Особняк купца тарасова на спиридоновке: Особняк Тарасова – московская Италия

Особняк Тарасова – московская Италия

Этот знаменитый особняк знают многие. Стоит только отойти с Патриарших прудов в сторону Спиридоновки, как вашему взору предстанет великолепное здание. Однако немногим удалось побывать внутри.

Мы уже когда-то писали про этот особняк, а сегодня предлагаем ознакомиться с его интерьерами —>


Далее передаём слово нашему постоянному автору Василию П. Все фото в этой публикации также его авторства.

На углу улицы Спиридоновка и Большого Патриаршего переулка стоит большой серый особняк, очень напоминающий итальянские палаццо эпохи Возрождения. Этот уголок Италии в Москве называется Особняк Тарасова или просто Дом Тарасова, сейчас его занимает Институт Африки РАН.
Стоит немного рассказать о семействе Тарасовых. Это семья черкесских армян из Армавира. Изначально их фамилия звучала как Торосян, но позже русифицировалась, и все они стали Тарасовыми. Основателем династии считается Аслан Тарасов, занимавшийся бизнесом на юге России. Его сын, Гавриил Асланович Тарасов, стал владельцем Екатеринодарской Большой мануфактуры. Основное богатство ему принесла торговля ватой. Позже он значительно расширил профиль своей деятельности, торговал нефтью, зерном. Наконец, в 1902 году вместе со своими братьями Александром и Михаилом перебрался из Екатеринодара в Москву.

Известный московский коллекционер Петр Щукин вспоминал: «Вначале братья Тарасовы жили весьма скромно; ездили по железной дороге в третьем классе, возили с собой мешки с сухарями из черного хлеба, которыми питались дорогой, носили зимой потертые бараньи шубы, но потом они разбогатели, и мы увидели их в собольих шубах с бобровыми воротниками».
Участок для строительства особняка Гавриил Тарасов приобрел в 1907 году и место это выбирал тщательно. Здесь, на Спиридоновке, проживала городская элита. Достаточно сказать, что особняк Тарасова стоит прямо по диагонали от знаменитого особняка Зинаиды Морозовой, построенного архитектором Шехтелем, ныне это Дом приемов МИД (см. нашу публикацию про особняк и его интерьеры). Место это было очень престижным и перебравшемуся не так давно в Москву Гавриилу Тарасову необходимо было иметь статусный дом, достойный того места, которое он хотел занять в верхушке социальной пирамиды Москвы.

Строго симметричный, лишённый входных дверей фасад по Спиридоновке практически буквально воспроизводит рисунок фасада палаццо Тьене, выстроенного Андреа Палладио в Виченце в 1542—1553 годах. Единственное изменение копии относительно прототипа — увеличенная высота первого этажа. Следуя пропорциям венецианского Дворца дожей, архитектор Иван Жолтовский сделал первый этаж на 1/13 более высоким, чем второй. Таким образом верхний этаж воспринимается облегчённым относительно массивного первого этажа. Как и почему Жолтовский выбрал за образец фасадов именно палаццо Тьене — осталось неизвестным.

Этот московский дом интересен цельностью выраженного в нем стиля Возрождения, от фасада до фурнитуры дверей и окон. Кстати, ничего из первоначальной обстановки особняка до наших дней не дошло. Более того, вообще неизвестно, была ли завезена сюда мебель после окончания строительства.
В ежегоднике «Московский архитектурный мир» за 1912 год особняк Тарасова назван «сказкой былых времен». Дом на Спиридоновке вошел в число богатейших и интереснейших с точки зрения архитектуры сооружений Москвы того времени. Его парадные фасады отличаются монолитностью и массивностью. Облицовка первого этажа имитирует гранит, а второго — мрамор, но выполнен дом из бетона.


В той части особняка, которая располагается вдоль Спиридоновки, на фасаде нет входа и это придает зданию особенную монументальность. Эта часть дома предназначалась для приемов.

Если помещения вдоль Спиридоновки были парадными, то комнаты вдоль Большого Патриаршего переулка предназначались для проживания членов семьи Тарасова, но их внутреннее убранство было не менее пышное, чем в парадных залах. Расположение комнат вдоль Большого Патриаршего переулка и вдоль Спиридоновки – анфиладное, т.е. из одной части дома в другую можно было пройти не по коридору, а через комнаты.
В доме были использованы самые передовые технические решения того времени. Отопление для каждой из двух квартир дома было отдельное. Трубы проведены в толще стен, во всех комнатах размещены радиаторы парового отопления. В доме было электричество и санузлы. Для подъема и спуска белья, посуды, для подсобных работ на черной лестнице был сделан грузовой лифт. В здании работала собственная прачечная.

Строительство особняка шло с 1909 по 1912 годы. Гавриил Асланович умер в 1911 году, не дожив до конца строительства. О заказчике напоминает латинская надпись на парадном фасаде «GABRIELUS TARASSOF FECIT ANNO DOMINI M», что означает: «Габриэль Тарасов сделал в году от Рождества Христова 1000…». Видимо, после латинской М, обозначающей тысячу, должны были проставить окончательный год, но его так и не проставили из-за последующих событий, начала Первой Мировой войны и затем революции.

Дом достраивали сыновья. Им пришлось даже писать заявление в управу о своем несогласии со столь высокой пошлиной на наследство: «….постройки нашего владения, правда, могут быть отнесены некоторым образом к богатым, но это богатство условно, конечно, постройка будет богатой, если она сложена из дикого камня, гранита, но та же постройка, сложенная из простого кирпича, которому посредством бетона придан вид глыб дикого камня, будет иметь уже другой характер, т.е. небогатый… Внутренняя отделка этих особняков также обычная, исключая плафона потолка расписанного художником, но и эта отделка совсем не так уж и дорога, что мы можем подтвердить счетами». Тем не менее, управа не согласилась с претензиями наследников, и им пришлось выплатить полную сумму.
Наследникам Георгию и Саркису так и не довелось пожить в этом доме, так как в 1917 г. сыновья Гавриила Аслановича навсегда покинули Россию. Сейчас единственная ветвь потомков Гавриила Тарасова проживает во Франции.
Стоит отметить, что печально известный театрал и меценат Николай Лазаревич Тарасов приходился Гавриилу Аслановичу племянником. Один из потомков Тарасовых, Лев Асланович Тарасов, вошел в мировую культуру под именем Анри Труайя, известного французского писателя, лауреата Гонкуровской премии и члена Французской академии. Из рода тех же Тарасовых происходит и прославившийся в 1980-е первый легальный советский миллионер Артем Михайлович Тарасов. Замечу, хотя он всюду представляет себя потомком Гавриила, на самом же деле он потомок одного из братьев Гавриила.
После революции и до 1937 года здание занимал Верховный Суд СССР. В 1937 году сюда въехало посольство Германии. В послевоенные годы его занимало посольство Польши. С 1979 года в доме располагается Институт Африки Российской Академии наук. Как считается, великолепный особняк Институт получил благодаря своему тогдашнему директору, Анатолию Громыко, сыну всесильного министра иностранных дел СССР Андрея Громыко. Анатолий Громыко был директором Института с 1976 по 1991 год. Кстати, он еще жив, а его династия продолжается. Сын Анатолия Громыко — Алексей Громыко в 2014 году сменил академика Николая Шмелева на посту директора Института Европы РАН, а в 2016 году избран членом-корреспондентом РАН, как и его отец.
Современная офисная мебель, находящаяся ныне в помещениях института, не представляет никакого интереса, поэтому в рассказе акцент будет сделан на убранстве потолков. Впрочем, начнём не с них.

Не зря это здание называют итальянским дворцом, есть в нём и внутренний дворик – характерная черта настоящих палаццо. В нем всегда одинаково тихо и уютно.
В центре его расположен фонтан (сейчас не действующий) и садовые скульптуры.

Время появления скульптур неизвестно, но точно после окончания строительства и до размещения здесь института Африки.


Въезд в дом был со стороны Большого Патриаршего переулка и сейчас выглядит так:

Это был сквозной арочный проезд, ведущий во внутренний двор. Сюда приезжали на экипажах, а позже сыновья Тарасова пользовались автомобилями. Въездные арки соединяли две части дома и в то же время разъединяли их. Над арками были открытые террасы. На крыше был балкон с балюстрадой и верандой, по которой можно было перейти из парадной части дома в жилую.

К сожалению, в 1920-е годы террасы пришлось закрыть, эксплуатировать их в нашем климате было неудобно. На современном фото выше видно, что между белых колонн террасы теперь остекление.

 


Въездная арка также была закрыта. Сейчас на месте этого сквозного проезда находится библиотека Института Африки.

Если с фасада проезд во двор имел одну арку, то со стороны двора арок были три. Теперь они застеклены. Анфиладные дверные проемы сохранились, но прикрыты шкафами с книгами.


В библиотеке сохранились сводчатые потолки, колонны ионического ордера, а также большой фонарь на цепи. Глядя на него, сразу понимаешь, что фонарь уличный.

Дореволюционный вид арки:


Двойные двери и пространство между ними свидетельствуют о том, что здесь был выход на улицу.


Дверь библиотеки – бывшая входная. От нее сохранился ключ — настоящий золотой ключик!


Раньше им открывали вход в парадную часть дома, а теперь запирают библиотеку. Ручка двери тоже сохранились.


Тарасов полностью отдал внешнее и внутреннее оформление особняка на волю архитектора и художников, поставив только одну задачу: «Главное – роскошь!». Особняк славен именно росписью потолка, к которой были привлечены известные театральные художники Игнатий Игнатьевич Нивинский и Евгений Евгеньевич Лансере. Нивинский расписывал квартиру хозяев, а Лансере – залы приемов. Росписи потолков – это стилизация под стиль Возрождения. Рисовали художники по сырой штукатурке. Фрески дома — копии известных произведений Пинтуриккио, Тинторетто, Тициана, Джулио Романо и стилизации под ренессансную живопись.

В Синем зале – роскошный кессонированный потолок, украшенный лепниной и росписью, по периметру фриз с барельефами – это позолоченные танцующие путти. Сейчас этот зал принадлежит библиотеке.


Малый Зал приемов расположен на углу Спиридоновки и Большого Патриаршего переулка. Теперь в нем находится читальный зал библиотеки.
Тут уже создаётся полное ощущение итальянского дворца. Потолок тоже кессонный. В данном зале его ячейки-кассеты большие, их девять. Они заполнены фресками работы Евгения Лансере на тему «Подвиги Персея». Под потолком идет фресковый фриз с атлантами, которые как бы держат этот потолок. На этом же фризе под сценами из мифов видны подписи к ним на латыни.


Центральная картина: «Персей— герой древнегреческой мифологии, сын Зевса и Данаи, получает от Гермеса шлем»

В этом зале находится красивая люстра.


Персей и Андромеда.

Персей побеждает Медузу Горгону.


На фризе внизу есть подпись на латыни «Медузу со змеиными волосами Персей побеждает». Обратите внимание, могучие атланты держат потолок и «тяжелый занавес», тут есть еще и театральный эффект. Это неслучайно, ведь автор фресок Евгений Лансере много работал как театральный художник.

 


Даная. Подпись на фризе: «Даная от дождя золотого зачала».

 


Персей и Атлант, держащий на плечах небесный свод. Подпись на фризе внизу «Так появились горы Атлас».


Зевс – отец Персея

 


Даная – мать Персея.

 


Сам Персей.
Из Малого зала мы попадаем в Большой зал приемов. В наше время он используется для проведения собраний института. Он стал таким в то время, когда этот дом занимал суд, а до этого был поделен на две комнаты, граница которых отчетливо видна (выступ стены).
В первой части в глубоких ячейках кессонного потолки – фрески с музами и девушками с музыкальными инструментами. Таким же образом расписан фриз по периметру потолка. Возможно, тут должен был быть музыкальный салон.

В дальней части комнаты была парадная столовая. По обе стороны от камина находятся двери. В одну из них вносили новые блюда, в другую выносили.


Здесь находится один из трех каминов дома. Все они действующие, сотрудники института ими пользуются. Камины сделаны из искусственного камня.
По периметру очень широкий фриз с росписями в технике гризайль, создающей эффект объемных барельефов. На вертикальных частях потолочных балок множество мельчайших картин. Это работа учеников Строгановского училища, поэтому все картинки уникальны и не повторяются. Это не объемные барельефы и не мозаика, это всё росписи.


Парадная лестница сделана из искусственного камня, обладающего такой прочностью, что ступеньки не истираются вот уже более 100 лет. Как говорят, ступеньки лестницы имеют такую высоту, что по ней можно бегать долго и не уставать.


Привлекает внимание расположенное над лестницей мозаичное панно «Освобожденная Африка», появившееся в институте в 1980-е годы. С убранством особняка оно не вяжется, но само по себе весьма необычное и тоже является памятником своему времени.


Мы снова обращаем все внимание на потолок, он тоже кессонированный деревянный, очень эффектный. Здесь чередуются черно-золотые изображения орлов и дубовых веток на черно-золотом фоне.


Почему-то в некоторых описаниях можно прочесть: «Орлы на потолке появились в то время, когда здание занимало польское посольство». На самом деле это не так. Орел на гербе Польши не черный, а белый, а дуба в гербе Польши вообще нет. Тут самое время вспомнить дубы, которые встречались уже на фризе в Синем зале. Дуб был одним из символов Тарасовых, означавший силу хозяина дома, а орел – это символ власти. Однако основной аргумент – сделанные до революции фотографии, на которых мы уже видим такой потолок.


В завершение рассказа стоит показать парадную лестницу жилой части. Холл нижнего этажа имеет сводчатый потолок, весь расписанный Нивинским. Тут сочетание имитации мозаики и объемной живописи.


Мне удалось посмотреть те помещения, которые занимает библиотека. Однако в особняке множество других великолепно отделанных помещений. В одних сидит руководство института, а другие сдаются арендаторам, и увидеть их не так-то просто. Но даже то, что удалось посмотреть, впечатляет.

***

Публикация подготовлена: Василий П. Фото автора.

Также может быть интересно

Эта запись была опубликована в Понедельник, января 30, 2017 в 15:37 в теме: ГОРОД, Особняки, Старый город. Вы можете подписаться на комментарии к этой записи по RSS 2.0. .

Особняк Гавриила Тарасова — дом в стиле неоклассицизм

Дом на углу Спиридоновки и Большого Патриаршего переулка выглядит как-то не по-московски. Он, безусловно, красивый, но будто бы мрачный и тяжеловесный: такое впечатление создаёт шершавая рустованная (то есть отделанная полосками будто под плитку шоколада) стена; громоздкие обрамления окон с прямоугольными «муфтами». Такое здание, скорее, ожидаешь встретить в Петербурге… или в Италии, на родине Ренессанса.
У дома, действительно, есть совершенно конкретный итальянский прототип: палаццо Тьене, построенное в Виченце в середине 16 века знаменитым Андреа Палладио.  
В Москву итальянский дворец перенёс знаменитый Иван Жолтовский, при этом, однако, переосмыслив пропорции здания. В палаццо Тьене верхний этаж имеет бОльшую высоту, чем нижний. Жолтовскому же больше нравились соотношения этажей в венецианском Дворце дожей: высокий нижний этаж и более «короткий» верхний. При этом декор фасада перекочевал на Спиридоновку практически без изменений.  
Оформлением интерьеров здания, тоже в итальянском духе, занимались художники Игнатий Нивинский и Евгений Лансере.
Ну а заказчиком строительства был богатый купец Гавриил Тарасов – выходец из армянской семьи, перебравшейся в Москву с юга России. Другие известные представители этого рода – молодой меценат Николай Тарасов, помогавший Художественному театру и основавший вместе с Никитой Балиевым кабаре «Летучая мышь»; а также писатель Анри Труайя – Лев Тарасов, ещё ребёнком уехавший с родителями из советской России.
На фасаде дома и сейчас можно прочесть на латыни: GABRIELUS TARASSOF FECIT, то есть «Гавриил Тарасов – сделал..». Хотя заказчик умер в 1911 году, не дождавшись окончания строительства.
После революции в здании разместился Верховный суд, затем – посольство Польши, а с 1960-х годов роскошные «итальянские» комнаты с колоннами, каминами и расписными потолками занимает Институт Африки Российской Академии наук.

Особняк С.А.Тарасова – А.И.Бакакина

Этот дом на углу Вспольного переулка (ранее Георгиевского) сегодня более известен как дом Лаврентия Берии. Нарком внутренних дел СССР, куратор «атомного проекта» и правда жил здесь вместе со своей семьей с конца 1930-х по 1953 год. Здесь же был 26 июня 1953 года арестован, отсюда увезен в тюрьму и 23 декабря того же года расстрелян во дворе штаба Московского военного округа.

Но, конечно же, биография владения начинается гораздо раньше. В краеведческой литературе указано, что в середине XVIII века на углах переулка с Малой Никитской и Спиридоновкой находились «пустыри безгласные», т.е. никому не принадлежавшие... После сноса Земляного вала в 1810-е годы территорию начали осваивать, и на плане А.Хотева (середина XIX в.) угол Садовой-Кудринской, Малой Никитской и Георгиевского переулка уже показан застроенным. В 1860–1870-х годах усадьба принадлежала А.Д.Засецкому. Со стороны Георгиевского переулка его участок находился как раз напротив церкви Георгия на Всполье – той самой, где венчался П.И.Чайковский и на месте которой в советское время был выстроен «Дом радиовещания и звукозаписи».

В 1882 г. владельцем участка становится Степан Алексеевич Тарасов. В 1884 г. для него строится дом по проекту архитектора В.Н.Карнеева. В 1885 году С.А.Тарасов полгода, с 28 марта по 19 сентября, исполнял должность городского головы, но заболел и вышел в отставку.

Последним владельцем усадьбы перед революцией был инженер Александр Бакакин, женатый на Ольге Миндовской (из династии известных фабрикантов). Пользовались особняком они недолго: Бакакин умер в 1913 году, а в следующем году не стало его супруги.

По заказу А.Бакакина архитектор Адольф Эрнестович Эрихсон перестраивает владение. Зодчий создает неоклассический ансамбль, который включает в себя особняк хозяев с садом, а также доходный дом с квартирами, сдаваемыми внаём. Доходный дом выходил в сторону переулка.

Планировка главного дома усадьбы типична для начала XX века. На второй этаж ведет лестница из цельного мрамора. Ее украшают консоли с бронзовыми мифологическими овнами. Когда-то они держали еще и подсвечники, исчезнувшие в советское время. Длинную парадную анфиладу в XX веке перепланировали, сделав более компактные и скромные пространства. Сохранились роскошные золоченые зеркала, лепнина на потолках и изысканная старинная мебель с ножками-луковицами и шелковой обивкой.

Сейчас в здании размещается посольство Туниса.

Евгения Твардовская
Автор статьи

Особняк купцов Тарасовых - Большой город. Московские новости

В 1907 году екатеринодарский купец первой гильдии Гавриил Тарасов купил участок на углу Спиридоновки (тогда Спиридоновская улица) и Большого Патриаршего переулка. По его заказу в 1908–1912 годах архитектор Иван Жолтовский возвел роскошную усадьбу в традициях итальянского ренессанса. Гавриил Асланович умер в 1911 году, не дожив до конца строительства. О заказчике напоминает латинская надпись на парадном фасаде «GABRIELUS TARASSOF FECIT ANNO DOMINI», что означает: «Габриэль Тарасов сделал лета Господня». Цифры с датой строительства утрачены. Сейчас особняк занимает Институт Африки.

Архитектура

В ежегоднике «Московский архитектурный мир» за 1912 год особняк Тарасова назван «сказкой былых времен». Дом на Спиридоновке вошел в число богатейших и интереснейших с точки зрения архитектуры сооружений Москвы того времени. На первый взгляд, Иван Жолтовский возвел копию палаццо Тьене, который архитектор Андреа Палладио построил в городе Виченце в XVI веке. Однако московский особняк представляет собой скорее вариацию Жолтовского на тему конкретного ренессансного дворца и его размышления об архитектурном наследии Палладио в целом.

После смерти Гавриила Тарасова московская городская управа оценила владение в огромную сумму, помимо прочего объясняя свое решение богатыми росписями интерьеров и упоминанием художественных особенностей особняка в архитектурных журналах. Сыновьям Георгию и Саркису пришлось даже писать заявление в управу о своем несогласии со столь высокой пошлиной на наследство: «....постройки нашего владения, правда, могут быть отнесены некоторым образом к богатым, но это богатство условно, конечно, постройка будет богатой, если она сложена из дикого камня, гранита, но та же постройка, сложенная из простого кирпича, которому посредством бетона придан вид глыб дикого камня, будет иметь уже другой характер, т.е. не богатый... Внутренняя отделка этих особняков также обычная, исключая плафона потолка расписанного художником, но и эта отделка совсем не так уж и дорога, что мы можем подтвердить счетами». Тем не менее управа не согласилась с претензиями наследников, и им пришлось выплатить полную сумму.

Парадные фасады особняка отличаются монолитностью и массивностью. Облицовка первого этажа имитирует гранит, а второго — мрамор. Росписи потолков и фризов парадных комнат выполнены художниками Евгением Лансере, Игнатием Нивинским и Викентием Трофимовым. Фрески — копии известных произведений Пинтуриккио, Тинторетто, Тициана и Джулио Романо и стилизации под ренессансную живопись.

Армянские купцы Тарасовы

Заказчик особняка Гавриил Тарасов происходил из армянской купеческой династии, основателем которой считался его отец Аслан. В начале XX века Тарасовы владели фирмой «Товарищество «Мануфактура братьев Тарасовых» — она занималась оптовой торговлей и располагалась на Старой площади в здании «Боярского двора».

Коллекционер Петр Щукин так писал в 1912 году о московских армянах: «Когда на Кавказе начались беспорядки, то богатые армяне стали переселяться в Москву. В прежнее время говорили в Москве только об одном богатом армянине Иване Степановиче Ананове, имевшем дом на Мясницкой. В настоящее время говорят о нескольких миллионерах армянах, переселившихся со своими семьями в Москву из Армавира, Екатеринодара, Баку и других городов Кавказа. Своих хорошеньких дочерей армяне стали посылать за границу учиться в лучших пансионах и одевать их по последней моде, стали заводить автомобили и строить себе в Москве дворцы». Одним из роскошных армянских дворцов, несомненно, считался и особняк на Спиридоновке, чьи хозяева, по воспоминаниям Щукина, «разбогатели, и мы увидели их в собольих шубах с бобровыми воротниками».

Николай Тарасов

Племянник Гавриила Тарасова Николай известен как один из основателей первого московского кабаре «Летучая мышь», располагавшегося сначала в доме Перцовой. Николай Тарасов увлекался живописью и поэзией, оказывал значительную финансовую помощь Художественному театру (сейчас МХТ им. Чехова), был автомобилистом и гонщиком. Театровед Николай Эфрос в книге «Театр «Летучая мышь» Н. Ф. Балиева» (1918) писал о Тарасове «Казалось, судьба была на редкость милостива и щедра к нему, дала ему очень многое. И громадные средства, и большую даровитость, и тонкий вкус, и счастливую внешность. Как будто были для него открыты самые широкие житейские возможности. Как будто был он баловнем жизни. И многим, знавшим его только поверхностно, он казался именно таким, этот изящный юноша с бархатными глазами на красивом матовом лице. Но феи, стоявшие у его колыбели, позабыли туда положить один подарок — способность радоваться жизни... Тарасов носил в себе жажду этой радости — и никогда не мог ее утолить. Он понимал эту радость и не мог ее испытать... Первый среди гостей, всегда на том же месте, с цветком в петлице похожий на героя из уайльдовского романа. Его тонкими вкусами, его чувством художественного такта умерялись ошибочные увлечения других, удерживались на пути благородства и тонкой изысканности».

Из-за любовных переживаний и ощущения собственной вины в воскресенье 31 октября 1910 года Николай Тарасов застрелился. Этому предшествовали два других самоубийства — его возлюбленной Ольги Грибовой и ее проигравшегося в карты любовника Журавлева. Тарасов похоронен на Армянском кладбище в Москве у церкви Сурб Арутюн (Святое Воскресение). Сохранилось надгробие 1912 года со стилизованными под византийское искусство фигурами плакальщиц.

Институт Африки

После революции и до 1937 года особняк занимал Верховный суд России. В послевоенные годы в доме располагалось посольство Польши, а с 1979 года — Институт Африки.

Леонид Фитуни, доктор экономических наук, заведующий Центром глобальных и стратегических исследований Института Африки РАН: «Поскольку я был молодым человеком комсомольского возраста, на меня выпала большая часть работы по перевозке мебели из старого здания института в Староконюшенном на Спиридоновку. Поляки оставили тут много всего. Мы находили какие-то столы, папки с неприличным словом «течка». Нам было интересно, что же это такое — оказывается, просто «папка» по-польски. Нас призвали разгребать уголь из подвала — дело в том, что поляки создали себе автономную котельную, и подвал был полностью завален углем. Мы нашли в доме огромную, еще дореволюционную карту Российской империи, памятник Дзержинскому с отбитым носом (наверное, поляки держали, а потом уронили и нос отбили), забавный радиоприемник 20-х годов с сеточкой, крутилкой. Здесь много таинственных предметов. В одной из комнат сейф вделан в стену — им уже давно не пользовались, он даже оштукатурен, но его так почему-то и не открыли. Он, скорее всего, пуст и относится ко времени пребывания польского посольства.

Еще до переезда в новое здание я знал старую армянку. Она жила в соседнем доме в Патриаршем переулке. До революции они были состоятельными и находились в родстве с Тарасовыми. Эта бабушка любила рассказывать, как у них отняли часть квартиры, уплотнили и остались они в результате в одной комнатушке. Она говорила, что до революции в этом районе жило много армян.

В этом особняке у меня появляется ощущение убежища от печального, механического мира коробок, штампов, проводов, зданий, которые уходят в небо и закрывают солнце. Иногда на выступлениях своих коллег и на некоторых заседаниях, на которых приходится сидеть по полтора часа, я благодарю бога, что надо мной не просто потолок, а фреска с женщиной, из груди которой прыскает молоко, — копия «Происхождения Млечного Пути» Тинторетто».

Автор выражает благодарность Специализированной историко-архитектурной мастерской № 17 «Моспроекта-2» им. М. В. Посохина

Спиридоновка 30/1 (Большой Патриарший переулок) - Особняк Тарасова

Помпезное здание на углу улицы Спиридоновка, 30 и Большого Патриаршего переулка, 1 по своему исполнению выпадает из архитектурного ряда наиболее распространенных в Москве градостроительных стилей и их разновидностей. Такой тип зданий без труда можно встретить, например, в Санкт-Петербурге или в итальянских городах, но никак не в Первопрестольной.

Так как же появился этот дом с крупной рустовкой стен и достаточно громоздким обрамлением оконных проемов с прямоугольными «муфтами» в самом центре столицы?

Здание было построено в период с 1909 по 1912 годы на средства Гавриила Тарасова - крупного предпринимателя, владельца торговой фирмы и выходца из знатной армянской семьи (ее представителями были Николай Тарасов, финансировавший Художественный театр и создавший с партнером кабаре «Летучая мышь», и Лев Тарасов, больше известный нам как писатель из Франции Анри Труайя).

В память о владельце над первым этажом была нанесена надпись на латинском «GABRIELVS TARASSOF FECIT ANNO DOMINI M», что переводится как «Гаврила Тарасов построил в 1910 году от Рождества Христова», хотя самого хозяина не стало за год до окончания строительства - в 1911.

Архитектурный проект выполнил известный архитектор Иван Владиславович Жолтовский, а прототипом ему послужило палаццо Тьене, созданное зодчим Андреа Палладио (в некоторых источниках указывается, что последний лишь руководил работами при строительстве, а сам проект исполнил Джулио Романо).

Будет уместным привести здесь цитату из книги Г.Д. Ощепкова об этом творении архитектора Жолтовского на Спиридоновке, 30:

« … Общую композицию этого дома мастер задумал выполнить в полном соответствии с палаццо Тьене, выстроенным Палладио в Виченце, но совершенно изменив при этом его пропорции.

Об отношениях так называемого «золотого сечения» он знал в то время еще очень мало. Зато он помнил, что при изучении Дворца дожей в Венеции ему очень понравилось пропорциональное соотношение его верхней и нижней частей.

По произведенному тогда в натуре промеру И. В. Жолтовский установил, что нижняя часть этого дворца на 1/13 больше по высоте, чем его верхняя часть. Палаццо Тьене, наоборот, имеет небольшую нижнюю и большую верхнюю часть. Для вновь проектируемого дома Тарасова зодчий принял пропорциональные отношения венецианского Дворца дожей. Аналогичные изменения пропорциональных соотношений он внес и в остальные элементы здания.

Таким образом, хотя выстроенное Жолтовским сооружение своим внешним обликом и напоминает палаццо Тьене, оно имеет совершенно другие пропорции. Благодаря этому оно представляет собой не механическую копию, а творчески переосмысленное произведение …»

Оформление внутренних помещений, которые также были декорированы в итальянском стиле, проводилось по эскизам художников Евгения Евгеньевича Лансере и Игнатия Игнатьевича Нивинского.

После Октябрьской революции в доме Тарасова разместился Наркомат иностранных дел, который затем сменило общество «Администрация американской помощи (АРА)». Долгие годы здесь размещался Верховный суд СССР.

Затем здание по адресу улица Спиридоновка, 30/1 (Большой Патриарший переулок) передали сначала посольству Германии, следом - дипломатам Польши, и, в конце концов, в особняке разместился Институт Африки РАН.




Последние добавленные на сайт статьи ...

Особняк Тарасова - МАЯК

В Москве много исторических зданий, при взгляде на которые просто захватывает дух. Одно из них, Дома Тарасова, расположено неподалеку от станции метро Маяковская, на углу Спиридоновки и Большого Патриаршего переулка. Его отличительная особенность в том, что внутри сохранились старинные интерьеры, а внутрь самого дома можно попасть с экскурсией и осмотреть все собственными глазами.

История дома

Заказчиком строительства был богатейший купец Гавриил Тарасов. Автором проекта выступил знаменитый русский архитектор – Иван Жолтковский. Внешний вид особняка должен был повторить облик одного из итальянских дворцов, построенных в стиле Возрождения. Внутри потолки и стены расписали художники Евгений Лансере, Игнатий Нивинский, Викентий Трофимов.

Прекрасный особняк, признанный одним из красивейших домов Москвы, таки не дождался хозяев: заказчик работ, купец Тарасов, скончался до того, как они закончились. Даже его потомкам не удалось там пожить, так как вскоре началась революция, все имущество было национализировано, а наследники Тарасова покинули Россию. На данный момент последние потомки клана проживают во Франции.

В Советские времена в здании располагался Верховный суд, потом дипломатические службы разных стран. Сегодня особняк можно посетить с экскурсией. Его прозвали уголком Италии, случайно оказавшимся в центре Москвы. Внутренняя роспись, изысканные украшения – все это производит неизгладимое впечатление на тех, кто оказался здесь впервые.

Об экскурсии

Во время прогулки по шикарным залам особняка, посетители узнают от гида интересную историю семьи Тарасовых, которые на деле носили фамилию Тарасян. Выходцы с Кавказа, со временем эти богатые промышленники решили изменить фамилию, сделав ее созвучной с русским языком.

Не менее интересна и биография архитектора И. Жолтковского, о которой также вкратце расскажут экскурсантам. Его в свое время считали лучшим архитектором столицы, его руке принадлежат дома многих столичных миллионеров начала ХХ века.

Мрачные серые стены особняка никак не вяжутся с тем, что предстоит увидеть внутри. Насколько дом лаконичен снаружи, настолько же прекрасен он изнутри. Потолки и стены расписаны сценами из мифологии, ни одна из них не повторяется. Достойны внимания и другие предметы интерьера: шикарные хрустальные люстры, гигантские зеркала, оригинальные потолки.

Внутри особняка много просторных залов, каждый из которых был предназначен для особых случаев. Есть библиотека, Большой зал для приемов, столовая, просторный холл. Мебель частично принадлежит семье Тарасовых, но большая часть интерьеров уже из новой эпохи.
Как и положено итальянскому домику, у особняка Тарасова имеется внутренний дворик, который контрастирует с шумной Москвой: здесь журчат фонтаны, растут вишневые и сливовые деревья, цветет сирень.

Прогулка по особняку Тарасова – реальный шанс на некоторое время попасть в начало прошлого века и ощутить ту незабываемую атмосферу.

Дом купца Тарасова

Дом на углу Большого Патриаршего и Спиридоновского переулков выглядит в Москве чем-то чужим. Она, конечно, красивая, но как бы темная и тяжелая, создает впечатление грубоватой (то есть с полосами, как плитка шоколада), стены; громоздкие оконные рамы с прямоугольными «клатчами». Такое здание можно ожидать в Санкт-Петербурге ... или Италии, на родине Возрождения.

У этого дома есть очень специфический итальянский прототип: Палаццо Тьене в Виченце, построенный в середине 16 века знаменитым Андреа Палладио.

В Москву из итальянского дворца переехал знаменитый Иван Жолтовский, при этом, правда, переосмыслили пропорции здания. В Палаццо Тьене верхний этаж выше нижнего. Жолтовский же предпочел соотношение этажей в венецианском дворце дожей: высокий первый этаж и «короткий» верхний. При этом декор фасада переехал на Спиридоновку практически без изменений.

Внутренним дизайном здания, тоже в итальянском духе, занимались художники Игнатий Нивинский и Юджин Лансер.

Заказчиком строительства был богатый купец Гавриил Тарасов - выходец из армянской семьи, переехавший в Москву с юга России. Другие известные представители этого типа - молодой меценат Николай Тарасов, который помог Художественному театру и вместе с Никитой Балиевым основал кабаре «Летучая мышь»; а также писатель Анри Троят - Лев Тарасов, еще ребенком уехавший с родителями из Советской России.
На фасаде дома и сейчас можно прочитать на латыни: GABRIELUS TARASSOF FECIT, то есть «Гавриил Тарасов - сделал ..». Хотя заказчик умер в 1911 году, не дождавшись завершения.

После революции в здании размещался Верховный суд, затем - посольство Польши, а с 1960-х годов роскошный «итальянский» зал с колоннами, каминами и расписными потолками занимает Африканский институт Российской академии наук.

С.А.Тарасов - Особняк А.И. Бакакина

Этот дом на углу Вспольного переулка (бывший Георгиевский переулок) сегодня широко известен как Дом Лаврентия Берии. Действительно, с конца 1930-х по 1953 год здесь проживал нарком внутренних дел СССР, куратор атомного проекта. 26 июня 1953 года он был арестован и отправлен в тюрьму, где 23 декабря 1953 г. В том же году его расстреляли во дворе Ставки Московского военного командования.

Но, конечно, история собственности уходит намного глубже. В различных местных исторических источниках указывается, что в середине XVIII века на углу переулка с улицами Малая Никитская и Спиридоновка были пустоши, т.е. никому не принадлежали ... После сноса Земляной стены (Земляной). Вал) в 1810-х годах началось освоение местности. На плане А.Хотева (середина XIX века) уже были изображены постройки на углу Садовой Кудринской, Малой Никитской и Георгиевского переулка.В 1860–1870-х годах особняк принадлежал А.Д. Засецкому. Со стороны Георгиевского переулка его земельный участок был обращен к Георгиевской церкви на Всполье, той, где венчался Петр Чайковский и где в советское время был построен Дом радио и звукозаписи.

В 1882 году участок приобрел Степан Александрович Тарасов. В 1884 году для него был построен дом по проекту архитектора В. Н. Карнеева. В 1885 г., полгода с 28 марта по 19 сентября, С.А. Тарасов занимал должность городского головы, но затем заболел и вышел на пенсию.

Последним владельцем особняка до революции был инженер Александр Бакакин, женой которого была Ольга Миндовская (из известной семьи промышленников). Пребывание в особняке им понравилось недолго: Бакакин умер в 1913 году; год спустя его вдова последовала за ним.

А. Бакакин поручил архитектору Адольфу Эрихсону реконструировать особняк. Архитектор спроектировал ансамбль в неоклассическом стиле, который включал хозяйский дом с садом и доходный дом с квартирами для сдачи в аренду.Доходный дом выходил на переулок.

Планировка главного дома особняка типична для начала 20 века. На второй этаж ведет массивная мраморная лестница. Его украшают консоли с бронзовыми мифологическими баранами. Когда-то на них тоже поддерживали люстры, потерянные в советское время. Длинный парадный анфилад комнат был переработан в 20 веке и разделен на более компактные и скромные комнаты. Сохранились дивные позолоченные зеркала, лепнина на потолках и изысканная антикварная мебель с выпуклыми ножками и шелковой обивкой.

В настоящее время здание занимает посольство Туниса.

Евгения Твардовская

Z.G. Особняк Морозова

В 1893 году Савва Морозов купил старинную усадьбу семьи Аксаковых. В то время здесь находился полуразрушенный деревянный дом в стиле ампир, построенный в 1814 году известным архитектором А. Витбергом для русского поэта И.Дмитриев.

Савва Морозов приказал снести старое здание и построить большой красивый дом по проекту молодого архитектора Федора Шехтеля. Особняк создан для любимой жены Саввы.

В то время любовная история Саввы и Зинаиды произвела фурор в купеческой Москве. Молодая 18-летняя жена Сергея Морозова познакомилась на балу с его дядей - Саввой Морозовым. Их чувства были настолько сильны, что Савва перешел все религиозные каноны и благочестивые правила старообрядцев и сделал Зинаиде предложение.Семьи влюбленных были старообрядцами.

Родственники и все купеческое общество восприняли развод и брак как большой позор. Несмотря на это, в 1888 году Савва и Зинаида поженились и прожили вместе 17 лет.

Дом на Спиридоновке - одно из первых больших произведений Федора Шехтеля. Он предложил хозяевам три проекта главного здания: рококо, французский ренессанс и британский неоготический стиль. Семья Морозовых имела тесные связи с текстильным Манчестером - Савва учился в Кембриджском университете и был большим почитателем Англии и английской культуры, поэтому выбрал британский неоготический стиль.

Подземный переход нового дома соединен с хозяйственным флигелем, в котором размещены все подсобные помещения. Все было сделано по самым современным европейским стандартам. Дом на Спиридоновке стал лучшим зданием в неоготическом стиле в Москве. Его строгие геометрические объемы создают асимметричную композицию с угловой частью в виде башни.

Парадные интерьеры контрастируют со строгим видом здания снаружи. Интерьер и антикварная мебель воссоздают романтическую рыцарскую атмосферу средневековья.Главный вход - выступающее крыльцо с тремя портальными арками находится в правой части здания. Левая, более уединенная часть дома, выходит в небольшой сад.

В изысканном убранстве преобладают готические мотивы, но есть и помещения в стилях ренессанс, рококо, ампир.

Великолепная отделка деревом и почти вся мебель изготовлены на мебельной фабрике П. Шмитта, зятя первого мужа Зинаиды.

Художник с мировым именем М.Врубель оформлял интерьеры.Он сделал эскиз витража «Встреча рыцаря-победителя», украшающего лестничное пространство.

Внизу лестницы Врубель разместил скульптурную композицию по мотивам оперы Мейербера «Роберт Дьябл». Художник также выполнил аллегорическое панно для небольшой гостиной.

Пышное новоселье в красивом особняке прошло 8 февраля 1897 года.

Но семейное счастье здесь царило недолго. В 1898 году Савва Морозов стал одним из основных акционеров МХАТа.Там он познакомился с актрисой Марией Андреевой. А новая любовь испортила все - семью, деловую карьеру, психическое здоровье. В мае 1905 года Савва Морозов был найден мертвым в своем гостиничном номере в Каннах.

Споры продолжаются, было ли это политическим убийством или самоубийством.

Через два года после смерти мужа Зинаида вышла замуж за генерал-майора А. Рейнбота, а в 1909 году продала особняк Михаилу Рябушинскому. Она говорила, что дух Саввы не позволял ей жить в этом доме, и что по ночам она слышит его кашель, его шаркающую походку, движение предметов на столе в его офисе.

Рябушинский переехал в дом с красивой женой, дочерью и великолепной коллекцией картин русских и западноевропейских художников. Новый хозяин ничего не переделывал, а в 1912 году заказал художнику К.Богаевскому три панно для фортепианной гостиной. Революция лишила дом и этих хозяев.

В 1929 году собственность на поместье перешла к Народному комиссариату иностранных дел. Сейчас в особняке располагается Дом приемов МИД России.4 августа 1995 года здесь произошел разрушительный пожар. В кратчайшие сроки особняк был восстановлен по сохранившимся чертежам с личной подписью Федора Шехтеля. Собрание «большой восьмерки» проходило в доме в 1996 г.

.

Woodland Mansion Finder - приложение Minecraft

Требования

Seed

По техническим причинам вам необходимо знать семя вашего мира, чтобы использовать Woodland Mansion Finder, если, конечно, вы не хотите найти семя для нового мира.Если вы играете в SSP , приложение может получить начальное значение из вашей сохраненной игры. Кроме того, вы можете использовать команду / seed в игре. В SMP вы можете использовать ту же команду, если у вас есть достаточные права. В противном случае, однако, вы зависите от владельца сервера, который запустил мир и имеет доступ к файлам сохранения и конфигурации.

Технические

Это приложение использует некоторые относительно новые веб-технологии. В результате некоторые функции могут быть отключены в старых браузерах.Я рекомендую использовать последнюю версию основного браузера, такого как Chrome, Firefox, Edge или Safari.

Использование

Выбор семян

Первое, что вам нужно сделать, это выбрать семя и версию. Вы можете ввести его вручную или загрузить из сохраненной игры . Последнее можно сделать, щелкнув «Загрузить из сохранения ...», и выбрав свой level.dat, или перетащив файл level.dat в окно браузера. Уровень.dat - это небольшой файл, расположенный в папке каждой сохраненной игры Minecraft. Вы можете найти сохранения в папке сохранений вашей установки Minecraft. В Windows вы можете использовать % appdata% \. Minecraft \ saves , чтобы попасть в эту папку.

Уровни позволяют вам хранить и повторно использовать семена на этом веб-сайте, без необходимости каждый раз загружать свое сохранение. При загрузке семян с уровня семена автоматически сохраняются как уровень.

Вы также должны знать, что начальное число всегда является числом (примерно до 20 цифр).Если вы введете что-нибудь еще (например, буквы), оно будет преобразовано в число. Приложение делает это так же, как и Minecraft, поэтому также безопасно использовать буквы (и другие символы).

Навигация

После того, как вы ввели начальное число и версию, вы можете начать использовать карту. Чтобы прокрутить , прокрутите , используйте клавиши со стрелками, пока курсор мыши указывает на карту, или перемещайте мышь, удерживая левую кнопку мыши. Вы можете использовать ползунок под картой или колесо мыши для масштабирования .Нижние входы позволяют вам перейти к определенной точке (например, вашей базе) на карте и установить там маркер. Вы всегда можете удалить и добавить маркер, дважды щелкнув по карте. Кнопка «Сохранить карту» позволяет сохранить текущую карту в виде файла изображения PNG.

Сенсорный экран

При использовании устройства с сенсорным экраном под картой появится дополнительная опция для включения / отключения сенсорного управления.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *