Марина абрамович 2018: Марина Абрамович — последние новости

Содержание

17 фактов, которых вы не знали о Марине Абрамович

Текст: Седар Пасори / complex.comПеревод: Сергей Катчев03.09.2013   304443

О самопровозглашенной «бабушке перформанса» можно многое рассказать. На протяжении всей своей карьеры она всецело посвящала себя своему делу, зачастую рискуя жизнью ради искусства. И она продолжает это делать в рамках своего нового института перформанса.

Сцена из спектакля Роберта Уилсона «Жизни и смерть Марины Абрамович». Источник: flickr.com/desingel. © Lucie Jansch

01. Когда ей было 14, она играла в «русскую рулетку» с пистолетом своей матери.

Это отражено в пьесе Роберта Уилсона «Жизнь и смерть Марины Абрамович», где ее нелегкие отношения с матерью были показаны во всех деталях. По иронии судьбы, на премьерном показе пьесы в 2011 году Абрамович сыграла свою мать. Еще раз эту постановку можно было посмотреть в Park Avenue Armory в Нью-Йорке в декабре 2013 года.

Сцена из спектакля Роберта Уилсона «Жизни и смерть Марины Абрамович». Источник: flickr.com/desingel

 

02. В юности она пыталась сломать себе нос, чтобы заставить родителей заплатить за пластическую операцию.

Об этом также было рассказано в пьесе «Жизнь и смерть Марины Абрамович», подтверждая как страстность Марины, так и ее сложные отношения с родителями. Этот эпизод предзнаменовал ее побег из родного Белграда в возрасте 29 лет. В интервью Daily Beast в 2012 году она рассказала: «Когда мне было 14, я думала, что выгляжу ужасно. Я носила типичные словацкие ботинки с металлической подошвой (поэтому меня всегда было слышно), уродливую юбку, как у принцессы, и блузку, застегнутую на все пуговицы. У меня было детское лицо, покрытое прыщами, огромный нос и мальчишеская стрижка. А моей заветной мечтой в те годы было иметь нос как у Брижит Бардо».

Марина Абрамович. Фото: Frazer Harrison/Getty Images North America

 

03. До того как Абрамович узнала об искусстве перформанса, она занималась живописью и писала «большие сталкивающиеся социалистические грузовики» и «маленькие невинные социалистические игрушечные грузовички».

Однажды она спросила у одного офицера, можно ли ей полетать на истребителе, чтобы «раскрасить небо дымом». Ей отказали, сославшись на то, что у нее нервный срыв. Но впечатление от сверхзвуковых самолетов, оставляющих в небе неуловимый инверсионный след, оказалось необычайно сильным и вдохновило Абрамович стать перформансистом: «С того дня я перестала рисовать. Вместо этого я стала больше обращать внимание на то, что находится вокруг меня, и использовать это в своей работе. Мне потребовалось время, чтобы осознать, что я сама могу быть своим искусством».

Самолет МиГ-21. Источник: reaa.ru

 

04. В 19 лет, в первый год своего обучения в художественной школе, она придумала перформанс Come Wash with Me для белградской Galerija Doma Omladine: зрителям предлагалось раздеться на входе, чтобы художница смогла постирать их одежду.

Это работа была предложена галерее в 1965 году, но Абрамович ждала ответа четыре года и в результате получила отказ. На ретроспективе Абрамович «В присутствии художника» в MoMA был представлен рисунок к этой заявке, оказавшийся старейшим экспонатом на выставке.

Вид экспозиции The Artist is Present, MoMA, Нью-Йорк. 2010. Источник: theperformanceclub.org

 

05. После того, как в 29 лет Абрамович сбежала из Белграда, она зарабатывала на жизнь вязанием свитеров.

В годы, когда зарабатывать искусством перформанса еще не было возможности, Марина трудилась на нескольких работах, чтобы себя содержать.

Марина Абрамович. Ритм 0. 1974. Источник: andrewfishman.tumblr.com

 

06. Она прожила целый год с аборигенами на задворках Австралии.

Помимо тибетской культуры, на Марину Абрамович сильное впечатление произвела культура австралийских аборигенов: в 1980-х она жила вместе с ними в центральной Австралии. «Эти две культуры научили меня контролировать мое физическое/ментальное тело», — говорит она.

Французский рисунок, изображающий жизнь австралийских аборигенов. 1807. Источник: utas.edu.au

 

07. В то же самое время она вырастила детеныша кенгуру.

В одном из недавних видео Абрамович рассказала, что ближе всего к роли матери она подошла, выращивая детеныша кенгуру. Его мать была убита аборигенами, в племени которых она жила. В многочисленных интервью, в том числе в недавнем опроснике на портале Reddit, Абрамович заявляла, что никогда не собиралась выходить замуж или иметь детей.

Марина Абрамович. Балканский эротический эпос. 2006. Источник: frasisfatte.wordpress.com

 

08. Она считает, что художник не должен влюбляться в других художников.

В своем «Манифесте жизни художника» Абрамович пишет, что «художник должен избегать любовных отношений с другим художником». Отвечая 31 июля 2013 года на опросник портала Reddit, она объясняет: «Я делала это три раза в своей жизни, и каждый раз все заканчивалось моим разбитым сердцем. Я сужу по собственному опыту. Это очень конкурентная ситуация, которую трудно описать в двух словах. И это предмет для долгого разговора. Лучше взглянуть на художников, живших вместе (и в прошлом, и сейчас), и понять, насколько трагично происходило все у них».

Марина Абрамович и Улай на выставке The Artist is Present, MoMA, Нью-Йорк. 2010. Источник: Scott Rudd Photography

 

09. В 1997 году она сделала перформанс «Балканское барокко», во время которого чистила щеткой 1500 коровьих костей по шесть часов в день.

Работа была сделана для Венецианской биеннале. Во время перформанса она также пела и рассказывала истории о Белграде, своем родном городе. В интервью газете The Guardian она рассказывала: «Когда люди спрашивают меня, откуда я родом, я никогда не говорю, что из Сербии. Я всегда отвечаю, что я из страны, которой больше нет».

Марина Абрамович. Балканское барокко. 1997. Courtesy Marina Abramovic Archives и Sean Kelly Gallery, NY. © Marina Abramovic

 

10. Для одной из работ она бритвой вырезала на своем животе пятиконечную звезду.

В 1975 году Марина Абрамович исполнила перформанс «Губы Томаса»: сначала она вырезала бритвой на животе пятиконечную коммунистическую звезду, потом выпорола себя, а затем легла на 30 минут на кусок льда в виде креста, стоявший под обогревателем. Однажды бабушка Марины обнаружила ее во время подготовки этого перформанса без сознания и с обожженными волосами.

Марина Абрамович. Губы Томаса. 1975/2005. Источник: thespot.ru

 

11. Во время другой работы она мастурбировала, находясь под деревянным настилом в Музее Гуггенхайма, по которому в этот момент ходили посетители.

В 2005 году Абрамович повторила в Музее Соломона Р. Гуггенхайма перформанс Вито Аккончи Seedbed (1972) Позже Абрамович рассказывала, что за время перформанса она испытала девять мощных оргазмов. В проект в качестве оды перформансам прошлого также были включены повторы работ Брюса Наумана, Джины Пане, Вали Экспорт, Йозефа Бойса.

Марина Абрамович. Seedbed. Музей Соломона Р. Гуггенхайма, Нью-Йорк. 2005. Фото: Kathryn Carr. © The Solomon R. Guggenheim Foundation, New York

 

12. Одна из ее работ послужила основой для серии «Секса в большом городе».

В 12-м эпизоде шестого сезона сериала «Секс в большом городе» Кэрри Брэдшоу знакомится с Александром Петровским. Это происходит на выставке-перформансе, во время которого художница живет в галерее без еды и воды. Этот эпизод был инспирирован аналогичным проектом Абрамович в Sean Kelly Gallery, называвшимся «Дом с видом на океан».

Марина Абрамович. Дом с видом на океан. 2002. Фото: Attilio Maranzan. Courtesy Marina Abramovic Archives и Sean Kelly Gallery, NY. © Marina Abramovic

 

13. Марина Абрамович продала один из своих трех лофтов в Сохо креативному директору Givenchy Рикардо Тиши за $3 060 000 долларов.

В опроснике на Reddit она рассказала, что Рикардо Тиши и она «очень хорошие друзья. Он часть мой артистической семьи. Он оригинальный творец, и я его уважаю. Кроме того, мне с ним весело, что немаловажно». Они настолько близки, что она продала ему одни из трех своих апартаментов в Сохо, на Кинг-стрит, между Вэрик и Шестой авеню.

Квартира Марины Абрамович. Фото: Jason Schmidt. Источник: harpersbazaar.com

 

14. Она также участвовала в рекламной кампании Givenchy вместе с Кейт Мосс.

Рикардо и Марина настолько близки, что она снялась в рекламе Givenchy весна-лето 2013 года.

Марина Абрамович. Рекламная кампания Givenchy весна-лето 2013. Источник: twitter.com

 

15. Люди думают, что она вампир.

В рамках опросника на Reddit многие задавали один и тот же вопрос: не вампир ли она и как ей удается оставаться такой молодой? На что Абрамович ответила, что «черногорцы живут долго и не стареют».

Источник: complex.com

 

16. Актер Джеймс Франко дал ей полную творческую свободу в создании фильма о его жизни.

Так же как Роберт Уилсон поставил пьесу о жизни Абрамович, она снимает фильм о жизни Джеймса Франко. Она рассказала, что Франко предоставил ей тонны материалов и дал полную свободу действий. «Мне кажется, он сейчас самый интересный из актеров. — говорит Марина. — Почему? Потому что он рискует, а когда ты рискуешь, ты можешь потерпеть неудачу. Он принимает неудачу и риск с одинаковой силой. Он мог бы быть очередным голливудским актером и всё, — как все остальные. Но он выходит за всевозможные рамки, и не всегда успешно. Для него процесс важнее результата».

Марина Абрамович и Джеймс Франко. Источник: huffingtonpost.com

 

17. Она снималась в клипе Antony and the Johnsons.

В августе 2012 года Абрамович снялась в видео группы Antony and the Johnsons на песню Cut the World, поставленным Набилем Элдеркином. Помимо Абрамович в съемках приняли участие Уиллем Дефо и Карис ван Хаутен. Клип рассказывает о женщинах, которые отвоевывают мир у мужчин.

Ретроспектива Марины Абрамович открылась во Флоренциии • ARTANDHOUSES

В Палаццо Строцци открылась глобальная ретроспектива классика перформанса Марины Абрамович «The Cleaner», которая включила более 100 работ. В экспозицию вошли видео, фотографии, инсталляции, объекты и даже ранняя живопись, созданные с середины 1960-х годов. На выставке можно увидеть реконструкции избранных перформансов художницы, созданных группой волонтеров под ее руководством.

Каждый перформанс Абрамович — это испытание на прочность, исследование возможностей человеческого тела и духа. Во многих акциях она тестирует не только себя, но и публику, порой вскрывая самые темные стороны человеческой природы. В раннем перформансе «Ритм 0» она позволила зрителям делать с ней всё что угодно, в том числе резать ее одежду, колоть шипами, а один посетитель чуть ее не пристрелил. В «Ритме 5» — чудом не сгорела, лежа в звезде из огня, потеряв сознание от дыма. В «Балканском барокко», посвященном трагедии войны в Югославии, перемыла 1500 костей. Более трех месяцев она просидела в музее МоМА, играя в «гляделки» с посетителями своей выставки. А в галерее Шона Келли прожила несколько дней без еды и воды.

Искусство Абрамович почти всегда связано с болью. В одном из интервью она призналась, что хочет делиться с людьми своим знанием о природе боли и страдания, а в своих перформансах пытается показать, как их преодолеть. На протяжении всего своего творческого пути сама она поддерживает образ мученицы, то ли святой, то ли ведьмы.

В перформансе «Кухня V», который показан во флорентийском Museo dell’Opera del Duomo, Абрамович предстает в образе Терезы Авильской, левитирующий посреди кухонных котлов. Как и многие акции художницы, он имеет отношение к ее биографии. По ее словам, кухня была тем местом, где она делилась самыми сокровенными мыслями со своей бабушкой, которая была очень религиозна. Когда Марине было шесть лет, она однажды пошла с бабушкой в церковь и захотела стать святой, выпив всю воду из купели.

Выставка во Флоренции — это далеко не первая ретроспектива художницы за последнее время. Волна мощных показов прокатилась по Европе и Америке, начиная с Нью-Йоркского МоМА, где в 2010 году открылся самый первый, организованный Клаусом Бизенбахом. Выставку «The Cleaner» уже показали в Бонне и Стокгольме. Сама художница объясняет, что ей было нужно очиститься от груза прошлого.

Эта «перезагрузка» также необходима ей для новой выставки, о которой заранее написали все арт-медиа, — в 2020 году Абрамович откроет экспозицию в Королевской академии искусств в Лондоне, где ее новые перформансы скорее будут напоминать чудеса. Анонсируется, что она должна так зарядиться электричеством, что будет способна зажечь свечу, просто указав на нее, а в случае ошибки перформансистка может умереть.

Marina Abramović
«Dragon Heads»
2018
New York, Abramović LLC
Courtesy of Marina Abramović Archives
Marina Abramović by SIAE 2018

Marina Abramović
«Artist Portrait with a Candle (C)»
from the series Places of Power
2013
Courtesy of Marina Abramović Archives
© Marina Abramović by SIAE 2018

Marina Abramović
«The Artist is Present»
2010
 New York, Abramović LLC. Courtesy of Marina Abramović Archives and Sean Kelly, New York
Photography by Marco Anelli
Courtesy of Marina Abramović Archives Marina Abramović by SIAE 2018

Marina Abramović
«The Artist is Present»
2010
 New York, Abramović LLC. Courtesy of Marina Abramović Archives and Sean Kelly, New York
Photography by Marco Anelli
Courtesy of Marina Abramović Archives Marina Abramović by SIAE 2018

Marina Abramović
«The Kitchen V. Holding the Milk»
2009
Amsterdam, LIMA Foundation 
Courtesy of Marina Abramović Archives and LIMA
Special thanks to Galleria Lia Rumma Milano/Napoli

Marina Abramović
«Portrait with Golden Mask»
2009
Amsterdam, LIMA Foundation
Courtesy of Marina Abramović Archives e LIMA
© Marina Abramović
Courtesy of the Marina Abramović Archives

Marina Abramović
«The House with the Ocean View»
2002-2017
New York, Abramović LLC
Courtesy of Marina Abramović Archives e Sean Kelly, New York
Ph. Attilio Maranzano
Courtesy of Marina Abramović Archives Marina Abramović by SIAE 2018

Marina Abramović
«Stromboli III / Volcano»
2002
Napoli, Galleria Lia Rumma
Courtesy of Marina Abramović Archives and Lia Rumma Gallery, Milan 
Ph: Paolo Canevari. Marina Abramović by SIAE 2018

Marina Abramović
«Stromboli III / Volcano»
2002
Napoli, Galleria Lia Rumma
Courtesy of Marina Abramović Archives and Lia Rumma Gallery, Milan 
Ph: Paolo Canevari. Marina Abramović by SIAE 2018

Marina Abramović
«Balkan Baroque / Bones»
1997
New York, Abramović LLC
Courtesy of Marina Abramović Archives e LIMA
© Marina Abramović. Marina Abramović by SIAE 2018

Marina Abramović
«The Onion»
1995
Amsterdam, LIMA Foundation
Courtesy of Marina Abramović Archives and LIMA, Marina Abramović by SIAE 2018

Marina Abramović / Ulay
«Anima Mundi / Pietà» 
1983–2002
© Marina Abramović and Ulay
Courtesy of Marina Abramović Archives and Galleria Lia Rumma Milano/Napoli

Ulay / Marina Abramović
«Rest Energy»
1980
Amsterdam, LIMA Foundation
Courtesy of Marina Abramović Archives and LIMA
© Ulay / Marina Abramović
Courtesy of Marina Abramović Archives. Marina Abramović by SIAE 2018

Marina Abramović
«Freeing the Voice»
1975
New York, Abramović LLC
Courtesy of Marina Abramović Archives and Lisson Gallery, London
Marina Abramović by SIAE 2018

Ulay / Marina Abramović
«Relation in Movement. The Van»
1975–1980
Lyon, Musée d’art contemporain de Lyon
Collection of Museum Lyon
Courtesy of Marina Abramović Archives. Marina Abramović by SIAE 2018

Marina Abramović
«Rhythm 5»
1974/2011
Amsterdam, LIMA Foundation
Courtesy of Marina Abramović Archives and Lisson Gallery, London
Ph. Nebojsa Cankovic
Courtesy of Marina Abramović Archives. Marina Abramović by SIAE 2018

Marina Abramović
«Rhythm 10»
1973/2017
New York, Abramović LLC
Courtesy of Marina Abramović Archives
© Marina Abramović 

Marina Abramović
«Black Clouds Coming»
1970
New York, Abramović LLC
Courtesy of Marina Abramović Archives Marina Abramović by SIAE 2018

Виртуальная реальность Марины Абрамович: художница представит проект на Art Basel в Гонконге

Легенда современного искусства никогда не отказывает себе в удовольствии удивить публику неожиданным подходом к перформансу. Сегодня на ярмарке Art Basel в Гонконге она представит очередное тому доказательство — свою новую работу, основанную на технологии виртуальной реальности.

Гонконгский выставочный центр Convention & Exhibition выходит окнами прямо на бухту Виктория — оплот единения старого и нового, традиций и инноваций. То же «противостояние» можно наблюдать и внутри экспозиционного пространства, где посетители двенадцатой по счету выставки Art Basel Hong Kong сталкиваются сразу с двумя мирами — реальным и виртуальным. Второму в этом году отдана чуть ли не большая роль: сразу несколько художников, в числе которых Юй Хун и Цао Фэй из Китая, а также Аниш Капур и Марина Абрамович, показывают работы на стыке двух параллелей.

По словам Абрамович, ее новый VR-проект — это своеобразное противопоставление ее же ранним работам и знаменитому методу «забросить подальше компьютер, часы и вообще любую технику, чтобы освободиться от сторонних знаний и найти единение внутри себя». Легендарная перформанс-художница (а также муза новоиспеченного креативного директора Burberry Риккардо Тиши и Леди Гаги) присутствует на гонконгском Art Basel лишь виртуально: физически она сейчас в Европе, готовится к собственной ретроспективе в лондонской Королевской академии художеств. Выставка должна открыться не раньше 2020 года, но, будучи первой за всю 250-летнюю историю академии женщиной, удостоенной подобной чести, Абрамович намерена представить нечто грандиозное. Пока известно лишь то, что арт-шоу в ее честь не будет включать фотографии и VR-работы, — по ее собственным словам, она сосредоточится на более осязаемых формах, которые представят ее видение вопросов жизни и смерти.

И хотя, по ее мнению, искусство «должно пробуждать и обращаться к душе», на этот раз она почувствовала необходимость в использовании VR-технологий: цель художницы — показать, какое сильное воздействие человечество оказывает на окружающую среду. «Ученые говорят, что в ближайшие 70 лет изменение климата может спровоцировать серьезные проблемы, — говорит Абрамович, имея в виду, в частности, повышение уровня Мирового океана, который, по прогнозам специалистов, увеличился вдвое за последние 20 лет. — Но мы никогда не принимаем эти предупреждения всерьез. Я подумала, что стоило бы создать такой проект, с помощью которого люди смогли бы на себе испытать последствия всех этих изменений и который, возможно, мог бы изменить их сознание».

В начале инсталляции Rising вы увидите стеклянный резервуар с «замурованной» в нем Абрамович, он постепенно наполняется водой. Художница протягивает к зрителю руки и словно призывает его подойти ближе, после чего он оказывается в придуманном ею мире будущего. Внутри инсталляции — расползающиеся в разные стороны огромные айсберги; глыбы льда падают в океан, чем провоцируют повышение уровня воды у вас под ногами. Впечатления невероятные — чувство паники смешивается с восторгом от эффектности происходящего.

Пока что ознакомиться с этим арт-проектом, созданным с помощью системы виртуальной реальности Vive, можно только в рамках Art Basel Hong Kong, но в планах на ближайшие месяцы — сделать ее доступной для скачивания, чтобы любой человек в любой точке мира мог пережить этот опыт лично. Особенно дети: поколение, которому придется непосредственно столкнуться с последствиями климатических изменений. «Большинство видеоигр для детей имеет в своей основе идею насилия, — говорит Абрамович, а затем вспоминает другой опыт столкновения с виртуальной реальностью в Японии пару лет назад. — Я была в роли пожарного, и моей задачей было войти в горящее здание, чтобы спасти людей. Я была поражена этой видеоигрой, потому что в ней заложен невероятный призыв к доброте. Когда вы творите нечто хорошее, вы начинаете чувствовать себя совершенно другим человеком». Именно эта игра вдохновила Абрамович на проект Rising.

Художница далеко не в первый раз использует собственное тело на благо искусства. В 2010 году ради перформанса The Artist is Present в музее MoMA она на протяжении почти трех месяцев каждый день по восемь часов сидела в зале напротив пустого стула, куда мог сесть любой посетитель, чтобы посмотреть художнице прямо в глаза. Более шокирующей была работа Rhythm 0 1974 года, которую Абрамович представила в галерее в Неаполе, — шесть часов она стояла неподвижно, в то время как зрители могли делать с ней все что угодно, используя один из 72 представленных рядом предметов, от перышка до заряженного пистолета. Целью работы было узнать, насколько далеко могут зайти люди. Rising, конечно, не столь опасна для жизни художницы, но работа над ней требовала определенных усилий — Абрамович действительно пришлось провести несколько часов в заполненном водой стеклянном кубе, чтобы создать реалистичное VR-изображение самой себя.

Она не единственная, кто видит потенциал VR-технологий в мотивации людей в чем-то стать лучше. Берлинский художник Timur Si-Qin на Art Basel Hong Kong тоже показывает работу на базе виртуальной реальности, которая «должна служить инструментом коммуникации в решении проблем окружающей экосистемы».

По словам директора Art Basel Марка Шпиглера, набирающие обороты отношения между искусством и современными технологиями — классический пример того, что противоположности притягиваются друг к другу. «Художники думают более абстрактно, в то время как ученые привыкли к более прямолинейному мышлению, — говорит Шпиглер. — Когда вы объединяете два эти подхода, получается нечто принципиально новое. Технологии становятся все более просты в использовании, и теперь вам не нужно быть программистом, чтобы работать с ними. Думаю, сейчас мы наблюдаем лишь начало большого сотрудничества этих противоположных на первый взгляд миров».

Так почему на этот раз Марина Абрамович выбрала именно виртуальную реальность в качестве инструмента коммуникации с публикой? Она признается, что у этой технологии есть свои плюсы и минусы. Она может излечить (не так давно VR начали тестировать в качестве обезболивающего), но также может привести к ситуации, когда обычные, физически присутствующие в пространстве люди просто перестанут быть нужны. Тем не менее Абрамович уверена: виртуальная реальность — то, что станет частью ее арт-наследия.

Ярмарка Art Basel Hong Kong будет открыта для публики до 31 марта.

Подпишитесь и станьте на шаг ближе к профессионалам мира моды.

Фото: Acute Art

Из другой оперы: художник в роли постановщика

В их декорациях не было таких «традиционных» элементов, как, например, плоские кулисы и задники в стиле гравюр Хогарта, сделанные Хокни для «Похождений повесы». Следовательно, не было ни макетов в масштабе 1:25, которые обычно используют для разработки и демонстрации театральных декораций, ни — как подчеркивает Коллинз — «вообще какого-либо реквизита», даже в сцене, где по сюжету фигурирует меч. Вместо этого Элиассон объединил декорации, костюмы и освещение в структуру, которая становилась полностью видимой, только когда танцоры и певцы «взаимодействовали со световыми, дымовыми, зеркальными и водными элементами, своими движениями завершая эту картину», — рассказывает Коллинз. Как режиссер она отвечала за оркестровку этих взаимодействий, соединяя дизайн, движение и музыку в единое целое.

Изобразительное искусство оказало значительное влияние на развитие оперной постановки. Современный этап в ее истории начался после войны, когда в 1951 году Виланд Вагнер перезапустил Байрёйтский фестиваль, основанный его дедом Рихардом Вагнером для исполнения собственных произведений. Вагнер-старший контролировал и визуальную, и музыкальную составляющую своих опер. Они были неразрывно связаны с революционным в его время сверхнатуралистичным постановочным стилем, впервые в истории погрузившим зрительный зал в темноту и спрятавшим оркестр под сцену, чтобы происходящее на ней выглядело более естественно. Вагнер воспевал в своих операх благородство рыцарей и европейскую мифологию, и позднее Гитлер выбрал именно их для прославления Третьего рейха и превосходства арийской расы. Первым же проектом Виланда Вагнера в роли менеджера фестиваля (отметим в скобках, что по образованию Виланд был художником и испытал глубокое влияние Адольфа Аппиа) стала абстрактная философская постановка «Парсифаля», радикально отличавшаяся от всего, что публика видела прежде. Приблизительно в то же время британский кинорежиссер Питер Брук и Сальвадор Дали работали над авангардной постановкой «Саломеи» Рихарда Штрауса, а Ральф Котаи закончил работать переводчиком на Нюрнбергском процессе и начал свой путь в качестве театрального декоратора.

Марина абрамович 2018 — Oturiste

Она разрешила людям делать с собой всё, что они захотят. Спустя несколько часов начался АД!

Сербскую художницу Марину Абрамович по праву называют бабушкой перформанса. Уже 40 лет она проводит различные акции, в которых принимает непосредственное участие. К примеру, в одном из наших материалов ты мог читать о выставке под названием «В присутствии художника».

Суть проекта состояла в том, что любой из посетителей мог сесть рядом с Мариной и посмотреть ей в глаза. Для художницы было большим сюрпризом, что среди желающих сесть напротив оказался ее бывший возлюбленный. Женщина не смогла сдержать эмоции!

Вашему вниманию перформанс, который состоялся в 1974 году в Неаполе. Акция получила название «Ритм 0». Идея была довольно проста: Абрамович стоит неподвижно на протяжении 6 часов, а посетители могут делать с ней всё что угодно при помощи 72 предметов, которые находятся на столе.

В руках у Марины была табличка с надписью: «На столе лежат 72 предмета, которые можно использовать на мне как вам пожелается. Я — предмет. Я беру на себя всю ответственность на период проведения акции с 20:00 по 02:00».

Набор предметов был весьма разнообразным. Там были безобидные цветы или перья. Не обошлось также без лезвия, ножа и пистолета с одним патроном!

На акции присутствовал арт-критик Томас Макэвиллей. Позже он вспоминал, что начиналось всё весьма безобидно: «Кто-то поднял ей руки, другой повернул, третий потрогал в интимных местах…»

«К третьему часу ситуация обострилась. Люди начали срезать с нее одежду при помощи лезвия. Еще через час ножи, лезвия и шипы роз начали касаться кожи. Ее тело подверглось некому насилию, но Марина была настолько предана идее, что не сопротивлялась бы даже изнасилованию или убийству», — рассказывал Томас.

В последние два часа на художницу несколько раз наставляли пистолет. Правда находились те, кто отбирал его. В результате оружие вложили ей в руки и заставили направить на себя.

Сама художница вспоминает: «Оставляя решение за публикой, ты рискуешь быть убитым. Я чувствовала над собой реальное насилие. Вокруг царила агрессивная атмосфера!»

Шесть часов спустя Марина Абрамович пошла через толпу посетителей. Люди избегали ее взгляда. Никто не хотел нести ответственность за содеянное. Казалось, что все присутствующие хотели забыть то, как они издевались над девушкой.

Эта работа раскрывает нечто ужасное в сущности человечества. Становится понятно, что большинство из нас способно причинить человеку боль, если только за это не нужно будет нести какого-то наказания. Главное — дать возможность!

Руслан Головатюк

Источник: socialego.mediasole.ru


Легенда современного искусства никогда не отказывает себе в удовольствии удивить публику неожиданным подходом к перформансу. Сегодня на ярмарке Art Basel в Гонконге она представит очередное тому доказательство — свою новую работу, основанную на технологии виртуальной реальности.

Гонконгский выставочный центр Convention & Exhibition выходит окнами прямо на бухту Виктория — оплот единения старого и нового, традиций и инноваций. То же «противостояние» можно наблюдать и внутри экспозиционного пространства, где посетители двенадцатой по счету выставки Art Basel Hong Kong сталкиваются сразу с двумя мирами — реальным и виртуальным. Второму в этом году отдана чуть ли не большая роль: сразу несколько художников, в числе которых Юй Хун и Цао Фэй из Китая, а также Аниш Капур и Марина Абрамович, показывают работы на стыке двух параллелей.


словам Абрамович, ее новый VR-проект — это своеобразное противопоставление ее же ранним работам и знаменитому методу «забросить подальше компьютер, часы и вообще любую технику, чтобы освободиться от сторонних знаний и найти единение внутри себя». Легендарная перформанс-художница (а также муза новоиспеченного креативного директора Burberry Риккардо Тиши и Леди Гаги) присутствует на гонконгском Art Basel лишь виртуально: физически она сейчас в Европе, готовится к собственной ретроспективе в лондонской Королевской академии художеств. Выставка должна открыться не раньше 2020 года, но, будучи первой за всю 250-летнюю историю академии женщиной, удостоенной подобной чести, Абрамович намерена представить нечто грандиозное. Пока известно лишь то, что арт-шоу в ее честь не будет включать фотографии и VR-работы, — по ее собственным словам, она сосредоточится на более осязаемых формах, которые представят ее видение вопросов жизни и смерти.

И хотя, по ее мнению, искусство «должно пробуждать и обращаться к душе», на этот раз она почувствовала необходимость в использовании VR-технологий: цель художницы — показать, какое сильное воздействие человечество оказывает на окружающую среду. «Ученые говорят, что в ближайшие 70 лет изменение климата может спровоцировать серьезные проблемы, — говорит Абрамович, имея в виду, в частности, повышение уровня Мирового океана, который, по прогнозам специалистов, увеличился вдвое за последние 20 лет.


Но мы никогда не принимаем эти предупреждения всерьез. Я подумала, что стоило бы создать такой проект, с помощью которого люди смогли бы на себе испытать последствия всех этих изменений и который, возможно, мог бы изменить их сознание». В начале инсталляции Rising вы увидите стеклянный резервуар с «замурованной» в нем Абрамович, он постепенно наполняется водой. Художница протягивает к зрителю руки и словно призывает его подойти ближе, после чего он оказывается в придуманном ею мире будущего. Внутри инсталляции — расползающиеся в разные стороны огромные айсберги; глыбы льда падают в океан, чем провоцируют повышение уровня воды у вас под ногами. Впечатления невероятные — чувство паники смешивается с восторгом от эффектности происходящего.

Пока что ознакомиться с этим арт-проектом, созданным с помощью системы виртуальной реальности Vive, можно только в рамках Art Basel Hong Kong, но в планах на ближайшие месяцы — сделать ее доступной для скачивания, чтобы любой человек в любой точке мира мог пережить этот опыт лично. Особенно дети: поколение, которому придется непосредственно столкнуться с последствиями климатических изменений.


ольшинство видеоигр для детей имеет в своей основе идею насилия, — говорит Абрамович, а затем вспоминает другой опыт столкновения с виртуальной реальностью в Японии пару лет назад. — Я была в роли пожарного, и моей задачей было войти в горящее здание, чтобы спасти людей. Я была поражена этой видеоигрой, потому что в ней заложен невероятный призыв к доброте. Когда вы творите нечто хорошее, вы начинаете чувствовать себя совершенно другим человеком». Именно эта игра вдохновила Абрамович на проект Rising. Художница далеко не в первый раз использует собственное тело на благо искусства. В 2010 году ради перформанса The Artist is Present в музее MoMA она на протяжении почти трех месяцев каждый день по восемь часов сидела в зале напротив пустого стула, куда мог сесть любой посетитель, чтобы посмотреть художнице прямо в глаза. Более шокирующей была работа Rhythm 0 1974 года, которую Абрамович представила в галерее в Неаполе, — шесть часов она стояла неподвижно, в то время как зрители могли делать с ней все что угодно, используя один из 72 представленных рядом предметов, от перышка до заряженного пистолета. Целью работы было узнать, насколько далеко могут зайти люди. Rising, конечно, не столь опасна для жизни художницы, но работа над ней требовала определенных усилий — Абрамович действительно пришлось провести несколько часов в заполненном водой стеклянном кубе, чтобы создать реалистичное VR-изображение самой себя.

Она не единственная, кто видит потенциал VR-технологий в мотивации людей в чем-то стать лучше. Берлинский художник Timur Si-Qin на Art Basel Hong Kong тоже показывает работу на базе виртуальной реальности, которая «должна служить инструментом коммуникации в решении проблем окружающей экосистемы». По словам директора Art Basel Марка Шпиглера, набирающие обороты отношения между искусством и современными технологиями — классический пример того, что противоположности притягиваются друг к другу. «Художники думают более абстрактно, в то время как ученые привыкли к более прямолинейному мышлению, — говорит Шпиглер. — Когда вы объединяете два эти подхода, получается нечто принципиально новое. Технологии становятся все более просты в использовании, и теперь вам не нужно быть программистом, чтобы работать с ними. Думаю, сейчас мы наблюдаем лишь начало большого сотрудничества этих противоположных на первый взгляд миров».

Так почему на этот раз Марина Абрамович выбрала именно виртуальную реальность в качестве инструмента коммуникации с публикой? Она признается, что у этой технологии есть свои плюсы и минусы.


а может излечить (не так давно VR начали тестировать в качестве обезболивающего), но также может привести к ситуации, когда обычные, физически присутствующие в пространстве люди просто перестанут быть нужны. Тем не менее Абрамович уверена: виртуальная реальность — то, что станет частью ее арт-наследия. Ярмарка Art Basel Hong Kong будет открыта для публики до 31 марта.

Источник: www.vogue.ru

Description:
Добро пожаловать в сообщество, посвященное художнице Марине Абрамович!

Марина Абрамович родилась в Белграде 30 ноября 1946 году. В конце 1960-х она начала эксперименты со звуком и пространством, создавая программы для воображаемых перформансов.Expand text… В 1970-х она стала использовать собственное тело как объект и носитель своих работ, начав с серии длительных перформансов, содержавших протест против политического климата социалистической Югославии. К этому периоду относится серия "Ритмы". В 29 лет Абрамович, не предупредив никого, уехала из Белграда в Амстердам, где встретила художника Улая, с которым они работали вместе следующие 12 лет. Свое сотрудничество они завершили в 1988 году перформансом: они шли навстречу друг другу с противоположных концов Великой китайской стены, чтобы встретиться на середине и разойтись.
В 1990-х, в период конфликтов на Балканах, Абрамович выступала с сольными работами, переосмысляя собственный культурный опыт и культурно-исторические традиции своей страны.


реехав в 2001 году в Нью-Йорк, она изучала возможности повторных перформансов как способа показа и сохранения этого вида искусства, воспроизводила свои ранние работы и перформансы других художников, а также работала над идеей длительного перформанса, который происходил бы не несколько часов, а дней, недель и даже месяцев. Эти идеи отражены в перформансах «В присутствии художника» и "512 часов". Марина также работает в жанре театра ("Биография" — пьеса о её жизни) и фильма ("Балканский эротический эпос" и запланированные "Семь смертей" — фильм о Марии Каллас). Ее работы демонстрировались во многих странах мира, сама Марина занималась около двадцати лет преподаванием, является почётным профессором ряда художественных академий.
__________________________________________

Администрация работает для вас с
2013 года.©

Website:
http://www.marinaabramovicinstitute.org/
Location:
Марина Абрамович ∣ Marina Abramović, Russia

Источник: vk.com

  • Пенсионные льготы досрочно: что нужно знать
  • Как сэкономить на кредите: 4 лайфхака
  • Платежи за воздух: как пожар на ГРЭС расколол рынок
  • «Вы можете представить себе цифрового животновода?»
  • 4 мифа о старом автокредите

Источник: www.gazeta.ru


«Уродина, выброшенная, как ненужный хлам — такой Марины больше нет» – ГОЛОД

Марина Абрамович (род. 1946) — сербский мастер перформанса. Ее работа исследует отношения между художником и аудиторией, пределами тела и возможностями ума. Активно занимающуюся творчеством больше пяти десятилетий, Абрамович прозвали «бабушкой искусства перформанса». Она открыла новое понятие идентичности, делая наблюдателей участниками и сосредотачиваясь на «противостоянии боли, крови и физических пределах тела».

«Впервые я обняла маму, когда у нее была глубокая деменция, и она позволила это сделать, потому что уже не узнавала меня». Марина Абрамович в разговоре о любви.

 

Перевод с польского Антона Маликова

 

Паулина Райтер: — Запись перформанса «Энергия покоя / Остаточная энергия» 1980 года: вы стоите напротив Улая — вашего партнера в искусстве, вашего любовника — держите лук, тетива натянута, Улай зажимает пальцами наконечник стрелы, направленной в ваше сердце.

Марина Абрамович: — Вы проехали такое огромное расстояние, из самой Польши, чтобы поговорить со мной о любви?

— Да.

— Тогда нам следует начать с другого рассказа, о том, что было раньше. Мне потребовалось много лет, чтобы понять, что такое любовь, и чтобы понять, как важна безусловная любовь.

Я выросла в Югославии, находившейся под властью маршала Тито, во времена коммунистической диктатуры. Родители — партизаны, герои войны. У меня было непростое детство. Их союз — ужасный, напоминал войну — они никогда не целовались, не обнимались, даже не разговаривали друг с другом.

Я очень любила отца и восхищалась им — он обладал шармом революционера. Не могла понять, почему мать так плохо к нему относится. Только значительно позже осознала, что он ей изменял. Она ревновала.

Марина Абрамович и ее отец. Белград, 1950 год. Фото из семейного архива

А потом отец меня обманул. Мне было шесть лет. Он учил меня плавать, но дело шло из рук вон плохо, я боялась глубины. Однажды он посадил меня в маленькую лодку, мы заплыли далеко. Вдруг он схватил меня, как щенка, и бросил в Адриатику. Помню, как я испугалась — я наглоталась воды и была уверена, что утону. А отец стал отплывать. Я видела только его отдалявшуюся спину. Кричала, но он не оборачивался. Я подумала, что ему все равно, выживу я или умру. Я почувствовала злость и решила, что не сдамся. Подстегиваемая яростью, я поплыла за ним. Он остановил лодку и ждал, не глядя в мою сторону. Услышав, что я подплываю, протянул руку и втащил меня на борт. Мы не сказали друг другу ни слова. Помню чувство одиночества и отчаяния. Я поняла, что если уж собственный отец меня не любит, значит меня нельзя любить, и я никогда не буду любима.

— Родители научили вас, как преодолеть страх, но не учили как любить и быть любимой.      

— Мама никогда меня не обнимала. Много позже, когда мне было уже лет 40, я спросила ее: «Почему ты никогда меня не целовала?». «Чтобы не сломать тебя», —- ответила она.

Мама Марины Абрамович. Фото из семейного архива

Когда она умерла, я нашла ее письма и дневники. Я узнала, какой несчастной и одинокой женщиной она была. Если бы раньше мне попалась на глаза хотя бы страница из этих дневников, мои отношения с ней сложились бы иначе. Но оказалось слишком поздно, ее уже не было.

Думаю, она хотела, чтобы я выросла сильной женщиной, которую невозможно ранить. Которая не будет так страдать из-за любви, как она.

— В жизни — наоборот. Если в детстве мы узнали любовь, мы вырастаем сильными. Вы говорите о том, что родители нанесли вам рану, не заживающую всю жизнь.

— Да. Я постоянно задумывалась над тем, что сделала не так. Почему меня не любят? Считала, что не заслуживаю любви.

Люди молчат о подобных вещах, потому что о них не принято говорить, но я уже в таком возрасте, что позволяю себе свободу — когда мои родители умерли, я почувствовала облегчение.

Может быть, они даже по-своему любили меня, но я кое-что вам скажу: впервые я обняла маму, когда у нее была глубокая деменция, и она позволила это сделать, потому что уже не узнавала меня.

Если бы не бабушка, которая воспитывала меня в течении нескольких лет, я бы вообще не знала, что такое любовь.

— Вернемся к фотографии с Улаем. О перформансе «Энергия покоя / Остаточная энергия» вы говорили, что это работа о доверии двух людей. Почему стрела направлена в ваше сердце?

— Я не задумывалась над этим. Всегда так складывалось, что я брала на себя труднейшие ситуации, меня манила опасность. В этом перформансе мы закрепили на грудной клетке маленькие микрофоны. Меня будоражила мысль, что я услышу звук своего сердца в тот момент, когда смерть так близко. Это могло случиться в любую секунду.

Марина Абрамович и Улай. Перформанс «Энергия покоя / Остаточная энергия»

Тот же вопрос, который вы задали, прозвучал в интервью, которое Улай дал на телевидении. К тому моменту прошло уже несколько лет, как мы расстались, на протяжении семи лет мы совсем не общались. Я согласилась на интервью при условии, что мне не придется встречаться с Улаем, каждый из нас ответит на вопросы отдельно.

На вопрос: «Почему стрела направлена в сердце Марины?», Улай ответил: «Это было и мое сердце».

— Он имел в виду, что вы были одним целым?

— Да. В самом начале наших отношений Улай нашел в музее медицины фотографию скелета сиамских близнецов, сросшихся ребрами. Этот образ стал символом нашего физического и духовного единства. Наша первая встреча была необычной. Я поехала в Амстердам по приглашению телевидения. Когда приехала, меня представили художнику Улаю. После съемок мы всей группой пошли на прием. Я встала и сказала, что всех угощаю, потому что у меня сегодня день рождения. А Улай: «Нет, сегодня у меня день рождения». Он вытащил из кармана маленький календарик и показал, что в нем недостает листка с 30 ноября. Сказал, что всегда вырывает из нового календаря день своего рождения. Я не могла в это поверить, потому что у меня был такой же календарь, тоже с вырванным 30 ноября, потому что день рождения вызывал у меня мрачные мысли.

Таких совпадений в наших отношениях было множество. Я во сне задавала вопрос, а Улай просыпался и отвечал на него. Или я порезала палец, а Улай в тот же самый момент поранил тот же палец другой руки. Между нами установилась какая-то синхронизация. На время, а потом все закончилось.

— Вы были вместе 12 лет.

— Когда мы познакомились и полюбили друг друга, решили работать вместе. Первый совместный перформанс — «Отношения во времени», мы показали его на Венецианской биеннале в 1976 году. Мы стояли обнаженными на расстоянии 20 метров друг от друга. Сначала медленно, а потом все быстрее и быстрее мы бежали друг другу навстречу. В первый раз, минуя друг друга, едва соприкоснулись, каждый последующий раз задевали друг друга все сильнее, а в конце начали сталкиваться. Несколько раз удар оказывался настолько сильным, что я падала. Мы хотели показать, что из столкновения двух энергий — женской и мужской — возникает нечто, что мы назвали «that self», «то «я»». Это была третья энергия, абсолютная, лишенная эго, соединение мужского и женского начал. Высшая форма искусства.

Марина Абрамович и Улай. Перформанс «Отношения во времени». XXXVIII Венецианская биеннале. Июль, 1976 год

— У этой энергии есть что-то общее с любовью?

— Боже мой, ну, конечно. С идеей единения, целостности, связи. Некоторое время мы с Улаем были идеальной парой, которую связывали любовь и искусство. Мы жили бескомпромиссно, за пределами общественных норм. Купили старый полицейский фургон, «ситроен», такую консервную банку без системы обогрева, и поселились в нем. Переезжали с места на место, туда, где хотели увидеть наши работы. Мы взяли собаку из приюта. Я не хотела детей, еще до Улая делала аборты, потому что не видела возможности быть одновременно матерью и абсолютно свободным художником. Искусство было для меня важнее всего.

— Вы с Улаем написали манифест вашей бродячей жизни — «Art Vital» («Живое искусство»). А в нем следующие обещания: не заводить постоянного места жительства, энергия в движении, никакого повторения, самостоятельный выбор, подвергать себя опасности, нарушать границы, рисковать, подчиняться основным рефлексам, полагаться на случай.

— Мы так жили пять лет. Все наше имущество умещалось в этом автомобиле. Часто мы парковались где-нибудь в деревне и шли к пастухам, чтобы они дали нам какую-нибудь работу в обмен на молоко, колбасу, сыр, хлеб. В свободное время я вязала нам свитера на холодные дни. Нам не надо было оплачивать ни телефонные, ни квартирные счета.

— Вы чувствовали себя счастливой?

— Да, очень. Это была идеальная жизнь. Мы любили друг друга, все время занимались сексом, у нас была собака, которую мы любили, мы жили идеями, ездили по музеям и воплощали свои замыслы. Мы были очень бедными, но чувствовали себя очень богатыми.    

Сегодня я встречаю много богатых людей, познакомилась даже с несколькими миллионерами и видела, как они переживают из-за совершенно несущественных вещей, как их губит привязанность к деньгам. Ничего не иметь — важное начало чего-то значимого. В то время было популярно изречение из суфийской философии: «Less is more» — меньше, значит больше. И мы тоже постоянно говорили себе, что все больше хотим иметь все меньше.

— Рассматривая ваши совместные работы тех лет, зная, что вы расстались, можно увидеть в них предвестие того, что любовь закончится, что будет боль. Два сталкивающихся тела. Улай зашивающий себе рот, чтобы вы говорили за него («Разговор о сходстве», 1976). Вы давали друг другу пощечины («Светло/Темно», 1977). Перформанс «Вдох/Выдох» (1977), где вы дышали воздухом, который выдыхали друг в друга, едва не задыхаясь. Стрела, направленная в ваше сердце.  

— Может быть. Мы расстались на Великой китайской стене. Изначально этот перформанс должен был называться «Любовники». Мы должны были двигаться навстречу друг другу с двух концов стены, встретиться посередине и пожениться. Однако по дороге Улай изменил мне с китайской переводчицей, сопровождавшей его, и сделал ей ребенка. Женился на ней.

Марина Абрамович. «Любовники». 1988 г.

Потом мы много лет не виделись. Я выкупила у него права на наши совместные работы. Два года назад Улай решил оспорить тот договор, дело дошло до суда. Я была уверена, что выиграю его, но я проиграла, пришлось заплатить огромную сумму.  

Эта история меня разрушила психически. Чтобы очиститься, я поехала медитировать в центр на юге Индии. Хотела избавиться от причинявшего мне боль гнева, от злости на Улая, которая была как нарост у меня внутри. И что? В этом месте на краю света, 36 часов пути от Нью-Йорка, кого я встречаю? Улая и его очередную жену. Ему пришла в голову та же самая мысль.

Мой первый порыв — уехать. А потом я села и подумала: если Бог нас обоих отправил сюда, значит для этого есть причина.   

После месяца медитаций, проведенного бок о бок, я ему все простила. А он мне. Злость, напряжение, гнев ушли. Люди часто говорят, что прощение — важно. Легко сказать, трудно сделать. Но люди правы. Прощение — лучшее лекарство.  

Сейчас мы с Улаем дружим. Будем писать книгу о том, что пережили вместе. Я беспокоюсь за него, потому что он очень болен, похудел, кожа и кости. Я люблю его. И жизнь именно такова. Странное чувство любовь, она способна уйти и способна вернуться.

Марина Абрамович и Улай

— Значит на Китайской стене был не конец любви, а только пауза.

— Но я не хочу, чтобы вы меня не так поняли — сегодня я сильно влюблена в совершенно другого человека. Одна вещь, которую я поняла с возрастом, а мне в этом году исполняется 72 — насколько важна безусловная любовь. Любовь к совершенно чужому человеку. Любовь к природе, животным, скалам, деревьям.  

С каждым днем я все ближе к смерти. В эту секунду ты живешь, а в следующую уже мертва. То краткое время, которое мы находимся здесь, должно быть наполнено любовью к жизни и радостью. Не надо бояться жить. Какая страшная трата времени — жить жизнью, наполненной ненавистью.  

— Как вы учились безусловной любви?  

— Через страшные страдания. После Улая мне потребовалось много времени, чтобы снова поверить мужчине. Но в конце концов я влюбилась, поверила и вышла замуж. И этот человек, Паоло, по-настоящему разбил мне сердце.

Когда Улай меня бросил, было страшно, но этого я немного ожидала. Еще и поэтому я не хотела иметь от него детей, потому что каждую свою женщину он бросал с ребенком. С самого начала я принимала в расчет то, что наши отношения могут закончиться. Зато Паоло, мой муж, заставил меня поверить в то, что наша любовь — на всю жизнь. Что я в безопасности. Когда любишь абсолютно, то и боль от измены абсолютная. Он все уничтожил, предал меня. Я страдала невыносимо.

Я умею переступить через физическую боль — в перформансах, когда мне казалось, что не выдержу, что вот-вот потеряю сознание, она проходила.   

Эмоциональная боль оказалась значительно хуже. Мое сердце было разбито, и я не могла собрать его сама. Я все время плакала — в супермаркетах, в такси, начинала рыдать посреди улицы. Изводила друзей рассказами о своей любви и страданиях, все были сыты ими по горло. Я сама уже не могла себя слушать. Не могла спать, есть. Я была больна.  

— Знакомая врач рекомендовала вам двух шаманов в Бразилии — Денисе и Руду. Она верила, что те исцелят ваше разбитое сердце.

— Я поехала к ним. Сначала мною занялась Денисе. Мы вместе сели на землю. На Денисе было платье в цветочек, она улыбалась неземной улыбкой и казалась самой счастливой женщиной на свете. Она мне улыбнулась и спросила: «Что происходит?». Я разрыдалась и стала рассказывать, что сильно люблю Паоло, что он меня бросил, что я старая и уже никто никогда меня не полюбит, я навсегда останусь одна. Чем больше я жаловалась, тем больше Денисе смеялась над моими словами. После того, как я проревела час, она сказала: «Ну хватит». Сняла платье и стала передо мной совершенно голая. У нее были крепкие ноги, широкие бедра, огромные груди, свисавшие до пояса. «Посмотри на меня! — произнесла она. — Я — богиня! Я — самая красивая женщина, какую ты когда-либо видела».

Она взяла свою обвисшую грудь, поднесла к губам и поцеловала. Потом другую. Она целовала свои руки, колени, ступни. Я смотрела на нее — действительно, в тот момент она была богиней. Ее убежденность в собственной красоте, то, насколько она была уверена и довольна, вывело меня из состояния жалости к себе. Это было лучше, чем 20 лет психоанализа. Я поняла, что чувство отвергнутости, ощущение себя нелюбимой, убежденность в том, что я уродина, что у меня огромный нос, огромная задница, жирные руки — полная чушь. Сила идет из души. Передо мной стояла самая красивая женщина, какую я видела в жизни.     

Марина Абрамович

— Денисе еще и прорицательница.

— Однажды она бросила камушки и ракушки, взглянула на них и сказала: «Ты здесь издалека, из другой галактики, ты явилась с определенной целью». «Какова моя цель?» — спросила я заинтригованно. «Твоя цель — научить людей преодолевать боль», — сказала она. Я опешила. Денисе ничего обо мне не знала, но то, что она говорила, звучало так знакомо. Ведь именно это я делала во всех своих перформансах — создавала ситуации, сложные физически и эмоционально, и проходила через них у зрителей на глазах.

Поэтому я так сильно хотела написать «Преодолеть стену». Эта книга не для историков искусства, а для каждого. Эта книга должна вдохновлять. Конечно, моя жизнь была трудной, но я старалась выжать из нее как можно больше, найти выход, превратить страдание в искусство. Если я могла, то и вы справитесь с болью. В посвящении я написала: друзьям и врагам. Потому что на протяжении жизни многие друзья стали моими врагами, а многие враги — друзьями. Но я забыла о самом важном — я должна была посвятить ее и чужим. Потому что чужие появляются в нашей жизни и меняют ее. Таким чужим человеком, изменившим мою жизнь, был Руда.

Денисе приободрила меня, но я по-прежнему страдала физически. У меня болело левое плечо и рука, как сломанное крыло. Болели ноги. Руда сказал мне, что у такой физической боли, которая появляется как будто беспричинно, истоки — в эмоциях. «Мы должны пройти обратный путь, — сказал он. — Я избавлю тебя от боли физической, потом от эмоциональной, а после наполним тебя любовью к себе». «Но как?» — спрашивала я. Руда сделал мне массаж. Он продолжался несколько дней, и я выла от боли. Все время плакала. Вспоминала ситуации из детства, я и не подозревала, что моя память их сохранила. Под конец Руда меня обнял. Я — совершенно голая, среди джунглей, с чужим мужчиной, но в этом не было ни намека на эротику. Руда обнял меня, как обнимают маленького ребенка. У меня не осталось сил, я чувствовала себя опустошенной. Он сказал: «Теперь твои клетки свободны. Я люблю тебя. Я даю тебе безусловную любовь, но и ты должна себе ее дать».  

— Что значит любить себя?

— Посмотри на меня. Никогда в жизни я не чувствовала себя лучше. Я счастливей, чем была когда-либо за всю свою жизнь. Я ни за что не хотела бы вернуться в то время, когда мне было 20-30 лет. И даже 50. Сейчас у меня есть знания, осознанность, которых раньше не было. Я просыпаюсь утром и чувствую, что мне хорошо в моем теле. Мне 72 года. Я с мужчиной, которому 51 год. Он влюблен в меня без памяти, он каждый день говорит мне, как ему чертовски повезло, что он познакомился со мной. И я его люблю.  

Иногда про себя я думаю: нет, это невозможно. Как можно быть настолько счастливой? Мне больше не снятся кошмары, я сплю как ребенок. Хорошо ем. Все симптомы разбитого сердца прошли. Я не страдаю из-за того, что старею. Я поняла, что мое счастье зависит только от меня. В итоге мы все равно всегда остаемся одни, так что счастье не должен обеспечивать другой человек.

— В 2010 году в МоМА в течении трех месяцев вы показываете перформанс, который сразу вошел в историю искусства — «The Artist Is Present». Вы сидите на стуле, каждый день по восемь–девять часов, неподвижно. Люди, которые пришли на выставку, могут сидеть напротив вас довольно долгое время. Вы просто смотрите друг другу в глаза. По окончании вы говорили, что они давали вам безусловную любовь, а вы — им.

— Когда я придумала этот перформанс, куратор МоМА сказал, что я, наверное, сошла с ума, никто не захочет сесть, это Америка, ни у кого нет времени. Нью-Йорк постоянно спешит, все куда-то бегут. «Этот стул останется пустым», — предупредил он. «Мне все равно, — сказала я. — Значит будет пустым. Я все равно буду там сидеть».

Я знала, что могла бы сделать ретроспективную выставку, устроить торжественный прием и выкинуть все из головы. На самом деле, мне не обязательно было мучиться три месяца, сидя там. Но я поняла, что это уникальный шанс показать преображающую силу живого искусства.

Оказалось, что куратор ошибался. Стул напротив меня не только не пустовал, наоборот, люди стояли в гигантских очередях.

— Но вы правда считаете, что они пришли за безусловной любовью?

— Они пришли, потому что одиноки. Потому что страдают. Потому что технология отобрала у нас контакт с людьми. Чтобы сесть на стул напротив меня, сперва приходилось ждать, потому что очередь была действительно длинная. А потом люди садились. Может просто из любопытства? Когда кто-то садился напротив меня, он понимал, что за ним наблюдают сотни людей, я, его снимают на видео, фотографируют. Ему некуда было бежать — только вглубь, в себя.

— Поэтому многие плакали?  

— Потому, что когда присмотришься к себе, видишь компромиссы, на которые пошла. Вещи, которые делала, несмотря на то, что не хотела. Может, твоя жизнь, пока мы сидим напротив друг друга, рассыпается на части? Кто знает? Однажды напротив меня села молодая девушка с маленьким ребенком на руках. Я никогда ни в чьих глазах не видела столько боли. В какой-то момент она сняла шапку с головы ребенка, там был шрам. Когда фотографии Марко Анелли («Портреты в присутствии Марины Абрамович») опубликовали в альбоме, эта женщина мне написала. Она писала, что ее дочь родилась с раком мозга. В то утро она ходила с ней к врачу, он сказал, что надежды уже нет. По дороге домой она зашла в МоМА. Девочка умерла несколько недель спустя. Я ей ответила. Где-то через полгода она мне написала, что беременна. Ее ребенок родился здоровым, она прислала его фотографии. Жизнь продолжается.

Женщина с ребенком. Фотография Марко Анелли из серии «Портреты в присутствии Марины Абрамович»

Многие люди возвращались по несколько раз, чтобы сидеть со мной. Образовалось своего рода сообщество. Некоторые продолжают встречаться, переписываются. Этот опыт оказался настолько мощным, что когда в последний день я встала со стула, то уже знала, что хочу делиться своим методом. Хочу открыть институт Марины Абрамович.

— Метод Абрамович основан на випассане (випассана или випашьяна — вид медитации в буддизме, созерцание четырех благородных истин и идеи невечности) (что означает видеть вещи такими, какие они есть) — медитативной практике, во время которой постятся, концентрируются на дыхании, мыслях, чувствах. Вы велите людям разделять рисовые зерна, ходить с завязанными глазами по лесу, выдержать неделю в полном молчании.  

— Метод Абрамович — это разнообразные инструменты, которые позволяют познать себя. Когда меня пригласили летом 2014 года сделать выставку в Галерее Серпентайн в Лондоне, я решила, что не стану показывать ни работы, ни реконструкции старых работ. Пустое пространство. Работу должны были создать зрители. Это уже рассказ не обо мне.

В перформанс «As One» в Греции я пригласила людей через твиттер. Пришли тысячи. Я хотела им рассказать о любви к совершенно чужому человеку. Что она возможна. Я попросила их положить руки на плечи чужих людей рядом, и так они стояли в тишине семь минут. Люди стояли, плакали и чувствовали любовь. Мы умеем создавать ситуации, в которых демонстрируем гнев, но не способны создавать ситуации встречи в любви. Журналисты меня часто спрашивают, что должны сделать мировые лидеры с фатальной ситуацией в мире. Я говорю: они должны прочитать биографию Ганди. Изменить сознание — значит начать изменять мир.   

— Может, вам нужно проводить мастер-классы для мировых лидеров по методу Абрамович?

— Может быть. Сейчас я провожу мастер-классы для бизнесменов, которые поддерживают институт. Я вижу, в каком они сильном стрессе, у них заболевания сердца. Они сами чувствуют, что должны замедлиться. Моя мечта — построить в больших городах то, что я называю «комната тишины», место в центре города, где можно будет укрыться, заскочить ненадолго, чтобы передохнуть, побыть с собой.

Марина Абрамович

— В книге вы пишете, что Марин на самом деле три. Одна — воин. Вторая — личность духовная…

— …и третья — вульгарная Марина, которая валяет дурака. Я обожаю такую Марину, потому что она удерживает меня на земле. Боже, я рассказываю ужасные анекдоты, неполиткорректные, антифеминистские, абсолютно непристойные. Я это обожаю. Сейчас вам расскажу. Вам известно, что черногорцы страшно ленивы? Их любимое животное — змея, потому что она умеет ходить лежа. Ну так вот, одна женщина кричит на улице (…тут Марина Абрамович рассказывает анекдот, который, поверьте мне, невозможно воспроизвести даже в умеренно феминистском журнале).

Вы, вероятно, считаете, что это ужасно, но я думаю, что незачем подавлять эту Марину, я должна позволить себе быть собой.

— Но в книге вы пишете о другой третьей Марине. О Марине, которая чувствует себя старой, уродиной, чувствует себя выброшенной, как ненужный хлам. Это Марина, которой вы были после того, как распался ваш брак.

— Этой Марины больше нет. Осталась Марина-клоун. Я считаю, что чрезвычайно важно уметь смеяться над собой. Не относится к себе так серьезно, будто мы — центр вселенной. Мы — летящая в космосе пыль. Иногда, чтобы установить дистанцию, я хожу в планетарий в Музее естествознания. У них есть программы о темной материи, астероидах, черных дырах. Ты сидишь в удобном кресле, и в какой-то момент лазер показывает маленькую точечку на обочине Млечного Пути. Это Земля. Какая-то космическая пындровка.

И я вспоминаю о том, как важно смирение. Все наши немыслимо серьезные дела в такой перспективе становятся ничтожными. Мы ничего не знаем. Я советую с подозрением относиться к людям, которые считают, что знают ответы на все вопросы.

— Что  важно для вас сейчас?

— Мое наследие. Материальные блага не имеют значения, но хорошая идея может жить долго. Для меня важен мой институт.

Я забочусь о себе, о своем здоровье, мне необходимо время, чтобы успеть сделать как можно больше. Я вступаю в последний этап жизни. Смерть может появиться в любой момент, я должна быть к ней готова. Я всегда повторяю, что хочу умереть осознанно, без гнева и… Ну, нет! Забыла, что третье. Боже мой, как же я хотела умереть-то? Черт, это ведь мой манифест. Ага, вспомнила: я хочу умереть осознанно, без гнева и без страха.

Источник:

Wysokie obcasy

Полвека перформанса Марины Абрамович в Кунстхалле Бонн — Статьи — ARTUKRAINE

Единственное, что заставило меня встать в субботу в 7 утра и 3 часа ехать в Бонн на общественном транспорте, был простой вопрос: "Интересно, а как Марина Абрамович делает ретроспективную выставку своих перформансов? Как это вообще репрезентовать полвека перформанса? "У меня был ровно один день это узнать, ибо это были последние дни ретроспективы "The Cleaner" Марины Абрамович в боннском Кунстхалле.

 

Холл в боннском Кунстхалле

Фото предоставлены автором

Конечно, было видео и фото, которые были отсняты в далеких 70-х. Но, что самое интересное, почти к каждой работе подавался текст с описанием того, как перформанс проходил впервый раз. Каждое такое описание принадлежит какой-то институции, в основном той, где этот перформанс демонстрировался впервые. Например, я не знала и ни на одной лекции по современному искусству, где мелькал слайд к работе "Ритм 10", никто никогда не упоминал, что в этом знаменитом перформансе Абрамович вела запись с двух магнитофонов стука ножей, которые она вставляла между пальцами. Фотография не может отобразить звук, но это важная часть работы хотя бы потому, что самые первые работы Абрамович (еще до серии «Ритмов») были связаны со звуком. Звук и ритм будут лейтмотивом всего творчества Абрамович и неважно это стук ножа, её крик или удар пощечины от руки Улая. Поэтому смотришь фото и слышишь запись, стук ножей. И вот, казалось бы, привычное фото из книг и лекций приобретает совсем другой смысл, точнее наполняется еще большими коннотациями.

Марина Абрамович. "Ритм 10".1973 г. Описание перформанса и фото документация

 

Начинается путешествие по наследию Абрамович с документации перформанса "В присутствие художника". Думаю, выбор был сделан не случайно, ведь реципиенты должны чувствовать, что Марина с ними, её сильный и пронзительный взгляд наблюдает, как они изучают её наследие и её жизнь. В последние годы художница почти полностью уходит из своих произведений – теперь зритель становится частью произведения, он, по сути, создает перформанс, воплощает идею самой Марины Абрамович здесь и сейчас. Зритель ─ это медиа: живое, волнующее, непредсказуемое. 

Видео документация перформанса "В присутствие художника". Справа видео с лицами зрителей, слева видео с лицом Марины Абрамович.

 

Марина Абрамович в современной визуальной культуре ─ это уже устоявшийся культ, и она очень хорошо умеет его поддерживать, расставлять акценты и наполнять смыслом. Зрителей не могут не беспокоить её пронзительные крики или удары пощечины, которые доносятся с колонок. Так или иначе вы будете идти на эти звуки. Но сначала посмотрим её первые работы из серии Ритмы. И хотя есть такое мнение, что самое лучшее Марина сделала в кооперации с Улаем, вам покажут, что это не так. И я с этим соглашусь. Вся сила Абрамович-художницы в её первых работах. Перед нами инструментарий ʺРитма 0ʺ и меняющиеся слайды документации перформанса. Того самого перформанса, где зритель мог делать с Мариной все, что захотел бы и весь инструментарий для этого перед ним на столе. Признаюсь, было интересно спросить себя: "А что бы взяла ты в тот момент, и чтобы ты с этим сделала?"

Марина Абрамович. Ритм 0. 1974 г.

 

Позади вас сцена и инструментарий перформанса "Губы Томаса", это тот, где она вырезает пентаграмму на животе, бьет себя плеткой, лежит на льду, выпивает бутылку вина и ест 1 кг меда. Но завораживает уже сама репрезентация работы. Два видео: на одном молодая Марина 1975 года, на втором повторение этогоже перформанса в музее Гугенхайм в 2007 году. Можно по-разному относится к тому, как Абрамович повторяет свои перформансы и для чего, но нельзя не согласиться, что перед нами действительно сильный художник, который пронес свой месседж сквозь свою жизнь и несет его до сих пор. Помним, мы в присутствие художника.

Марина Абрамович. “Губы Томаса” 1975 г. и 2007 г.

 

История с Улаем показана в двух отдельных залах. Откровенно говоря, меня никогда не впечатляла вся эта любовная линия в творчестве Абрамович, хотя их дуэт сделал много сильных перформансов, которые уже вошли в историю искусств. В этой истории было много клише, которые отчасти были созданы и поддерживаемы медиа, даже сама встреча-расставание на Китайской стене была хорошо поставлена с медийной точки зрения для широкой публики, о чем пишет сама Абрамович в своих мемуарах. Что говорить, на момент перформанса "Любовники" Абрамович и Улай уже давно не были парой. Они просто сделали последний совместный проект, который задумали как романтический подход двух влюбленных и который, к сожалению или к счастью, закончился просто точкой в их совместном творчестве. Тем не менее Улай и Марина таки создали работу, которая воистину стала памятником творчеству иих любви. Это 2 чёрные вазы(матовая и глянцевая), размер которых в точности равен размеру тел Марины и Улая. Одна поглощает свет, другая отдает. Луна и Солнце. Так называется эта работа. Она не такая драматичная, как поход через Китайскую стену, зато намного глубже и тоньше. Я впервые увидела эту работу и действительно поверила в силу любви этих двоих и в силу их совместного творчества. Именно работой "Луна.Солнце" они завершают для меня историю любви и дуэта Абрамович/Улай. Как пишет сама Абрамович: "Вазы символизируют нас и нашу невозможность работать вместе. И эта работа стала очевидным завершением наших личных отношений".

Марина Абрамович и Улай. Луна. Солнце. 1987 г.

 

Реперформанс работы Марины Абрамович и Улая “Imponderabilia” 1977 г.

 

Итак, Марина Абрамович остается одна. Её идея о создании третьей сущности провалилась. Нужно начинать заново. И она возвращается домой.Следующие залы расскажут о Балканах, о её семье, о войне, традициях и самоидентификации. Кажется, что с этого момента Абрамович активно вводит в свои работы собственную биографию. И если раньше это было завуалировано, то теперь это четко можно проследить.

Вещи отца Марины Абрамович, оставшиеся ей в наследство.

 

Работы этого периода, на мой взгляд, намного слабее тех, что Абрамович делает в 70-х и 80-х годах. В отличие от предыдущих работ, они менее универсальны, здесь больше самой Марины и её личной истории из далекого югославского детства. В этих работах фигурируют два очень важных для понимания творчества Марины Абрамович человека ─ мать и отец. Отец ─ символ храбрости, отваги. Он ─ герой войны и её друг. Мать совершенно противоположный персонаж, который вносит в жизнь Марины страдания, в том числе физические, унижения, дисциплину и что самое невероятное – искусство. Между этим героем и антигероиней Марина танцует традиционный сербский танец.Мне кажется, это был период поиска нового через осмысление своего прошлого, своей национальной идентичности и культурных корней. Художник, как и любой другой человек, не может существовать без своего прошлого, чтобы творить значимое настоящее и будущее. Мы все приходим откуда-то, чтобы создать свое уникальное высказывание в этом разнообразном мире. И Абрамович его создает. "Балканское барокко" приносит Марине Золото льва на Венецианской биеннале 1997 года. На протяжение четырех дней по 7 часов Абрамович отмывает окровавленные кости, с экранов на нее жалобно смотрит мать, сложив руки на груди, и герой-отец с пистолетом. Универсальный образ войны и индивидуальная трагедия балканских народов. 

 

Через какое-то время Марина выходит в народ. Поэтому в следующих нескольких залахможно посидеть на стульчике или лавочке из кристаллов и подзарядиться энергией, прикоснуться телом к камням и ощутить силу Земли, надеть каменные ботинки и, прозревши, начать новый путь. Но нужно сдать мобильный и часы в бокс и начать перебирать рис или заглянуть в глаза незнакомцу. Специально созданы все условия, чтобы можно было приобщиться к Методу Абрамович и понять, что такое перформанс изнутри. Время неограниченно. Точнее ограниченно работой музея, но не в этом суть. 

Марина Абрамович. Нематериальные объекты для использования человеком. 1990-е годы.

 

Метод Абрамович с участием посетителей выставки “The Cleaner”

 

Марина Абрамович заслужено несет звание Бабушки перформанса и, как мудрая старушка, сейчас она передает свои знания людям. Она откровенничает с нами через беседу с ослом или через свой архив. Мы вытаскиваем ящички и вот перед нами компот "Марина Абрамович". Тут есть все: её кровь, её книги, эскизы, фотографии, размышления, её записки и источники вдохновения, знание традиций разных народов, знаковые перформансы из истории искусств, её месседж всем и каждому. Она отдала свою жизнь перформансу и искусству, и теперь это все у наших ног. 

Архив Марины Абрамович

 

Покидая выставку, не нужно забывать, что вы были в присутствии художника и его взгляд провожает вас, ведь вы уходите через парадную дверь. 

 

C 21 сентября по 20 января 2019 года выставку “The Cleaner” можно посмотреть в Палаццо Строции Флоренция, Италия.

 

 

 

 

 

Марина Абрамович подверглась нападению начинающего художника во Флоренции

РИМ - Художница Марина Абрамович не новичок в скандальных выступлениях, но в воскресенье она оказалась вовлеченной в незапланированный спектакль, когда начинающий художник ударил ее картиной.

Г-жа Абрамович выходила из автографа в Палаццо Строцци во Флоренции, где проходит первая в Италии ретроспектива ее искусства, когда мужчина хлопнул над ее головой бумажный портрет г-жи Абрамович, который он сделал.

Внезапный акт вызвал ужас у нескольких человек в толпе, следовавших за г-жой Абрамович через палаццо. «На нее напали», - говорит одна женщина на видеозаписи инцидента, опубликованной римской ежедневной газетой La Repubblica.

Г-жа Абрамович сказала в заявлении музея, что она была ошеломлена агрессией, но не пострадала.

Она сказала, что к ней подошел мужчина с «довольно искаженным» портретом, согласно заявлению.«Он подошел, глядя мне прямо в глаза, и я улыбнулась, думая, что это подарок для меня», - сказала г-жа Абрамович. «Через долю секунды я увидел, как его выражение лица изменилось и стало агрессивным. Знаете, опасность всегда приходит очень быстро, как смерть ». Именно тогда он разбил портрет - в рамке, но без стекла - над ее головой. «Бум», - кажется, он говорит на видео.

В сообщениях итальянских СМИ, которые были подтверждены представителем музея, в этом человеке был указан Вацлав Писвейц, начинающий художник чешского происхождения, который в прошлом участвовал в инцидентах с обнажением тела и случайными доносами.Ранее в этом году его обвинили в нанесении аэрозольной краски статуе швейцарского художника Урса Фишера на центральной площади Синьории.

После нападения в воскресенье подозреваемый был немедленно повален на землю охранниками музея. На видео видно, как мужчина сгорбился рядом со сломанным портретом. "Это кто?" - спрашивает женщина.

«Это тот, кто пытается устроить неприятности на всех выставках», - отвечает мужчина.

Г-жа Абрамович сказала в своем заявлении, что, оправившись от шока, она попросила о встрече со своим агрессором.«Я хотела знать, почему он это сделал, почему эта ненависть ко мне», - сказала она.

Она сказала, что он ответил: «Я должна была сделать это для своего искусства».

«Вы не творите искусство насилием над другими», - сказала она, что ответила. «Я тоже был молодым, не известным художником, но никогда никому не обидел».

«Раньше я бы разозлился на что-то подобное; сегодня я чувствую сострадание », - добавила она. Г-жа Абрамович не предъявляла обвинений.

Артуро Галансино, директор фонда Palazzo Strozzi, заявил в своем заявлении, что он «глубоко сожалеет» об этом эпизоде.

I The Flame (2018) - Институт Марины Абрамович

Этот спектакль представляет собой эксперимент и попытку сдвинуть уровень сознания от концентрации к осознанию и от мышления к не мышлению.


Акт постоянного пристального взгляда на пламя - это вызов для ума оставаться в настоящем моменте. Художник напоминает их разум, вслух говоря: «Я смотрю на пламя», чтобы снова вернуться в настоящий момент, когда какая-либо мысль приходит им в голову.

Художник зажигает новую свечу, если глаза случайно отворачиваются от пламени. Они зажигают еще одну свечу непосредственно перед тем, как текущая свеча собирается погаснуть, чтобы поддерживать постоянный поток энергии и непрерывное плавное переключение взгляда с одного пламени на другое.

Автоматическое продление основных движений еды, ходьбы и сидения в представлении из-за постоянной связи с пламенем указывает на иронию того, что мы отключены и теряем большую часть времени в нашей повседневной жизни, делая то же самое действует без осознания, другими словами, фактически не переживая жизнь!


Название произведения, I Пламя , напрямую связано с феноменом единства и воссоединения, другими словами, отождествлением с Внутренним Я или Душой, которая фактически пребывает в теле в форме пламени, как описано. в индуистских писаниях.

-

Вандана родилась в Харьяне, Индия, получила степень магистра изящных искусств в Лондоне, Великобритания, после посещения Академии изящных искусств и ремесел Рачана Сансад, Мумбаи, и получения степени магистра английского языка в Нью-Дели после получения степени бакалавра. степень из Харьяны, Индия. Она выставляла свои работы в Индии (включая Нью-Дели, Мумбаи, Калькутту), Великобритании (включая Лондон), Швейцарии и Южной Корее.

Она была удостоена награды Kingston Award GOLD Level в 2018 году и GREAT Scholarship Award в 2015 году Кингстонским университетом и Британским советом в Лондоне.Вандана была удостоена Третьей премии за свое живое выступление Chapter Close на выставке pratyagati-Journey Home, выставке и конкурсе в Мумбаи, которую жюри составили выдающиеся художники г-н Субодх Гупта и г-жа Шилпа Гупта, и организованная Stiftung Futur, Швейцария в 2017 году. Ее работы Лондонский Сити был выбран сотрудниками недели на ежегодной гастрольной выставке Jerwood Drawing Prize 2016 в Великобритании. В 2014 году она была удостоена награды Gallery Sree Arts с наградой Creative Artist.

Она была художником в резиденции Stiftung Futur Artist Residency Program, Швейцария, с апреля по июнь 2013 года.Вандана получила первый приз за свою монографию о тишине от RSAFAC, Мумбаи в 2011 году и награду за звание лучшего художника 2003 года от Адаршского колледжа (MDU) в дополнение к 13-му университетскому рангу в 2003 году.

Марина Абрамович: художник, заставивший плакать ангела ада

КУЛЬТУРА

Абрамович: художник, заставивший плакать адского ангела

Мартин Холман

4 октября 2018-10: 13

акция

Единственное постоянное присутствие в творчестве Марины Абрамович - фигура самой художницы .На протяжении более 40 лет ее тело подвергалось пугающему ряду потрясений, проблем и опасностей. «Я проверяю пределы себя, чтобы трансформировать себя», - объясняет она, и в Палаццо Строцци в шоу под названием The Cleaner она пронизывает воспоминания о том, как меня обжигали, били и порезали лезвиями, о том, как сидеть, истекать кровью или лежа в публичном представлении несколько часов на глыбе льда. Ее карьера стала испытанием на дисциплину и выносливость как для артистки, так и для публики.Посетители появляются на мгновение преображенными, но, к счастью, целыми.

Тел. Андреа Паолетти

Одна из последних работ ретроспективы называется Personal Archeology (1997-2015). Он состоит из четырех дубовых комодов, заполненных Абрамович воспоминаниями о людях, местах и ​​представлениях, которые ее вдохновили. В одном ящике есть написанная от руки записка: «Больше и больше меньше и меньше».

Она последовала этому совету.В ее работе на самом деле мало что происходит, но эффект продолжается и продолжается. В 2010 году она вышла измученной после своего марафонского выступления в Нью-Йоркском музее современного искусства под соответствующим названием Художник присутствует . В течение почти трех месяцев она сидела без движения каждый день по семь часов и молча приглашала посетителей сесть напротив нее и взглянуть на нее в ответ.

Работа Абрамовича - это своего рода бдение, и, как в бдении, разум выходит за пределы ограничений времени.

Посетителей хлынули.Они стояли в очереди в свою очередь, которая длилась столько, сколько они могли ее занять. Один человек проработал полные семь часов; люди, оставшиеся в очереди, были в ярости, пока не осознали, что ожидание - тоже часть представления. Многие сообщили о сильном эмоциональном воздействии этого переживания: художник утверждал, что один ангел ада доведен до слез. Абрамович никогда не вздрагивала, несмотря на физические и психические нагрузки, предъявляемые к ней, и не позволяла себе перерывов в ванной.

Произведение переопределило параметры исполнительского искусства и в процессе превратилось в огромное культурное событие.Абрамович назвал его «урезанным, длительным произведением, разрушающим иллюзию времени». Ее работа - это своего рода бдение, и, как в бодрствовании, разум выходит за рамки ограничений времени. Ее лучшие работы, возможно, были сделаны в середине 1970-х годов, когда каждая длилась всего час или около того. Они основывались на простом повторении - например, крике, ударах, дыхании, стоянии, ходьбе - и, казалось, манипулировали временем, чтобы преодолеть нашу собственную уязвимость.

Один из этих спектаклей называется « Отношения в пространстве » (1976).Обнаженные мужчина и женщина снимаются, когда они несколько раз проходят мимо друг друга. Сначала они идут медленно, а когда они соприкасаются при переходе, это кажется случайным. Затем темп ускоряется, и фигуры бегут друг в друга и намеренно сталкиваются.

В течение 58 минут эмоциональный уровень развивается от мягкого столкновения до агрессивного воздействия. Ни слова не произносится, и ни одно движение не повторяется. У исполнителей не было ни репетиций, ни финала.

Фильм (и Абрамович помог первым художникам использовать пленку) записывает живое событие, которое происходило на Венецианской биеннале в июле 1976 года.В нем участвовали Абрамович и ее партнер Улай (немецкий художник Франк Уве Лайсипен) перед аудиторией из 300 человек. Результат впечатляющий; можно смотреть всю работу, не осознавая, что время уходит.

Поскольку действия просты, контент имеет неограниченные возможности - он вовлекает зрителя через вопросы, которые он поднимает, и чувства, которые он вызывает. В какой-то момент Улай не дает Абрамовичу упасть после того, как его тело стреляет в нее.Он протягивает руку, чтобы защитить ее. Было ли это жестом сострадания, несмотря на атмосферу нарастающей дерзости и враждебности? Или это была уловка, чтобы сохранить спектакль?

В этой и других работах, которые впервые представили перформанс в качестве законной среды в изобразительном искусстве, обнаженное тело Абрамовича быстро стало проводником идей о пассивности и опасности, контроле и риске, даже о соучастии и сочувствии.

В середине 70-х она исполнила произведение « Губы Томаса », названное в честь ее возлюбленного.Она заключалась в том, что она била себя, вырезала пятиконечную звезду - символ могущественного влияния в религии и политике - в живот лезвием бритвы, а затем лежала на кресте из льда под подвесным обогревателем в течение 30 минут, истекая кровью. пока. В 1974 году ее пришлось вытащить без сознания из выступления в Белграде. Горящая звезда, внутри которой она лежала, поглотила весь кислород и сожгла ее волосы.

Абрамович часто выступал обнаженным. Она связывает наготу с уязвимостью, особенно когда причиняет себе боль.Он также представляет собой сброс оков истории (особенно сильных в искусстве), места и даже времени. Несмотря на то, что они были сняты в 1975 году, три отснятых перформанса под названием «Освобождение», в которых артист танцует до изнеможения, кричит до хрипоты и сидит, повторяя слова снова и снова, почти гипнотически, не имеют никакого представления о том, что он устарел, не имеющий отношения к делу.


Абрамович настаивает на том, что ее выступления нейтральны с гендерной точки зрения. Одно тело похоже на машину: оно совершает действия и подчиняется им.Более того, два исполнителя вместе объединяются в единый организм. Художница, выросшая в христианской семье в послевоенной Югославии, привносит в свои работы духовный элемент, который редко встречается где-либо еще в современном искусстве. Концепции мученичества, жертвоприношения и покаяния электрифицировали ее выступления, а также эмоциональную память о словах и образах из Священных Писаний.

В ее, пожалуй, самой известной работе с Улаем они стояли друг напротив друга без одежды в узком проходе на свою выставку в Болонье в 1977 году.Чтобы войти, посетители проема должны были пройти между ними. Полиция остановила шоу: власти воспротивились этому публичному показу.

Сорок лет спустя полная шестичасовая работа - одна из нескольких, воссозданных более молодыми исполнителями в Палаццо Строцци, доказывая, что пол - это постоянно меняющееся положение вещей. Тем не менее, пол остается неизбежным ингредиентом реакции посетителя. Женщина, находящаяся в стрессе, который этот художник применяет к себе, неизбежно вызывает печаль, даже подавляемую.

Почему она прилагает такие усилия и страдания во имя искусства? Она говорит, что до сих пор чувствует себя зажатой между ортодоксальной религией и коммунизмом, которому служили ее родители. Преданность и дисциплина были общими для обоих, и она использовала их в своей работе.

Но что еще более важно, это самопознание, в котором художник в такой же мере является каналом трансформации в других, как и в самом себе. Проверяя свои пределы, она подвергает свою аудиторию подобной проверке.В начале 70-х в Неаполе на ее представлении Rhythm O она лежала на полу в окружении 72 инструментов, от помады и ногтей до пистолета с одной пулей. Она предложила посетителям делать с ней все, что они хотят, с этими предметами. Один мужчина приставил пистолет к ее голове; другой возвращался только для того, чтобы посмотреть. Последнее она показалась ей более жуткой.

Как далеко пойдут люди? Уроженка Белграда, в 1997 году она исполнила балканского барокко на Венецианской биеннале.Плача, пела песни и рассказывала истории из своей родной страны, она чистила 1500 коровьих костей шесть часов в день в течение четырех дней. Она искупила свое соучастие и соучастие всего человечества в кровавых гражданских войнах своего народа.

«Чтобы быть артистом перформанса, нужно ненавидеть театр», - сказала она однажды журналисту. «Театр - это подделка ... Нож не настоящий, кровь не настоящая, а эмоции не настоящие. Спектакль как раз наоборот: нож настоящий, кровь настоящая, а эмоции настоящие.«

Марина Абрамович: уборщица

Марина Абрамович

Марина Абрамович б. 1946 г., Белград, Сербия Живет и работает в Нью-Йорке, США

Марина Абрамович родилась в 1946 году в Белграде, Сербия, и является всемирно известным художником-концептуалистом и перформансом, а также режиссером. Известная как бабушка исполнительского искусства, она исследует пределы тела и возможности разума.Благодаря своей обширной работе на протяжении более четырех десятилетий, которая вдохновляла поколения художников, Абрамович получила Золотого льва как лучший художник на Венецианской биеннале в 1997 году. Абрамович выступала и выставляла персональные выставки в Музее современного искусства, Нью-Йорк, Музее Соломона Гуггенхайма. , Нью-Йорк, Галерея Серпентайн, Лондон. Ее персональная выставка в Королевской академии художеств в Лондоне в 2021 году станет первой живой художницей в престижном художественном учреждении.

В Таиланде Абрамович выставлял Город ангелов (1983), Дом духа (1997), Стоячие конструкции для использования людьми (2017) и читал публичные лекции в 2001 и 2018 годах.Она создала God Punishing (2005) на Пхукете с сотнями исполнителей, хлестающих море и читающих стихи в годовщине мемориала в Пангне для тысяч людей, погибших во время цунами. Воодушевляющие произведения и медитативные представления Абрамовича, требующие настойчивости и энергии в различных позах, можно связать с буддийской медитацией (випассана). На Бангкокской художественной биеннале 2018 Институт Марины Абрамович (MAI) организовал длительные выступления 8 художников-участников из Греции, Мьянмы, Бангладеш, Ирана, Индии, Южной Кореи и Таиланда.Трехнедельный проект, курируемый Абрамовичем, привлек тысячи посетителей в Бангкокский центр искусства и культуры. Для Bangkok Art Biennale 2020 Абрамович курирует работы художников из Канады, Испании и Турции.

Rising (2018) - первое произведение Абрамовича в области виртуальной реальности, созданное для борьбы с изменением климата и которое будет впервые показано в Юго-Восточной Азии. Игрок VR находится посреди Северного Ледовитого океана в одиночестве на деревянной пристани. Ледяные шапки тают в бурном море.В стеклянном резервуаре Абрамович заперт внутри и тонет, когда вода поднимается. Она объясняет, что использование виртуальной реальности и эмпатии помогает спасти мир, создавая ощущение страха и дисбаланса уверенности. Абрамович использует технологии в виртуальном мире, чтобы осознать сочувствие и надежду.

Абрамович объясняет, что у художников есть шестое чувство, интуиция в отношении вещей и событий, которые другие люди не видят. Художники чувствуют, что что-то произойдет. У хороших произведений искусства есть предсказание будущего.Мы действительно идем в опасные области, где человеческое тело будет заменено технологиями.

Она предупреждает: «Все взаимосвязано с растениями, камнями, горами, каждым живым организмом на планете и нами. Вся планета разбалансирована. Мы не видим общей картины ". - AP

Марина Абрамович подверглась нападению с живописью на выставке во Флоренции

Марина Абрамович не пострадала на мероприятии © Манфред Вернер / Цуй

Художник-любитель пытался напасть на Марину Абрамович вчера (23 сентября) после открытия ее выставки во Палаццо Строцци во Флоренции, подтвердили в музее.По сообщениям местной прессы, 51-летний чех ударил Абрамович по голове нарисованной на бумаге картиной, изображающей ее в рамке, но без стекла. Как сообщается, полиция заявила, что этот мужчина был вовлечен в подобные ситуации и раньше, но отпустила его, потому что артист не хотел выдвигать обвинения.

Абрамович сообщила итальянским СМИ, что она улыбнулась мужчине, который подошел к ней, когда она выходила из Палаццо Строцци после церемонии подписания книг с фанатами, потому что она считала, что он предлагал ей «очень искаженный» портрет в качестве подарка.«В мгновение ока я увидела, как его выражение лица изменилось и стало агрессивным, когда он подошел ко мне очень быстро и решительно», - сказала она. «Опасность всегда случается быстро, как и сама смерть». Несмотря на шок, она не пострадала.

В заявлении музея говорится, что охранники «были на месте, и ситуация была урегулирована быстро и без происшествий». Артуро Галансино, директор Палаццо Строцци и куратор выставки Марина Абрамович: Уборщица (до 20 января 2019 г.) выразил «печаль, что столь важная для Италии выставка должна быть омрачена действиями одного человека», а также «уважение к Марине. Абрамович, которая просила о встрече с нападавшим сразу же после этого, чтобы лучше понять [его] действия ».

Видео нападения © La Repubblica

Марина Абрамович. Уборщик | Fondazione Palazzo Strozzi

С 21 сентября 2018 года по 20 января 2019 года в Палаццо Строцци проходит первая в Италии крупная ретроспектива, посвященная Марине Абрамович , одной из самых знаменитых и противоречивых фигур на сцене современного искусства, женщине, которая своими работами произвела революцию в самой идее. исполнительского искусства, подвергая свое тело испытанию, чтобы исследовать ее внешние пределы и ее потенциал для самовыражения.

Мероприятие принимает форму завораживающей ретроспективы, объединяющей около 100 работ художницы, предлагающих посетителям обзор самых знаменитых работ в ее карьере с 1960-х по 2000-е годы с видео, фотографиями, картинами, объектами, инсталляциями. и живое повторное исполнение ее знаменитых выступлений группой исполнителей, специально отобранных и подготовленных для этого шоу.

Щелкните здесь, чтобы просмотреть расписание повторных выступлений

Выставка является результатом прямого сотрудничества с художником и, как и после Ай Вэйвэя и Билла Виолы, является частью постоянного стремления к продолжению серии выставок. выставки, которые собрали величайших представителей современного искусства, чтобы показать свои работы во Флоренции.Палаццо снова будет использоваться как единое выставочное пространство, что позволит Марине Абрамович впервые оценить архитектуру эпохи Возрождения, подчеркнув тесную связь, которую художница всегда любила и продолжает наслаждаться с Италией.

Выставка рассматривает основных этапов карьеры художницы , карьеры, которую она начала как фигуративная, а затем абстрактная художница в Белграде, когда была еще очень молодой. Это было в 1970-х годах, когда она начала работать над перформансами, в которых использовалось ее собственное тело, примером чего на выставке является серия Rhythm (1973–4), знаменитый Art Must Be Beautiful / Artist Must Beatiful (1975) производительность и The Freeing Series ( Memory, Voice, Body , 1975).

В 1975 году она встретила немецкого художника Улая, с которым она установила человеческое и профессиональное партнерство, символизируемое фургоном Citroën, в котором они жили, - фургон выставлен во дворе Палаццо Строцци - и такими знаменитыми двойными перформансами, как Imponderabilia (1977), где публику заставляли проходить между обнаженными телами двух художников, как если бы они были стойками дверного косяка, или The Lovers (1988), которым они отметили конец своего отношения, встреча на полпути вдоль Великой Китайской стены, чтобы попрощаться друг с другом.

Трагедия войны в Боснии в 1990-х годах послужила источником вдохновения для Балканское барокко (1997), за которое Абрамович получил премию Леоне д’Оро на Венецианской биеннале. На выставке также представлены такие работы, связанные с балканским миром и сложной семейной динамикой художника, как Герой (2001), посвященный ее отцу, герою Сопротивления, и скандальный Балканский эротический эпос (2005). ) цикл. Параллельно с этим Абрамович также продолжала свои исследования тем медитации и трансцендентности, которые она выразила в Переходных объектах (1995–2015): инструменты для внутренних путешествий, сделанные из таких материалов, как кварц или обсидиан.

С годами ее работы начали расширяться во времени: полномасштабный манифест Художник присутствует (2010), поставленный в Музее современного искусства в Нью-Йорке, в котором более 700 часов В течение трех месяцев она молча и неподвижно смотрела на 1675 человек, сидевших напротив нее, сосредотачиваясь на ценности энергетического и духовного общения между художницей и ее аудиторией.

Выставка организована Фондом Палаццо Строцци и подготовлена ​​Moderna Museet, Стокгольм, совместно с Музеем современного искусства Луизианы, Хумлебеком и Bundeskunsthalle, Бонн.Кураторы: Артуро Галансино, Fondazione Palazzo Strozzi, и Лена Эсслинг, Moderna Museet, с Тине Колструп, Музей современного искусства Луизианы, и Сюзанн Кляйне, Bundeskunsthalle Bonn.

Марина Абрамович: «Меня не интересуют мелкие вопросы» | Марина Абрамович

Марина Абрамович звонит по Skype из Мадрида и демонстрирует сделанный на заказ красный свитер с надписью «Любовь побеждает все».

«Я ношу его все время», - говорит она с хриплым сербским акцентом.«Это как моя пижама».

Эта более светлая сторона Абрамовича - пижамная вечеринка по Skype из Испании - совсем не то, что мы привыкли видеть в исполнении новаторского перформанса. Теперь ее даже другая версия представлена ​​на персональной выставке в галерее Шона Келли в Нью-Йорке. «Ранние произведения» включают 12 исторических перформансов с 1970 по 1975 годы - время, когда художник-мультимиллионер был без гроша в кармане и жил в машине с рюкзаком, полным пленочных негативов.

«Я жил в легковых и грузовых автомобилях, я был поражен тем, что уцелели негативы», - сказал Абрамович, которому недавно исполнился 71 год.«Чтобы ценить настоящее, мы действительно должны смотреть в прошлое».

Художницам было нелегко пробиться в мир искусства в 1970-х, когда перформанс не воспринимался всерьез большинством, в котором преобладали мужчины. «У меня сейчас 50-летняя карьера, и последние 40 лет перформанс не считался искусством», - сказал Абрамович. «Я невероятно доверял своей интуиции, чтобы выжить, и я так сильно верил в исполнительское искусство. Вы никогда не можете сдаться, но когда вы не сдаетесь в течение 50 лет? Вау, это долгий путь.Я никогда не переставал работать ».

Абрамович, в число сотрудников которой входят Джей-Зи и Леди Гага, провела свою знаменитую ретроспективу Музея современного искусства «Художник присутствует», где она просидела в музее более 700 часов в 2010 году. Ее недавняя ретроспектива в Музее Луизианы в 2010 году. Дания под названием «Уборщик» была посвящена очистке прошлых воспоминаний, в то время как те же самые воспоминания были перефразированы в ее недавних мемуарах «Прогулка по стенам».

Но 40 лет назад она была просто борющейся художницей на европейских фестивалях, которую грабили галереи, которые до сих пор не заплатили ей.

Ее искусство того времени отражает ее борьбу. На этой выставке представлены некоторые из первых представленных работ, в том числе «Губы Томаса», где она режет пятиконечную звезду на животе лезвием бритвы, затем хлестает себя и ложится на крест, сделанный из ледяных глыб.

Еще одна пьеса - «Ритм 0», где Абрамович положила на стол 72 предмета, включая заряженный пистолет и бритвенные лезвия, и предложила публике делать с ней все, что им заблагорассудится. Они срезали с нее одежду бритвенными лезвиями, прикоснулись к ней близко, перерезали ей горло, высосали ее кровь и приставили пистолет к ее голове, держа ее собственный палец на спусковом крючке.

«Это было связано с идеей о том, как далеко может зайти публика, убьют ли она исполнителя или нет», - сказала она. «Я действительно думаю, что они могут».

Ритм 5, 1974 г. Фотография: Архив Марины Абрамович и Шон Келли, Нью-Йорк.

«Дело не в том, чтобы ею воспользовались как женщина», - говорит художник. «Я никогда не принимаю во внимание пол при оформлении работ», - сказала она. «У искусства нет пола - для меня есть только две категории: хорошее искусство и плохое искусство».

Но с движением #MeToo и обвинениями в сексуальных домогательствах против Харви Вайнштейна в мире искусства всплыли обвинения в сексуальных домогательствах и домогательствах, от издателя журнала Artforum Knight Landesman до нью-йоркского художника Чака Клоуз и фотографов Марио Тестино и Брюса Вебера.

«Я думаю, что это ужасно, и очень грустно, что у этих людей не хватило смелости сказать что-то в тот момент, когда это происходило», - сказал Абрамович. «Я бы не стал ждать 20 лет, чтобы сказать такое. Если бы я мог что-то сказать всем этим людям, не ждите. В жизни очень важно иметь смелость; иначе у вас будет подавленная жизнь, что ужасно ».

Хотя ее собственная работа связана с шаманскими ритуалами, крайне правые неправильно поняли ее искусство как сатанизм.Ее работа всплыла во время скандала с Пиццагейтом в 2016 году, когда в одном из электронных писем Абрамович демократическому лоббисту Тони Подесте (брату председателя избирательной кампании Хиллари Клинтон Джона Подеста) упоминается «Духовная кулинария», что является названием произведения искусства, которое она создала в 1996 году. Считалось, что это был оккультный ритуал.

«Люди так легко наклеивают ярлыки, мы всего боимся», - сказала она. «Я открыто говорю по каждому предмету в своей работе, очень важно понимать его и помещать в правильный контекст.

Одним из духовных лидеров, которым она восхищается, является Далай-лама, чьи лекции научили ее прощать. «Это единственный способ остановить войны в мире, - сказала она, - если мы научимся прощать».

Но, оглядываясь назад на свое прежнее «я», Абрамович 1970-х, она видит кого-то совершенно другого. «Я оглядываюсь назад и думаю:« Вау, у этого ребенка было действительно большое видение », большее, чем у меня сейчас», - сказала она. «Я не часто оглядываюсь назад, но пытаюсь соединить точки, чтобы ответить на один и тот же вопрос:« Какова моя функция в этом мире? »»

Это связано с методом Абрамович, серией медитативных упражнений, которые она создала, пытаясь чтобы проверить физическую ловкость и ответить на философские вопросы о жизни и смерти.«Меня не интересуют мелкие вопросы», - говорит она. «Далай-лама мне очень помог».

Serendipity, по-видимому, также помогла ей, поскольку она помогла ей простить своего бывшего творческого сотрудника и романтического партнера Улая (урожденный Франк Уве Лайсипен), с которым она рассталась в 1988 году. В 2015 году он подал на Абрамовича в суд на 300000 долларов за продажу произведений искусства их коллеги. автор работ и победитель. Неожиданно художники нашли друг друга в Индии на месячном ретрите художников в прошлом году.

Портрет Марины Абрамович, Нильс Мюллер и Вертикаль, 2014 г. Фотография: Архив Марины Абрамович и Шон Келли, Нью-Йорк.

«Это было так важно для нас, что мы действительно стали друзьями, и я научилась прощению», - сказала она.«Вся эта чушь, это был процесс обучения, мы проделали важную работу, и это все, что имеет значение».

Абрамович и Улай - хорошие друзья, которые каждый день переписываются друг с другом. «Вся ненависть ушла», - сказала она. "Я никогда не был там."

Даже в 71 год она не подает никаких признаков замедления. «Я все еще выступаю», - сказала она. «Это безумие, потому что мое поколение ушло».

С графиком выставок, запланированным на 2024 год, она работает над новыми произведениями искусства для персональной выставки в Королевской академии художеств в Лондоне в 2020 году.Тем временем она поддерживает свой передвижной проект - Институт Марины Абрамович, в котором проводятся временные проекты по всему миру.

Но не без споров. План состоял в том, чтобы построить институт в переоборудованном театре в Гудзоне, штат Нью-Йорк, по проекту архитектора Рема Колхаса. Но после краудфандинга 660 000 долларов на Kickstarter и отказа вернуть средства спонсорам, хотя каждый из них получил обещанное вознаграждение, она отказалась от плана, так как стоимость строительства оценивалась в 31 миллион долларов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *