бы на один вопрос, поставленный Природой, на их месте возникнет несколько новых. Нам (мне и очень немногочисленным моим коллегам) посчастливилось ответить на несколько вопросов. Так что возникшие на их месте новые вопросы нас просто погребли под собой.


Нам удалось выяснить, что обнаруженная еще в 1977 году новая колебательная система, в частности, может быть представлена плоскопараллельной геологической структурой. При этом частота возникающего при ударе гармонического сигнала однозначно связана с мощностью (толщиной) этой структуры. Вот этот-то факт и явился основой нового, альтернативного направления сейсморазведки. Суть его - пересчет частотного спектра сейсмосигнала в геологический разрез. То есть возникла спектральная сейсморазведка.


Надо сказать, что, с одной стороны, работа по созданию спектральной сейсморазведки шла очень успешно, был обнаружен ряд новых, неизвестных ранее физических эффектов. Так, кстати, скажу, что обнаружить один-единственный неизвестный ранее физический эффект - это уже событие мирового значения. А в моей книге вы найдете их несколько. Это, знаете ли, само по себе очень приятный момент - знать, что на Земле нет никого, кто бы обнаружил столько нового в физике. Но всю эту положительную сторону работы очень уравновешивало изрядное количество дегтя.


Дело в том, что, по мере увеличения понимания процессов, происходящих при формировании и распространении поля упругих колебаний в земной толще, я все больше убеждался, что одновременно существовать и традиционная и спектральная сейсморазведки не могут. Если есть распространение зондирующего импульса, значит, нет места для возникновения собственных гармонических колебаний. А если есть возникновение собственных гармонических процессов, то не может быть распространения первичного, зондирующего импульса. В наличии гармонического отклика на ударное воздействие мы убедились неоднократно. То, что разрез, полученный в результате спектрально-сейсморазведочного подхода, однозначно соответствует реально существующему геологическому разрезу, мы также убеждались многократно. Но, с другой стороны, в соответствии с материалами научной литературы, материалами прессы и отчетами экспедиций, на счету традиционной сейсморазведки есть видимо-невидимо просто блестящих результатов. И опять я понимал только одно - что я ничего не понимаю.


На помощь, как уже было неоднократно, пришел Случай. Я был командирован от Горного института в Тюмень. Уже не очень помню, зачем. Но так получилось, что я попал туда, когда Тюмень гуляла по поводу какого-то местного праздника. Это нужно было переждать, потому что никто не работал, и выполнить свое задание я не мог. В какой-то момент люди, к которым я приехал, "влили" меня в веселящийся коллектив, и оказался я за одним столом с сейсморазведчиками, на счету которых числилось открытие тюменской нефти.


Я не знал, как мне выяснить то, что меня интересовало больше всего на свете. И тогда я предложил тост за авторов этого великого открытия. Это вызвало реакцию, на мой взгляд, совершенно неадекватную. Сначала все возмутились и стали между собой выяснять, кто я такой. А когда выяснилось, что я из Ленинграда, то это их очень развеселило. Потому что тогда мне простительно, что я ничего не знаю.


- А чего же я не знаю?


- А того, что сейсморазведка к открытию Тюменской нефти не имеет никакого отношения.


- ...?


Как утверждали эти геофизики, сейсморазведка применялась только тогда и там, когда и где из скважины уже пошла нефть. Это по документам, по отчетам и интервью глупым журналистам было так, что сначала была сейсморазведка, затем ее результаты уточнялись другой какой-нибудь геофизикой, после чего бурили и давали нефть. А на самом деле, в Западной Сибири, как и всюду, искали нефть методом проб и ошибок, применяли аэромагнитную съемку, и бурили, бурили и бурили.


На полное мое недоумение - опять вспышка веселья и уже встречный недоуменный вопрос: неужели мне неизвестно, что тот, кто владеет сейсморазведкой, владеет всем - жилфондом, транспортом, людьми... Да деньгами, в конце концов, потому что там, где применяют сейсморазведку, на нее отводится 95% всех геофизических денег.


Я знал к тому времени, что страны, позволяющие роскошь иметь собственную геофизику, действительно, тратят на сейсморазведку примерно 95% всех геофизических денег. Но то, что единственное назначение сейсморазведки - 20-кратное увеличение стоимости геофизических работ, мне не могло прийти в голову. Наоборот, факт дороговизны как бы свидетельствовал за эффективность этого метода! И потом, в конце концов, неужели и в других странах такое тоже было возможно?! Потом, уже встречаясь с зарубежными геофизиками, я полностью убедился в том, что жулики во всех странах одинаковые. Но в тот момент...


Увидев мое недоверие к сказанному ими, тюменские геофизики-сейсморазведчики предложили мне следующий тест. А вы, говорят, попытайтесь добиться, чтобы какие-нибудь геофизики выполнили сейсморазведку и сделали бы ее интерпретацию до того как им уже все известно о геологическом разрезе в данном месте. У вас, говорят, ничего не получится. Потому что ни один сейсморазведчик в Мире на такое не пойдет.


Как ни странно, нечто подобное я потом услышал от патриарха сейсморазведки и сейсмологии Г.И. Петрашеня. И не только услышал, но и многократно прочитал в его трудах.


Забегая вперед, скажу, что с тех самых пор на всех семинарах, международных конференциях по геофизике, на выставках - мы пристаем к сейсморазведчикам с предложением осуществить исследования в месте, где полностью отсутствует геологическая информация. Согласных на это не находится. Были, правда, случаи, когда геофизики как бы соглашались на это, а сами пытались перед проведением сейсморазведки применить электроразведку или другие, действительно работающие методы. Тюменцы оказались правы.


Надо ли говорить, насколько легче в моральном отношении стала после этого наша работа по экспериментальному изучению формирования и распространения поля упругих колебаний как шахтных, а затем, полевых условиях, а также в лаборатории. Правда, только в моральном. Потому что, поняв, что их хитрости стали секретом Полишинеля, власть имущие геофизики (а это исключительно сейсморазведчики) пошли на силовые методы борьбы. Это ликвидация моего курса в ЛГИ, это физическое уничтожение нашей лаборатории. И, наконец, в 1993 году - изгнание нас из ЛГИ.


Другое дело, что все их попытки нам навредить в конечном итоге шли на пользу нашей работе. Хотя бы даже с нашим изгнанием. Дело в том, что с 1977-го года по 1993-й развитие спектральной сейсморазведки шло целиком на базе подземных, шахтных исследований. Будучи с 1993-го года лишенными возможности спускаться в угольные шахты, мы начали развитие наземной спектральной сейсморазведки, и за 10 лет обнаружили столько принципиально нового уже не только в акустике твердых сред, но в геологии, строительной науке, экологии и других областях нашего бытия, что хватило бы для очень многих ученых. Но это, к сожалению, сейчас невозможно. О причинах этого будет сказано дальше.


Недаром философия всегда считалась наукой всех наук. И методология развития научного познания как ее раздел. Согласно методологии, бесполезных открытий не бывает. И обнаружение нового физического эффекта неизбежно приводит к созданию, как минимум, нового исследовательского метода. Далее, согласно той же методологии, исследовательский метод, имеющий в своей основе новый физический эффект, неизбежно становится источником принципиально новой информации. Эти постулаты блестяще подтверждаются на примере развиваемой нами спектральной сейсморазведки. Мы не будем здесь перечислять все многочисленные возможности уже широко известного метода спектрально-сейсморазведочного профилирования (ССП). Отметим только, что использоваться метод ССП может и при полном отсутствии априорной информации. Думаю, что этот момент говорит сам за себя.


Спектрально-акустическое (спектрально-сейсморазведочное) направление на сегодняшний день уже достигло уровня самостоятельной и самодостаточной научно-практической разработки. Самым главным нашим достижением я считаю даже не те возможности, которые появились, а то, что все без исключения положения этого направления доказываются экспериментально.


Ну, а что же физика поля упругих колебаний, веточкой которой и является традиционная сейсморазведка? К сожалению, акустика твердых сред пошла по тому же пути, что и сейсморазведка. В этой области знания есть некоторые достижения, полученные чисто экспериментально. Теория же ее находится в весьма плачевном состоянии. Ни одно из положений ее экспериментально не доказывается.


Однако, репутацию надо поддерживать, и вот, одно за другим появляются некоторые недоказуемые, но очень звонкие утверждения, которые приняты на веру и оказывают пагубное влияние на другие области знания. Скажем, на физику твердого тела, на строительную науку. Так, оказалось вымышленным явление, заключающееся в том, что с увеличением напряженного состояния в твердых средах, увеличивается скорость распространения в них продольных волн.


Это придумано очень давно, годах, наверное, в 50-х, и успешно используется уже, наверное, в тысячах диссертациях. Сообщено во всех учебниках. Однако этот несуществующий эффект содержит три ловушки. Первая заключается в том, что напряженное состояние, то есть давление в твердых средах, не подлежит измерению. Измерение - это сравнение с эталоном. А вот эталона-то этой субстанции пока что нет. И соответствующего датчика тоже. Поэтому конференции, в том числе, и международные, по напряженному состоянию проводятся, а вот померить его пока нельзя. Ну совсем как в сейсморазведке, да?


Далее, скорость продольных волн оказалась измеряемой сравнительно недавно, только после создания нами установки для наблюдения эффектов монохроматора и акустического резонансного поглощения (АРП). Так вот, могу заявить с уверенностью и ответственно, что ни скорость продольных волн, ни то, что до сих пор ошибочно воспринималось за эту скорость - при изменении давления на образец, находящийся под прессом, не изменяется. Вот какая жалость.


На самом деле, с акустикой твердых сред в связи с нашими изысканиями произошло примерно то же самое, что когда-то произошло с электротехникой. Когда существовала еще только электротехника постоянного тока, с открытием законов Ома и Кирхгофа показалось, что познание этой области знания уже завершено. Однако, при возникновении переменного тока оказалось, что существуют, кроме активных, еще и реактивные элементы (конденсаторы и катушки индуктивности), наличие которых приводит к целому ряду ранее неизвестных эффектов, и в частности, к возникновению собственных колебательных процессов, а также к передаче этих колебательных процессов без проводов. То есть электротехника постоянного тока стала небольшим частным случаем современной теоретической электротехники.


Нам удалось понять физику возникновения собственных упругих колебаний. Оказалось, что точно так же, как и в электротехнике, за формирование собственных колебаний отвечают своеобразные акустические элементы, обладающие реактивной звукопроводностью. И точно также акустика, все процессы в которой объяснялись интерференцией, стала небольшим частным случаем общей акустики.


Развитие научного познания идет очень неравномерно, и при этом периоды прогресса чередуются с периодами, когда область знания двигается в тупиковом направлении. Этого не избежала ни одна, наверное, область нашего бытия. Однако у акустики твердых сред особый путь. Здесь период заблуждения затянулся из-за того, что находиться в этом состоянии оказалось выгодным для очень многих людей. Но выгода для этих людей обернулась большими потерями для человечества.


Мне удалось познакомиться с некоторыми результатами сейсморазведчиков организации "Энергоизыскания". Я не буду касаться случаев обычного для сейсморазведчиков подлога, подобного тому, что я говорил выше, со всякими вариациями. Но вот проведение изысканий под строительство ТЭЦ, а тем более, АЭС с помощью метода, принципиально неинформативного, может привести к большой беде. Как сейчас уже стало ясно, местонахождение вибрирующего механизма в зоне тектонического нарушения приводит к неизбежному его разрушению. Причем, к разрушению бурному, сопровождаемому явлением типа землетрясения. Именно этот фактор стал решающим в аварии на Чернобыльской АЭС. Но вот мы столкнулись с результатами изысканий по Северо-западной ТЭЦ (СПб), выполненными этой организацией. Оба машинных зала этой ТЭЦ оказались в зонах разлома. Об этом мы сообщили в РАО ЕЭС. Тем не менее, как оказалось, в настоящее время строятся АЭС, также оказавшиеся в зонах разломов, но получившие "добро" на строительство в результате исследований, осуществленных этой организацией.


При изысканиях под строительство захоронений радиоактивных отходов также основным методом является сейсморазведка. Несмотря на попытки скрыть истинную картину, сейчас уже многим известно, что большинство этих могильников, что называется, "текут".


Я считаю, что использование при изысканиях под строительство столь ответственных объектов принципиально неинформативных методов является преступлением перед экологией и человечеством в целом. К сожалению, всех, от кого это зависит, сложившееся положение дел устраивает.


Не секрет, что очень часто ученые предпочитают наукообразие научному поиску. Наукообразие беспроигрышно. Чем выше уровень наукообразия, тем меньше вероятность разоблачения. В самом деле, ну кто из посторонних сможет дать объективную характеристику той или иной работе, когда даже специалисты не всегда понимают, что, собственно докладывается.


Я присутствовал на одном таком докладе об использовании аппаратуры при решении геофизических задач. Будучи по образованию радиоинженером, я, тем не менее, не мог понять, о чем говорит докладчик. И когда я набрался мужества и именно так и сказал, то, естественно, выяснилось, что и никто из присутствующих ничего не понимает. Правда, это не помешало руководству доклад одобрить со всеми отсюда вытекающими последствиями (продолжение субсидий и т.д.), так как в противном случае, было бы трудно объяснить, на что же расходовались деньги по этой невнятной тематике в течение предыдущих лет.


На мой взгляд, изменить что-либо в данной конкретной ситуации, когда целые сообщества ученых участвуют в коллективном обмане, нельзя. Так же точно, как нельзя что-либо улучшить в одной отдельно взятой области загнивающего в целом государства. Изменять нужно коренным образом, начиная с самого начала подготовки научных кадров.


И вот здесь, мне хотелось бы сказать еще об одном законе методологии развития научного познания, который гласит:


Если ученый хотя бы один раз подтасовал научные данные, выдал чужую работу или идею за свою, или допустил какую-либо другую нечестность в отношении развития научного познания, он на всю оставшуюся жизнь становится научным импотентом.


Но господа ученые, посмотрите вокруг себя. Много ли вокруг вас кандидатов и докторов, диссертация которых не была бы высосана из пальца? Из огромного количества диссертаций, защищенных буквально на моих глазах, я не назову ни одной, которая не была бы "липовой".


К сожалению, сама система подготовки ученых в аспирантурах предполагает умение фальсифицировать научные данные, подписывать "липовые" документы о внедрении. Вот поэтому-то я и считаю, что в настоящее время просто нет ученых, которые могли бы подхватить наши разработки и продолжить их. И пока сама система подготовки научных кадров не учтет эти моменты, бал будут править научные заблуждения.


Сноски:
  1. Гармонических затухающих сигналов в сейсмосигнале может быть и несколько, но это не изменяет сути.
  2. Именно в твердых, потому что в жидких и в газообразных он работает прекрасно.
  3. Моночастотность - это и есть наличие одной гармонической составляющей.

Александр Гликман

ALEXANDER GLICKMAN
  • Александр Гликман
  • Проекты
    • Виллы
    • Интерьеры
    • Дизайн
    • Все проекты
    • Карта
  • Медиа
    • Книги
    • Публикации
    • Видео
    • Вся Медиа
  • Награды
  • Студия
    • Люди
    • Партнёры
  • Контакты

×

  • Александр Гликман
  • Проекты
    • Виллы
    • Интерьеры
    • Дизайн
    • Все проекты
    • Карта
  • Медиа
    • Книги
    • Публикации
    • Видео
    • Вся Медиа
  • Награды
  • Студия
    • Люди
    • Партнёры
  • Контакты
  • RU
  • IT
  • EN
  • RU
  • IT
  • EN

© Alexander Glickman

Интернет-издание о высоких технологиях

Феликс Гликман: Предприятия пока относительно легко соглашаются на ИТ-проекты с большим сроком окупаемости

На вопросы CNews отвечает Феликс Гликман, генеральный директор TopS Business Integrator.

CNews: Как вы оцениваете итоги развития российского рынка ИТ в 2005 г? Какие тенденции доминировали, по вашим наблюдениям? Что меняется?

Феликс Гликман: Я бы хотел отметить в качестве позитивного фактора активное развитие рынка внедрения бизнес-приложений (ERP, CRM-систем, систем поддержки эффективности управления, включая автоматизацию бюджетного управления, формирования консолидированной управленческой отчетности и пр., систем управления документами и многих других). Причем, прошлый год показал, что потребность российских предприятий в ИТ-поддержке бизнеса — это уже не вопрос будущего и даже не тенденция, а «свершившийся факт». Это важно не только для ИТ-компаний, поставляющих соответствующее программное обеспечение и услуги внедрения систем. В определенном смысле такая потребность предприятий характеризует зрелость экономики в целом, поскольку бизнес-приложения становятся нужны на определенном этапе развития рынка, конкурентной среды.

CNews: Насколько прочно «завязаны» все еще высокие темпы роста российской ИТ-отрасли на нефтедолларах, на ваш взгляд? Или же появляются и другие мощные рычаги роста?

Феликс Гликман: Безусловно, нынешние темпы роста во многом определялись «нефтяными деньгами». Это, конечно, не означает, что потребителями ИТ являются, в основном, нефтяные компании. Нефтяная промышленность, как впрочем, и иные сырьевые отрасли, — это источник поступлений денежных средств в страну, и в этом смысле приток «нефтяных денег» обеспечивает относительное экономическое благополучие, политическую стабильность и развитие многих отраслей экономики. В том числе отраслей, связанных с поставкой товаров и услуг населению — торговых сетей, телекоммуникаций, розничного банковского бизнеса и др.

Однако если в ведущих мировых странах аналогично развивается и розничный сектор ИТ-рынка, т.е. велика доля потребления ИТ-услуг и ИТ-продукции населением, то в России этот сектор рынка «запаздывает». Основным потребителем ИТ остаются предприятия и организации, то есть корпоративный сектор, который, действительно, в большей степени, чем розничный, зависит от притока сырьевых денег, повышения инвестиционной привлекательности страны в целом.

CNews: Следует ли ожидать спада на рынке информатизации в результате возможного снижения цен на нефть?

Феликс Гликман: Я думаю, этот процесс будет происходить избирательно. Сейчас, может быть, предприятия относительно легко соглашаются на ИТ-проекты с большим сроком окупаемости. В случае, когда денег станет меньше, начнется более глубокий анализ сроков окупаемости и вообще стоимости владения информационными системами. На самом деле, я не считаю, что снижение цен на нефть сильно скажется на российском ИТ-рынке.

За последние 15 лет наша страна пережила много потрясений, и самые серьезные из них были связаны отнюдь не с отсутствием нефтяных денег, а с плохо организованным политическим процессом в стране и отсутствием перспективы у предприятий. Предприятие не будет инвестировать в проекты с большим сроком окупаемости, если ему не ясны перспективы и в целом непонятно, как и в какой среде оно будет работать завтра.

CNews: При том, что российский рынок ИТ уже не один год развивается под знаком M&A,похоже, что консолидационная эйфория обходит TopS BI стороной. Почему вы не заинтересованы в приобретении хотя бы малых перспективных компаний, если не в стратегических альянсах с равными игроками?

Феликс Гликман: Я не могу принять упрек в том, что мы не участвуем в этих процессах. Последние три года мы ведем такого рода переговоры с компаниями, близкими нам по бизнесу или дополняющими его. Но дело это не быстрое.

Известна мировая статистика, что больше 50 % сделок по слиянию и поглощению оказываются неудачными — компании становятся неэффективными или вообще распадаются. То есть вероятность неудачи в таких сделках достаточно высока, а на нашем рынке ситуация осложняется еще и тем, что бизнес сервис-провайдера неразрывно связан с культурой компании. Несходство бизнес-культуры и внутренней организации у объединяющихся компаний существенно увеличивает риск слияния. Игнорирование этого фактора может стоить очень дорого.

Есть, безусловно, и удачные сделки, например «Компьюлинк» и GMCS. Одна из компаний не имела такого вида услуг, как внедрение систем ERP, а другая — не занималась продажей оборудования и построением ИТ-инфраструктуры для поддержки бизнес-приложений. Они успешно объединились, и при этом компания GMCS не была «разобрана на части», был сохранен и ее бренд.

Вообще, подобные слияния-поглощения легче осуществимы для компаний-дистрибуторов, реселлеров с коротким циклом проектов. А сервис-провайдеры с их длинными циклами бизнеса — очень сложны в управлении. И поэтому при неразвитости бизнес-культуры у наших компаний в целом, управление слиянием-поглощением становится очень рискованным.

Здесь также необходимо упомянуть различия в системах отчетности, которые тоже затрудняют процессы слияния. В нашей компании ситуация с организацией внутренних бизнес-процессов относительно благополучная. В 2001 году волею судеб у нас появились иностранные акционеры, требования которых вынудили работать «на опережение» над тем, чтобы внутренние бизнес-процессы и «прозрачность» компании соответствовали западным стандартам. Насколько мне известно, примерно то же самое в 1997 году сделала компания IBS. Вместе с тем, наши переговоры о возможном слиянии с различными компаниями, в том числе очень успешными и уважаемыми на рынке, показали, что большинство наших контрагентов даже не имеют стандартной системы отчетности. Это тоже осложняющий фактор при слиянии компаний.

Я думаю, что в ближайшее время не следует ожидать большого количества таких сделок. Скорее, это вначале будут некие объединения, консорциумы компаний-партнеров.

CNews: Как скоро TopS BI может скорректировать свои стратегические планы в сторону проведения публичной или закрытой эмиссии? Что может здесь выступить катализатором процесса?

Феликс Гликман: Нет, эмиссий мы не планируем, поскольку, честно говоря, не видим в них особой необходимости. Конечно, как и для любого предприятия, нам для нормальной работы и развития требуется привлечение дополнительных средств. В нашем бизнесе очень высока доля постоянных затрат, большая часть которых связана с оплатой труда сотрудников. Если продажа проектов, на которые уже выделены специалисты, «пробуксовывает» и затягивается, у сервис-провайдера начинается превышение бюджета затрат над бюджетом доходов, поскольку зарплату сотрудникам надо платить в любом случае, работают они над проектом или простаивают в ожидании подписания контракта. В этом смысле наш бизнес — сложный с точки зрения финансового управления, и кредит на нормальных условиях для нас сегодня удобнее, чем эмиссия. Что касается формата IPO, — это, безусловно, инструмент повышения ликвидности компании, но масштаб нашей компании пока недостаточен для его продуктивного использования.

CNews: Согласны ли вы с тем, что западным игрокам до сих пор не удавалось и вряд ли удастся в ближайшей перспективе заметно потеснить российские компании на рынке системной интеграции?

Феликс Гликман: Здесь мы опять сталкиваемся с проблемой бизнес-культуры, которая в данном случае не совпадает у исполнителя и клиента. Наши клиенты — российские компании, и работать со своими подрядчиками как западные компании они не умеют. Соответственно, с исполнителями — западными ИТ-компаниями наши предприятия также не умеют работать. Поэтому услуги зарубежных сервис-провайдеров для наших заказчиков пока очень дороги. В результате получается, что у российских компаний есть в этом смысле приоритет.

Вторая причина, сдерживающая экспансию западных компаний, состоит в том, что у нас долгое время не было платежеспособного рынка. Только сейчас ситуация начала улучшаться. Кроме того, сегодня мировые ИТ-компании тоже переживают не самые лучшие времена. Высока конкуренция, и не так много существует компаний, способных предоставлять широкий спектр услуг и периодически их менять в соответствии с требованиями заказчика.

CNews: Как в целом вы оценили бы результаты прошедшего года для компании? Чем вы недовольны по его итогам?

Феликс Гликман: Итогами 2005 года я доволен. Хотя, конечно, денег никогда не бывает много. Хотелось бы расти быстрей и зарабатывать больше. Но я доволен тем, что в 2005 году проявились результаты стратегии, которой мы придерживаемся уже пять лет: сделать из компании сервис-провайдера. По итогам 2005 года в валовом доходе TopSBI 60-65 % составляют услуги. К услугам мы относим, в первую очередь, внедрение бизнес-приложений, спектр которых у нас постоянно расширяется. Например, в 2005 году мы начали предлагать услуги по созданию систем SRM (SupplyingRelationshipManagement, управление взаимоотношениями с поставщиками), интерес к которым у российских предприятий растет.

Мы занимаемся и заказной разработкой, но не программированием «с нуля», а разработкой приложений на основе ведущих мировых технологий. Это порталы, электронные торговые площадки, системы автоматизации, например, проект разработки системы автоматизации основных бизнес-процессов оперативной деятельности, выполненный для компании «Росгосстрах».

Наконец, мы предоставляем услуги поддержки и аутсорсинга. Я осознанно не называю аутсорсинг в числе ключевых тенденций современного российского ИТ-рынка, поскольку реальных достижений в этой области в России пока немного. У крупных российских корпораций существует, например, тенденция выделения своих ИТ-подразделений в отдельную ИТ-компанию, которая обслуживает все предприятия холдинга. Мы знаем, как минимум, два крупных финансовых холдинга, применяющих подобный принцип, и аутсорсинг они использовать не хотят. Мы занимаемся аутсорсингом поддержки компонентов ИТ-инфраструктуры, в том числе, предоставляем специалистов для работы «на территории» заказчика. В целом, на сегодняшний день услуги поддержки и сопровождения информационных систем и ИТ-инфраструктуры составляют уже около 8 % оборота TopSBI — величина не маленькая.

В прошлом году мы провели очень тяжелую работу по реструктуризации компании, приведению ее организационной структуры в соответствие с задачами компании. Объединили все консалтинговые службы в один большой департамент. Внутри департамента службы бюджетируются раздельно, по своим методикам, но теперь все они объединены общими системой управления и системой менеджмента качества. Это важно, поскольку нашей основной задачей остается выполнение проектов на должном уровне качества и в срок.

Также в 2005 г. мы завершили внедрение у себя в компании интегрированной информационной системы управления. Ядром системы стало решение SAP, которое интегрировано с CRM-системой (на базе Siebel) и системой управления проектами, разработанной на основе Microsoft EPM. Бюджетирование ведется в системе на основе Oracle.

В 2005 г. мы создали единую службу продаж компании, нацеленную на продажу приоритетных услуг. Это оказалось задачей достаточно сложной. Не могу сказать, что мы все вопросы решили. Тем не менее, реорганизацию к концу прошлого года мы завершили.

Итоги прошлого года я оцениваю как положительные для компании. Не без проблем, но в нашей стране без проблем и не бывает.

CNews: Какие задачи стоят перед TopS BI на 2006 г?

Феликс Гликман: В этом году мы нацелены на повышение эффективности бизнеса в целом. То есть повышение производительности труда консультантов, получение важных знаковых проектов. Иначе говоря — наращивание общей массы и отлаживание всех систем управления, масштабирование бизнеса. Сервисный бизнес становится эффективным только при больших объемах.

В целом, изменения, которые мы вносим в нашу деятельность, направлены на то, чтобы бизнес нашей компании был отлаженным и «прозрачным», с понятными бизнес-процессами, управляемостью, организационной структурой компании. Когда бизнес компании выстроен «по правилам», она готова к дальнейшему активному развитию, в том числе путем объединений, слияний.

CNews: Спасибо.

Гликман Эммануил Соломонович - Ученые - Знаменитые новокузнечане

Выдающийся ученый, инженер-металлург, кандидат технических наук (1940).
Первый заведующий кафедры экономики и организации
горно-металлургического производства СибГИУ-СМИ (1941-1945)

«Гликман Э.С. стоял у истоков отечественной науки организации металлургического производства и в течение нескольких десятилетий (с 1931 по 1973 годы) руководил проведением исследований по развитию теоретических основ, разработке и совершенствованию технического нормирования, организации технологических и трудовых процессов в черной металлургии. Личность ученого возможно охарактеризовать только в тесной связи с анализом и оценкой: общих черт его эпохи и ее социального макроклимата; микроклимата в научных, педагогических и производственных организациях, где он работал; роли семьи и школы, где формировались его морально-этические и жизненные ценности» (Н. Г. Шпанковская).

Эммануил Соломонович Гликман родился 8 октября 1899 года в семье врачей, успел окончить гимназию и поступить в Горный институт в Екатеринославле до революционных событий 1917 года.
Он был из тех интеллигентов царского времени, которые проявили себя как специалисты высшего класса. Почти все они воспринимали советскую власть и порядки, установленные ею в СССР, как абсурдный казус, опасный для плодотворной жизни. Это отношение отчасти изменилось во время Великой Отечественной войны, когда весь народ воевал с единым врагом и работал в тылу для фронта, для победы.
Начало профессионального роста Э.С. Гликмана совпало с началом периода индустриализации в экономике нашей страны, когда от каждого специалиста требовались преданность делу, активная жизненная позиция, патриотизм. Большая самоотдача, личная и коллективная ответственность за качество и соблюдение плановых сроков работ требовались не только от заводских, но и от творческих научных коллективов.
Э.С. Гликман работал в Днепропетровском металлургическом институте (ДМетИ) по совместительству с 1932 по 1937 г.: до 1935 г. доцентом, а с 1935 г. – заведующим кафедрой организации и планирования производства, совмещая учебную, методическую и научную работу по организации, планированию и экономике металлургического производства с практической работой в организациях и учреждениях, таких как Всесоюзные курсы нормирования (где он был заместителем директора по учебной части), Всесоюзные курсы рационализации ВСНХ (заочное отделение), Московский инженерно-экономический институт (заочное отделение), Днепродзержинский металлургический институт.
20 июня 1940 г. Эммануил Соломонович успешно защитил кандидатскую диссертацию в Ученом Совете ДМетИ на тему «О расчете емкости бессемеровских миксеров и о показателях их работы», и ему была присуждена ученая степень кандидата технических наук (решение Высшей аттестационной комиссии СНК СССР № 29 от 14.09.1940). После этого был утвержден в ученом звании доцента кафедры «Организация и планирование производства» ДМетИ.

В самом начале Великой Отечественной войны (август 1941 года) Э.С. Гликман, наряду с коллегами (доцентами М.П. Беликовым, С.С. Кловской, В.И. Лапицким, Е.А. Рохманом, Н.М. Чуйко), был эвакуирован из Днепропетровского металлургического института в Сибирский металлургический институт (СМИ) в г. Сталинск (ныне Новокузнецк).
В Днепропетровском Металлургическом институте (ДМЕТИ) Э.С. Гликман руководил кафедрой Организации металлургического производства и после эвакуации ДМЕТИ с оккупированной Украины в Новокузнецк в 1941 году, организовал такую же кафедру в Сибирском металлургическом институте и первым возглавил её.
Кафедра профессора Э.С. Гликмана стала основой экономического факультета СМИ, в Новокузнецке впервые стали готовить профессиональных экономистов для крупных предприятий и металлургических заводов Советского союза и в этом большая заслуга Эммануила Соломоновича.
После освобождения в 1943 году г. Днепропетровска эвакуированные предприятия и организации, в том числе и ДМетИ, возвращались в город для восстановления разрушенных домов и инфраструктуры. С 15 мая 1945 года по приказу ГУУЗ НКЧМ Э.С. Гликман был откомандирован на место прежней работы – в Днепропетровский металлургический институт.
После возвращения на Украину в ДМЕТИ Гликман заведует кафедрой и публикует в 1947 году уникальный учебник об организации и планировании производства СССР – первый в металлургии, который сразу переводят в Польше и Чехословакии. В книге есть ссылка на работу Фрэнка Тейлора, основоположника научной организации производства и того, что сегодня зовут эргономикой или наукой о приспособлении должностных обязанностей, рабочих мест, предметов и объектов труда, а также компьютерных программ для наиболее безопасного и эффективного труда работника, исходя из физических и психических особенностей человеческого организма.

По образованию инженер-металлург, Гликман всегда интересовался математическими методами. Его кандидатская диссертация была посвящена оптимальному усреднению состава металла в миксере, которое требовало статистических методов, мало известных тогда металлургам. Позднее он изучает и использует статистические критерии значимости, регрессионный анализ, изучает линейное программирование и знакомится с Л. Канторовичем, создателем этого метода и будущим нобелевским лауреатом, руководит аспирантами.
Он продолжает активно работать и после выхода на пенсию, хотя из-за плохого зрения читать становится все трудней.
Последняя научная статья вышла в журнале «Социалистический труд» уже после его смерти. Она посвящена применению статистических критериев в исследованиях по организации и планированию производства и техническому нормированию. Гликман пишет, что не следует путать в высшей степени полезное, разумное применение математики с «онаучиванием», т.е. математическим украшательством, наведением тени на плетень. В этой же статье он пишет, что представление о том, что работа/операция/технологический процесс ведется наилучшим из возможных способов, является неплодотворным и даже гибельным. «Всегда можно сделать лучше!»
В этих словах характерные черты Э.С. Гликмана – оптимизм, вера в творческую смелость и труд. Трудности всегда стимулировали ученого к еще более плодотворной деятельности. «Гитлера пережили и это переживем» - говорил он неожиданно народным голосом.

Характерными чертами Э. С. Гликмана являлись сдержанность в оценках, последовательность и принципиальность, пунктуальность, тщательность подготовки и проведения эксперимента. Силой собственного примера он прививал и формировал у студентов и аспирантов такие необходимые для становления специалиста-экономиста качества, как аккуратность, творческий подход, порядочность, ответственность. Много внимания он уделял формированию и развитию у студентов способностей к научно-исследовательской работе, духовному и культурному развитию, планированию своего времени, умению творчески мыслить и искать альтернативные решения, уважению к своей (т.е. студента) фамилии хорошей работой и учебой, целеустремленностью, активным самообразованием; убеждал студентов, что в организации и планировании сложного металлургического производства, связанного потоком горячего металла, нет незначащих деталей.


Э. С. Гликман учил студентов самостоятельности, требовал точности инженерно-экономических расчетов, обязательной проверки полученных количественных результатов другим методом расчета или построением графической модели; прививал навыки инженерного и научного мышления, способность и умение «чувствовать» цифры, знать назначение и возможные границы величин технико-экономических показателей, их реальность и пути достижения. Не уставал повторять, что в любом исследовании нет мелочей.
Э. С. Гликман не принимал объяснений и оправданий невыполненного в срок задания нехваткой времени: рекомендовал, учил, заставлял планировать время так, чтобы его хватало на работу, учебу, НИРС, культурное развитие, общественную и домашнюю работу, отдых.
Он был сторонником тесного сотрудничества между преподавателями и студентами, научными руководителями, исполнителями и работниками научно-исследовательской части. Привлекая студентов к научной работе, ставил перед ними конкретные научные и практические цели. Он считал, что преподаватель может на должном уровне вести учебный процесс только оставаясь ученым, а студент может стать хорошим специалистом, обязательно активно занимаясь научной работой на старших курсах.
Доцент Э. С. Гликман по праву принадлежит к числу патриархов кафедр организации и планирования производства Днепропетровского и Сибирского металлургических институтов советской организационно-управленческой науки, у истоков которой он находился и принимал активное участие в ее становлении и развитии в периоды индустриализации и экономических реформ 1960 – начала 1980-х гг.

Он был не только дважды основателем и первым заведующим кафедры организации и планирования производства (в ДМетИ и в СМИ), но и ярким представителем уникальной научно-педагогической школы по организации металлургического производства.
При всей трезвости мышления, профессор Гликман был оптимист, любил оперетту, песни Бернеса и рассказы Зощенко.
Умер Эммануил Соломонович в 1973 году в Днепропетровске. Его сын Евгений Эммануилович закончил аспирантуру в Новокузнецке вместе с будущим ученым-физиком Львом Борисовичем Зуевым под руководством профессора Ю. В. Грдины и занимался влиянием поверхностной активности веществ на прочность металлов.

Внуки живут в Тель Авиве и Париже.

Дополнительные материалы У истоков отечественной организационно-управленческой науки / Шпанковская Н. Г.
Памяти Эммануила Соломоновича Гликмана, основателя кафедры экономики и организации горно-металлургического производства в СибГИУ (СМИ) / Нина Григорьевна Шпанковская // Экономка. 2013. 23 июня (№ 3). С. 1.

Владимир Угрюмов (автор), Е. Э. Протопопова (составитель), июль 2018

"Ленинградский экспрессионизм". Соломон Гершов, Гавриил Гликман, Феликс Лемберский

TY - BOOK

T1 - "Ленинградский экспрессионизм". Соломон Гершов, Гавриил Гликман, Феликс Лемберский

AU - Мамонова, И.Г.

PY - 2020

Y1 - 2020

N2 - Монография посвящена трем ленинградским художникам, представляющим поколение ровесников XX века — Соломону Гершову, Гавриилу Гликману, Феликсу Лемберскому. К середине 1960-х годов творчество этих художников, реалистов по образованию и убеждениям, сближают общие черты проблематики и язык, который здесь определен как своеобразный вариант экспрессионизма. Экспрессионизм не как стиль или метод, а как интенция к мятежному духу свободы, заданному самим городом на Неве. Экспрессионизм как «сама поэтика искусства, всегда остающаяся посторонней в большом культурном пространстве, всегда переживающая свою маргинальность как собственный язык искусства».Предметом исследования послужили обширные коллекции художников в Санкт-Петербурге, Мюнхене и Бостоне, произведения из музейных собраний, а также архивные источники.

AB - Монография посвящена трем ленинградским художникам, представляющим поколение ровесников XX века — Соломону Гершову, Гавриилу Гликману, Феликсу Лемберскому. К середине 1960-х годов творчество этих художников, реалистов по образованию и убеждениям, сближают общие черты проблематики и язык, который здесь определен как своеобразный вариант экспрессионизма. Экспрессионизм не как стиль или метод, а как интенция к мятежному духу свободы, заданному самим городом на Неве. Экспрессионизм как «сама поэтика искусства, всегда остающаяся посторонней в большом культурном пространстве, всегда переживающая свою маргинальность как собственный язык искусства».Предметом исследования послужили обширные коллекции художников в Санкт-Петербурге, Мюнхене и Бостоне, произведения из музейных собраний, а также архивные источники.

KW - Соломон Гершов, Гавриил Гликман, Феликс Лемберский, ленинградское искусство, экспрессионизм, живопись

UR - https://artclassica.ru/katalog/knigi_izdatelstva__buksmart_/leningradskij-ekspressionizm-solomon-gershov-gavriil-glikman-feliks-lemberskij.html

M3 - книга, в т.ч. монография, учебник

SN - 9785907043657

T3 - Искусство нового и новейшего времени

BT - "Ленинградский экспрессионизм". Соломон Гершов, Гавриил Гликман, Феликс Лемберский

PB - БуксМАрт

CY - Москва

ER -

Официальный сайт ГБОУ лицея № 410

Леонид Ефимович Гликман родился 11 сентября 1931 года в городе Ленинграде. До войны закончил 3 класса. Был в эвакуации в городе Куйбышеве, в 7-м классе вернулся в Ленинград и стал учиться в 207 школе. После ее окончания в 1949 году поступил в ЛГПИ им. Герцена на литературный факультет.

Еще студентом Леонид Ефимович работал вожатым в 207 школе и в отряде вожатых Дворца пионеров. В 1953 году женился и вместе с женой поехал на работу в Якутскую АССР. После года работы был призван в Советскую Армию, где прослужил два года.

По возвращении в Ленинград работал пионервожатым в 500 школе, а с 1960 года и до 2005 года в средней школе № 410. Сначала был учителем русского языка и литературы, а затем завучем по воспитательной работе.

Леонид Ефимович очень много времени уделял патриотическому воспитанию: это сборы на крейсере «Аврора», в музее Ленина, На Марсовом поле, митинги на Пискаревском мемориальном кладбище, на Лужском рубеже, возложение цветов на кладбищах, марши с ветеранами.

Любимое детище Леонида Ефимовича – это «Зарница», в ней школа участвовала с 1966 по 1983 год. 4 раза школьный отряд становился участником Всесоюзного финала. В 1975 году школа заняла 1-е место во Всесоюзном финале игры «Зарница», который проходил в городе Ленинграде.

В 1968 году Леонид Ефимович придумал и организовал школьный летний лагерь труда и отдыха «Лапушко». «ЛАгерь ПУШкинских КОмсомольцев» – «ЛА-ПУШ-КО», позже название трансформировалось в «ЛА-ПУ-ШКО» – «ЛАгерь ПУшкинских ШКОльников», традиции продолжались 40 лет.

Леонид Ефимович Гликман имел множество наград, медалей, благодарностей. Награжден знаком «Отличник Народного просвещения», награжден премией мэра.

Будучи учителем литературы и русского языка и завучем по воспитательной работе, Леонид Ефимович устраивал в школе великолепные праздники, известные на весь город, эстафеты искусств, участие в которых принимали до 200 человек… Он организовал в школе театр, также по его проекту был создан не имеющий аналогов речевой хор.

Сегодня выпускники 410-й школы разных лет с любовью говорят о своем наставнике. Для него не было плохих и хороших, к каждому он подходил индивидуально. В 1982-1984 году у Леонида Ефимовича училась моя мама. Она много мне про него рассказывала. Я лично не был знаком с ним, но из рассказов мамы я понял, какой это был умный, чуткий, внимательный и требовательный учитель, и очень интересный человек. Его личность является примером для нынешней молодежи. Всю свою жизнь Леонид Ефимович посвятил школе и детям. Большинство его качеств я хотел бы развить в себе. К большому сожалению, Леонид Ефимович ушел из жизни в мае 2006-го года, но в 410-й школе его будут помнить всегда!

Евгений Горяев

Эйлат Гликман | Миддлбери

Чтобы просмотреть Заявление Департамента физики о борьбе с расизмом, щелкните здесь.



Студенты-физики Ашер Ланц и Гебре Дагнью присутствуют на мартовской встрече APS. - 15 марта 2021 г.


Summer Research Conversation - 21 января 2021 г. на Zoom.


Эйлат Гликман представляет серию лекций «Когда галактики сталкиваются» - 7 декабря 2020 г.

Панель карьеры по физике - 1 октября в 17:30 на Zoom.Зарегистрируйтесь на сайте go / fieldguide.


Преподаватели Миддлбери получили грант NSF Major Research Instrumentation на создание конфокального микроскопа.


Майкл Дерст получил грант NIH R15 Academic Research Enhancement Award. - Сентябрь 2020 г.


Студенты-физики Сидни Хом, Кадзуто Нишимори и Рубен Варгас присутствуют на конференции Frontiers in Optics. - 14 сентября 2020 г.


Энн Гудселл и Пол Хесс получили грант NSF Major Research Instrumentation на создание связанных волноводов для «связанных волноводов для точного возбуждения заряженных и нейтральных частиц» - август.2020


Студенты-физики Тхи Хоанг, Бинг Ибрагим и Саша Кларик являются соавторами плаката на ежегодном собрании Отделения атомной, молекулярной и оптической физики APS. - июнь 2020 г.

Специалисты по физике представляют исследования на астрономической конференции


Эйлат Гликман получает исследовательский грант НАСА


Энн Гудселл получает премию факультета Марджори Ламберти 2019


, представленная в лаборатории Миддл Гудселл Загляните в самые крутые атомы Вермонта.


Рич Вольфсон получает грант от Sloan Foundation


Миддлбери увеличивает свою академическую вычислительную мощность


Сэди Коффин '19 и Диего Гарсия '20 представляют результаты на Национальной астрономической конференции


Ноа Грэм получает грант NSF

Майор по физике Ру Виид '18 .5 обнаруживает древние монеты в музее колледжа

Вермонтская академия наук и инженерии проводит ежегодное собрание в Миддлбери


Студенты-астрономы Диего Гарсия '20, Диего Эспино '19, Сэди Коффин '19 и Карла Núñez '19 Настоящее исследование на симпозиуме KNAC

Студенческая команда побеждает в конкурсе Министерства энергетики «Гонка к нулю».Поздравляем студентов-физиков Зака ​​Берзоллу '18, Алекса Брауна '18, Беннета Догерти '18, Аманду Киркеби '19 и Макса Луциуса '20!


Студенты-физики Эмма Московиц '18 и Энтони Турсиос '20 участвуют в исследованиях биомедицинской оптики с профессором Майклом Дерстом.


Студент-физик Лео МакЭлрой '18 был назначен научным сотрудником Томаса Дж. Ватсона.


Студент-физик Зак Берзолла '18 ведет зимний семестр по проектированию школ с нулевым потреблением энергии.


Эйлат Гликман участвует в новой программе PBS NOVA «Апокалипсис черной дыры."

ЛЕВИН на üks juhtivaid advokaadibüroosid Eestis

Марико Рухольм

Juhatuse Liige

Advokaadibüroo GLIKMAN ALVIN on meie koostööpartner õigusteenuse osutamisel alates 2012.а. Advokaadibüroo GLIKMAN ALVIN pakub meile õigusnõustamist keerulisemates õigusküsimustes ja esindab meie huve kohtus. Advokaadibüroo GLIKMAN ALVIN poolt osutatud teenus on seni olnud alati asjatundlik, tulemuslik ning wastanud meie ootustele. Kuigi büroo hinnatase tunnihindade arvestuses on turu keskmisest mõnevõrra kõrgem, kujuneb teenuse lõpphind rahuldavaks, kuna võrreldes peamiste konkurentidega näib nende ajakulu olevat väiksem. Samuti õigustab hinnataset teenuse kõrge kvaliteet.Nendel asjaoludel julgeme soovitada Advokaadibürood GLIKMAN ALVIN.

Loe Veel

Аллан Ильвес

Juhatuse Liige

GLIKMAN ALVIN on nõustanud meid erinevates valdkondades alates aastast 2014.Nad reageerivad ja tegutsevad kiirelt.Priit Raudsepp tunneb hästi meie valdkonda ning suudab mõelda meie äri-keskselt.

Loe Veel

Расмус Типп

Loomearengu Juht

GLIKMAN ALVIN'i teenuste tase on suurepärane.Над на проактиивсед. Над он kiired nii esmase tagasiside andmisel kui ka lahenduse väljapakkumisel. Над оскавад омал инициативл тяхелепану юхтида ка асжаолуделе, мисс jäävad ülesande püstitusest väljapoole.Koostöö Priit Raudsepaga on olnud väga väärtuslik. Таль на suurepärane võime näha suuremat pilti, mis on aidanud meid äriotsuste тегемизель. Та он айдануд лиикуда мейл õигускуулекалт õигес суунас.

Loe Veel

Авишай Гликман № 218375 - Поиск лицензиата поверенного

.k-ссылка, .k-panelbar> li> .k-state-selected, .k-panelbar> li.k-state-default> .k-state-selected.k-link, .k-panelbar> .k-item> .k-link .k-icon { цвет фона: белый; цвет: # ab2328; тень коробки: нет; font-weight: 300; } .k-panelbar> .k-item> .k-link.k-state-selected.k-state-hover, .k-panelbar> .k-item> .k-state-selected: hover { цвет фона: белый; } .k-panelbar> .k-item> .k-link { отступ: 0px! важно; маржа: 0px! важно; цвет: # ab2328; } .k-panelbar> .k-item> .k-link.k-state-hover {/ * Чтобы удалить цвет фона при наведении ссылки «Подробнее об этом адвокате» и т. д. * / цвет: # ab2328; цвет фона: белый; / * нижняя граница: сплошная прозрачная 1px; Подчеркивание должно быть всегда, поэтому измените это место. * / / * курсор: указатель; * / / * оформление текста: подчеркивание; * / } .k-panelbar> .k-item> .k-link: hover {/ * Чтобы удалить ссылку «Подробнее об этом адвокате», цвет фона при наведении курсора и т. д. * / цвет: # ab2328; цвет фона: белый; / * нижняя граница: сплошная прозрачная 1px; Подчеркивание должно быть всегда, поэтому измените это место.* / курсор: указатель; / * оформление текста: подчеркивание; * / } .k-panelbar { цвет фона: белый; } .k-panelbar .k-header { цвет фона: нет; ширина: 225 пикселей; } .k-link .k-header .k-state-selected .k-state-focus { цвет фона: нет; } hr { маржа: 0.5em 0; цвет фона: светло-серый; граница: 0 нет; цвет: светло-серый; высота: 1 пикс; } ul li div div table td { отступ: 0.25em 0; / * Для регулировки левого отступа в PanelBar для секций CLS и CLA. * / } ul li div div table {/ * Чтобы удалить лишнее пространство вокруг границ таблицы в PanelBar. * / маржа: 0em; интервал границы: 0 пикселей; } / * Для замены TABLE на DIV. * / .равный { дисплей: таблица; } .строка { дисплей: таблица-строка; } .row div { дисплей: таблица-ячейка; } ]]>

Сферы самооценки: Нет сообщений


Владение дополнительными языками:

  • Поверенный: Нет сообщений
  • По персоналу: Нет сообщений

Юридический факультет: Тихоокеанский университет им. Макджорджа СОЛ; CA



Гликман, Сарит / Полезные ресурсы

Гликман, Сарит / Полезные ресурсы
  • Дом
  • О нас
  • Отделы
  • Медиа центр
  • Учителя
      "
    • Али, Энжи
    • Беляк, Шарлен
    • Епископ, Клодин
    • Блосс, Джанет
    • Бойд, Джессика
    • Брэдли, Лорен
    • Чавес, Мария
    • Кроули Ривера, Элизабет
    • Дэниэлс, Мишель
    • DeLaFuente, Мариса
    • Делла Вольпе, Дина
    • Эспозито, Хайме
    • Финкельштейн, Микеле
    • Грэм, Эрика
    • Гуаррера, Дебра
    • Хорнлайн, Мария
    • Гузар Николай
    • Ли, Джаннетт
    • Лемберакис, Дайан
    • Лопес Абреу, Кларибел
    • Мельцер, Лорен
    • Монджелло, Дебра
    • Montalbano, Meina
    • Моралес, Жасмин
    • Пальмадессо, Андреа
    • Панила, Стейси
    • Paver-Pritchard, Dawn
    • Перчески, Лаурен
    • Фотис, Элисон
    • Полидура, Джоэл
    • Помпонио, Майкл
    • Рэндольф, Жаклин
    • Ривз, Джилл
    • Рего, Ирэн
    • Риос, Дена
    • Руджеро, Кристина
    • Санчес, Кармен
    • Сантана, Эдвин
    • Сарабандо, Рэйчел
    • Сото, Ариана
    • Сквиллаче, Дайан
    • Stapelfeldt, Morgan
    • Тото, Лаура
    • Вехтер, Мэтью
    • Sutera, Ginamarie
    • Бахонски, Джилл
    • Бинни, Дженнифер
    • Рид, Дональд
    • Аранго, Александра
    • Салкинс, Эрин
    • Акерман, Рэйчел
    • Уотсон, Ванда
    • Deliz Diaz, Vilma
    • Гликман, Сарит
    • Исааксон, Джаред
    • Агосто, Валери
    • Барфилд, Николь
    • Галлия, Кара
    • Велоз-Пласенсиа, Соланжи
    • Чепарано, Саманта
    • Годинез, Арианна
    • Пеннетта, Лорен
    • Коэн, Али
    • Феррер, Энджи
    • Франко, Диана
    • Лоуренс, Кассандра
    • Мэнсон, Магдалия
    • Кивовиц, Лори
    • Кастано, Андреа
    • Крус, Маргарита
    • Стоклас, Дебора
    • Заморано, Эшли
    • Болонья, Оуэн
    • Шинтани, Эмири
    • Deusch, Энни
    • Куэста, Тереза ​​
  • Сообщество
  • Родителям
  • Наши школы
  • Студенты
  • Семьи
  • Персонал

Зоопарк Сан-Диего Альянс дикой природы

Дженни Гликман, Ph.Д.

Дэвис, Э.О., М. Виллемсен, В. Данг, Д. О'Коннор, Дж. Гликман. 2020. Обновленный анализ потребления тигриных продуктов в городах Вьетнама. Глобальная экология и сохранение p.e00960.

Дэвис, E.O., J.A. Гликман. 2020. Оценка использования дикой природы гражданами Северного Лаоса. Животные 10, 685.

Дэвис, Э.О., М. Гибсон, Т. Лим, Дж. А. Гликман. 2020. Потребление желчи медведя на пересечении материнского здоровья в Камбодже.Журнал этнобиологии и этномедицины 16, 28.

Knox, J., K. Ruppert, B. Frank, C.C. Спонарски, Я. Гликман. 2020. Использование, определение и измерение терминов сосуществование, терпимость и принятие в исследованиях по охране дикой природы в Африке. Ambio. DOI: 10.1007 / s13280-020-01352-6.

Arbieu, U., M. Mehring, N. Bunnefeld, P. Kaczensky, I. Reinhardt, H. Ansorge, K. Böhning-Gaese, J.A. Гликман, Г. Клут, К. Новак, Т. Мюллер. 2019. Отношение к возвращающимся волкам ( Canis lupus ) в Германии: воздействие, источники информации и доверие.Биологическое сохранение 234. 202-210.

Consorte-McCrea, A., A. Fernandez, A. Bainbridge, A. Mos, A-C. Прево, С. Клейтон, Дж. А. Гликман, М. Йоханссон, Дж. В. Лопес-Бао, А. Бат, Б. Франк, С. Маркини. 2019. Крупные хищники и зоопарки как катализаторы привлечения общественности к защите биоразнообразия. Охрана природы 37. 133-150.

Дэвис, Э.О., Б. Крудж, Т. Лим, Д. О'Коннор, В. Рот, М. Хант, Дж. Гликман. 2019. Понимание распространенности потребления части медведя в Камбодже: сравнение специальных методов опроса.PLOS ONE 14 (2): e0211544.

Дэвис, E.O., J.A. Гликман, Б. Крудж, В. Данг, М. Виллемсен, Т. Нгуен, Д. О'Коннор, Т. Бендиксен. 2019. Потребительский спрос и рецепты народной медицины на медвежьи продукты во Вьетнаме. Биологическое сохранение 235. 119–127.

Дэвис, E.O., J.A. Гликман. 2019. Медведи в человеческом ландшафте: культурные и демографические факторы, влияющие на использование частей медведя в Камбодже и Лаосе. Страницы 33-45 в The Bear: Culture, Nature, Heritage, First Edition.Отредактировано О. Невин, И. Ковери и П. Дэвис. Boydell Press, Ньюкасл, Соединенное Королевство.

Франк, Б.Ф., Дж. А. Гликман, С. Маркини. 2019. Взаимодействие человека и дикой природы: превращение конфликта в сосуществование. Биология сохранения 23.

Glikman, J., P. Ciucci, A. Marino, E.O. Дэвис, А.Дж. Бат, Л. Бойтани. 2019. Отношение местного населения к апеннинским бурым медведям: взгляд на проблемы сохранения. Наука и практика сохранения e25.

Нокс, Дж., Н. Негроес, С. Маркини, К. Барбоза, Г. Гуанакома, П. Бальхау, М. В. Тоблер, Дж. А. Гликман. 2019. Преследование ягуаров без «коровьего конфликта»: выводы с защищенных территорий в боливийской Амазонии. Границы экологии и эволюции. DOI: 10.3389 / fevo.2019.00494.

О'Коннор, Д., Дж. Стейси-Доус, А. Мунеза, Дж. Феннесси, К. Гобуш, М.Дж. Чейз, М. Браун, К. Брацис, П. Элкан, А.Р. Забериру, Т. Рабей, Д. Рубинштейн, М.С. Беккер, С. Филлипс, Дж. Стабах, П. Леймгрубер, Дж.А. Гликман, К. Рупперт, С. Масиане, Т. Мюллер. 2019. Обновленные карты географического ареала жирафа, Giraffa spp., По всей Африке к югу от Сахары, а также последствия изменения ареалов для сохранения. Обзор млекопитающих 49 (4): 284-287. DOI: 10.1111 / mam.12165.

Pilfold, N., A. Letoluai, K. Ruppert, J. Glikman, J. Stacy-Dawes, D. O'Connor, M. Owen. 2019. Подтверждение наличия черного леопарда ( Panthera pardus pardus ) в округе Лайкипиа, Кения. Африканский журнал экологии 57 (2).270-273.

Young, S.A., R.C. Ван Хорн, Дж. А. Гликман. 2019. Уменьшение антропогенного воздействия на андских медведей на северо-западе Перу за счет охраны природы на уровне сообществ. Страницы 221-231 в The Bear: Culture, Nature, Heritage, First Edition. Отредактировано О. Невин, И. Ковери и П. Дэвис. Boydell Press, Ньюкасл, Соединенное Королевство.

Тенг, М., Дж. Гликман, Э. Милнер-Гулланд. 2018. Изучение потребления рога сайгака в Сингапуре. Орикс 52. 736-743.

Rust, N.A., A. Abrams, D.W.S. Challender, G. Chapron, A. Ghoddousi, J.A. Гликман, Ч. Гован, К. Хьюз, А. Растоги, А. Саид, А. Саттон, Н. Тейлор, С. Томас, Х. Унникришнан, А. Д. Уэббер, Г. Уордингем, К. Холм. 2017. Количество не всегда означает качество: важность качественных социальных наук в исследованиях по охране природы. Общество и природные ресурсы 30 (10). 1304-1310.

Дэвис, Э.О., Д. О'Коннор, Б. Крудж, А. Кариньян, Дж. А. Гликман, К.Браун-Нуньес, М. Хант. 2016. Понимание общественного мнения и мотивации использования медвежьей части: исследование в северном Лаосе отношения китайских туристов и граждан Лаосской Народно-Демократической Республики. Биологическое сохранение 203. 282–289.

Франк, Б., Дж. А. Гликман, М. Сазерленд, А. Бат. 2016. Предикторы крайне негативных чувств по отношению к койоту в Ньюфаундленде. Человеческие аспекты дикой природы 21 (4). 297-310.

Sponarski, C.C., C. Semeniuk, J.A. Гликман, А.Дж. Бат, М. Мусян. 2013. Неоднородность отношения сельских жителей к волкам.Человеческие аспекты дикой природы 18 (4). 239-248.

Франк, Б., Дж. А. Гликман. 2012. Gestione della fauna selvatica e Human Dimensions «all’ italiana »Досье« fauna problematica ». Gazzetta Ambiente, Rivista sull'Ambiente e il Territorio 1. 35-45.

Glikman, J.A., J.J. Васке, А.Дж. Бат, П. Чуччи, Л. Бойтани. 2012. Поддержка жителями сохранения волков и медведей: сдерживающее влияние знаний. Европейский журнал исследований дикой природы 58 (1). 295-302.

Гликман, Дж.А., Б. Франк. 2011. Человеческое измерение в Европе: по-итальянски. Человеческие аспекты дикой природы 16 (5). 368-377.

Гликман, Дж. А., А. Дж. Бат, Дж. Дж. Васке. 2010. Сегментирование нормативных представлений относительно управления волками в Центральной Италии. Человеческие аспекты дикой природы 15 (5). 347-358.

Ари Гликман из Виннипега, только что вернувшийся из Израиля, из-за коронавируса

Ари Гликман на Magen Учебный курс Давида Адома

Ребека КУРОПАТВА

Когда Ари Гликман (22) решил взять отпуск в Манитобском университете, чтобы поехать учиться в Израиль на семестр в Еврейский университет в Иерусалиме, Covid-19 еще не был в поле зрения мирового сообщества.


«Раньше я планировал остаться на лето - работать волонтером, помогать и путешествовать», - сказал Гликман. «Еще я хотел побывать в некоторых соседних странах, а затем немного по Европе. Этого не произошло из-за Covid-19 ».
Когда он садился в самолет в начале января 2020 года, немногие люди были в масках. Он начал свой семестр в еврейской школе U в классе, прежде чем в марте 2020 года Израиль ввел свою первую изоляцию от COVID-19.
Как только началась изоляция, большинство иностранных студентов решили вернуться домой.Но Гликман был полон решимости остаться. Его родители, живущие в Виннипеге, не возражали против этого, тем более что их семья живет в Ашдоде.
«Я тогда жил в Иерусалиме, в студенческих общежитиях», - сказал Гликман. «Тогда меня не было в семье Ашдода. И в течение большей части этого периода я не мог пойти к ним, потому что было запрещено ходить к людям или путешествовать.
«К счастью, студенческое общежитие находится в хорошем районе. Вначале была зона ухода за 500 метров, и мы ничего не могли сделать.Но после того, как он немного расширился, мы были довольно близко к Старому городу и Иерусалиму ... Так что, если вам нужно где-то застрять, Иерусалим - отличное место, чтобы застрять.
«Иногда гулял по Старому городу. И поскольку это очень туристическое место, а аэропорт был закрыт, иногда мне казалось, что весь Старый город находится в моем распоряжении. Например, в Храме Гроба Господня, который обычно всегда заполнен людьми, я мог сидеть на этой площади и быть там единственным человеком ... потому что люди, которые туда ходят, обычно являются туристами...в отличие от Котеля, где часто бывают израильтяне. Но даже Котел был определенно менее забит, чем обычно ».
В то время как выезд из страны был невозможен, Гликман смог проводить больше времени, путешествуя по Израилю, и обнаружил много вещей и мест, которых в противном случае у него не было бы.
Даже план Гликмана стать волонтером с MDA был почти отменен из-за Covid-19. Но, поскольку Израиль запретил старшеклассникам участвовать в волонтерской деятельности MDA, потребность в волонтерах выросла до такой степени, что Гликмана призвали присоединиться к группе добровольцев из Австралии и Южной Африки.
После 10-дневного обучения Гликман перебрался в Ашдод, где он смог остаться со своей семьей, работая волонтером на полную ставку в MDA.
«Это было 40 часов в неделю, пять дней в неделю, и я обычно работал в ночную смену», - сказал Гликман. «Было с 11 вечера до 7 утра. А когда на станции не было звонков, я просто ждала звонка. Но, если бы был звонок, я обычно был бы вторым парнем в машине скорой помощи - это был водитель, а затем я. Обычно в машине скорой помощи три или четыре человека, но из-за нехватки волонтеров, когда я этим занимался, нас было всего двое, а иногда и трое.Тебя готовят к машине скорой помощи, и ты прыгнешь туда и поедешь с кем-нибудь ».
Что касается того, как израильское общество справляется с Covid-19, Гликман отметил, что просто прожить жизнь в Израиле помогло подготовить людей к тому, чтобы хорошо справляться с кризисными ситуациями - в некотором смысле, дав им преимущество в преодолении пандемического стресса. Но все же эта чувствительность больше применима к краткосрочным кризисным ситуациям. Таким образом, кажущаяся длительная продолжительность Covid-19 теперь вызывает некоторую усталость от соблюдения правил среди израильтян.
«Люди устают, а вы сражаетесь с врагом, которого даже не видите», - сказал Гликман. "Это очень трудно. Например, для многих компаний это действительно сложно. Моя семья, люди, с которыми я жил в Ашдоде, - у них есть небольшая фабрика. И это действительно сложно, потому что иногда разрешено быть открытым, а иногда нет ... поэтому нет последовательности.
«Здесь много разочарований, и все указывают пальцем на всех. Но я также думаю, что это помогает, когда люди собираются вместе.Я не знаю. Я определенно видел это вначале и на протяжении всего процесса - соседи помогают соседям, друзья помогают друзьям ... следя за тем, чтобы все вместе проходили через это ».
Гликман выразил благодарность Еврейскому фонду Манитобы (JFM) и Мемориальной стипендии Джоэла М. Вайнштейна, а также стипендии, которую он получил от Канадского университета друзей еврейского (CFHU), когда он окончил Серую академию еврейского образования за финансовая поддержка и помощь в реализации его мечты об Израиле.

Подробная информация о продукте - Cornell University Press

{{/если}} {{#if item.templateVars.googlePreviewUrl}} Google Предварительный просмотр {{/если}} {{#if item.imprint.name}}

Выходные данные

{{item.imprint.name}}

{{/если}} {{#if item.series.series}}

серии

{{#each item.series.series}}

{{{this.name}}}

{{/каждый}} {{/если}} {{#if item.title}} {{/если}} {{#if item.subtitle}}

{{{item.subtitle}}}

{{/если}} {{#if item.templateVars.contributorList}} {{#if item.edition}}

{{{item.edition}}}

{{/если}} {{#each item.templateVars.contributorList}}

{{{this}}}

{{/каждый}} {{/если}}

Приглашенный лектор в:

{{#if item.templateVars.formatsDropdown}}

Формат

{{/если}} {{#if item.templateVars.formatsDropdown}} {{{item.templateVars.formatsDropdown}}} {{/если}} {{#if item.templateVars.buyLink}} {{item.templateVars.buyLinkLabel}} {{/если}} Открытый доступ {{#if item.описание}}

{{{item.description}}}

{{/если}}
  1. СМИ
  2. {{#if item.templateVars.reviews}}
  3. хвалить
  4. {{/если}} {{#if item.templateVars.contributorBiosCheck}}
  5. Автор
  6. {{/если}}
  7. для педагогов
  8. {{#if item.templateVars.moreInfo}}
  9. больше информации
  10. {{/если}} {{#if item.templateVars.awards}}
  11. награды
  12. {{/если}}
  1. {{#if item.templateVars.reviews}}
  2. {{#each item.templateVars.reviews}} {{#if this.text}}
    {{#если это.текст}} {{{этот текст}}} {{/если}}
    {{/если}} {{/каждый}}
  3. {{/если}} {{#if item.templateVars.contributorBiosCheck}}
  4. {{#if item.contributors}} {{#each item.contributors}} {{/каждый}} {{/если}}
  5. {{/если}}
  6. Запросить экзамен или настольную копию

    Приглашенный лектор в:

    {{#if item.templateVars.contentTab}}

    Содержание

    {{{item.templateVars.contentTab}}} {{/если}}
  7. {{#if item.templateVars.moreInfo}} {{#each item.templateVars.moreInfo}}

    {{{this}}}

    {{/каждый}} {{/если}}
  8. {{#if item.templateVars.awards}}
  9. {{# каждый элемент.templateVars.awards}}

    {{this.name}}

    {{/каждый}}
  10. {{/если}}

Также представляет интерес

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *