Картины эпохи эдо: Картины изменчивого мира: традиционная жизнь в эпоху Эдо

Содержание

Картины изменчивого мира: традиционная жизнь в эпоху Эдо

«Жить только для момента, обращать внимание на красоту луны, снега, цветущих слив и кленовых листьев, распевать песни, наслаждаться вином, развлекаться; нисколько не заботиться о нищете, глядящей нам в лицо, отвергать уныние, жить словно бутыль, плывущая по течению, — вот что мы называем укиё»
Асаи Рёи «Рассказы изменчивого мира» (1661)

 

С 26 сентября по 5 октября в Центре восточной литературы Российской государственной библиотеки открыта книжно-иллюстративная выставка из фондов ЦВЛ РГБ «Картины изменчивого мира: традиционная жизнь в эпоху Эдо». Её увидят участники «Японских вечеров» и все посетители ЦВЛ.

 


Выставка «Картины изменчивого мира: традиционная жизнь в эпоху Эдо»

 

На выставке экспонируются как оригиналы редких японских книг эпохи Эдо, так и современные издания из собрания Центра восточной литературы Российской государственной библиотеки.

Книжная выставка иллюстрирует картины из повседневного быта горожан и ронинов, проливает свет на сексуальную жизнь японцев периода Эдо.

Открывает экспозицию, изданная в 1861 году, цветная карта Эдо (Токио), составленная Такасиба Санъю. Повседневная жизнь горожан в эпоху Эдо детально раскрывается в гравюрах «Иллюстрированного путеводителя по Киото», изданного в 1787 году. Особый интерес вызывает семитомное издание «Симпэн кимпэйбай» — романы легкого жанра с иллюстрациями Утагава Куниясу (1794—1832), а также восьмитомное издание «Канники» 1659 года издания — собрание анекдотов и рассказов из китайских и японских источников, составленное крупнейшим представителем японской народной новеллы эпохи Эдо — Асаи Рёи (около 1612—1691).

 


Выставка «Картины изменчивого мира: традиционная жизнь в эпоху Эдо»

 

На выставке экспонируются уникальные издания с иллюстрациями великого японского художника Кацусика Хокусая (1760—1849). Имя японского художника широко известно во всём мире.

Хокусай один из самых известных на Западе японских гравёров, мастер завершающего периода японской ксилографии. Его творчество знаменует целую эпоху в истории японского искусства. Творческий диапазон Хокусая очень велик — художник создавал портреты актёров и театральные афиши, живописные картины-свитки, иллюстрации к литературным произведениям и серии гравюр.

«Манга» — это одна из главных работ в творческом наследии художника, созданная им в зените славы. Она является выражением взглядов Хокусая на творчество, его философии, раскрывает секреты мастера. «Манга» ценна не только как веха в жизни Хокусая, но и как бесценный источник информации о культуре и искусстве Японии эпохи позднего феодализма. «Мангу» Хокусая нередко называют энциклопедией японского народа.

 


Выставка «Картины изменчивого мира: традиционная жизнь в эпоху Эдо»

 

Раздел выставки о жизни ронинов открывает замечательная книга «Дзюхатикадзё мосихираки дзицуроку», изданная в 1895 году и отсылающая к народному преданию о мести сорока семи бывших самураев за смерть своего господина. Издание содержит в себе запись в 18-ти ответах Оиси Ёсио (главного советника Асано). Стоит обратить внимание и на произведение «Ако гидзинроку» 1867 года издания — переложение популярной истории о мести 47 самураев.

Заключительный раздел экспозиции посвящен эротическим гравюрам укиё — «сюнга» («весенние картинки»). Он содержит книги и альбомы 60-70-х годов ХХ века, в частности, на выставке представлен альбом фривольных японских гравюр укиё-э — «Кара укиё-э-но хигига.», изданный в Токио в 1979 году.

 


Выставка «Картины изменчивого мира: традиционная жизнь в эпоху Эдо»

 

 

 

Искусство Японии периода Эдо, 1615-1868 — История искусства

К концу 1630-х годов контакты с внешним миром были отрезаны официальным указом о запрете всего иностранного. В период более чем двухсотлетней самоизоляции произошло возрождение традиционных ценностей, традиционного искусства, которое не только укрепилось, но и трансформировалось в наиболее изысканное.

В жестко контролируемом феодальном обществе, которым более 250 лет правили потомки Токугава Иэясу (1542-1616), японское художественное творчество развивалось не в среде лидеров консервативного военного класса, а в двух низших классах согласно конфуцианской социальной иерархии, то есть среди ремесленников и торговцев. Хотя официально эти два социальных класса — ремесленники и торговцы — считались чернью, они все же имели достаточно свободы для развития собственных эстетических вкусов.

Инро, оформленный стилизованной фигуркой португальского музыканта. Дерево с черным и золотым лаком.

Торговые отношения с китайскими, голландскими и португальским купцами были разрешены только в Нагасаки. Взаимная увлеченность, с которой японцы и европейцы смотрели друг на друга после первого знакомства еще в конце 16-го века, была представлена в частности в японском изобразительном искусстве. На иллюстрации представлен японский инро — контейнер для хранения лекарственных трав и других мелких предметов, который носился на талии.

Поверхность инро украшена изображениями трех португальских мужчин, одетых в характерные гофрированные воротники, а также брюки и куртки европейского фасона.

Музыкальный инструмент кото с футляром и мешочком. Начало 17-го века. Несколько пород дерева, слоновая кость, инкрустация черепаховым панцирем, инкрустация золотом и серебром.

Торговля с Китаем стимулировала развитие японского фарфора. А поскольку в росписи фарфора наиболее популярными стали сюжеты из литературных произведений династии Мин, эта культура стала просачиваться в художественные круги Киото и Эдо.

К концу 17-го века в Японии процветали три отрасли творческого выражения. Возрождение культуры Хэйан, предназначавшейся для аристократов и культурного общества крупных городов, создало большое количество школ живописи и новый стиль, который впоследствии стали называть Ринпа. В Эдо, восстановленном после большого пожара в 1657 году, огромный интерес стали получать литература и искусство, что привело к появлению театра Кабуки, и вместе с ним традиции гравюры укио-э.

В 18-м веке появился японский ответ на китайское литературное искусство, созданный китайскими же монахами из храма Манпуку-дзи близ Киото. Монахи создали совершенно новый стиль живописи, известный как Бидзин-га (букв. «литературная живопись»), или Нанга («живопись южной школы»).

На протяжении 18-го и начала 19-го веков эти три совершенно различных стиля стали основными для большинства японских художников и ремесленников.

Огата Корин (1658–1716), Бурные волны, ок. 1704. Две панели ширмы; тушь цветная и золотая по позолоченной бумаге; 146.6 x 165.4 см.

Многие художники и поэты Востока и Запада стремились ухватить образ бренности и мимолетности посредством морских волн. Бурные волны в исполнении Огата Корин является одним из самых ярких представлений этой аморфной, неуловимой формы. Изображение стихии приобретает устрашающий вид благодаря длинным, словно щупальца осьминога волнам. Техника исполнения древняя китайская, двумя кистями, удерживаемыми в одной руке.

Страница со стихотворением, смонтированная как свиток; начало 17-го века. Живопись Таварая Сотацу, каллиграфия Хонами Коэцу (1558-1637). Чернила по бумаге с украшением золотом и серебром; 20 x 17.8 см.

Классическая поэма, начертанная Хонами Коэцу каллиграфическим письмом на квадратном листе бумаги, украшена живописью Таварая Сотацу: цветущая вишня на фоне золотых облаков.

Окумура Масунобу (1686–1764), Юкихира и девицы. ок. 1716–35. Свиток; цветные чернила по шелку; 84.1 x 32.7 см.

Молодой человек, прогуливаясь с очаровательной куртизанкой, выдергивает волосок из бороды. В этой картине Окумура Масунобу, один из разносторонних художников и любитель сюжетов театра и борделей в ксилографии, представляет урбанистическую пародию на рассказ о поэте и государственном деятеле Аривара Юкихира (818–893). Несколько рассказов повествуют о любви Юкихара к сестрам Мацукаце и Мурасаме.

Тэг: Изобразительное искусство

Выставка «МАСТЕРА ЭПОХИ ЭДО. Японская гравюра укиё-э из собрания О. П. Малахова (Челябинск)» (0+)

Состав выставки: 65 японских гравюр укиё-э XVIII–XIX веков из коллекции О. П. Малахова (Челябинск). Среди авторов – знаменитые мастера Кацусика Хокусай, Китагава Утамаро, Тосюсай Сяраку, Утагава (Андо) Хиросигэ, Утагава Куниёси и др. Практически все произведения, за редким исключением, отпечатаны при жизни их создателей.

Выставка впервые в Омске открывает зрителю возможность в масштабном проекте познакомиться с традиционной японской ксилографией XVIII–XIX веков из собрания Олега Петровича Малахова, создавшего в родном городе «Музей личных коллекций». Выполненные в стиле укиё-э (дословно: картины плывущего, изменчивого мира), они представляют направление городской культуры периода Эдо (1603–1868). Именно в это время гравюра приобрела статус самостоятельного искусства.

Выставка демонстрирует многообразие жанров и сюжетов, которые отражают круг интересов мастеров укиё-э. Например, театр – любимое развлечение японцев – запечатлен в гравюрах Сяраку, Сюнсё, Кунихиро, представляющих жанр якуся-э. Изображение красавиц-горожанок или знаменитых гейш (жанр бидзин-га) мы видим в работах Харунобу, Утамаро, Эйси, Тиканобу.

Пейзаж (жанр фуукэй-га) своей невероятной популярностью не только в Японии, но и в Европе и Америке обязан Кацусике Хокусаю и Утагаве (Андо) Хиросигэ. На выставке можно увидеть прославленные шедевры этих мастеров: Хокусая – «Волны у побережья Канагавы» («Большая волна»), «Южный ветер. Ясный день» («Красная Фудзи») и Хиросигэ – более 20 листов из серии «Пятьдесят три станции Токайдо», «Сто знаменитых видов Эдо».

Куниёси Утагава (1797–1861). Самурай Эндо Морито и красавица Кеса Гозен. Триптих. 1844. Иллюстрация к сюжету из военного эпоса «Повесть о доме Тайра» (XIII век). Бумага, ксилография

На выставке есть возможность встретиться с произведением одного из самых загадочных художников Японии – Тосюсаем Сяраку. Его оригинальные гравюры с изображением актеров театра Кабуки – большая редкость не только в частных собраниях, но и крупнейших мировых сокровищницах.

Гравюры Китагавы Утамаро вошли в историю мировой художественной культуры как высшее проявление утонченного японского изящества и женственности, освященной счастьем материнской любви («Молодая женщина с ребенком у зеркала»).

Китагава Утамаро (1754–1806). Молодая женщина с ребенком у зеркала. 1790–1797. Бумага, ксилография

Культура — Живопись — Укиё-э

Укиё-э (буквально — «картины изменчивого мира») — жанр искусства, представленный, главным образом, отпечатками с деревянных досок, развившийся на ранних этапах эпохи Эдо (1600 — 1868) и создавший для себя обширный популярный рынок среди среднего сословия. Объектами мастеров, работавших в этом жанре, чаще всего являлись обитатели кварталов красных фонарей и персонажи спектаклей театров кабуки, а виды гравюр включали однолистовые отпечатки, поздравительные открытки, альбомы и книжные иллюстрации. Укиё-э пользовались успехом по всей Японии, причем наиболее характерные их формы утвердились в образцах, производившихся в Эдо (ныне Токио) примерно с 1680 г. по середину 50 — х годов XIX в.
Четко видимая обстановка, в условиях которой предстояло появиться укиё-э, сложилась еще в эру Канъэй (1624 — 1644). На жанровых картинах того времени (фудзокуга) фигурируют «искатели удовольствий» из всех социальных сословий, шатающихся по увеселительному кварталу у реки Камогава в Киото. В подобных районах, будь то в Киото, Осака или Эдо, формировался разудалый жизненный стиль укиё, или «изменчивого мира», и, соответственно, жанр искусства — укиё-э, — прославлявший этот стиль.
До наступления второй половины XVII в. история укиё-э может отслеживаться только посредством изучения рисованных картин (никухицу укиё-э). Хотя первые более или менее значимые отпечатки с деревянных досок появились примерно в 1660 г., лишь на начальном отрезке XVIII в. гравюры укиё-э опередили по популярности произведения живописи. Полноцветные отпечатки поступили на рынок не ранее 1765 г., а примерно до 1745 г. краски добавлялись кистью к монохромным гравюрам.
Среди ранних видов укиё-э важное место занимали секс-наставления (сюнга — буквально «весенние картинки») и описания жизни куртизанок (юдзё хёбанки). Сюнга представляли собой книги или альбомы с чрезвычайно откровенными любовными сценами (впрочем, участвовавшие в них пары редко представали полностью обнаженными). Лишь некоторые секс-наставления, опубликованные между 60 -ми и первыми 70 -ми годами XVII в. , дошли до нашего времени, и ни один из них не подписан. Самые ранние атрибуции относятся к Хисикава Моронобу и Сугимура Дзихэй, которые были весьма активны в конце XVII в. Впоследствии сюнга оставались жанром, в котором пробовало себя большинство мастеров укиё-э. Описания жизни куртизанок (в основном книги иллюстраций с комментариями) содержали стилизованные портреты выдающихся дам этой категории, занятых какими — либо повседневными делами, — например, чтением или приведением в порядок причесок. Особый интерес на этих портретах вызывают позы изображаемых или изящные складки кимоно. Аналогичной разновидностью портретов такого рода были бидзин-э («портреты красавиц»), на которых изображались куртизанки высшего ранга (таю), нередко с их антуражем. Портреты куртизанок сохраняли популярность на протяжении всей истории укиё-э. Так, мастера этого жанра, принадлежавшие к школе Кайгэцудо, редко обращали внимание на другие объекты, и многие наиболее памятные гравюры Китагава Утамаро посвящены этим стильным красавицам.

Сдается, что описанные выше альбомы и книги опередили однолистовые самостоятельные гравюры по крайней мере на двадцать лет, хотя точная дата изготовления последних является предметом оживленных дискуссий. Листы из альбомов, обнаруживаемые отдельно от их корпуса, часто ошибочно принимаются за самостоятельные гравюры (или проходят как таковые), и то же самое происходит с книжными иллюстрациями. Более пристальный взгляд на искусство печатания с деревянных досок в том виде, в каком оно реально практиковалось в Японии XVII в, помогает объяснить, как это могло происходить.
Гравюры и книжные страницы были ручными оттисками, которые получали без использования пресса с вырезанных по рисунку деревянных блоков (это были тонкие вишневые доски). На поверхности блока обычно помещались либо две книжных страницы (отпечатанные листы складывались и соединялись, образуя перед и обратную сторону страницы), либо одна. Страницы текста, обычно выполненного в плавной и предельно скорописной форме хирагана, вырезались и печатались точно так же, как и иллюстрации. О подвижном шрифте знали, но применяли его крайне редко. Центральной была роль издателей. Они оценивали масштабы рынка, определяли объекты, подлежащие изображению на гравюрах, нанимали мастеров и писателей, а затем контролировали работу резчиков и печатников. Мастера попросту представляли эскизы гравюр на одобрение издателям, которые давали окончательное заключение. Публикация гравюр и книг была настолько интегрированным предприятием, что многие издатели обычно занимались теми и другими, что вело к появлению работ, которые сочетали в себе прежде отделенные друг от друга стилевые характеристики.

К концу XVII в. центр искусства укиё-э переместился из Камигата (регион Киото — Осака) в Эдо, где однолистовые отпечатки, поначалу, вероятно, предназначавшиеся для помещения на свитки (какэмоно-э), пожалуй, приобрели в заключительные годы эры Гэнроку (1688 — 1704) самостоятельное значение. Ранние укиё-э Эдо публиковались по большей части издателями (их называли дзихон тоия) популярных иллюстрированных книг и рассказов. На растущем рынке, отражавшем стремительное увеличение грамотности, авторы работ, пользовавшихся наибольшим коммерческим успехом, таких, как иллюстрированные истории сярэбон, как правило, избирали местом действия увеселительные кварталы Ёсивара, а героями — утонченных плейбоев (цудзин). В более сатирических по характеру изданиях находил отражение самый разнообразный жизненный опыт, накопленный исполнителями.

Однако именно развитие искусства однолистовых гравюр ознаменовало собой поворотный пункт в истории укиё-э — наступление эпохи, когда оно оказалось в органичном единстве с искусством кабуки. Заглавную роль в прогрессе кабуки сыграл Итикава Дандзюро I, который изобрел взрывной стиль исполнения, известный как арагото и немедленно ставший невероятно популярным в Эдо. Портреты актеров (якуся-э), исполнявших популярные роли, уже успели стать стандартными объектами мастеров укиё-э, но школа Тории добилась наилучших достижений в адаптации огненности стиля арагото к графическим формам. Тории Киёнобу I и Тории Киёмасу I усовершенствовали стиль, который, благодаря выразительным линиям и смелым формам, оказался особенно подходящим для изображения деятелей театра, и их школа вскоре обрела практическую монополию на заказы в Эдо раскрашенных театральных афиш (камбан) и иллюстрированных театральных программ (эбандзукэ). Самые замечательные гравюры школы Тории, запечатлевшие позы или появления на сцене, популяризированные тем или другим актером, исполнены в формате какэмоно-э и являются иллюстрированными каталогами театральных обычаев, подчеркивающих традиции кабуки. Самостоятельный стиль театральных гравюр развился в Осака.

Одновременно с мастерами раннего периода школы Тории творили мастера школы Кайгэцудо, чьи изображения красавиц (бидзин-э) сохранили образы высоких, царственных и где — то надменных куртизанок. Весьма популярные на протяжении первых двух десятилетий XVIII в., мастера этой школы пережили короткий период влияния на мастеров школы Тории, но их по — настоящему серьезное воздействие ограничивалось творцами укиё-э, — такими, как Миягава Тёсюн, который не дизайнировал гравюры. С двадцатых годов XVIII в., однако, все крупные стилистические инновации происходили, прежде всего, в области печатания гравюр.

Другим выдающимся современником мастеров школы Тории был Окумура Масанобу, кое — какие из ранних работ которого практически не отличаются от работ указанных мастеров. Имя Масанобу, бывшего также издателем, ассоциируется с целым рядом технических инноваций, например, с уруси-э (лакированные отпечатки), называвшиеся так потому, что при их изготовлении клей смешивался с тушью для придания им глянца, или с уки-э («изменчивые картины»), выделявшимися использованием западной перспективы. В 40 — х годах XVIII в., когда уки-э находились на вершине популярности, на них изображались, главным образом, интерьерные сцены, причем архитектура использовалась для контроля над перспективой. Позднее на уки-э, особенно на тех из них, которые выходили из мастерской Утагава Тоёхару, стали появляться ландшафты. Еще одним выдающимся мастером укиё-э второй четверти XVIII в. был Нисикава Сукэнобу, уроженец Киото, чьи иллюстрированные книги со сценами повседневной жизни или с сюжетами классической поэзии пользовались огромной популярностью по всей стране. Его работы демонстрировали утонченность, ставившую их в отдельную от тогдашних эдоских укиё-э категорию, и они существенно повлияли на последующее развитие жанра.

Примерно в 1745 г. была разработана техника приводки следующих один за другим блоков, с которых на один и тот же лист наносились отпечатки разных цветов. Гравюры, изготовлявшиеся этим способом в одном или двух цветах, назывались бэнидзури-э («картины в красном цвете»), ибо самым ярким цветом на них был красный (его получали из лепестков ложного шафрана — бэнибана). Первые многоцветные отпечатки появились не ранее 1764 г. Это событие было тесно связано с внезапной популярностью работ Судзуки Харунобу. К 1766 г. почти все мастера укиё-э работали в стиле Харунобу. Эти новые гравюры, называвшиеся нисики-э («парчовые картины») или эдо-э («эдоские картины»), представляли финальную стадию технического прогресса в области цветного печатания, достигнутого в эпоху Эдо. Многие из гравюр Харунобу пропитаны мягкой ностальгией по прошлому, но на других присутствует смешливый, мирской дух митатэ-э — пародий на сцены из классического искусства или литературы в современном той эпохе переосмыслении. Среди прочих инноваций, появившихся в те же годы, следует упомянуть о переходе от узкого формата гравюр хособан (правда, его продолжали использовать для якуся-э) к формату тюбан, более похожему на квадрат.

Революция стиля, вызванная прогрессом многоцветного печатания, вскоре повлияла на традиционный жанр якуся-э. Примерно с 1770 г. на гравюрах таких ведущих новаторов, как Кацукава Сюнсё и Иппицусаи Бунтё, актеры впервые были представлены индивидами с присущими каждому неповторимыми чертами, в то время как раньше их можно было различать только по гербам (мон) на кимоно. Сюнсё оказал особо сильное влияние на своих учеников Кацукава Сюнъэй и Кацусика Хокусаи, а инновации, которым он сообщил могучий импульс, заложили основы творчества Тосюсаи Сяраку.

В 70 — х годах XVIII в. поэты кёка (разновидность стихов юмористического содержания) и художники начали сотрудничать в подготовке и публикации некоторых совершенно замечательных книг, сочетавших указанные стихи с иллюстрациями в виде укиё-э. Успех этих работ, особенно книги Утамаро «Эхон муси эрами» («Книга насекомых», 1788), способствовал популяризации в 90 — х годах того же столетия суримоно — роскошных изданий, содержавших комбинацию кёка или хайкай и укиё-э. Суримоно изготовлялись по заказам в ограниченном количестве для использования в качестве объявлений, приглашений или подарков. Они были поистине элегантными, отличались частым применением полированных металлических пигментов и выдавливанием, которые придавали текстуру и глубину поверхности отпечатков. Некоторые поэты кёка писали также истории типа кибёси и сярэбон, обычно иллюстрировавшиеся мастерами укиё-э.

Конец XVIII в. был в основном периодом консолидации, а не инновации жанра. Однако развитие более крупного формата обан и появление диптихов и триптихов обернулось созданием композиций повышенной сложности. Больше, чем кто — либо иной, с этим периодом ассоциируется Тории Киёнага. Идеал женской красоты, над совершенствованием которого он работал, доминировал в 80 — е годы XVIII в. Высокие, царственные фигуры необыкновенного достоинства и изящества — таковыми представали на его гравюрах представительницы прекрасного пола. Композиции его гравюр с их умышленным сосредоточением большого количества объектов на относительно малом пространстве, а также тщательно продуманным равновесием горизонтальных и вертикальных линий находятся в числе самых мастерских свершений, составляющих предмет гордости традиционного укиё-э. И все — таки работы некоторых его современников — Кацукава Сюнтё, Кубо Сюмман и Китао Масанобу (этот последний известен и как автор сярэбон под именем Санто Кёдэн) — проигрывая Киёнага в уверенности письма, часто выглядят более смелыми. После 90 — х годов XVIII в. образы укиё-э обрели невиданные прежде глубину и яркость, а стили начали менять друг друга с поразительной быстротой. Утамаро и Сяраку достигли беспрецедентной близости к своим объектам посредством использования формата окуби-э, т. е. поясного портрета. Женщины Утамаро выглядят на его гравюрах крайне чувственными, а исполненные Сяраку портреты актеров кабуки, играющих женские роли (оннагата), словно бы источают присущую им мужественность. Утамаро был одним из первых мастеров, выделявших персонажи своих гравюр на сияющем слюдяном фоне. Он делал это с тонкостью, которой лишь редко удавалось достичь другим мастерам того времени, а ведь среди них были такие, как Хосода Эйси и Утагава Тоёкуни.

После 1800 г. произошло, по всей видимости, радикальное изменение вкусов, сопровождавшееся частичной утратой вдохновения, столь явно ощущавшегося в композициях гравюр, и ухудшением их качества. Низкорослые фигуры с покатыми плечами и острыми чертами лица вытеснили высоких, элегантных героев гравюр 70 — х и 80 — х годов XVIII в., роспись кимоно сделалась более грубой и резкой, а изображения актеров обнаружили тенденцию к преувеличенной вычурности и даже гротеску. Одна из причин этого заключалась в переменах, которые произошли в составе покупателей гравюр : их ряды существенно увеличились, и они, судя по всему, стали менее разборчивыми. В результате многие гравюры изготавливались в спешке (на некоторых допущено смешение цветов) и в слишком больших количествах.

Появление ландшафтных гравюр явилось относительно поздним феноменом в истории укиё-э. До выхода «Фугаку сандзюроккэй» («Тридцать шесть видов горы Фудзи», 1823) Хокусаи ландшафт как самостоятельный объект для укиё-э был практически неизвестен. Но мастера быстро последовали за Хокусаи, и ландшафтные гравюры вскоре начали соперничать по популярности с утвердившимися портретными жанрами. Демонстрируя творческую активность на протяжении примерно шестидесяти лет, Хокусаи развил стиль, который был в высшей степени индивидуален, сочетал китайские и западные мотивы наряду с элементами, заимствованными у мастеров школ Кано и Тоса и из традиции Римпа. Он был также плодовитым рисовальщиком, использовавшим различные технические приемы для создания поразительного множества образов своих современников в знаменитом 13 — томном произведении «Хокусаи манга» («Эскизы Хокусаи», 1814 — 1849).

Единственным подлинным соперником Хокусаи и искусстве ландшафтной гравюры был Андо Хиросигэ, чья великая серия «Токайдо годзюсанцуги» («Пятьдесят три станции на Токайдоской дороге», 1833 — 1834) принесла ему славу и породила массу подражателей. В этой и других работах Хиросигэ придает большее, чем Хокусаи, значение атмосфере, свету и погоде. Исполненные в манере, слегка напоминающей ландшафтные произведения мастеров эпохи южной династии Сун (1127 — 1279), его работы не избежали влияния современной ему школы Маруяма — Сидзё и западного реализма. Утагава Куниёси, который активно работал в то же самое время, выделяется своим богатейшим воображением, равно как и использованием время от времени западной перспективы и распределения светотени.

Будучи неотъемлемым элементом культуры эпохи Эдо, которую оно отражало, укиё-э не могло пережить ее крах вслед за радикальной вестернизацией, преобразившей страну в эпоху Мэйдзи (1868 — 1912). Тем не менее известное число мастеров, воспитанных в традициях этого жанра (включая Тайсо Ёситоси и Кобаяси Киётика), продолжало работать в самом конце XIX в.

Искусство японской гравюры укиё-э — история, жанры, мастера

Появление и развитие укиё-э

Одним из самых известных видов японского искусства является гравюра, получившая название укиё-э (浮世絵). Дословно «укиё-э» переводится как «плывущий мир», что отсылает нас к буддийской философии, в которой словом «укиё» обозначался «бренный мир». Но с появлением в эпоху Эдо «веселых кварталов» (публичных домов), понятие было переосмыслено и стало обозначать «мир мимолётных явлений». Впервые слово «укиё-э» было упомянуто писателем  Асай Рёи в 1661 г.

Стиль укиё-э относится с ксилографии, печатной графике на дереве или оттиске на бумаге. Создателем укиё-э считается живописец и график Хисикава Моронобу (菱川 師宣).

Предшественниками укиё-э стали эхон (絵本) – сборники рассказов с сопровождающими их картинками. Затем гравюры обрели самостоятельность и использовались в качестве афиш к постановкам театра кабуки или свитков с изречениями какэмоно (掛け物), помещаемых в нишах токонома (床の間), своеобразных домашних святилищах.

Первоначально картины укиё-э возникли в конце 17 века. Первые гравюры были черно-белыми, так как для их создания использовалась тушь, а с 18 века картинки стали цветными, так как мастера начали раскрашивать их киноварью вручную, используя кисть. Затем появилась техника полихромной печати, получившая название нисики-э (錦絵) — «парчовые картинки».

Гравюры были очень дешёвыми, так как техника была достаточно проста и позволяла выпускать большие «тиражи», и предназначались для широких слоёв, в основном, городского населения. И лишь когда европейцы начали массово скупать картины, японцы поняли всю ценность этих произведений, и им пришлось выкупать картины производства своей же страны у иноземцев. Из-за того, что оттиском можно было создать не одну сотню одинаковых картин, можно увидеть одну и ту же работу в нескольких точках земного шара, и все они будут подлинными.

Так как основными потребителями картин были горожане, сюжеты отражали типичный образ жизни японского города: прекрасные дамы, ежедневные бытовые ситуации, сумоисты, актёры театра кабуки, сюжеты легенд. Позже стали изображаться пейзажи и военная тематика. Соответственно, картины укиё-э являются не только произведениями искусства, но и важными историческими источниками, из которых мы можем узнать многое о жизни эпохи Эдо.

Гравюры предназначались для того, чтобы любоваться ими в горизонтальном положении, поэтому их не вешали на стену, кроме какэмоно. Из-за этого некоторые произведения имеют свой «секрет». Например, кимоно героя могло быть с рисунком, который возможно было разглядеть, только когда картина лежала горизонтально или при взгляде на неё снизу, если она висела на стене.

Техника выполнения

Для создания японской гравюры требовалось три человека: художник, резчик и печатник. Качество и красота работы зависели от всех трёх мастеров. Первый тушью наносил прототип картины на прозрачную бумагу, резчик приклеивал его на деревянную дощечку из вишни, груши или самшита и вырезал области, оставшиеся белыми. Это была первая печатная форма, а рисунок фактически уничтожался. Затем делалось несколько оттисков с разными цветами (для каждого цвета или тона своя форма), и печатник, заранее обговорив с художником цветовую гамму, наносил на набор форм краску и печатал гравюру на рисовой бумаге.

Основные жанры

Бидзин-га (美人が) — изображение красавиц. Как понятно из названия, основным предметом изображения этого жанра являлись прекрасные женщины. Чаще всего на гравюрах можно было увидеть обитательниц весёлого квартала Ёсивара: гейш, куртизанок и просто известных прекрасных женщин. Типичная красавица тех времён имела овальную форму лица, изогнутую шею и маленький рот. Сюжеты, в которых фигурировали красавицы, были повседневными: чайная церемония, туалет, прогулки, игры. В этом жанре возник стиль окуби-э (お首絵) — «большие головы», где изображалась крупным планом голова девушки.

Мастера: Судзуки Харунобу, Тории Киёнага, Китагава Утамаро.

 

Якуся-э (役者絵)— портреты популярных актёров театра. Художник должен был придерживаться определённых строгих правил в изображении: например, косые глаза, собранные в кучу, обозначали гнев; если герой закусывал платок, то это показывало безудержную страсть, а волосатость отсылала к дикости и животной необузданности. Гравюры якуся-э имеют интересную особенность: на головах героев можно заметить фиолетовое пятно. На самом деле, это пятно обозначало шапочку, символизирующую высоко выбритый лоб, как у всех мужчин Эдо, которую надевали на голову актёры, изображающие женщин (а как известно, в кабуки все роли, в том числе женские, изображали мужчины).

Мастера:  Тории Киёнобу, Кацукава Сюнсё, Тосюсай Сяраку, Утагава Тоёкуни.

Сюнга (春画 «весенние картинки») — эротические гравюры.

При слове «укиё-э» у японца, прежде всего, всплывает в голове образ картины в жанре сюнга, а затем уже и всех остальных. Сюнга представляет собой жанр, в котором изображались очень откровенные интимные сцены с преувеличенными анатомическими подробностями, шокирующие европейцев, воспитанных в строгих христианских обычаях. Но шок сменился популярностью — на Западе таких изображений быть никогда не могло, и иностранцы скупали их очень активно.

Мастера: Хисикава Моронобу, Кацусика Хокусай, Китагава Утамаро, Судзуки Харунобу.

Катё-га (花鳥絵 — «цветы и птицы»). Картинки жанра катё-га можно назвать атласами по флоре и фауне эпохи Эдо. Основным правилом было изображать по два разных вида птиц или цветов.

Мастера: Охара Косон, Дзякутю Ито.

Фукэй-га (府警画) — изображение пейзажей. Часто выпускались целые серии сюжетов, которые были объединены одним мотивом. Например, «Тридцать шесть видов Фудзи», «Сто видов луны».

Мастера: Кацусика Хокусай, Андо Хиросигэ.

Муся-э(武者絵) — изображения знаменитых самураев. Относится к историко-героической жанру, ставшему популярным в 1830-е годы. Изображались реальные исторические личности, хроники и участники средневековых войн. На рубеже 19-20 веков гравюры служили своеобразным средством массовой информации, повествуя о событиях на фронтах боевых действий с Китаем и Россией.

Мастер: Утагава Куниёси.

Укиё-э на Западе и в России

Специалисты говорят о большом влиянии японских гравюр укиё-э на создание стилей модерн и импрессионизм в Европе и России. Это явление называют японизмом и отмечают его появление в работах Винсента Ван Гога, Клода Моне и многих других.  Ван Гог имел около 400 японских гравюр и писал о позитивном влиянии от их созерцания. Также у Ван Гога есть работы, просто скопированные с произведений одного из выдающихся мастеров укиё-э Утагава Хиросигэ «Сливовый сад Камэйдо» и «Внезапный дождь над мостом Син-Охаси на реке Атака».

В своих коллекциях укиё-э имели Уистлер, Мане, Дега, Гонкур, Золя. В конце XIX века исследователь А.В. Вышеславцев привёз из кругосветного путешествия несколько японских гравюр и альбомов, что вызвало интерес к этому необычному искусству, и в 1898 году в Петербурге прошла первая выставка гравюр. В нынешнее время японская гравюра занимает одно из почетных мест в мировом искусстве.

Посещали ли вы выставки японской гравюры в России, Японии или в любой другой стране? Расскажите в комментариях о своих впечатлениях.

Если вы уже твёрдо решили изучать японский язык, но не знаете с чего начать, начните с записи на наш курс «Японский язык для начинающих за три шага«!

тет-а-тет с шедеврами — KVnews.

ru

В Омск привезли уникальную частную коллекцию. 

На прошлой неделе в Омском музее изобразительных искусств имени М.А. Врубеля открылась выставка «Мастера эпохи Эдо». На ней представлено 65 японских гравюр укие-э (XVIII–XIX вв.) из собрания коллекционера Олега МАЛАХОВА (Челябинск).

Эпохой Эдо в Японии называли время правления самурайского клана Токугава. Для этого периода была характерна стабильность во всех сферах жизни и расцвет культуры.

Выставка впервые дает омскому зрителю возможность познакомиться с традиционной японской ксилографией того времени, выполненной в стиле укие-э (дословно: картины плывущего, изменчивого мира). Именно в эпоху Эдо гравюра приобрела статус самостоятельного искусства.

– Вся эта выставка уникальна, потому что здесь собраны лучшие имена японских художников, которые работали в стиле укие-э, – говорит куратор проекта Галина СЕВАСТЬЯНОВА. – Прежде всего, это, конечно, ХОКУСАЙ, имя которого известно всем. Также это и ХИРОСИГЭ, СЯРАКУ, КУНИЕСИ, которые, может быть, чуть менее известны, но тоже великие мастера. На выставке представлены все ведущие жанры стиля укие-э – стиля городской культуры, который зарождался в XVII веке и уже во второй половине XVIII века выдает свои шедевры. Надо знать, что жизнь человека третьего и четвертого сословия в Японии была подчинена строгим правилам, нарушение которых каралось сурово. Но в XVII веке наступила новая эпоха, когда купцы, ремесленники начали заниматься коммерцией. У них появляются деньги, появляются свободы и, по аналогии с Китаем, возникает идея свободных зон, так называемых «зеленых кварталов». И темы, к которым обращаются художники укие-э, взяты именно оттуда: это чайные дома, куртизанки, гейши, актеры, сумоисты. Все это опоэтизировалось, и под карандашом или кистью талантливых мастеров становилось частью национальной эстетики.

Действительно, сейчас мы видим только красоту. Красоту нарядных японок, свиданий под снегопадом, театральных постановок, самурайских доспехов, яркой жизни кварталов старого Токио (Эдо). Интересно, что наиболее поздние работы, такие как, например, «Виды побережья Йокогама» Утагавы САДАХИДЭ (1873), дают уже почти промышленную картину. 

Для гравюр использована бумага ручной выделки, знаменитая японская бумага васи, являющаяся одним из объектов нематериального культурного наследия ЮНЕСКО, и минеральные либо растительные красители. Именно они создают удивительные цветовые переходы.

Коллекция Олега МАЛАХОВА, представленная в Омске, собиралась им в течение тридцати пяти лет. Олег Петрович по образованию инженер-строитель, занимался и бизнесом, на данный момент он коллекционер, создатель «Музея личных коллекций». В его собрании есть иконы, старопечатные книги, а с недавних пор появился раздел культовых артефактов народов Африки.

– Коллекционирование для меня не увлечение – это процесс разговора с небом, – утверждает МАЛАХОВ. – Мои коллекции объединены тем, что в них все вещи сакральные, с внутренним тайным смыслом. И этот смысл определяет некую реальность. Мы живем в другой, бытовой, а это – небо. И когда ты общаешься с этими вещами, у тебя происходит определенное погружение. 

Подходящую атмосферу сейчас помогает создать помещение. Выставка расположена в цокольном этаже музея, где когда-то давно находилось кафе «21 век». После ремонта здесь оборудованы дополнительные выставочные залы. Экспозиция тонет в таинственном полумраке, высвечены лишь шедевры, с которыми можно побыть один на один. 

– Это идеальное помещение для графики, которая не любит естественный свет, не выдерживает большого пространства, а здесь все соразмерно данному виду искусства. Когда появилось это помещение, мы постарались использовать ситуацию и считаем, что она помогла нам создать тот образ выставки, который мы хотели, – делится Галина СЕВАСТЬЯНОВА.

Выставка «Мастера эпохи Эдо» будет работать до 31 января 2021 года.

Фото © Алексей ОЗЕРОВ

Вселенная творчества.

Пейзажная живопись Часть 2

Японская пейзажная живопись

Мы рассказывали об особенностях  китайской пейзажной живописи, разделили наше повествование о пейзажной живописи Востока на две части, рассказ о китайской и японской пейзажной живописи. Как может показаться с первого взгляда, довольно близкие направления, но имеют свой путь развития и особенности.

Традиции пейзажной живописи Востока уходят вглубь веков, мы с трепетом узнаем о школах, династиях, изучаем работы каждого исторического периода. Материалы, техники исполнения. Горные ландшафты, озера, реки, водопады, деревья. Деревушки, храмы, монастыри. Монохромный и цветной. Пейзажи, выполненные на рисовой или хлопковой бумаге, на шелке. Бесподобная японская гравюра, особенностям и процессу в работе над японской гравюрой мы обязательно посвятим одну из наших статей.

Суми-Э, Укиё-э, Эпоха Эдо, Мэйдзи, Нихонга, Ёга – эпохи, стили, развитие

Повествование было бы не полным, если бы мы не упомянули о творчестве Кацусика Хокусая (1760-1849) и его знаменитой гравюре «Большая волна в Канагаве»  — 1832 г. Первое произведение из серии «Тридцать шесть видов Фудзи», одно из самых знаменитых и самых популярных произведений японского изобразительного искусства за пределами самой Японии. Отпечатки столь популярной гравюры делали до тех пор, пока деревянные пластины, с которых они производились, не начали изнашиваться.


Кацусика Хокусай «Большая волна в Канагаве»

Укиё-э  (Ukiyo-e) — картины «бренного», изменчивого мира. Это особое направление в японской живописи, представленное цветной гравюрой на дереве. Первоначально слово укиё обозначало одно из буддийских понятий и переводилось как «бренный и быстротекущий мир».  В 17 веке оно уже стало обозначать современный суетный мир, мир любви и наслаждений. Слово «э» означает «картина, изображение». Поэтому название искусства «укиё-э» говорит о том, что оно отображает повседневную, современную жизнь периода Токугавы или Эпоха Эдо (1603-1868)  Эдо — по древнему наименованию столицы Японии г. Токио.

Удивительные, тонкие, наполненные воздухом гравюры Tsuchiya Koitsu 1870-1949.


Работы Tsuchiya Koitsu

В 1868 году в Японии произошла буржуазная револю­ция, положившая начало новому периоду в жизни страны, известному под названием Мэйдзи (1868-1912). Социальные изменения, вызванные революционным переворотом, оказали большое влияние на формирование культуры и искусства. в связи с прекращением изоляции Японии, длившейся более двух с половиной столетий. В этот период времени происходит некоторые трансформации в сторону Западного искусства. Но после сравнительно короткого промежутка времени интерес к западному новаторству был утрачен, и художники возвращаются к традициям японского искусства, это плодотворный период мастеров техники – Нихонга. Пытливый творческий подход мастеров к симбиозу Западного и Восточного искусства отображен в картинах направления Ёга.

О направлении живописи Ёга интересная статья на нашем сайте:

Ёга — направление японской живописи

О выдающихся художниках и направлении живописи Нихонга статьи на нашем сайте: 

Нихонга

Ватанаби Сэйтэй гений жанра нихонга (Watanabe Seitei)

Юкио Кондо — удивительный художник и потрясающий человек (Yukio Kondo)


Работы Юкио Кондо

Суми-э (Суйбокуга) – техника живописи тушью,  имеет глубочайшие исторические корни.

Техника живописи тушью, которую использовали китайские художники, творившие в эпоху танской династии (618 — 907), впервые была представлена японцам в VIII в.  Прошло еще несколько столетий, прежде чем монохромная живопись мастеров Китая, живших при сунской (960 — 1279) и юаньской (1279 — 1368) династиях претерпела трансформацию в основное направление японского изобразительного искусства как такового.

Настоящий расцвет Суми-Э произошел в XIV веке в эпоху Муромати. Произведения искусства Суми-Э украшали стены дворцов знатни и военачальников.  Самыми яркими представителями суми-э являются Дзёсецу, Тоё Сэссю и Кано Мотонобу. Именно монах Дзёсецу считается отцом стиля суми-э.


Работа Дзёсецу «Ловля сома с помощью тыквы — горлянки»

Пейзажи, выполненные в технике Суми-э наполнены воздухом, тончайшие переливы оттенков туши. Проникновенное созерцание картины от переднего плана к ускользающему, выходящему за грани картины заднему плану. В работе особое значение уделяется композиции, каждый персонаж пейзажа имеет свой облик. Монохромная живопись японского пейзажа завораживает, глубокие оттенки темной туши и многогранные оттенки более светлых тонов туши.

Кисти мастера подвластно все, уникальность техники Суми-э в изысканности владения кистью и множестве приемов.  Кисть, бумага, тушь участвуют в создании картины и успех в творческом замысле зависит от каждой из этих трех составляющих. Бумага с памятью и без, тончайшая Васи или более плотная Джунминтан, хлопковая или рисовая. Точка, линия, пятно, работа всей поверхностью кисти или кончиком.  Различные способы набора туши на кисть для изображения стеблей и листьев бамбука или тончайших прозрачных лепестков цветка. Работа сухой кистью позволяет отобразить великолепие коры дерева, движение струй водопада, фактуры деревянного строения.

Работа кисти по влажному или сухому листу, многослойная или легкая однослойная живопись. И совершенство работы выполненной мастером на бумаге с памятью, когда бумага обладает свойствами запоминать каждое движение кисти. Несомненно, в технике работы Суми-э очень важно владение кистью.  Современные мастера японской живописи прибегают к некоторым техническим приемам, работая с резервами, к ним относятся растворы «Доса» и «волшебный порошок» Ванпо. С помощью этих резервов можно добиться мягкости туманов и передать изящные веточки заснеженных деревьев.

В следующем разделе мы расскажем о разнообразии творческого мира современных японских художников.

И обязательно посвятим одну из статей искусству японской гравюры.

Приглашаем Вас к посвящению в   эстетику японской живописи

Автор: Ольга Соболь

художников и меценатов периода Эдо (1615–1868) в Японии | Образование

Период Эдо (1615–1868) в Японии ознаменовался появлением новой группы искушенных любителей искусства, горожан, которых называли чонин («люди кварталов»). В эту группу входили торговцы и ремесленники, многие из которых процветали в условиях бурно развивающейся экономики, которая привела к увеличению спроса на предметы роскоши. Художники удовлетворяли вкусы чонинов, а также продолжали работать для традиционных меценатов из элитных классов знати и самураев.

До периода Эдо многие художники и скульпторы оставались анонимными, занимая относительно равный статус с плотниками и другими ремесленниками. Положение художника в период Эдо изменилось, поскольку художники стали более успешными в финансовом отношении и более образованными. Некоторых из них стали считать знаменитостями, арбитрами вкуса с эксцентричными личностями. Хотя многие все еще работали за низкую заработную плату в безвестности, период Эдо знаменует появление художника как индивидуальности, как гениального творца в Японии.

Кроме того, до периода Эдо красивые предметы создавались для богатых, привилегированных покровителей, которые составляли лишь небольшую часть населения Японии. В период Эдо произошло несколько событий, которые позволили большей части населения сосредоточиться на лучших вещах в жизни:

  1. Мир. До периода Эдо Япония была преимущественно аграрной экономикой. Большинство людей выживали, обрабатывая землю. Они часто сами производили одежду, корзины и инструменты, а также продавали товары, такие как керамика или металлические предметы, на местном рынке.Централизованного правительства не было. Вместо этого несколькими разными регионами управляли влиятельные местные семьи, которые практически постоянно сражались друг с другом. Это создавало для всех нестабильность и трудности, и было нелегко просто держать еду на столе. С объединением различных регионов под властью могущественного сёгуна, Токугава Иэясу, мир пришел на землю и позволил каждому привыкнуть к более стабильной рутине, что привело к более здоровой экономике. Производство стало более специализированным, новые дороги и каналы облегчили транспортировку товаров, а методы ведения сельского хозяйства и землепользование стали более эффективными.
  2. Образование и повышение грамотности. В условиях более стабильной среды и роста благосостояния родители всех классов начали уделять особое внимание обучению своих детей. Хотя все еще очень низко по сравнению с сегодняшними стандартами, больше детей получили те или иные формы формального образования, чем раньше. По некоторым оценкам, к концу периода Эдо около сорока процентов мальчиков и десять процентов девочек получили какое-либо формальное образование. Самураи больше не могли полагаться на собственное военное мастерство.Первый свод законов о домах воинов, изданный в 1615 году, провозгласил, что самураи должны быть одинаково квалифицированы в литературном искусстве (бун), как и в военном искусстве (бу). Мир также означал, что самураи должны были пересмотреть свою роль в обществе. Некоторые из низших самураев, которые оказались в нищете или лишились должности, стали учителями, чтобы содержать себя. Подробнее об идеях об образовании периода Эдо см. Раздаточный материал: «Литература по образованию для мальчиков и девочек периода Эдо».
  3. Ксилография. Технология печати на дереве уже существовала в Японии, но теперь эта технология стала популярной в результате совершенствования производства и повышения спроса. По мере того, как все больше людей могли читать и получали больше свободного времени, книги с гравюрами, изображающие популярные истории, известные места и изображения знаменитостей, таких как актеры Кабуки и куртизанки, продавались тысячами. Эти книги способствовали быстрому распространению модных тенденций и информации. Хотя сейчас они собираются музеями как ценное искусство, большинство книг периода Эдо и гравюр на одном листе были доступны для обычного человека со скромным доходом.

Эдо был, пожалуй, самым плодотворным периодом в истории японского искусства, не только по объему произведений, но и по разнообразию стилей. Было больше художников и больше покровителей, управляющих этим расцветом художественного производства, чем когда-либо прежде. Укиё-э («изображения парящего мира» или японские гравюры на дереве) — лишь одно из важных событий того периода. Некоторые художественные школы продолжили традиции предыдущих эпох, такие как Кано и Тоса, в то время как другие возникли заново, такие как Ринпа и Нанга. Несколько женщин-живописцев, связанных в первую очередь со школой Нанга, добились известности. Распространение стилей и моделей патронажа делает период Эдо богатой, но сложной областью изучения.

Искусство периода Эдо

WebMuseum: Искусство периода Эдо


Сёгунат Токугава периода Эдо получил бесспорный контроль над правительство в 1603 году с обязательством принести мир и экономические и политическая стабильность в стране; в значительной степени это было успешно.Сёгунат просуществовал до 1867 года, когда он был вынужден капитулировать, потому что своей неспособности справиться с давлением западных стран открыть страну к внешней торговле. Одной из доминирующих тем периода Эдо была репрессивная политика сёгуната и попытки художников бежать эти стриктуры. Главным из них было закрытие страны иностранцам и атрибутам их культур, а также навязывание строгих кодексов поведения, затрагивающих все стороны жизни, одежду один носил, человек, на котором женился, и действия, которые можно или нужно не преследовать.

Однако в первые годы периода Эдо влияние Токугавы политика еще не ощущалась, и некоторые из лучших выражений Японии в архитектуре и живописи были произведены: дворец Кацура в Киото и картины Сотацу, пионера школы Римпа.

Архитектура

Кацура, построенная по образцу дворца принца Гэндзи, содержит кластер зданий сёин, сочетающих в себе элементы классической японской архитектуры с новаторскими переформулировками.Весь комплекс окружен красивым сад с дорожками для прогулок.

Живопись

Сотацу развил превосходный декоративный стиль, воссоздав темы из классическая литература с использованием ярко раскрашенных фигур и мотивов из мир природы на фоне сусального золота. Один из его лучших Работает пара экранов The Waves at Matsushima в галерее Freer Gallery в Вашингтоне, округ Колумбия, столетие спустя Корин переработал стиль Сотацу и Создал визуально великолепные работы, уникальные по своему усмотрению.Возможно, его лучшие на экране изображены красные и белые цветы сливы.

Ксилография

Художественная школа, наиболее известная на Западе, — это живопись укиё-э. и гравюры на дереве полусвета, мир театра кабуки и район публичных домов. Гравюры укиё-э начали производиться в конце 17 век, но в 1764 году Харунобу изготовил первый полихромный принт. Художники-полиграфисты нового поколения, в том числе Тории Киёнага и Утамаро, создавал изящные, а иногда и проницательные изображения куртизанок.

В 19 веке доминирующей фигурой была Хиросигэ, создатель романтичные и несколько сентиментальные пейзажные принты. Странные углы и формы, через которые Хиросигэ часто рассматривал пейзаж, а работы Киёнага и Утамаро с упором на плоские плоскости и сильную линейность очертания, оказали глубокое влияние на таких западных художников, как Эдгар Дега и Винсент Ван Гог.

Другой школой живописи, современником укиё-э, была Бунджинга, стиль, основанный на картинах китайских ученых-художников.Как только Художники укиё-э предпочитали изображать фигуры из жизни вне рамок из сёгуната Токугава художники бундзин обратились к китайской культуре. В образцами этого стиля являются Айк Тайга, Йоса Бусон, Таномура Чикуден и Ямамото Байитсу.


14 октября 2002 г., Николас Пиох — Верхний — Вверх — Информация
Благодаря Фонду BMW, Веб-музею зеркала партнеры и участники за их поддержку.

Птицы и барды: красивые японские изображения периода Эдо | В Смитсоновском институте

Птицы были популярной частью японского искусства в период Эдо.Свиток с изображением орла. Автор Киши Ганку, ок. 1802 г. Предоставлено галереей Freer Gallery

Две новые выставки в галерее Freer Gallery исследуют богатство коллекций японского искусства и показывают, как предметы повседневной жизни появляются в произведениях искусства. Вместе «Искусство Японии: вольер Эдо и поэтическая лицензия: создание новых старых миров» показывают, как художники периода Эдо (1603–1868 гг.) Находились под влиянием растущей области естествознания, а также развития литературных традиций и практик.

Здесь представлены фрагменты экспонатов, на которых запечатлены некоторые из этих элегантных изображений птиц и бардов.

Поэтическая лицензия

Период Эдо (прежнее название нынешнего Токио — Эдо) был удивительно мирным и стабильным. В этот период Япония была в значительной степени закрыта для остального мира. Несмотря на изолированность, страна все же смогла развивать местную культуру и пользоваться преимуществами новых полиграфических технологий. Все, от поэзии до популярной литературы, печаталось и распространялось, а художники, в свою очередь, включали в свои работы темы дня.

Одна сцена (ниже) ссылается на известную «Повесть о Гэндзи», роман фрейлины Мурасаки Сикибу XI века. Сюжет повествует о сыне императора и его романтической жизни после того, как ему по политическим причинам был присвоен «статус простолюдин».

Романтические приключения красивого сына императора также оказались популярным художественным материалом. Сцена Кемари из «Сказки о Гэндзи» Рейзей Тамечика, 1850-1855 гг. Предоставлено галереей Freer Gallery

Поэзия также была популярна в то время, и немногие поэты были популярнее, чем Оно-но Комачи, известная своей красотой еще при жизни в девятом веке.

Шесть бессмертных поэзии: свиток Оно-но Комачи, автор Кацусика Хокусай; Япония; ок. 1806–1808. Предоставлено Freer

Другой из шести великих поэтов девятого века, Аривара-но Нарихира, был знатного происхождения, но скандалы удерживали его от более высокого ранга.

Аривара-но Нарихира Сумиёси Гукей, конец 17 — начало 18 века. Предоставлено галереей Freer Gallery

Вольер Эдо

Частично распространение неоконфуцианства в период Эдо позволило придерживаться более светской точки зрения.Интерес к миру природы возник не только из духовной сферы, но и из более научного понимания.

Куратор Джеймс Улак говорит: «Считалось, что петух олицетворяет пять добродетелей: боевой дух, литературные достижения, верность, отвагу и добродетель. В частности, XVIII век стал свидетелем того, как несколько японских художников исполнили весьма впечатляющие изображения этих существ ».

Однако в случае художника Киши Ганку петух стал инструментом социальной критики.Улак говорит, что эта картина из Ганку «предлагает характерно пресыщенный взгляд художника на икону, пользующуюся большим уважением». Превратив петуха в «удлиненное и угрожающее существо», Ганку предлагает нечто зловещее в уважаемой птице. «Самый показательный эпизод в композиции — это процесс кормления; курица передает стрекозу прожорливому цыпленку. Глаза стрекозы подразумевают ужас, и это блестящее крохотное прикосновение демонстрирует умение Ганку указывать на темную сторону нарочито царственного образа.”

Свиток «Петух, курица и цыплята». Автор Киши Ганку, конец 18 — начало 19 века. Предоставлено галереей Freer Gallery

Другие художники, такие как Ямаото Байитсу, использовали птиц, чтобы запечатлеть смену времен года.

Слива, нарцисс и бамбук с висящим свитком сороки. Автор Ямамото Байитсу, ок. 1832-1852 гг. Предоставлено галереей Freer Gallery

На картинах периода Эдо также обитали более экзотические птицы. Попугаи, например, были редкостью в реальной жизни, но нашли свое место в картинах.По данным Британского музея, впервые птицы были импортированы для императорского двора примерно в девятом веке. Они оставались редкостью в период Эдо, но их можно было найти в развлекательных киосках в некоторых городах.

Попугай на ветке Свиток. Кусумото Рин, начало XIX века. Предоставлено галереей Freer Gallery

«Искусство Японии: вольер Эдо и поэтическая лицензия» будут проходить до 4 августа 2013 года в галерее Freer Gallery.

Художники Изобразительное искусство Смитсоновский институт

11.6: Период Эдо (1615–1868 гг.)

В Японии период Эдо длился с 1603 по 1868 г., когда был период экономического роста, процветания искусства и культуры, а также строгой социальной структуры, которой следовали люди. Под контролем феодальной системы два низших класса были местными купцами и ремесленниками, производившими искусство. В начале XIX века возникли три различных стиля творчества. Культура Хэйан увековечила живопись и изменила изобразительное искусство, художники жанра укиё-э стали экспертами в процессах гравюры на дереве, а с распространением литературы совершенство каллиграфии стало первостепенным для любой композиции.

Тории Кийонага (1752-1815) был одним из великих мастеров, создававших полноцветные гравюры с изображением куртизанок и красивых женщин. Процесс был сложным, и он вырезал разные ксилографии для каждого цвета, использованного в изображении. Snowball Fight (11.22) имеет несколько оттенков серого, красного, желтого и черного, для каждого из которых требуется мелко нарезанный блок. Cooling on Riverside (11.23) изображает трех женщин, одетых в яркую одежду и украшенных сложным набором блоков.Женщины на его гравюрах были старше и полнее, чем у других художников. Часто он создавал диптихи или триптихи, делая свои работы более значительными и грандиозными.

11.22 Snowball Fight 11.23 Охлаждение на берегу реки

Укиё-э — это стиль живописи и гравюры, основанный на нескольких выгравированных пластинах, каждый цвет отдельно. Кацусика Хокусай (1760-1849) был мастером живописи укиё-э и создал одну из самых известных и признанных гравюр в мире — Великую волну у Канагавы (11.24). Хокусай любил гору Фудзи и часто путешествовал, чтобы нарисовать свою любимую гору в серии под названием «Тридцать шесть видов горы Фудзи». Большая волна изображает волну цунами, угрожающую лодкам в воде. Гора Фудзи расположена на побережье недалеко от центра отпечатка, прямо под скоро грохочущей волной. Хотя гора Фудзи — самая высокая гора в Японии, под волной она кажется маленькой и непритязательной. Хокусай использует перспективу и тонкую резьбу, раскрывая цвета, использованные для создания этого великолепного принта.

11.24 Большая волна у Канагавы

Утагава Хиросигэ (1797–1858), другой выдающийся художник укиё-э, путешествовал по Японии, делая зарисовки пейзажей. Самый известный сериал Хиросигэ, «Пятьдесят три станции Токайко», был основан на поездках Хиросигэ на поездах по сельской местности. Kanbara (11.25), темная зимняя сцена и Travelers Surprised by Sudden Rain (11.26), являются примерами деталей, которые он добавил к изображениям в зависимости от погоды, требуя нескольких деревянных блоков для цвета фона.Он создал обширное портфолио работ; однако он оставил искусство в пользу буддийского монаха.

11,25 Канбара 11,26 Путешественники, удивленные внезапным дождем

Искусство в изоляции: Изысканные картины Эдо, Япония | Тамар Авишай

Фото: Катя Каллсен / президент и научные сотрудники Гарвардского колледжа

Suzuki Kiitsu: Краны , около 1820–1825 гг.

Большинство музеев мира в настоящее время закрыты на неопределенный срок из-за пандемии Covid-19.Что можно сказать о художественной выставке, закрытой для публики? Мы можем теоретически бороться с тем, требует ли искусство физического зрителя для полной реализации, но нет ничего абстрактного в том, что искусство остается невидимым, что все еще решительно там : так же бережно сохранено, вывешено с той же дотошной точностью, вдумчиво интерпретировано непрочитанной стеной текст, и в темноте, за запертыми дверями.

И все же «Живопись Эдо», амбициозная жемчужина выставки, которая в настоящее время никем не представлена ​​в Гарвардском художественном музее, возможно, переживает свой исторически наиболее аутентичный момент в нашей странности.Потому что полностью понять значение периода Эдо в Японии, который длился примерно с 1600 по 1868 год, означает оказаться в стране, которая процветала даже в то время, когда она была закрыта для остального мира. В этот период Япония была известна своей изолированностью, за исключением некоторых случаев голландской торговли, и наиболее прочным наследием этого уединения является разнообразное и элегантное искусство, которое возникло в результате этого пылкого внутреннего взгляда. Эдо, названный в честь столицы Эдо (ныне Токио), который к 1800 году был крупнейшим городом в мире, был одновременно местом и временем, как говорит сокуратор выставки Рэйчел Сондерс.Ранний современный период урбанизации и интеллектуального развития Японии был периодом относительного мира и процветания, который, в свою очередь, привел к появлению богатого и яркого мира искусства, иллюстрирующего песню культуры о самой себе.

Вы увидите искусство периода Эдо — его наиболее узнаваемыми изображениями являются гравюры укиё-э : серийные ксилографии с изображением популярных развлечений и японских пейзажей, самый известный из которых — «Великий » Кацусики Хокусая. Волна у Канагавы из 1829 года.Эти отпечатки были повсеместны, распространялись в увеселительных заведениях города и продавались, как говорят в разговорной речи, так же дешево, как вторая порция лапши. И до того, как Эдо Япония открылась миру и эти недорогие гравюры распространились по всей Европе, они были куплены почти исключительно в качестве сувениров растущим японским средним классом, образным памятником островной гордости. Великая волна сама по себе представляет собой смесь некоторых из наиболее отличительных характеристик Японии, иллюстрирующих ее связь с духовным якорем горы Фудзи и с морем, что воплощено как в повседневной экономике рыбной промышленности, так и в Буддийская философия непостоянства волн.

Тем не менее, эти мелкие тонкие одноразовые принты составляют лишь часть искусства того периода и того, что предлагается на выставке «Живопись Эдо», что говорит о масштабе и размахе этой выставки. Это самая крупная специальная выставка, когда-либо проводившаяся в Гарвардском художественном музее, и сто двадцать представленных предметов охватывают несколько школ живописи, процветавших в период Эдо: от преднамеренно любительского стиля Школы литераторов до роскошных золотых украшений покровительствуемых людей. Школа Кано, тонко наслоенное дыхание облаков и живописи горных пейзажей, все сжатые повествования, раскрытые в дуге веера.Эти почти бесконечно разворачивающиеся галереи могли бы показаться устрашающими, если бы объекты и их представление не создавали такой интимности, достаточного пространства на стенах и щедрых корпусов, позволяющих прокруткам и экранам полностью отображать изысканные детали, которые приглашают вас оставаться рядом.

Фото: Джон Цантес и Нил Гринтри / Роберт Файнберг

Маруяма Окё: Павлин и пионы , 1768

Фото: Мэри Кокол / президент и научные сотрудники Гарвардского колледжа

Ki Baitei: Lanting Pavilion , 1805

Фото: Джон Цантес и Нил Гринтри / Роберт Файнберг

Сога Сёхаку: Гонка на реке Удзи , около 1764 года

Гарвардские музеи искусств

Вид инсталляции из «Живописи Эдо: японское искусство из коллекции Файнберга», Художественные музеи Гарварда, 2020

Медитативное удовольствие — уместное, учитывая их буддийское происхождение — теряться в этих деталях.Японское искусство возникло, по словам Сондерса, «из самобытной алхимии шелка, сажи, золота, огня и меха», из игривого и любопытного увлечения предметами и инструментами, предоставляемыми миром природы. Это увлечение получило дополнительный технологический импульс по мере развития Эдо, и развитие микроскопа позволило создать гораздо более глубокую, даже сюрреалистичную визуальную сложность в крыльях жука, зазубринах павлиньего пера. И все же, что примечательно, по прошествии десятилетий техника ослабла.Подобно тому, как выдающееся положение камеры во Франции в начале девятнадцатого века и ее вновь обретенное владение точностью привело к свободному мазку импрессионизма, аналогичная траектория произошла в Эдо: наряду со свитками, изображающими очень подробные букеты изысканных цветов, мы также видим отдельные акварели одного из них. или два цветка.

Эти цветы воплощают в себе невероятное мастерство эпохи и при этом требуют исключительно небольшого количества пигмента, чтобы выразить свою точку зрения. Целые утопленные поля подразумеваются несколькими легкими движениями кисти; фоны остаются почти пустыми, демонстрируя увеличенные цветы.Чернила, которые почти незаметно темнеют, когда перетекают с одного лепестка на другой, вытягиваются объединенной водой, настолько отчетливо японские, как будто это всего лишь художник, живущий в этой стране маленьких островов, которые ни на шаг не дальше девяноста трех миль. от моря, смог действительно понять, в какой степени вода может и не может сдерживаться.

Фото: Джон Цантес и Нил Гринтри / Роберт Файнберг

Хисикава Моронобу: Ранний вечер в гостинице Ёсивара , конец семнадцатого века

Фото: Катя Каллсен / президент и научные сотрудники Гарвардского колледжа.

Таварая Шри: Осенние клены , вторая половина восемнадцатого века

Фото: Катя Каллсен / президент и научные сотрудники Гарвардского колледжа

Тэнсай Канши: Сбор побегов бамбука зимой , середина 1760-х годов

Гарвардские музеи искусств

Вид инсталляции из «Живописи Эдо: японское искусство из коллекции Файнберга», Художественные музеи Гарварда, 2020

Тем не менее, есть также чуткий взгляд на западные условности.Голландские торговцы пронесли европейские тарелки в Эдо, и интеграция глубины резкости, перспективных нюансов, представленных нижней линией горизонта, и анатомии человека, отстаиваемой западным искусством с эпохи Возрождения, узнаваемым образом нашла отражение в японской живописи, которая развивалась на протяжении всего периода Эдо. . Мы начинаем видеть взаимодействие глубины и плоскостности, двухмерные плоскости, создающие иллюзию глубины, особенно в гравюрах ukiyo-e , которые часто были составлены так, чтобы выглядеть как серия театральных фонов, один за другим, или как плоские вырезы, сложенные друг на друга.Возможно, именно это и сделало искусство этого периода таким привлекательным для жителей Запада после того, как Япония открыла свои границы, и что делает их такими доступными сегодня: это сопоставление точного и иллюстративного, реального и воображаемого, «игривый рифф», — говорит Сондерс. , «На идее, что картины создают миры, а также отражают их».

Эти объекты, которые пристально наблюдают, создают и отражают свой мир, составляют выставку об изоляции, которая не может не обрести новое значение в нашем нынешнем мире.Возможно, нам удастся найти какое-то утешение, представив, что происходит внутри этих затемненных галерей: свитки растягиваются, вееры разговаривают, бабочки танцуют между бутонами, цветущие даже в наше отсутствие.

Фото: Наталья Кент / президент и научные сотрудники Гарвардского колледжа

Неизвестный художник: Скачки в храме Камо , начало-середина семнадцатого века


«Живопись Эдо: японское искусство из коллекции Фейнберга» было запланировано на можно будет увидеть в художественных музеях Гарварда до 26 июля.Здесь можно посмотреть подборку видеороликов, посвященных выставке.

Искусство периода Мэйдзи — 5 вещей, которые нужно знать

Букварь по японскому искусству 1868-1912 годов — эпохи перемен, которая ознаменовала конец сёгуната и открытие западным идеям.

В 1868 году восстановление имперского правления в Японии положило конец сёгунату Эдо и ознаменовало начало эпохи Мэйдзи, которая продлилась до смерти императора Мэйдзи в 1912 году.За этот короткий период в стране произошли радикальные социальные и политические сдвиги, а также ряд реформ, которые вывели Японию, закрытую для международной торговли более 200 лет назад, от феодализма к современности.

Глубокое влияние нового взаимодействия страны с иностранными культурами очевидно во многих областях искусства периода Мэйдзи, которые отражают новую эру для нации и ее развивающиеся отношения с остальным миром.

  • 1
  • Производство мечей и доспехов уступило место новым художественным формам.

«Эпоха Мэйдзи впервые вывела японское искусство на международную арену», — говорит Такааки Мураками, руководитель отдела японского искусства Christie’s.Участие японских художников в европейских выставках и открытие в 1907 году официальной выставки Бунтена в Токио, которая стремилась воспроизвести Французский салон (официальная выставка Французской академии изящных искусств), познакомили японскую публику с широким кругом людей. художественные стили.

В период Мэйдзи произошло «быстрое расширение художественных форм, средств, предметов и стилей, — поясняет Мураками, — что резко контрастировало с относительно ограниченным производством — в основном мечей и доспехов — по заказу покровителей-самураев в период Эдо.’

  • 2
  • Когда западная живопись повлияла на традиционную, родился новый стиль.

В сфере живописи правительство Мэйдзи продвигало йога — или западный стиль, отправляя японских студентов учиться за границу и «открывая двери для европейских художников, чтобы приехать в Японию, чтобы поделиться своими знаниями и техническими навыками», — говорит Мураками.

В свою очередь, это в конечном итоге привело к возрождению картины нихонга , которая подчеркнула возврат к традиционным японским средствам, темам и техникам. Тем не менее, даже нихонга отражали влияние европейских эстетических традиций, подчеркивая глубину межкультурных связей того периода. В конечном счете, большая часть искусства Мэйдзи была отмечена смешением культур и новаторским обменом старым и новым.

  • 3
  • Западные идеи были приняты, но влияние китайского искусства сохранилось.

Китайское искусство тоже оказало заметное влияние на производство эпохи Мэйдзи.«На протяжении веков между китайским и японским искусством всегда проводилось много параллелей. Ценители могут легко найти элементы в японском искусстве Мэйдзи, которые отражают традиционные китайские материалы, техники или темы, — продолжает специалист, — в первую очередь пристальное внимание к животным и растениям. «Многие произведения эпохи Мэйдзи» имеют такие мотивы, как драконы, журавли. , рыба или кролики, чьи благоприятные коннотации глубоко укоренились в китайской культуре ».

Повышение интереса к предметам старины среди японских коллекционеров побудило мастеров литья по металлу, таких как Хата Зороку, мастер техники выплавляемого воска, сосредоточиться на воспроизведении китайских древностей.Зороку, изучавший изделия из металла в мастерской Рюбундо в Киото, был известен своим опытом работы с китайской бронзой и часто проверял подлинность древней китайской бронзы в японских коллекциях.

С исчезновением класса самураев мастера по металлу начали создавать предметы исключительно для демонстрации. Правительство поощряло инновации и внимание к артистизму, что привело к развитию широкого спектра новых методов, включая сочетание металлов с эмалью.

Мелкие детали этих работ были за пределами возможностей их западных коллег — и вряд ли можно найти в современной Японии. Выставки как в Японии, так и в Европе принесли мастерам-металлистам эпохи Мэйдзи высокую оценку, и вскоре их творения стали пользоваться большим спросом у коллекционеров по всему миру.

Одним из величайших скульпторов по металлу был Мунеаки (Исикава Мусабуро), который был особенно искусен в ковке небольших железных деталей для создания реалистичных сочлененных фигур.

Еще одно имя, на которое стоит обратить внимание, — Такасаки Коичи, который разработал уникальную технику нанесения эмали непосредственно на железное тело — отличительную черту его художественного стиля. Коичи представил пару серебряных ваз с накладной эмалью на Международной выставке в Париже в 1900 году. Сегодня, однако, известно лишь очень немного произведений Коичи.

  • 5
  • Изготовление бамбуковой посуды было возведено в ранг искусства.

Хотя изготовление корзин из бамбука имеет в Японии давнюю традицию, к концу 19 века это стало признанным видом искусства — такие мастера, как Хаякава Сёкосай и Танабэ Синдзё, подписали свои работы и были признаны творческими художниками.В период Мэйдзи эти мастера и их ученики разветвлялись, чтобы создавать шляпы, сумки и небольшие предметы мебели, которые ценились за гармоничное сочетание техники и естественной красоты.

Японская литературная живопись в период Эдо

Важной тенденцией в период Эдо был рост жанра бунджинга, разновидности литературной живописи, также известной как школа Нанга или школа южной живописи. Этот жанр зародился как подражание китайским ученым-любителям живописи династии Юань, чьи работы и техники пришли в Японию в середине 18–90–287–90–288 годов.Позже художники бунджинга значительно изменили как техники, так и тематику этого жанра, чтобы создать смесь японского и китайского стилей. Примеры этого стиля включают Айк-но Тайга, Урагами Гёкудо, Йоса Бусон, Таномура Чикуден, Тани Бунчо и Ямамото Байитсу.

«Весенняя рыба», автор — Айк-но Тайга (1747)

Картины бунджинга чаще всего изображали традиционные китайские сюжеты. Художники сосредоточились почти исключительно на пейзажах, птицах и цветах.

Как часть школы Нанга, стиль бунджинга в японской живописи процветал в конце периода Эдо среди художников, считавших себя литераторами или интеллектуалами. Хотя каждый из этих художников был уникальным и независимым, все они разделяли восхищение традиционной китайской культурой. Их картины — обычно монохромными черными чернилами, иногда светлыми и почти всегда изображающие китайские пейзажи или подобные предметы — были созданы по образцу картин китайских литераторов, называемых венренхуа.Поэзия или другие надписи также были важным элементом этих картин и часто добавлялись друзьями художника, а не самим художником.

Живопись китайских литераторов была сосредоточена на выражении ритма природы, а не на ее реалистическом изображении. Однако художнику было предложено продемонстрировать холодное отсутствие привязанности к картине, как если бы он, как интеллектуал, был выше, чем глубоко заботился о своей работе. В конечном счете, этот стиль живописи был результатом идеи интеллектуалов, или литераторов, как мастера всех основных традиционных искусств — живописи, каллиграфии и поэзии.

В соответствии с политикой сакоку периода Эдо Япония была почти полностью отрезана от внешнего мира. Его контакты с Китаем продолжались, хотя были очень ограничены. То немногое, что попадало в Японию, либо импортировалось через Нагасаки, либо производилось живущими там китайцами. В результате художники бунджинга, стремившиеся к идеалам и образу жизни китайских литераторов, остались с довольно неполным представлением об идеях и искусстве китайских литераторов. Таким образом, Бунджинга выросла из того, что действительно пришло в Японию из Китая, включая китайские руководства по рисованию с ксилографией и ассортимент картин самого разного качества.

Тоска по приятному месту в горах сердца Камеда Босай, 1816 г.

Камеда Босай (1752–1826) был известным японским художником-литератором.

Бунджинга также сформировалась из-за огромных различий в культуре и среде японских грамотных по сравнению с их китайскими собратьями. Форма в значительной степени определялась неприятием других крупных школ искусства, таких как школы Кано и Тоса.Кроме того, сами грамотные не были членами академической интеллектуальной бюрократии, как их китайские коллеги. В то время как китайские литераторы были учеными, стремившимися стать художниками, японские литераторы были профессионально подготовленными художниками, стремившимися стать учеными и интеллектуалами.

В отличие от других школ искусства, которые передают свой особый стиль своим ученикам, каждый художник бунджинга демонстрировал уникальные элементы в своих творениях, и многие из них сильно отличались от стилистических элементов, используемых их предками.Когда в конце периода Эдо Япония познакомилась с западной культурой, некоторые художники бунджинга начали включать стилистические элементы западного искусства в свои собственные.

8 Daoist Immortals от Тани Банчаō

Тани Бунчо (1763 — 1841) был японским писателем-литератором и поэтом.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.