Резиденция американского посла в москве: Хаус — Посольство и консульства США в Российской Федерации

Содержание

Хаус — Посольство и консульства США в Российской Федерации

Начиная с 1933 года, когда были установлены дипломатические отношения между США и CCCР, резиденцией американских послов в Москве является особняк Спасо-Хаус. Он расположен в одной миле к западу от Кремля по адресу: Спасопесковская площадь, 10. Это недалеко от Садового кольца и Арбата, одного из старинных районов Москвы.

В XVII веке здесь жили царские псари и сокольничьи. В память о тех временах сохранилось название Кречетниковской улицы, позднее переименованной в улицу Композиторов. Название Спасо-Хауса и площади, на которой он расположен, происходит от великолепной русской православной церкви, расположенной на одной из сторон площади. Церковь «Спаса на песках», построенная в 1711 году, была изображена художником В.Д. Поленовым в 1870-х годах на картине «Московский дворик», ныне украшающей московскую Третьяковскую галерею.

Сооружение Спасо-Хауса велось по заказу Николая Александровича Второва, богатого купца и промышленника, и было завершено в 1914 году.

Хотя здание построено в стиле новый ампир в эпоху господства помпезного стиля в архитектуре, оно не лишено достоинства и изящества. Интерьер сделан с размахом: главный зал длиною около 25 метров венчает высокий сводчатый потолок, с которого свисает громадная люстра. Считается, что эта люстра из российского хрусталя, которая выглядела впечатляющей даже по меркам Москвы 1914 года, была сработана знаменитым серебряных дел мастером Мишаковым и является самой большой домашней люстрой в Москве.

Жилые помещения, хотя и уступают по размеру залу на первом этаже, все же впечатляют простором и тщательной проработкой деталей — великолепной лепниной потолков, резными дверями и роскошными люстрами. В 1930-х годах был пристроен одноэтажный флигель, предназначенный для танцев. В остальном особняк мало изменился.

Спасо-Хаус строился на рубеже эпох. Участие России в Первой мировой войне послужило началом политических и общественных волнений, которые коснулись непосредственно хозяина дома. Судьба Второва породила множество легенд и версий.

По свидетельству одних, он был убит в своем кабинете революционером в 1917 году. По другой версии Второв заключил сделку с Временным правительством Керенского: он отдал свой особняк в обмен на разрешение выехать из России. По третьей версии, Второв был убит собственным сыном в парадном вестибюле Спасо-Хауса. Доподлинно известно только то, что Второв умер в 1917 году и что в начале 1950-х годов одна из его дочерей жила в Париже.

После Октябрьской революции 1917 года вновь сформированное Советское правительство экспроприировало все московские особняки, включая Спасо-Хаус, в пользу государства. Советский министр иностранных дел Вышинский во время одного из приемов в Спасо-Хаусе обмолвился, что его предшественник Георгий Васильевич Чичерин, бывший наркомом иностранных дел в 1918-1930 годах, жил в Спасо- Хаусе в 1920-е годы.

В конце 1933 года, когда первый американский посол Уильям Буллитт приехал в Москву для вручения верительных грамот, ему показали три здания, отведенные для американского посольства. Выбор пал на два здания: Спасо-Хаус был избран в качестве резиденции посла. Другое здание, в то время еще только строившееся, расположенное на Моховой улице по соседству с гостиницей «Националь», предполагалось временно использовать для служебных помещений и квартир персонала до тех пор, пока не будет построен комплекс посольства на Воробьевых горах. Этот план так и не был осуществлен. Когда Соединенные Штаты установили дипломатические отношения с Советским Союзом, Спасо-Хаус использовался в качестве дома приемов Центрального Исполнительного Комитета (ЦИК). На втором этаже располагались квартиры советских государственных служащих, которые они вынуждены были оставить. Среди них — И.М. Карахан, заместитель наркома иностранных дел, Михайлов, американист из газеты «Известия», и Флоринский, начальник протокольного отдела. После того, как они освободили жилые помещения, рабочие приступили к строительству «бального» флигеля. В связи со сложностями, возникшими при настиле полов, строительство было завершено лишь в 1935 году.

Посол Буллит впервые прибыл в Спасо-Хаус в марте 1934 года. В течение нескольких месяцев резиденция использовалась в качестве канцелярии Посольства, и в ней также размещалась некоторая часть сотрудников, пока не было завершено строительство нового здания на Моховой улице.

Лето 1934 года часто называют «медовым месяцем» советско-американских связей. Установление дипломатических отношений вызвало прилив теплых чувств, побудивший десятки тысяч американских туристов посетить СССР. Одним из них была сестра Чарлза У. Тейера, автора ряда книг, в том числе «Медведи в икре», описывающих жизнь в московском посольстве. Сестра затем жила в Спасо-Хаусе в качестве секретаря посла. В это время мисс Тейер познакомилась с третьим секретарем Чарльзом Е. Боуленом, возник роман, закончившийся браком, и 20 лет спустя посол Боулен и г-жа Боулен возвратились в Москву. Они были хозяевами Спасо-Хауса с 1953 по 1957 год.

В начале «медового» периода произошли два примечательных события в Спасо-Хаусе: встреча Рождества 1934 года, описанная в книге «Медведи в икре», во время которой три дрессированных морских льва устроили настоящий погром в танцзале, и праздник весны 1935 года, который Крена Уайли в своей книге «Вокруг земного шара за 20 лет» назвала «единственным достойным внимания приемом в Москве эпохи СССР». На бале присутствовал знаменитый писатель Михаил Булгаков, который затем использовал увиденное при написании сцены маскарада в романе «Мастер и Маргарита». Животные, позаимствованные из Московского зоопарка для празднования Рождества, создали целый ряд неожиданных проблем: не приученный к дому медвежонок попортил форму советскому генералу, а сотни зябликов, также не приученных к домашним условиям, шумно летали под сводами комнат с высокими потолками во время празднества и в течение многих дней после него. Еще одним знаменательным событием стал музыкальный вечер, организованный послом Буллиттом летом 1935 года. Как впоследствии вспоминал тогдашний глава консульского отдела Ангус Уорд, в только что отстроенном новом танцевальном зале в присутствии гостей была исполнена опера Сергея Прокофьева «Любовь к трем апельсинам», при этом в качестве дирижера выступал сам автор.

Начало второй мировой войны и германское вторжение в 1941 году принесли новые страдания России, а также дальнейшие изменения в Спасо-Хаусе.

Часть здания стала использоваться в административных целях, чтобы справиться с увеличившимся объемом работы в связи с ростом численности американского официального персонала. В подвале здания было даже устроено бомбоубежище. В течение всего этого периода резиденция в целом нисколько не пострадала, за исключением нескольких разбитых оконных стекол, в отличие от находившегося поблизости театра им. Вахтангова, который был сильно разрушен. Поздней осенью 1941 года, когда немецкие войска приближались к Москве, Советское правительство было эвакуировано на восток, в город Куйбышев (Самара) на Волге. Иностранные посольства, естественно, последовали за ним. Спасо-Хаус стал пунктом эвакуации для американцев; штатные сотрудники и журналисты собирались в Спасо-Хаусе и отправлялись на вокзал, где, под отдаленный аккомпанемент огня советских зенитных орудий, садились в поезда, идущие до Куйбышева. После отъезда в Куйбышев Лоренса А. Стейнхардта второй секретарь Льюллин Е. Томпсон, который позднее работал послом в Москве в 50-60-х годах, принял на себя ответственность за американскую собственность и оставшийся в Москве штат сотрудников.
Томпсон был одним из тех нескольких послов, которые впервые оказались в Спасо-Хаусе в качестве младших сотрудников посольства.

Несколько месяцев спустя после переезда правительства и дипломатов в Куйбышев немцы, которые так и не вошли в столицу, были отброшены от Москвы. И новый посол адмирал Уильям X. Стэндли и его штат смогли возобновить деятельность посольства в Москве. В послевоенные годы Спасо-Хаус продолжал служить резиденцией посла и его посетило большое число высокопоставленных гостей, включая пятерых президентов, троих вице-президентов и восьмерых госсекретарей.

В последние годы были предприняты шаги по возрождению Спасо-Хауса в его былом великолепии 1914 года. Посол Томас Дж. Уотсон осуществил реставрацию внешнего веерообразного окна, разрушенного во время второй мировой войны, с использованием стекла яркого ультрамаринового цвета, какое и было установлено в самом начале. В 1983 году, когда послом являлся Артур А. Хартман, была предпринята смелая программа реставрации резиденции, приуроченная к 50-ой годовщине установления дипломатических отношений между Соединенными Штатами и Советским Союзом.

Восстановление парадного зала в 1988 году приблизило Спасо-Хаус к духу стиля новый ампир, в котором он был спроектирован первоначально.

В течение всех этих лет в Спасо-Хаусе выставлялись разнообразные коллекции выдающихся произведений американского искусства — традиция, которая ныне продолжается в рамках программы Государственного департамента «Искусство в посольствах». В рамках этой программы музеи и картинные галереи предоставляют произведения живописи и скульптуры посольствам США по всему миру. Гости Спасо-Хауса имеют возможность познакомиться с богатством и разнообразием американского искусства. Программа «Искусство в посольствах» была задумана и разработана супругой Льюллина Томпсона Джейн, художницей-любителем, жившей в Спасо-Хаусе. Она основала эту программу, исходя из убеждения в том, что белые стены Спасо будут выглядеть приветливее, увешанные американскими произведениями искусства.

Спасо-Хаус в течение длительного времени ассоциируется с американским присутствием в России и в этом качестве является весьма подходящим местом для резиденции американского посла в Москве. Ниже приводится список послов США в Москве, живших в Спасо-Хаусе, с указанием даты прибытия:

    • Уильям С. Буллит — ноябрь 1933
    • Джозеф Е. Дэвис — ноябрь 1936
    • Лоренс А. Стейнхардт — март 1939
    • Уильям X. Стэндли — февраль 1942
    • У. Аверелл Гарриман — октябрь 1943
    • Уолтер Беделл Смит — март 1946
    • Элан Дж. Керн — май 1949
    • Джордж Ф. Кеннан — март 1952
    • Чарльз Е. Боулен — март 1953
    • Льюллин Е. Томпсон — июнь 1957
    • Фой Д. Копер — август 1962
    • Льюллин Е. Томпсон — декабрь 1967
    • Джекоб Д. Ким — апрель 1969
    • Уолтер Дж. Стессел, мл. февраль 1974
    • Малкольм Туи — январь 1977
    • Томас Дж. Уотсон, мл. — октябрь 1979
    • Артур А. Хартман — октябрь 1981
    • Джек Ф. Метлок — апрель 1987
    • Роберт С. Страус — август 1991
    • Томас Р. Пикеринг — май 1993
    • Джеймс Ф. Коллинз — сентябрь 1997
    • Александр Р. Вершбоу — июль 2001
    • Уильям Бернс — июль 2005
    • Джон Байерли — июль 2008
    • Майкл Макфол — январь 2012
    • Джон Тефт — ноябрь 2014
    • Джон Хантсман — октябрь 2017
    • Джон Салливан — январь 2020
  • Начальники отделов и представительств федеральных агентств в посольстве США
  • Новое офисное здание

75-летие Спасо Хауса: краткая история

Ни одно здание так тесно не ассоциируется с историей американской дипломатии последнего столетия, как Спасо-Хаус, резиденция посла Соединенных Штатов Америки в Москве. С конца 1933 года, когда Спасо-Хаус впервые стал резиденцией американских послов, в нем побывали сотни почетных гостей, от джазовых музыкантов до президентов США и глав российского государства. Здание Спасо-Хауса, находящееся в небольшом арбатском переулке, получило свое название от Спасопесковской площадки, расположенной перед домом, увековеченной художником В.Д. Поленовым на картине «Московский дворик».

На протяжении 75 лет, со времени установления дипломатических отношений между США и Советским Союзом, Спасо-Хаус являлся резиденцией американского посла, а время от времени часть помещения использовалась как офисы. Несмотря на то, что свою заслуженную славу Спасо-Хаус снискал как место знаменитых дипломатических балов и официальных приемов, последние 80 лет он является местом проведения традиционных дипломатических переговоров и встреч с общественностью. Общественные и культурные мероприятия, организованные в Спасо-Хаусе, играли важную роль в ослаблении напряженности и налаживании контактов между США и Россией даже в те времена, когда официальные отношения между двумя странами были довольно натянутыми. Таким образом, история Спасо-Хауса являет собой уникальный пример развития дипломатических отношений между Соединенными Штатами и Россией в ХХ веке.

Первым владельцем Спасо-Хауса был известный российский промышленник Николай Второв. Его отец, Александр Федорович Второв, нажил немалое состояние, занимаясь торговлей текстильной продукцией в Сибири в XIX веке. В 1897 году Александр Второв переносит свою семейную фирму «Текстильная компания Второва» в Москву. В 1911 году, после его смерти, сын Александра Федоровича Николай унаследовал эту компанию, которая вскоре становится ведущим текстильным предприятием в царской России. Благодаря процветанию своего предприятия, удивительной деловой хватке и использованию опыта американских «баронов-разбойников», Второв вскоре получает прозвища «русский американец» и «московский Морган». Он решает построить дом для своей семьи, и его выбор падает на район Арбата. В 1913 году Второв покупает участок земли у княгини Лобановой-Ростовской и нанимает известных архитекторов Владимира Дмитриевича Адамовича и Владимира Морицевича Маята для составления проекта и строительства своего нового дома. Здание было сконструировано в новомодном стиле ампир, особо популярном в среде крупной торгово-промышленной буржуазии того времени. Современники называли его архитектурным шедевром. Спасо-Хаус и сейчас остается прекрасно сохранившимся образцом русского неоклассицизма начала 20-х годов прошлого столетия.

В ноябре 1917 года власть захватили большевики, а в 1918 году Николай Второв умирает при загадочных обстоятельствах, и его семья покидает страну. Здание Спасо-Хауса переходит в ведение большевистского правительства. По приказу президента Вудро Вильсона американское правительство отказалось признать новый режим, и уже на следующий год посольство США в России было закрыто. На протяжении последующих 15 лет преемники Вильсона придерживались политики «дипломатического непризнания» Советского Союза. Все это время здание Спасо-Хауса использовалось в различных целях, например, для проведения заседаний Всероссийского центрального исполнительного комитета (предшественника Верховного Совета) и как помещение для проживания высокопоставленных советских дипломатов. Среди них были Георгий Васильевич Чичерин, преемник Троцкого на посту народного комиссара по иностранным делам с 1918 по 1930 г., подписавший Рапалльский договор между РСФСР и Германией в 1922 году; а также Лев Михайлович Карахан, специалист по Дальнему Востоку, заместитель Чичерина, принимавший участие в процессе налаживания дипломатических отношений с Китаем в 1924 году.

К 1933 году Соединенные Штаты Америки оставались единственной великой державой, которая все еще не признавала Советское правительство. Однако в ноябре того же года, в результате продолжительных переговоров с наркомом иностранных дел Максимом Максимовичем Литвиновым в Вашингтоне, Соединенные Штаты Америки согласились признать Советский Союз. Это решение было обусловлено тем, что Советы обязались заключить соглашение о соблюдении определенных правовых и религиозных свобод для американских граждан, проживавших на территории Советского Союза, и об уважении политический и территориальной целостности Соединенных Штатов. Президент США Франклин Рузвельт и нарком иностранных дел СССР Литвинов также заключили «джентльменское соглашение», по которому Советское правительство обязалось частично выплатить Америке долг, оставшийся еще со времен царской России. Окончательная цифра этого долга должна была быть определена в ходе дальнейших переговоров. После восстановления дипломатических отношений между Соединенными Штатами и Советским Союзом президент Рузвельт назначил Уильяма Буллита на должность посла США в Москве.

По прибытии «экспедиционной армии Буллита» (так называли эту группу дипломатов в Государственном департаменте) в Москву в декабре 1933 года начались активные поиски помещений для размещения офисов и обустройства жилья для американских дипломатов. До 1918 года посольство США находилось в бывшей столице царской России Санкт-Петербурге (позднее Петрограде). Поэтому правительство Соединенных Штатов Америки никогда прежде не размещало свое посольство или резиденцию американского посла в Москве. Из-за острой нехватки жилых помещений в новой столице для расселения американских дипломатов в Москве в тот момент были пригодны всего три здания: особняк Второва, дом на Моховой улице недалеко от знаменитой гостиницы «Националь» и еще одно здание, в котором позднее разместилось посольство Польши. Посол Буллит и его сотрудники остановили свой выбор на особняке Второва как временной официальной резиденции посла США в Советском Союзе. Особняк идеально подходил для проведения приемов, и, кроме того, еще в 1928 году в нем была установлена американская отопительная система. Дом на Моховой улице было решено использовать как административное здание.

После вручения верительных грамот и выбора помещений для посольской резиденции и офисов, посол Буллит на короткое время возвратился в Вашингтон, чтобы набрать штат сотрудников для работы в посольстве. В его отсутствие третьему секретарю посольства Джорджу Кеннану было поручено начать переговоры с советским правительством об аренде двух зданий – особняка Второва (который американцы стали называть «Спасо-Хаусом») и дома на Моховой улице. Следуя инструкциям Буллита, в августе 1934 года Кеннан подписал договор, по которому Спасо-Хаус сдавался в аренду американцам на три года при стоимости аренды в $ 75.000 на весь этот срок. Буллит в то время рассчитывал начать работы по строительству здания на Воробьевых горах в стиле особняка Томаса Джефферсона в Монтиселло, поэтому предполагалось, что аренда Спасо-Хауса продлится не более трех лет. Если бы Буллиту удалось решить вопрос о строительстве нового здания на Воробьевых горах, Спасо-Хаус никогда бы не появился на страницах истории американской дипломатии. Однако из-за трений с советским руководством планам Буллита по возведению комплекса зданий посольства США на Воробьевых горах не удалось осуществиться, и именно Спасо-Хаус остался в реестре зданий Государственного департамента США, находящихся за границей.

В начале 1934 года, когда дипломаты, назначенные на службу в первом посольстве США в СССР, приехали в Москву, Спасо-Хаус временно размещал в своих стенах и гостиницу, и административные офисы. Это продолжалось до июня из-за проблем, связанных с реконструкцией здания на Моховой улице. Дело было не только в плохом качестве самой постройки. Джорджу Кеннану стало известно, что советские инженеры опасались, что строительство линии метро прямо под зданием на Моховой улице могло бы привести к разрушению всего сооружения. Поскольку здание было изначально предназначено также и для проживания американских дипломатов, сотрудники посольства вынуждены были временно разместиться в ближайших гостиницах и в Спасо-Хаусе. В то же время для того, чтобы приспособить Спасо-Хаус для выполнения его прямых дипломатических функций, в 1935 году к нему был пристроен концертный зал, который по замыслу архитекторов дополнял бы зал приемов, став местом проведения концертов и просмотра кинофильмов.

Несмотря на усиленные попытки американцев сделать Спасо-Хаус своей резиденцией, оказалось, что его бывшие «постояльцы» совсем не хотели окончательно расставаться с особняком. Когда прежние советские жильцы, хотя и с большой неохотой, покинули здание после того, как американское правительство приняло решения об аренде здания, отзвуки прошлого все же продолжали мешать работе сотрудников посла Буллита. Например, в своих мемуарах Кеннан вспоминает одну занятную историю, связанную с телефонами в Спасо-Хаусе.

В самом начале истории Спасо-Хауса в качестве резиденции американского посла там не было телефонного коммутатора. Лишь два телефонных аппарата непрерывно звонили днем и ночью. Иногда, если кто-нибудь, отвечая на звонок, снимал трубку, в ней слышалось «тяжелое дыхание и загадочное молчание». Сначала никто не мог понять, что происходит, но позже Кеннану удалось узнать из осведомленных источников, что бывший нарком иностранных дел Чичерин, на тот момент «впавший в немилость и отправленный на пенсию, нездоровый и полусумасшедший» звонил в Спасо-Хаус потому, что местный истопник был единственным человеком, кому Чичерин доверял уборку своей квартиры. По всей видимости, схема «чичеринских сигналов по вызову истопника… должна была работать следующим образом: позвонить в Спасо-Хаус, дождаться, пока там снимут трубку, и некоторое время хранить напряженное молчание».

Много лет спустя после того как в 1952 году закончилась работа Кеннана в Москве, он с теплотой вспоминал тот период дружественных отношений, установившихся после признания Советского Союза администрацией президента Рузвельта в ноябре 1933 года, и называл это время «прекрасным и восхитительным». Это был период, когда американские дипломаты и журналисты тепло принимались в советском обществе и могли практически свободно посещать официальные учреждения и общаться с простыми гражданами. По словам Кеннана, это был пример того, «как могли бы сложиться советско-американские отношения при иных обстоятельствах».

Вскоре после того как американские дипломаты переехали в Москву, Спасо-Хаус стал местом проведения целого ряда важных и долгожданных мероприятий. Четвертого июля 1934 года посольство впервые провело ежегодное празднование Дня независимости США. В этот день в парке на берегу Москвы-реки прошел бейсбольный матч, в результате которого команда сотрудников посольства, возглавляемая самим послом Буллитом, нанесла поражение команде американских корреспондентов. Вечером того же дня в Спасо-Хаусе был устроен прием для 100 американских граждан. Это событие положило начало традиции проведения ежегодных приемов в честь Дня независимости и утвердило Спасо-Хаус как основное место приемов американского дипломатического сообщества в Москве.

Два приема, проведенных в начале дипломатической истории Спасо-Хауса, считаются поистине легендарными. Первый из них – рождественский прием в канун 1934 года, когда посол Буллит дал указание своему переводчику Чарльзу Тейеру устроить, как он сам потом вспоминал, «что-нибудь сногсшибательное» для всех американцев, проживающих в Москве. Ирена Уайли, жена советника посольства, предложила устроить вечеринку с участием зверей. Но когда Тейер пришел в Московский зоопарк, взволнованный директор отказался дать животных для проведения каких-либо мероприятий в посольстве иностранной державы. Впавший в отчаяние Тейер обратился в Московский цирк, где ему удалось найти трех тюленей – Мишу, Шуру и Любу, которые могли бы выступить в Спасо-Хаусе с цирковыми трюками. Вечером гости посла собрались в зале приемов, свет был потушен, и лишь прожекторы освещали тюленей, которые по очереди внесли в зал на своих мордочках новогоднюю елку, поднос с бокалами и бутылку шампанского. После этого впечатляющего шествия тюлени продемонстрировали публике еще несколько трюков, но под конец представления выпивший лишнего дрессировщик неожиданно потерял сознание. Произошла сумятица, и неуправляемые тюлени разбрелись по Спасо-Хаусу, а Тейер и другие сотрудники посольства долго не могли загнать их в клетку. К счастью, посол Буллит был вызван в Вашингтон для консультаций с президентом Рузвельтом и на этом приеме не присутствовал, что и спасло дипломатическую карьеру Тейера.

Несмотря на неразбериху, случившуюся на рождественском приеме 1934 года, весной 1935 года американское посольство организовало еще одно историческое мероприятие. На этот раз — официальный прием для представителей всех зарубежных дипломатических миссий, работающих в Москве. В задачу Тейера входило устроить такое мероприятие, которое по своему размаху превосходило бы все когда-либо проводимые посольские приемы в Москве. Теперь госпожа Уайли предложила устроить вечер в пасторальном стиле, который назывался бы «Весенний фестиваль». Памятуя о горьком опыте с тюленями, Тейер с опаской отнесся к идее использования животных, но, как он позже напишет в своих мемуарах, «когда ты всего лишь переводчик, ты понимаешь, что лучше не спорить с женой высокопоставленного дипломата». Для этого праздника Тейер взял животных в Московском зоопарке –директор зоопарка уже «не так, как в прошлый раз, нервничал в ходе общения с иностранцами». Удалось раздобыть несколько горных коз, десяток белых петухов и медвежонка, которого предполагалось держать на протяжении всего вечера на специально сооруженной небольшой платформе. Для полноты ощущений рабочие соорудили в зале приемов искусственный лес из 10 березок – их выкопали заранее и временно поместили в одну из ванных комнат Спасо-Хауса. И, наконец, был сооружен вольер для фазанов, маленьких попугайчиков и сотни зябликов, также позаимствованных у Московского зоопарка. В завершении всего обеденный стол был украшен финскими тюльпанами и листьями цикория, зеленеющими на влажном войлоке, что, по замыслу авторов композиции, должно было имитировать лужайку.

«Весенний фестиваль» 24 апреля 1935 года останется в памяти, пожалуй, как самый роскошный и ослепительный прием, когда-либо организованный американской дипломатической миссией за рубежом. Этот прием собрал в Спасо-Хаусе более 400 гостей и был увековечен советским писателем Михаилом Булгаковым в его сатирическом романе «Мастер и Маргарита» как «весенний бал полнолуния». Среди приглашенных были руководящие члены советского Политбюро и Красной армии, такие как нарком иностранных дел Литвинов, нарком обороны Климент Ворошилов, председатель Центрального комитета коммунистической партии Лазарь Каганович, бывший глава Коминтерна Николай Бухарин, большевистский писатель и член редколлегии газеты «Известия» Карл Радек и три маршала Советского Союза — Александр Егоров, Михаил Тухачевский и Семен Буденный. По мнению Тейера, «все самые весомые фигуры в Москве, за исключением Сталина, присутствовали на этом фестивале». Даже несмотря на то, что медвежонка вырвало прямо на мундир одного советского генерала (Радек шутки ради налил ему в бутылочку шампанского вместо молока), вечер имел оглушительный успех и продолжался до самого утра. Когда последние гости разошлись, Тейер начал загонять птиц в клетки. Но ужасно устав после приема, он случайно забыл запереть дверь вольера, когда пошел спать. Не успел он заснуть, как камердинер посла разбудил его и сказал, что тот хочет срочно видеть его в зале приемов. Когда Тейер вошел в зал, он увидел, как посол наблюдает за полетом стаи зябликов, которые вылетели из вольера и «мирно парили» высоко под потолком. Служитель зоопарка, вызванный специально для отлова птиц, не смог ничего сделать, так как потолки в Спасо-Хаусе очень высокие, и Тейеру пришлось только беспомощно наблюдать, как птицы разлетаются по всему дому, «чирикая и оставляя за собой характерные следы». Неудивительно, что после «Весеннего фестиваля» посол Буллит уже никогда не просил Чарльза Тейера устраивать какие-либо мероприятия в Спасо-Хаусе.

Такие события, как «Весенний фестиваль», внесли неоценимый вклад в развитие личных отношений между американскими дипломатами и их советскими партнерами. Посол Буллит использовал приемы в Спасо-Хаусе как средство развития связей с советскими официальными лицами (особенно с военными), не являющимися сотрудниками Народного комиссариата иностранных дел, поскольку он полагал, что нарком Литвинов настроен враждебно по отношению к американским интересам.

Легендарный «Весенний фестиваль» ознаменовал расцвет советско-американских отношений в 30-е годы ХХ столетия. Хотя Буллит прибыл в Москву с надеждой на установление долгосрочных дружественных отношений с советскими официальными лицами, уже к 1935 году его иллюзии рассеялись, и он был крайне огорчен, когда его усилия по заключению договора с Советами о выплате Америке долгов царской России завершились провалом. В итоге Буллит пришел к выводу, что Советы не были заинтересованы в соблюдении условий договора, который обеспечивал дипломатическое признание Америкой Советского Союза.

В июле 1935 года Буллит решительно выступил против сближения с Советским Союзом после того, как Коммунистическая партия Советского Союза пригласила Коммунистическую партию США принять участие в работе Седьмого конгресса Коминтерна в Москве. По условиям соглашения 1933 года Советский Союз должен был воздерживаться от какой-либо поддержки организаций, политика которых была направлена на разжигание деятельности по свержению «политического или социального режима США в целом или какой-либо из частей страны». Хотя по условиям соглашения деятельность Коминтерна на территории Советского Союза не была под запретом, участие Коммунистической партии США в его работе было явным нарушением условий договора и порождало опасения, что Советы хотят использовать американских коммунистов для политического подрыва интересов правительства Соединенных Штатов. Будучи ревностным сторонником развития более тесных отношений с Советским Союзом до 1935 года, Буллит счел приглашение Американской коммунистической партии на конгресс Коминтерна личным оскорблением и после этого стал резко критиковать политику Советского Союза. В связи с этим в последнее время своего пребывания в должности посла он проводил крайне мало времени в Москве, и в августе 1936 года президент Рузвельт назначил его на должность посла США в Париже, но и там Буллит оставался ярым противником сближения с Советским Союзом.

На место Буллита был назначен новый посол. Им стал Джозеф Дэвис, видный деятель Демократической партии и бывший председатель Федеральной комиссии по торговле при администрации президента Вильсона. Дэвис также был экономическим советником президента США на Парижской мирной конференции 1919 года.

Во время своей службы в администрации Вильсона Дэвис подружился с Франклином Рузвельтом, который в то время был помощником министра Военно-морского флота. После того как в 1936 году Буллит покинул советскую столицу, президент Рузвельт попросил Дэвиса поехать в Москву для налаживания отношений с советским правительством. Президент надеялся, что улучшение отношений с Москвой благотворно скажется на стабилизации ситуации в Европе, которая продолжала усложняться по мере того, как Германия, Япония и Италия пытались нарушить статус-кво Версальских соглашений, наращивая вооружения и угрожая соседним государствам.

По приезде в Москву посол Дэвис и его жена Марджори Пост (наследница состояния одной из крупнейших компаний в области производства пищевых продуктов «Post Foods») стали активно заниматься обновлением Спасо-Хауса на свои собственные деньги. Ремонтные работы включали полную замену электрических проводов, установку новейшего электрического оборудования и ванн. Из-за острой нехватки продуктов питания в Москве того времени американцы старались привозить еду с собой. Посол Дэвис не был исключением, что вызвало небольшой скандал, когда журналисты узнали, что они с женой использовали свою собственную яхту для транспортировки через ленинградский порт 12 морозильников с продуктами и почти 1000 литров замороженных сливок. В подвале Спасо-Хауса были установлены морозильники для хранения продуктов, которые регулярно доставлялись из Соединенных Штатов. Однако даже новая электрическая проводка не могла поддерживать работу стольких электрических приборов. Когда в Спасо-Хаусе однажды временно отключилось электричество, два новых морозильника вышли из строя, и 400 литров сливок просто скисли. Чарльзу Тейеру поручили избавиться от испорченных сливок без лишнего шума и не привлекая внимания американских журналистов, чтобы «эта история не разнеслась по всей Москве».

Более серьезной проблемой для сотрудников посольства США была советская слежка. Каждый раз посол Дэвис выходил из Спасо-Хауса в сопровождении милиционеров (эти правила были установлены после убийства немецкого посла в Петрограде в 1914 году). Кроме того, посол и его жена вскоре поняли, что обслуживающий персонал шпионит за ними и шлет донесения советским секретным службам. Госпожа Дэвис позже вспоминала, что Спасо-Хаус был напичкан прослушивающими устройствами. «Мы находили их в каминах, вентиляционных отверстиях, во внутренних перегородках». Персонал посольства также научил ее и посла постукивать ложкой по металлическим и стеклянным предметам, как только они заговаривали о секретных вещах, чтобы создавать помехи в микрофонах. В этот же период времени гостям Спасо-Хауса выдавались специальные открытки, которые предупреждали, что каждая комната в доме, а также сад, прослушиваются советскими секретными службами, и вещи любого посетителя могут быть осмотрены.

Самый характерный случай разоблачения электронного подслушивания произошел летом 1937 года, когда посла Дэвиса не было в Москве. Во время рутинной проверки на чердаке посольский электрик обнаружил, что кто-то соорудил нишу, через которую можно было поместить микрофон в вентиляционную шахту между чердаком и потолком кабинета посла. После нескольких безуспешных попыток застать преступника врасплох Кеннан попросил электрика протянуть провод от входа на чердак к звонку в спальне личного дворецкого посла. Несколько недель ничего не происходило. Затем однажды англичанин-дворецкий позвал Кеннана в свою комнату, чтобы показать, что сам дворецкий и племянник посла Дэвиса задержали местного телефонного оператора. Несмотря на то, что этот человек отказался признать свою вину, Кеннан был практически уверен, что они поймали нарушителя, так как в той части чердака, где должен был быть установлен микрофон, были найдены окурки со следами губной помады. Все знали, что именно этот телефонный оператор в силу причин, которые Кеннан «предпочитал не выяснять», пользуется губной помадой. Кеннан попросил посла довести инцидент до сведения советских официальных лиц, но Дэвис отказался. Он боялся, что разглашение этого дела может помешать его главной задаче — сгладить те противоречия, которые возникли в советско-американских отношениях во время пребывания на посту посла его предшественника. В конце концов, посол Дэвис, его семья и весь штат посольства научились жить с оглядкой на то, что советские спецслужбы могут наблюдать за всем, что происходит в Спасо-Хаусе.

В июне 1938 года Джозеф Дэвис был назначен послом США в Бельгии, и его место в Москве занял Лоуренс Стейнхардт. Хотя за время пребывания Дэвиса на посту посла отношения с Советским Союзом несколько улучшились, после его отъезда они очень быстро испортились. Причиной этому послужило то, что советские руководители подозревали, что британское, французское и американское правительства были более заинтересованы в политике примирения с нацистской Германией и фашистской Италией, чем в сотрудничестве с Советским Союзом в деле сдерживания гитлеровской агрессии. К 24 августа 1939 года, всего через две недели после приезда Стейнхардта в Москву, взаимоотношения между Соединенными Штатами и Советским Союзом достигли пика напряженности, после того как Советский Союз и Германия заключили договор о ненападении, известный как «пакт Молотова-Риббентропа», а также германо-советское торговое соглашение. Отношения были также омрачены частыми публичными протестами Стейнхардта против плохого обращения советских властей с американскими гражданами в Советском Союзе и на территории оккупированной Польши. В связи с обострением отношений с Советским Союзом и началом войны в Европе в культурной жизни Спасо-Хауса наступило затишье.

Нападение Германии на Советский Союз привело к резкому изменению в советско-американских отношениях. В июле 1941 года произошла встреча ближайшего помощника президента Рузвельта Гарри Гопкинса с Генеральным секретарем компартии Советского Союза Иосифом Сталиным и наркомом иностранных дел СССР Вячеславом Молотовым, на которой обсуждались вопросы помощи Советскому Союзу и оценивались возможности того, как советские военные усилия могут быть использованы в интересах США. Вскоре после этого на Атлантической конференции президент Рузвельт и премьер-министр Великобритании Уинстон Черчиль написали письмо Сталину с заверениями безоговорочно предоставить Советскому Союзу необходимый «максимум материальных ресурсов и военного обеспечения». В конце сентября 1941 года англо-американская миссия, возглавляемая будущим американским послом в Советском Союзе Авереллом Гарриманом и членом британского кабинета министров лордом Бивербруком, прибыла в Москву для обсуждения вопросов расширения военных поставок в СССР по ленд-лизу. К концу октября 1941 года президент Рузвельт санкционировал отправку военной техники и материального обеспечения, в том объеме, который был определен миссией Бивербрука-Гарримана. В это время впервые после 1935 года американское посольство в Москве и Спасо-Хаус становятся центрами активной деятельности.

Во время наступления германских войск на Москву осенью 1941 года и Спасо-Хаус, и административное здание пострадали от немецких бомбардировок. К середине октября советское правительство эвакуировало всех сотрудников иностранных дипломатических миссий в город Куйбышев (ныне Самара), примерно в 900 км. к юго-востоку от Москвы. Посол Стейнхардт занимался эвакуацией сотрудников американского посольства, но его изначальная враждебность по отношению к советскому правительству часто снижала эффективность его деятельности, в то время как основной задачей Соединенных Штатов было сотрудничество с Советами по созданию антигитлеровской коалиции. Поэтому в ноябре того же года Стейнхардт был переведен в Анкару.

Пока Стейнхардта не было в Москве, деятельность посольства обеспечивала команда из шести человек под руководством второго секретаря посольства Льюэллина Томпсона. Они смогли поддержать традиционный график работы (с 10 утра до 6 вечера), предоставляя тем немногим американцам, которые оставались в Москве, возможность получить транзитные визы, а также информировали Вашингтон о ситуации на фронте. В это время все шесть сотрудников посольства жили в Спасо-Хаусе и готовились к немецкой осаде. Когда водоснабжение Москвы оказалось под угрозой, они наполняли все ванны Спасо-Хауса водой, замораживали ее и хранили в металлических контейнерах для мусора. В свободное от подготовки к осаде время они находили новые способы отдохнуть, например, превращали лужайку перед домом в каток, или около 50 раз ходили на балет «Лебединое озеро».

К счастью, немцы не смогли войти в Москву. За образцовое руководство посольством зимой 1941-42 годов Государственный департамент США наградил Томпсона Медалью свободы за то, что он поддерживал деятельность миссии США в Москве «под угрозой захвата».

В апреле 1942 года адмирал Уильям Стэндли сменил Стейнхардта на посту посла. До этого он был командующим военно-морскими операциями и членом миссии Бивербрука-Гарримана, которая в октябре 1941 года проводила переговоры об условиях, на которых Советский Союз будет получать помощь США по ленд-лизу. Хотя Стэндли в основном жил в эвакуированном посольстве в Куйбышеве, он останавливался в Спасо-Хаусе, когда приезжал в Москву, чтобы встретиться с советскими официальными лицами.

В годы войны Спасо-Хаус был чрезвычайно важной дипломатической базой, однако и он пострадал от военных действий. В результате немецких бомбардировок были разбиты окна, и попытки сотрудников закрыть их досками и фанерой не спасали от ветра и холода. В результате, как писал посол Стэндли, «зимой в некоторых темных и мрачных комнатах [Спасо-Хауса] можно было находиться только в теплой шубе». Кроме того, плохо работало отопление, поэтому во многих комнатах пришлось устанавливать керосиновые печки и выводить их трубы в окна, чтобы дым уходил из помещений.

Тем не менее в августе 1943 года, когда немцы отступали по всей территории Советского Союза, США смогли перевести весь штат посольства обратно в Москву. Адмирала Стэндли в должности посла сменил Аверелл Гарриман. За время его службы в Москве значительно увеличилось количество дипломатов и военных, работавших в посольстве, поскольку необходимо было обеспечивать поставки по ленд-лизу. Чтобы приютить постоянно прибывающих сотрудников, американская миссия разместила в Спасо-Хаусе временные офисы, гостиницу для высоких гостей из Вашингтона и жилые помещения для некоторых сотрудников посольства. Было так тесно, что посол Гарриман вынужден был устроить кабинет в собственной спальне. Несмотря на то, что во время войны Спасо-Хаус выполнял такие разнообразные функции, он мог предложить своим обитателям роскошь, практически недоступную в военной Москве – горячую воду.

В течение Второй мировой войны Спасо-Хаус был не только домом для американских дипломатов, работавших в Москве, но и важной базой для высокопоставленных представителей правительства США, которые приезжали для участия в решающих встречах, во время которых разрабатывалась политика союзников. Например, Гарри Гопкинс останавливался в Спасо-Хаусе в июле 1941 года, когда он приезжал, чтобы встретиться со Сталиным и министром иностранных дел Молотовым. В сентябре 1942 года, во время официальной поездки по Советскому Союзу, в Спасо-Хаусе жил Уэндел Уилки, кандидат в президенты США от Республиканской партии в 1940 году. В октябре 1943 года здесь останавливались Дональд Нельсон, председатель Совета военной промышленности США, и госсекретарь Корделл Халл, который участвовал в конференции министров иностранных дел 1943 года. Во время конференции госсекретарь Халл встретился с представителями Великобритании, Советского Союза и Китая, и они подписали совместную декларацию об основании союза, из которого впоследствии выросла Организация Объединенных Наций. Во время краткого визита в Москву после Ялтинской конференции, состоявшейся в начале 1945 года, госсекретарь США Эдвард Стеттиниус-младший и Эдвард Флинн (бывший председатель Национального комитета Демократической партии) гостили в Спасо-Хаусе по приглашению посла Гарримана. Наконец, в августе 1945 года почетным гостем Спасо-Хауса стал генерал Дуайт Д. Эйзенхауэр, который прибыл в Москву на празднование победы союзных войск в Европе.

В январе 1946 года генерал Уолтер Беделл Смит (в военное время служивший начальником штаба генерала Эйзенхауэра) приехал в Москву, чтобы сменить посла Гарримана, и нашел Спасо-Хаус в плачевном состоянии. Военное время, приезды и отъезды многочисленных гостей, а также дополнительного штата дипломатов и военных, тяжело повлияли на системы жизнеобеспечения и внешний вид официальной резиденции американских послов. Больше всего нового хозяина заботило состояние огромной люстры в зале приемов, которая представляла серьезную угрозу. Металлические тросы, на которых держались хрустальные подвески весом в 11 кг, сильно проржавели и грозили оборваться в любую минуту. Посол Смит опасался, что рухнувший хрусталь может сильно поранить того, кто в этот неудачный момент окажется в зале, а если это произойдет во время одного из официальных мероприятий, то станет причиной неприятного дипломатического инцидента. Он одобрил выделение 800 долларов США на замену этих тросов и ремонт люстры.

С марта по апрель 1947 года в Москве проходило Совещание министров иностранных дел, в ходе которого разрабатывались окончательные условия мирного договора с Германией и Австрией. В то же время Государственный департамент США наконец принял решение о серьезном ремонте и обновлении внешнего вида Спасо-Хауса – впервые с довоенных времен. Посольство заказало новые ковры, занавески, холодильники, ванны, стулья, тарелки и кухонную посуду, а обслуживающий персонал получил новую форму. Во время Совещания министров иностранных дел большинство помещений Спасо-Хауса использовались как офисы. Государственный секретарь США Джордж Маршалл гостил в доме и устроил официальный ужин 10 апреля 1947 года.

Приехав в Москву через два года, Лидия Керк, жена адмирала Алана Керка (который сменил Уолтера Смита и занимал должность посла в 1949-51 годах) благоприятно отзывалась об изменениях, которые произошли в Спасо-Хаусе после войны. Условия в доме были значительно лучше, чем она ожидала, и кроме того, она отметила «благородную атмосферу, в которой будет возможно жить».

Однако, как и многие представители американского сообщества в Москве до и после нее, госпожа Керк вскоре поняла, что любые необходимые мелочи, «вплоть до гвоздя и подушки», нужно было привозить из Соединенных Штатов или покупать через Бюро по обслуживанию иностранцев Министерства иностранных дел СССР – БЮРОБИН. Это агентство, которое госпожа Керк описывала как «массу препонов и бюрократии», вызывало неприязнь американских дипломатов, за то, что «усложняло и так непростую жизнь».

Госпожа Керк также писала о том, какую помощь оказывали китайские дворецкие Чин и Танг, которые руководили обслуживающим персоналом Спасо-Хауса. Они приехали в Советский Союз много лет назад, женились на русских, но не покидали страну, потому что не могли получить выездные визы для своих семей. Оба дворецких долгие годы работали в Спасо-Хаусе, несмотря на постоянное преследование советских спецслужб.

В конце 1940-х годов союзники времен Второй мировой войны разошлись во мнениях по поводу устройства Европы. В июне 1950 года Соединенные Штаты и их сторонники в Организации Объединенных Наций уже участвовали в военных действиях в Корее, направленных против сил, поддерживаемых Советским Союзом. В результате иностранные дипломаты, работавшие в Москве, почувствовали, что за ними ведется постоянная слежка, и все контакты с советскими гражданами вне официальных мероприятий пресекаются.

Когда Джордж Кеннан вернулся в Москву в 1952 году в качестве посла, он обнаружил, что Спасо-Хаус с трех сторон окружен кирпичной стеной, а с четвертой его ограничивает высокая железная ограда. Все это хорошо освещалось («как в тюрьме»), и вокруг постоянно дежурили охранники. Из окон Спасо-Хауса Кеннан также наблюдал, как советские граждане переходили на другую сторону улицы, чтобы не проходить непосредственно перед резиденцией.

Семья Кеннана приехала в Москву на несколько недель позже, поэтому он часто оставался в Спасо-Хаусе совершенно один. Как он позже вспоминал, в эти вечера он «бродил по своей золотой клетке, как привидение», играл на рояле в концертном зале или просто садился в одно из многочисленных кресел и практиковался в русском языке, читая вслух. Это было необходимо, потому что поговорить по-русски он мог только во время редких официальных мероприятий.

В этой недружественной обстановке посол Кеннан тепло вспоминал китайских дворецких Чина и Танга, единственных сотрудников Спасо-Хауса, которые «проявляли определенную меру личного участия». Кеннан отмечал, что он был чрезвычайно благодарен одному из них за то, что тот мужественно задерживался в доме, чтобы подать ужин, когда Кеннан был один. Как только посол заканчивал трапезу, дворецкий (Кеннан не упомянул, был ли это Чин или Танг) «мгновенно исчезал», так как советскому обслуживающему персоналу не разрешалось общаться с американскими дипломатами, и он боялся «остаться, пусть даже на несколько секунд, наедине с такой опасной фигурой [как американский посол]». Тридцать лет спустя, во времена разрядки международной напряженности, Танг все еще работал дворецким в Спасо-Хаусе. В 1976 году он встречал каждого из более чем трех тысяч гостей, которые пришли на прием, посвященный двухсотлетию независимости США – крупнейшее мероприятие, которое когда-либо проводилось в Спасо-Хаусе.

Когда бы Кеннан ни покидал Спасо-Хаус, за ним следовали пять милиционеров в штатском, которые не спускали с него глаз за пределами посольства. Вскоре Кеннан осознал, что и в стенах Спасо-Хауса он не был полностью свободен от их наблюдения. Приехав в Москву, он с ужасом узнал, что в период между отъездом посла Керка и его приездом БЮРОБИН провел ремонт Спасо-Хауса без какого-либо контроля американской стороны. Хотя проведенные после этого поверхностные инспекции не выявили ничего подозрительного, Кеннан был недоволен тем, что «бюрократизированная» дипломатическая служба позволила осуществлять работы в Спасо-Хаусе в отсутствие русскоговорящего представителя США.

Незадолго до отъезда Кеннана на встречу руководителей американских миссий в Лондоне в сентябре 1952 года в Спасо-Хаус приехали два американских технических специалиста, чтобы тщательно проверить, нет ли в доме советских подслушивающих устройств. Сначала их приборы не смогли ничего обнаружить, поэтому они попросили посла заняться своими ежедневными делами. По их просьбе в своем кабинете Кеннан сделал вид, что диктует секретарю дипломатическую телеграмму, хотя на самом деле он зачитывал вслух отрывки из официальной истории Государственного департамента – «Международные отношения Соединенных Штатов». В это время техники проходили по зданию в поисках микрофонов, возможно установленных советской стороной. Когда все их усилия ничем не увенчались, они сосредоточили поиски в комнате, в которой Кеннан и его секретарь разыгрывали рабочую ситуацию. В конце концов внимание специалистов привлекла копия герба США, которая висела на стене кабинета. Этот вырезанный из дерева герб советское правительство подарило послу Гарриману в 1946 году.

Кеннан и секретарь продолжали свою игру и с удивлением наблюдали, как техники начали постукивать по стене вокруг герба, а затем и по самому гербу. Вскоре они нашли сложный микрофон, который можно было обнаружить только тогда, когда он работал — поэтому предыдущие проверки его не выявили. Кеннан вдруг «остро почувствовал незримое присутствие в комнате третьего человека – нашего внимательного наблюдателя», который «мог слышать даже наше дыхание». Кеннан не мог не оценить иронию создавшегося положения – долгими вечерами, когда он был в доме один, он часто читал вслух в комнате, где висел герб. Поскольку вечерней работы в эти дни обычно не было, и ему нужно было практиковаться в русском языке, а мало кто из русских разговаривал с ним, он зачитывал тексты передач «Голоса Америки» на русском языке. Получалось, что его невидимая аудитория становилась свидетелем «активной и красноречивой полемики, направленной против советской политики». В результате Кеннан задумался, не решили ли советские сотрудники, что он «подшучивает над ними».

Дня за два до отъезда Кеннана в Лондон в Спасо-Хаусе произошел еще один случай, который напрямую повлиял на завершение его трудной работы в качестве посла в Москве. Кеннан читал на лужайке перед домом, а его маленький сын, который играл неподалеку, подошел к главным воротам. Московские дети заметили его и перешли через улицу. Вскоре все ребята играли вместе через забор. Кеннан наблюдал за из игрой, пока не вмешались советские охранники и не отогнали местных детей. Кеннан смирился с тем, что его попытки установить дружеские отношения с советскими гражданами эффективно пресекались, но этот случай переполнил чашу его терпения.

19 сентября 1952 года в Берлине, где Кеннан остановился по пути в Лондон, журналисты взяли у него интервью. Один из них спросил, насколько близко Кеннан общался с советскими гражданами, на что посол резко ответил, что единственная разница между его сегодняшней работой в Москве и пребыванием в качестве интернированного в нацистской Германии в конце 1941 – начале 1942 годов состояла в том, что в Москве он мог «свободно выходить и гулять по улицам под присмотром охраны». Через неделю газета «Правда» осудила Кеннана за его высказывания в Берлине, а 3 октября Джон МакСвини, исполнявший обязанности временного поверенного в делах США, был вызван в Министерство иностранных дел. Советское правительство вручило ему ноту, объявлявшую Кеннана персоной нон-грата и требующую его немедленного отзыва.

К тому времени, когда Чарльз Болен, сменивший Кеннана на посту посла (а до этого работавший вместе с ним под руководством посла Уильяма Буллита), прибыл в Москву в апреле 1953 года, ситуация сильно изменилась. В начале марта умер Иосиф Сталин, завершалась Корейская война. Это способствовало тому, что Спасо-Хаус снова стал местом официального и неофициального общения американских и советских дипломатов.

6 апреля 1953 года на небольшой прием, который временный поверенный в делах США Джейкоб Бим устраивал в честь американских журналистов, приехавших в Москву, пришли советские официальные представители с супругами. Этот прием был знаменателен не только тем, что до этого в течение нескольких лет советская сторона в основном отклоняла приглашения на мероприятия, проводимые посольством. (Исключение составляли только приемы, посвященные Дню независимости 4 июля, на которые приходило всего несколько человек низшего ранга – восемь в 1951 году и семь на год раньше. ) Вызывало интерес то, что впервые со времен Второй мировой войны приглашение приняли советские журналисты. Как писала газета «Нью-Йорк таймс», обычно такой небольшой прием в столице какого-либо государства не привлек бы внимания. Для Москвы «свободное общение американцев и русских в неформальной обстановке стало одной из самых важных новостей». Спасо-Хаус, прекрасное место для проведения таких встреч, вновь стал ключевым пунктом в развитии советско-американских отношений.

В противоположность мрачным чувствам, которые вызывало это здание у Кеннана, одна из дочерей посла Чарльза Болена, Целестина Болен, вспоминала Спасо-Хаус как дом, полный жизни и офис с «коммунальной» атмосферой. В течение четырех лет работы Болена в ранге посла Спасо-Хаус вновь стал местом встреч всего американского сообщества в Москве. Семья Болен радушно встречала американцев, живших в столице, и устраивала в Спасо-Хаусе рождественский маскарад, бал морской пехоты и просмотры кинофильмов. В результате «дом всегда был полон», хотя, как писала Целестина Болен, он был «странно спланирован, неуклюж и недостаточно приспособлен для того, чтобы быть центром современного американского посольства».

Кроме того, советские руководители больше не избегали приглашений на мероприятия, проводимые в Спасо-Хаусе. Генеральный секретарь Коммунистической партии Никита Хрущев был частым гостем в этом доме в период своего руководства страной. Во время празднования Дня независимости 4 июля 1954 года в Спасо-Хаусе без предварительного уведомления появились Хрущев и все члены Политбюро. Посол Болен, который ничего не знал об их планах, уехал в тот день из Москвы. Его дочь Целестина чуть не вызвала дипломатический скандал, когда общительный Хрущев попытался поднять ее на руки. Как позже вспоминал в своих мемуарах сам Болен, ее ледяной взгляд заставил «беднягу» отступить.

На следующий год Хрущев и основные члены Политбюро, включая председателя правительства Николая Булганина, опять неожиданно посетили Спасо-Хаус во время празднования Дня независимости 4 июля 1955 года. В этот раз Хрущев воспользовался ситуацией и сделал несколько смелых заявлений, обращаясь к Уолтеру Уалмсли, который в тот момент возглавлял американскую миссию, так как посол Болен опять так некстати отлучился из Москвы. Они касались предстоящего Совещания глав правительств четырех держав в Женеве. Прием пришлось проводить в саду, потому что в концертном зале, пристроенном при после Буллите, было небезопасно находиться — проявились дефекты первоначального строительства. Если бы пошел дождь, весь прием был бы испорчен, ведь несколько сот гостей не смогли бы разместиться в доме.

Однако 4 июля 1955 года светило солнце, и в тени деревьев, окружавших двор Спасо-Хауса, перед небольшой аудиторией дипломатов и журналистов Хрущев сделал важное заявление. Он объявил, что Советский Союз примет участие в совещании в Женеве, где ведущие страны планировали обсудить ряд важных вопросов, в том числе будущий статус Германии. Хрущев открыто заявил, что он надеется, что на совещании обе стороны будут «общаться на равных… и если вы [Соединенные Штаты] будете честно и открыто говорить с нами как равный с равным, мы обязательно достигнем результатов». Несмотря на намеки Хрущева на то, что Советский Союз может «подождать и повременить», если США и их союзники не отнесутся серьезно к переговорам, газета «Нью-Йорк таймс» отметила, что появление Советского руководства в Спасо-Хаусе «[представило] личный взгляд на [советскую] политику разрядки напряженности и мирного сосуществования».

В Спасо-Хаусе проводились многие важные мероприятия во время визита в Советский Союз вице-президента Ричарда Никсона в июле 1959 года. Посол Льюэллин Томпсон устроил несколько официальных приемов во время пребывания вице-президента в Москве, включая неофициальный ужин, на котором присутствовали Никсон, Хрущев, профессор Милтон Эйзенхауэр — президент Университета Джонса Хопкинса и брат президента США Дуайта Эйзенхауэра, и некоторые другие. Несмотря на репутацию ярого антикоммуниста, вице-президент Никсон сумел поддержать вежливый разговор с Никитой Хрущевым, не затрагивая их словесную дуэль о преимуществах капитализма над коммунизмом, произошедшую на день раньше, во время осмотра Американской национальной выставки. Хотя пресса широко осветила эти знаменитые «кухонные дебаты», ужин в Спасо-Хаусе прошел так удачно, что Хрущев пригласил вице-президента Никсона сразу же после приема поехать ночевать на его личную дачу под Москвой.

Однако визит вице-президента Никсона был омрачен тем, что незадолго до его приезда в стенах Спасо-Хауса обнаружили еще одно подслушивающее устройство. На этот раз американские техники нашли его в люстре около офиса посла Томпсона и предположили, что его установил кто-то из советских рабочих, которые проводили ремонт в Спасо-Хаусе. Несмотря на такую находку, Никсон во время визита в Москву использовал Спасо-Хаус как офис. Вместе с послом Томпсоном он целую ночь работал там над речью, с которой выступил по советскому телевидению и радио 1 августа 1959 года.

Информация об очередном подслушивающем устройстве, найденном в Спасо-Хаусе, не разглашалась и стала известна только на следующий год, вскоре после знаменитого выступления Генри Кабота Лоджа, представителя США в ООН, на заседании Совета Безопасности. Тогда Лодж обратился к Министру иностранных дел СССР Андрею Громыко и предъявил ему вырезанный из дерева герб США, в котором в 1952 году, во время работы в Москве посла Кеннана, было обнаружено советское подслушивающее устройство. Лодж также заявил, что за последние несколько лет правительство США обнаружило более 100 подслушивающих устройств в зданиях американских посольств в странах коммунистического блока, и упомянул последнюю находку в Спасо-Хаусе. Активность советской разведки на территории американских дипломатических представительств в этот период была так велика, что посол Томпсон говорил, что, работая в Москве, он предпочитал обсуждать секретную информацию за пределами зданий. Спустя 30 лет жители Спасо-Хауса все еще считали, что любой их разговор может быть подслушан, а Джек Мэтлок, посол США в СССР в 1987-91 годах, часто заявлял: «Если они [советские спецслужбы] хотят услышать мое мнение – пожалуйста!»

Раскрытие информации о советских подслушивающих устройствах в Спасо-Хаусе в 1960 году было следствием обострения дипломатических разногласий. Инцидент с американским самолетом-разведчиком У-2, который сбили советские средства противовоздушной обороны, а также попытки СССР установить более близкие отношения с кубинским лидером Фиделем Кастро стали причиной провала встречи на высшем уровне в Париже в 1960 году. Тем не менее стремление к «мирному сосуществованию», о котором Никита Хрущев говорил на протяжении 1950-х годов, укреплялось. И хотя сам Хрущев не пришел на празднование Дня независимости 4 июля 1960 года, на приеме присутствовали около 500 представителей Советского Союза, включая таких известных членов Политбюро, как Председателя правительства Анастаса Микояна. Собственно говоря, количество гостей с советской стороны увеличилось по сравнению с предыдущим годом, несмотря на то, что в течение предшествующих месяцев дипломатические отношения осложнились, в основном из-за инцидента с самолетом У-2 и отношений с Кубой.

В отличие от прошлых лет, советские руководители стремились поддерживать дружеские отношения с американскими коллегами даже в самые трудные времена и заявляли о своей приверженности к мирному разрешению основных противоречий. Ежегодный прием в Спасо-Хаусе, посвященный 4 июля, представлял собой прекрасную дипломатическую сцену для демонстрации таких намерений. Например, на приеме 1960 года Микоян открыто заявил, что Советский Союз может проигнорировать американское нефтяное эмбарго, направленное против Кубы. В то же время неформальная, дружественная атмосфера приема позволила ему сказать, что отношения между Соединенными Штатами и Советским Союзом «должны улучшаться».

В то время, когда такие проблемы, как отношения с Кубой, срывали попытки и советских, и американских лидеров уменьшить дипломатическую напряженность, Спасо-Хаус стал тем местом, где граждане США и СССР могли свободно встречаться и общаться друг с другом. Во время первого срока пребывания посла Томпсона в Москве различные мероприятия в Спасо-Хаусе посетили более пяти тысяч советских граждан – больше, чем за все 23 года до его приезда.

Такая атмосфера общения способствовала развитию подлинной дружбы между послом Томпсоном и Генеральным секретарем Хрущевым. В то время один из американских журналистов писал, что «их отношения носили какой-то личный характер, который довольно трудно описать словами…» Через два года после приезда в Москву Томпсон (который в начале своей дипломатической карьеры уже работал здесь в годы Второй мировой войны) убедил Хрущева посетить Соединенные Штаты, а затем содействовал в организации встречи между Хрущевым и президентом Эйзенхауэром во время саммита в Париже в 1960 году. В 1962 году, во время Кубинского ракетного кризиса, президент Джон Кеннеди полагался на советы Томпсона, который к тому времени вернулся в Вашингтон и занимал пост посла по особым поручениям. Томпсон говорил президенту, что, насколько он знает Хрущева, советский лидер не будет рисковать развязыванием ядерной войны в результате размещения ракет на Кубе, если он сможет добиться от США обещания не завоевывать остров и таким образом укрепить свои позиции в глазах общественности. Можно сказать, что личные отношения Томпсона и Хрущева в немалой мере способствовали разрешению самого серьезного кризиса холодной войны.

Хотя Соединенные Штаты Америки и Советский Союз оказались практически на грани войны во время Кубинского ракетного кризиса после убийства президента Кеннеди, советское правительство и советский народ выразили США большое сочувствие. В то время как государственное телевидение, радио и газеты воздавали должное памяти президента Кеннеди, во второй половине дня 23 ноября 1963 года Хрущев и министр иностранных дел Громыко лично пришли в Спасо-Хаус к послу Фою Колеру, сменившему посла США Томпсона. Оба сделали записи в книгах соболезнований, а Хрущев в течение 20 минут лично беседовал с Колером. Во время разговора он еще раз выразил свое сочувствие и поделился впечатлениями от своей единственной встречи с Кеннеди на Венской конференции в 1961 году. Подобная ситуация повторится через пять лет, после смерти сенатора Роберта Кеннеди, когда к удивлению американских дипломатов советские официальные представители в большом количестве придут в Спасо-Хаус, чтобы отдать дань уважения американскому сенатору.

Несмотря на привычку Хрущева посещать мероприятия в резиденции посла США, Леонид Брежнев, заступивший на пост Генерального секретаря в 1964 году, посещал Спасо-Хаус довольно редко. Владимир Туманофф, бывший дипломат, работавший в посольстве США в Москве, наблюдая за Брежневым во время одного из его редких визитов в Спасо-Хаус в 1959 году во время празднования Дня независимости, заметил, что «закоренелый коммунист, выросший из эпохи Сталина», Брежнев не мог чувствовать себя свободно в «роскошном русском дореволюционном частном особняке царской эпохи, полном красиво одетых уверенных американцев с гладкими лицами – чувствующих себя как дома, да к тому же и говорящих по-русски».

Враждебность Брежнева исчезла через девять лет, когда он снова посетил Спасо-Хаус после того, как правительства США и Советского Союза взяли курс на политику разрядки напряженности после событий Вьетнамской войны и ухудшения китайско-советских отношений. 26 мая 1972 года, выступая в Спасо-Хаусе перед группой высокопоставленных американских и советских гостей, которая включала Генерального секретаря Брежнева и премьер-министра Косыгина, президент Никсон объявил, что правительства США и Советского Союза заключили временное соглашение о некоторых мерах в области ограничении стратегических наступательных вооружений (ОСВ-1) и договор об ограничении систем противоракетной обороны (ПРО). После этого президент Никсон отметил, что этот дипломатический успех – «показатель того, что может произойти в будущем, если мы будем работать во имя мира во всем мире». Хотя реальное подписание обоих соглашений произошло в Кремле, президент Никсон установил неофициальный прецедент, что Спасо-Хаус становится местом, где приезжающие в страну государственные деятели США могут выступать с важными заявлениями.

Президент Никсон сделал это заявление в ходе своей десятидневной поездки в Советский Союз, что сделало его первым действующим президентом США, приехавшим в эту страну после того, как президент Рузвельт посетил Ялтинскую конференцию в феврале 1945 года, а также первым действующим президентом США, который приехал в Москву. И хотя президент США не останавливался в Спасо-Хаусе ни в один из своих приездов в Москву (предпочитая вместо этого Кремль), в обоих случаях он устраивал официальные приемы для советского руководства в этом особняке. По словам Никсона, во время первого приема в 1972 году после того, как был подан десерт («запеченная Аляска»), Брежнев воскликнул: «Послушайте, американцы просто творят чудеса – они научились поджигать мороженое!»

Два года спустя государственный секретарь США Генри Киссинджер вместе с будущим послом в Советском Союзе Артуром Хартманом пригласил в Спасо-Хаус на обед своего советского партнера, министра иностранных дел Громыко. Приезд Киссинджера в Москву должен был подготовить второй визит президента Никсона в Советский Союз. Несмотря на то, что государственный секретарь Киссинджер потерпел неудачу в своих попытках добиться «концептуального прорыва» в вопросах, касающихся контроля над вооружениями, мира на Ближнем Востоке, американо-российской торговли и судеб советских евреев, желающих эмигрировать в Израиль, во время своего тоста перед гостями, собравшимися в Спасо-Хаусе, он подчеркнул, что «США и Советский Союз считают своим долгом постоянно улучшать свои отношения». Он также отметил, что «цель американской политики» – это «стремление к поддержанию во всех уголках мира политики сотрудничества, даже если при этом возникнут временные препятствия».

Пришедшая к власти администрация Картера строила свои отношения на основе политики разрядки, проводимой администрациями Никсона и Форда. Во время своей поездки в Москву в 1977 году государственный секретарь Сайрус Вэнс вынужден был признаться американским репортерам на пресс-конференции в Спасо-Хаусе, что советское правительство отклонило предложения как по всестороннему, так и по сбалансированному ограничению стратегических вооружений. Хотя обе стороны в итоге достигли соглашения по ОСВ-2 в июне 1979 года, советское вторжение в Афганистан в декабре того же года привело к срыву ратификации договора Сенатом США, а также снижению «духа разрядки».

Ухудшение американо-российских отношений, которое произошло во время последнего года правления администрации Картера и первой половине правления администрации Рейгана, не помешало Спасо-Хаусу оставаться важным центром дипломатической активности.

После смерти Генерального секретаря Брежнева в ноябре 1982 года вице-президент Джордж Буш-старший и государственный секретарь Джордж Шульц посетили Спасо-Хаус, когда они приезжали в Москву на похороны Брежнева и встречались с его кратковременным преемником Юрием Андроповым. На пресс-конференции в Спасо-Хаусе 14 ноября государственный секретарь Шульц выразил желание правительства США «работать над развитием более конструктивных отношений по сравнению с тем, что наши страны имели в недавнем прошлом». Двумя днями позже вице-президент и государственный секретарь провели в Спасо-Хаусе короткую встречу с министром иностранных дел Китая Хуаном Хуа. Вице-президенту Бушу пришлось еще дважды побывать в Спасо-Хаусе во время правления администрации Рейгана — на похоронах Юрия Андропова и Константина Черненко.

К 1980 году Спасо-Хаус зарекомендовал себя как место общения между высокопоставленными дипломатами, место проведения пресс-конференций, представляющих общественное лицо американской дипломатии в Советском Союзе и важное место продвижения культурной дипломатии. Посол Артур Хартман лично обратился с письменным заявлением к советскому правительству с просьбой разрешить советским артистам посещать приемы в Спасо-Хаусе и в американском консульстве в Ленинграде, так как многие из них подвергались преследованиям со стороны советского правительства, если они получали приглашения на посольские приемы. В начале 80-х годов отношения между нашими странами переживали самый тяжелый период со времен Кубинского ракетного кризиса. Несмотря на это многие советские граждане приходили на культурные мероприятия в Спасо-Хаус, например, на представление американского джазового музыканта Гари Бертона в июне 1983 года. По словам одного американца, присутствовавшего на концерте, это стало доказательством того, что «дела обстоят крайне плохо, но тот факт, что мы можем проводить подобные мероприятия, свидетельствуют о том, что отношения [между США и Советским Союзом] стали более зрелыми».

Последующие десятилетия подтвердили роль Спасо-Хауса как центра общения представителей двух стран, вне зависимости от политической ситуации. В апреле 1986 года в Спасо-Хаусе останавливался знаменитый пианист Владимир Горовиц (вместе с принадлежавшим ему роялем «Стейнвей», который был доставлен из Нью-Йорка в Москву по каналам дипломатической почты). Маэстро приехал на родину впервые после шестидесятилетнего отсутствия. Историческое выступление Горовица в Большом зале Московской консерватории 20 апреля транслировалось в странах Западной Европы и Соединенных Штатах. Оно способствовало смягчению враждебности по отношению к США, возникшей в результате бомбардировки Ливии американскими военными самолетами, проведенной в тот же месяц в ответ на поддержку Ливией террористических действий. Как сказал корреспондент CBS Чарльз Куралт, «в течение недели экраны телевизоров всего мира заполняли сцены военных действий. А сейчас вдруг на тех же экранах появился трогательный образ великого американского пианиста». На прием в Спасо-Хаусе, который последовал за выступлением Горовица, пришли многие советские официальные лица, несмотря на то что правительство было недовольно действиями США. На протяжении многих лет в Спасо-Хаусе выступали и другие знаменитости, которые играли важную роль в наведении культурных мостов во времена политических разногласий между США и Советским Союзом: пианист Ван Клиберн, дирижер и композитор Леонард Бернстайн и виолончелист Мстислав Ростропович.

Спасо-Хаус был и остается местом проведения знаменитых музыкальных вечеров, на которых выступают как молодые талантливые музыканты России и Америки, так и всемирно известные исполнители и коллективы. Среди них «Кронос-квартет», «Эмерсон-квартет» и Джулиардский струнный квартет; композитор Джон Корильяно; скрипачи-виртуозы Владимир Спиваков и Эдуард Грач; пианисты Владимир Фельцман, Николай Петров и Джеффри Сигел; дирижер Юрий Башмет и камерный оркестр «Солисты Москвы»; гобоист Алексей Уткин и певец Томас Хэмпсон. В Спасо-Хаусе несколько раз выступали солисты Большого театра и Музыкального театра имени Станиславского, «Новой оперы» и «Геликон-оперы». Надолго запомнился музыкальный вечер 1997 года, когда Театр имени Станиславского представлял отрывки из оперы Моцарта «Женитьба Фигаро» и Керубино покинул концертный зал через одно из окон. В Спасо-Хаусе также выступали бродвейские исполнители знаменитого мюзикла «42-я улица».

Стоит особо отметить большую роль, которую сыграла американская популярная музыка, и особенно джаз, в сближении русских и американцев. В Спасо-Хаусе выступали выдающиеся джазовые музыканты – вибрафонист Гэри Бертон, пианист Дэйв Брубек, Гарлемский ансамбль блюза и джаза, певец и пианист Рэй Чарльз, саксофонист Майкл Брэкер, пианист Чик Кориа, певица Дайана Шур, Гарлемский госпел-хор, а также «Послы джаза», приезжавшие в Россию в течение многих лет в рамках одноименного проекта Бюро образовательных и культурных программ Государственного департамента США. На этих музыкальных вечерах присутствовали многие ведущие музыканты и культурные деятели России. Кроме того, Спасо-Хаус принимал известных российских музыкантов, исполняющих произведения Дюка Эллингтона, Джорджа Гершвина, Ричарда Роджерса и других великих американских композиторов. Среди тех, кто представил в Спасо-Хаусе великолепные интерпретации произведений классиков американского джаза, — лидер легендарной российской группы «Машина времени» Андрей Макаревич, пианист Даниил Крамер, известный джазовый музыкант Игорь Бутман, пианист Игорь Бриль, саксофонист Алексей Козлов и аккордеонист Владимир Данилин.

Тем не менее иногда случались и кризисные ситуации. Например, посол Хартман очень рассердил советское правительство тем, что постоянно приглашал советских «отказников» (советских граждан, которым было отказано в эмиграции в США или Израиль) на мероприятия в посольстве, например, на ежемесячный просмотр фильмов, который сотрудники посольства шутливо называли «Фестивалем отказников». Одним известным «отказником», не раз приходившим в Спасо-Хаус, был знаменитый советский композитор Владимир Фельцман, которого советское правительство занесло в черный список после его попытки эмигрировать в 1979 году. В феврале 1986 года посол Хартман попросил Фельцмана выступить в Спасо-Хаусе по случаю 37-летней годовщины свадьбы Посла и г-жи Хартман. Однако незадолго до начала концерта Фельцман обнаружил, что какие-то вандалы перерезали несколько струн на рояле «Стейнвей» в концертном зале Спасо-Хауса. И хотя сотрудникам посольства удалось устранить поломку к началу концерта, посол Хартман назвал такой вандализм «жестокостью по отношению к фортепьяно и музыканту».

Административные проблемы Спасо-Xауса и офисного здания посольства США не сводились к одному эпизоду, как, например, инцидент с выступлением Фельцмана. 22 октября 1986 года в качестве ответной меры на высылку более 50 советских дипломатов из США советское правительство выдворило из страны 5 американских дипломатов, одновременно отозвав из посольства в Москве и консульства в Ленинграде 260 советских граждан, работавших по найму, в том числе 11 человек обслуживающего персонала Спасо-Хауса, где осталось только три итальянских повара.

Посол Хартман и руководство посольства сразу же ввели политику «дежурства с совмещением обязанностей», в результате чего все служащие посольства помимо своих прямых обязанностей должны были выполнять работу, которую до этого делали работники, нанятые в стране пребывания. Посольство могло рассчитывать на помощь молодых американских туристов, которые временно заняли некоторые должности, на которых раньше работали советские граждане. Даже послы и их жены не освобождались от «дежурства с совмещением обязанностей»: посол Хартман и его преемник посол Джек Мэтлок зачастую сами садились за руль своих автомобилей, если не было водителей. Донна Хартман и Ребекка Мэтлок нередко совмещали две обязанности – принимали гостей и готовили еду для приемов в Спасо-Хаусе.

Когда Хартманам нужна была помощь в организации приема в честь Эли Визела, который приехал в Москву для встречи с известными советскими евреями, то выручил контингент морских пехотинцев, находящихся на службе в Посольстве США. Однако справляться с другими заданиями было гораздо труднее. Например, посольство еженедельно закупало в Финляндии 1000 литров молока и 635 кг свежих овощей и фруктов, не говоря уже о других предметах необходимости, как, например, чистящие средства, медикаменты и офисные принадлежности. Обычно эту работу выполняли сотрудники, нанятые в стране пребывания, которые имели опыт общения с советскими чиновниками. Начиная с октября 1986 года членам американского дипломатического сообщества приходилось выполнять даже самую тяжелую работу – мыть посольские автомобили, убирать снег, следить за тем, чтобы не украли привезенные из-за границы товары, пока они проходили процедуру таможенного оформления. Советское правительство пошло на уступки только через два года, незадолго до официального визита в страну президента Рональда Рейгана. После этого советским рабочим было разрешено выполнять работы по ремонту и уборке Спасо-Хауса, однако им запрещалось делать это на постоянной основе. Как иронично заметил посол Хартман, начиная с 1985 года американское правительство «старалось быть в меньшей зависимости от советских работников». Таким образом, действия советского правительства «несколько ускорили этот процесс».

Даже в разгар беспорядка, который воцарился в связи с отзывом советских сотрудников, работавших в дипломатической миссии США, Спасо-Хаус продолжал быть местом знаменательных встреч известных американских и советских государственных деятелей. Например, в июне 1987 года посол Мэтлок устроил прием в честь членов Комиссии Лэйрда, приехавших в Москву для проверки состояния безопасности американского посольства. Когда посол Мэтлок поднялся, чтобы произнести тост, он невольно обратил внимание на особый характер приема, на котором присутствовали два бывших министра обороны США, два бывших директора ЦРУ, а также бывший председатель Объединенного комитета начальников штабов, которые общались с представителями советского правительства, включая заместителя директора по делам США в МИДе Виктора Суходрева.

В мае 1988 года Спасо-Хаус принял еще одного американского президента – Рональда Рейгана, приехавшего в Москву для встречи с Генеральным секретарем Михаилом Горбачевым. Несмотря на то, что отношения между США и Советским Союзом в первый срок пребывания Рейгана в должности президента США были довольно натянутыми, усилия Горбачева по реформированию советской системы путем перестройки и гласности указывали на основательный сдвиг в советской внешней и внутренней политике. После удачных встреч между Рейганом и Горбачевым в Женеве и Рейкьявике в 1985 и 1986 годах оба президента согласились приехать на переговоры в столицы друг к другу (Горбачев в итоге приехал в Вашингтон в декабре 1987 года).

Несмотря на то, что президент Никсон во время обоих визитов останавливался в Кремле, президент Рейган и г-жа Рейган предпочли быть гостями Посла Мэтлока и г-жи Мэтлок в Спасо-Хаусе. Помимо серьезных работ по ремонту Спасо-Хауса, требовавших больших затрат времени, Государственный департамент перевез на самолете в Москву все продукты и посуду, предназначенные для официального приема. Менеджеры Белого Дома и сотрудники Секретной службы также прибыли в Москву, чтобы подготовить здание. Наконец, как заметил один наблюдательный репортер, бюст президента Кеннеди, находящийся в Спасо-Хаусе, был «перенесен в более незаметное место».

В ожидании визита Рональда Рейгана советское правительство отправило группу рабочих привести в порядок и приукрасить запущенный район Москвы, который предстояло посетить президенту. Кварталы вокруг Спасо-Хауса были в плачевном состоянии, и местные жители были рады, что предстоящий визит президента США вынудил советские органы власти покрасить соседние здания и поменять асфальт на дороге, ведущей к Спасо-Хаусу. Местные жители также надеялись, что в соседние магазины хотя бы временно поступит в продажу такая недоступная роскошь как сахарный песок. Некоторые жители, однако, скептически относились к действиям правительства по созданию «потемкинской деревни», и, как справедливо заметил один водитель такси, с отъездом президента «вся краска облупится, асфальт на дорогах потрескается, и все будет, как раньше». На следующий день после официального ужина в Кремле, 31 мая 1988 года, в концертном зале Спасо-Хауса состоялся знаменитый ужин, на котором присутствовали 120 человек. Среди гостей были Генеральный секретарь Михаил Горбачев с супругой, ведущие представители советского руководства, артисты, ученые и спортсмены и, что особенно знаменательно, бывший диссидент физик Андрей Сахаров. Всего несколько лет назад невозможно было представить, что он будет присутствовать на том же мероприятии, что и основные члены Политбюро. С американской стороны были президент и первая леди США, государственный секретарь Шульц, министр обороны Фрэнк Карлуччи, советник по национальной безопасности Колин Пауэл, лидеры большинства и меньшинства в Сенате и такие известные представители исполнительского искусства, как композитор Эндрю Ллойд Вебер и джазовый пианист Дэйв Брубек, который выступал перед гостями после ужина. Произнося тост, президент Рейган отметил, что хотя в Спасо-Хаусе в прошлые годы царила тишина, вызванная напряженностью в отношениях Соединенных Штатов и Советского Союза, он надеется, что «в этом очаровательном доме всегда будет много гостей, и совместных трапез, и звуков живой беседы – и даже взрывов добродушного смеха».

До визита президента Рейгана в Москву только два президента США – Рузвельт и Никсон – приезжали в Россию или Советский Союз. Однако все три его преемника на посту президента много раз посещали Россию, и в это время Спасо-Хаус становился важной сценой для значительных политических заявлений и речей перед российской и американской аудиторией.

Президент Джордж Буш-старший приезжал в Москву в июле 1991 и в январе 1993 года для подписания первого и второго Договоров о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений (СНВ-1 и СНВ-2) и оба раза останавливался в Спасо-Хаусе. 31 июля 1991 года президент устроил в Спасо прием в честь подписания договора СНВ-1. Среди гостей были президент СССР Михаил Горбачев, президент Российской Федеративной Республики Борис Ельцин, президент Республики Казахстан Нурсултан Назарбаев, президент Республики Армения Левон Тер-Петросян и мэр Москвы Гавриил Попов. Спасо-Хаус вновь принял президента Буша 2 января 1993 года, и на следующий день он отправился в Кремль на совместное подписание договора СНВ-2 с Борисом Ельциным.

Джека Мэтлока на посту посла в России сменил Роберт Страус, назначенный президентом Бушем в августе 1991 года. Посол Страус вступил в должность всего за две недели до попытки августовского путча, организованной группой непримиримых представителей советских военных ведомств и спецслужб, которые противостояли деятельности президента Горбачева по реформированию коммунистической системы. У Страуса было очень мало времени, чтобы познакомиться с быстро меняющейся политической обстановкой в Советском Союзе. В декабре 1991 года, всего через несколько месяцев после того, как Страус приехал в Москву, Советский Союз перестал существовать.

Несмотря на распад Советского Союза и образование Содружества Независимых Государств, посол Страус смог установить хорошие отношения с представителями первого поколения постсоветских лидеров, особенно с президентом Борисом Ельциным, премьер-министром Егором Гайдаром и председателем Государственного Комитета РФ по управлению государственным имуществом Анатолием Чубайсом. Посол часто приглашал их в Спасо-Хаус. Во время первого визита президента Ельцина 2 марта 1992 года ситуация с продуктами в Москве была такой сложной, что посол Страус был вынужден подать на стол начос – кукурузные чипсы с различными соусами – которые он приготовил сам. Он объяснил свое решение тем, что «не было смысла подавать икру президенту России». К счастью, ситуация значительно изменилась к лучшему, когда в декабре 1992 года в Спасо-Хаусе был организован ужин в честь бывшего президента Джимми Картера и его жены, на котором присутствовали Егор Гайдар и Анатолий Чубайс.

Президент Уильям Клинтон был гостем Спасо-Хауса во время всех четырех официальных визитов в Москву. Во время первого визита посол Томас Пикеринг устроил в Спасо-Хаусе прием в честь президента Клинтона и членов его администрации – госсекретаря США Уоррена Кристофера, министра финансов Ллойда Бентсена, и советника по национальной безопасности Энтони Лейка. Руководители американских ведомств приветствовали в Спасо-Хаусе ведущих парламентариев. Были приглашены и близкие помощники президента Ельцина, и основные лидеры оппозиции, в том числе руководитель Коммунистической партии России Геннадий Зюганов. Президент Клинтон не мог не обратить внимания на такой разнообразный состав гостей и вспомнил рождественский прием 1934 года и выступления тюленей Чарльза Тейера, заметив, что «в Соединенных Штатах, когда собираются представители различных политических партий, они иногда ведут себя так же [как те тюлени]». Он добавил, что очень рад видеть, как «прекрасно общаются друг с другом» все гости.

Через четыре года, во время своего последнего визита в Москву в качестве президента США, Клинтон вновь приветствовал ведущих российских политиков на приеме в Спасо-Хаусе вместе со своим вторым послом в России Джеймсом Коллинзом, государственным секретарем Мадлен Олбрайт, министром торговли Уильямом Дейли, министром энергетики Биллом Ричардсоном и несколькими конгрессменами. В своем выступлении президент выразил уверенность в том, что «Америка и Россия должны быть партнерами», и пообещал поддержать российское правительство в его попытках добиться стабилизации экономики после финансового кризиса, произошедшего за месяц до его визита.

На приеме 24 мая 2002 года президент Джордж Буш и его первый посол в России Александр Вершбоу пригласили на прием в Спасо-Хаус общественных и религиозных лидеров России. На этом мероприятии также присутствовали его государственный секретарь Колин Пауэл, советник по национальной безопасности Кондолиза Райс и руководитель аппарата Белого Дома Эндрю Кард. До этого президент Буш и президент России Владимир Путин подписали Договор о сокращении стратегических наступательных потенциалов. Президент Буш отметил, что этот договор является свидетельством того, что перед США и Россией открывается «новая эра», которую характеризует желание «двух великих стран продвигаться вперед и строить новые взаимоотношения, основанные на общих интересах и сотрудничестве». Через три года, когда президент Буш приехал в Москву для участия в мероприятиях, посвященных 60-летию окончания Второй мировой войны в Европе, он встретился в Спасо-Хаусе с американскими и российскими ветеранами. Спасо-Хаус стал прекрасным местом для празднования победы во Второй мировой войне, потому что в те годы в его стенах бок о бок работали американские и советские дипломаты и военные.

При после Уильяме Бернсе Спасо-Хаус снова посетили бывшие президенты Джорд Буш-старший и Билл Клинтон. Они представляли США на похоронах Бориса Ельцина 25 апреля 2007 года. Новейшие главы знаменитой истории Спасо-Хауса связаны с мероприятиями, посвященными двухсотлетию установления дипломатических отношений между США и Россией, которые проводились в его стенах в 2007 году. Эти приемы были посвящены успехам спортивной дипломатии, сотрудничеству в освоении космоса и двусторонним программам культурных и образовательных обменов. В ноябре 2007 года посол Уильям Бернс и несколько американских дипломатов, которые служили послами в Москве, организовали особый вечер в честь сотрудников Спасо-Хауса, которые на протяжении десятков лет так много делали для того, чтобы Спасо-Хаус был ярким центром американской дипломатии в России.

Невозможно в полной мере описать историческую значимость здания, которое стало домом для нескольких великих представителей американской дипломатии ХХ века, среди которых можно назвать Джорджа Кеннана, Чарльза Болена, Аверелла Гарримана, Льюэллина Томпсона и Томаса Пикеринга. Но Спасо-Хаус прославили не только заслуженные дипломаты, жившие и работавшие в его стенах, и высокопоставленные гости из разных стран – он стал символом надежды на дружеские отношения между Россией и США. И хотя трудно отрицать, что временами эта надежда таяла – а причиной тому были бесчинства сталинской эпохи в 1930-х, или многолетнее противостояние супердержав во время холодной войны – такие неудачи раскрывают только часть истории. Летопись Спасо-Хауса, ставшего свидетелем значительных достижений во времена «великого союза» Второй мировой войны, разрядки международной напряженности в 1970-х и эпохи гласности в 1980-х, подтверждает, что желание развивать российско-американскую дружбу, которое было у первой команды американских дипломатов, прибывших в Москву в декабре 1933 года, остается таким же сильным. И сейчас, когда Спасо-Хаус отмечает 75 лет с тех пор, как он стал резиденцией американских послов, а американские и российские дипломаты стараются найти общие подходы к решению проблем XXI века, очевидно, что Спасо-Хаус будет и дальше занимать важное место в дипломатической жизни.

 

Спасо-Хаус и программа «Искусство в посольствах»

Зарождение культурной дипломатии в Спасо-Хаусе было обусловлено личным интересом и финансовой поддержкой американских послов. Первые американские послы в Советском Союзе выбирали и финансировали выставки произведений искусства, которые дополняли бы внутреннее убранство резиденции, известной своими дипломатическими приемами и официальными ужинами. Произведения искусства, которые отбирались для демонстрации в Спасо-Хаусе, неизбежно символизировали всю сложность взаимоотношений двух зарождавшихся сверхдержав. В 1936 году, вскоре после приезда в Россию посла Джозефа Дэвиса и его жены, советское руководство открыло запасники Эрмитажа и Зимнего дворца, чтобы посол мог приобрести понравившиеся работы. В знак признательности посол Дэвис дал серию приемов в Спасо-Хаусе для представителей Совета народных комиссаров и командного состава Советской армии, на которых были представлены некоторые из купленных им картин, что по мнению Дэвиса могло бы способствовать потеплению в дипломатических отношениях двух стран.

Во время холодной войны культурная дипломатия стала ареной сражений за сердца и умы русских и американцев. Для того чтобы «обеспечить лучшее понимание Соединенных Штатов в других странах» и в противовес советской культурной политике Конгресс принял в 1948 году закон Смита-Мундта. Этот закон заложил основу для дальнейшего развития культурной дипломатии, которая долгие годы существовала благодаря финансовой поддержке частных лиц, пока наконец в 1964 году президент Кеннеди не утвердил программу «Искусство в посольствах». За два года Спасо-Хаус стал местом показа произведений американского искусства в рамках новой программы.

Супруга посла Льюэллина (Томми) Томпсона, художница Джейн Томпсон, которая была инициатором программы «Искусство в посольствах» и представила эту программу в Москве, считала, что произведения искусства, демонстрирующиеся в Спасо-Хаусе, дополнят дипломатический диалог между двумя странами. Об одной из таких выставок она говорила: « Мы не стараемся изменить представление советских людей о том, каким должно быть искусство. Главная задача – это дать им возможность увидеть всё своими глазами». После того как в 1972 году Джейн Томпсон стала директором программы «Искусство в посольствах», она активно призывала американских художников принять в ней участие. Ей удалось привлечь таких знаменитостей как Ричард Дибенкорн, Роберт Раушенберг и Хелен Франкенталер.

Американские послы в России продемонстрировали разнообразие вкусов и подходов в оформлении Спасо-Хауса. Как и представляла себе Джейн Томпсон, послы и их супруги выбирают произведения искусства для своего исторического дома совместно с сотрудниками программы «Искусство в посольствах». Одни послы отдают предпочтение произведениям своих любимых художников, другие устраивают тематические выставки. Например посол Джеймс Коллинз выбрал подборку портретов, которая получила название «Лики Америки». Несколько других коллекций демонстрировали современное народное искусство и пейзажную живопись.

На протяжении многих лет в Спасо-Хаусе проводились замечательные выставки и программы обмена произведениями искусства. Так в 1988 году была организована выставка с участием авторов: такие знаменитые художники как Джорджия О’ Киф, Фрэнк Стелла, Милтон Эйвери и Элсворт Келли привезли в Россию свои произведения. Вскоре после этого шесть российских художников отправились со своими работами в Соединенные Штаты. В 2006 году посол Уильям Бернс и его супруга Лиса Карти представили в Спасо-Хаусе выставку произведений из Третьяковской галереи, которая была посвящена 150-летию музея и двухсотлетию установления дипломатических отношений между Россией и США.

Протаранивший ворота резиденции посла США в Москве арестован

Протаранивший на машине ворота резиденции посла США в Москве россиянин находится под арестом — сообщила пресс-секретарь американского посольства Ребекка Росс. Во время происшествия посол США в РФ Джон Салливан отсутствовал на месте. При инциденте никто не пострадал. Росс также выразила благодарность российским правоохранительным органам за оперативную реакцию.

Въехавший на машине на территорию резиденции посла США в Спасопесковском переулке в центре Москвы злоумышленник находится под арестом – сообщила в Twitter пресс-секретарь американского диппредставительства Ребекка Росс.

По ее словам, водитель, протаранивший ворота резиденции, является гражданином России. Это произошло в половине пятого вечера в пятницу, 18 сентября. По предварительной информации, злоумышленник 1976 года рождения был пьян, сообщает РИА «Новости».

«Гражданин России на автомобиле прорвал периметр резиденции посла США в Москве. Его перехватили сотрудники посольства и передали местным властям», — написала дипломат.

Во время происшествия посол США в РФ Джон Дж. Салливан отсутствовал на месте. При ЧП никто не пострадал. Росс также выразила благодарность российским правоохранительным органам за оперативную реакцию и добавила, что сейчас ведется следствие по поводу инцидента.

В прошлом месяце американская полиция арестовала 34-летнего мужчину по имени Реза Машаехи, который в течение недели с 10 по 16 августа забрасывал камнями Генеральное консульство России, автомобили его сотрудников, а также угрожал дипломатам убийством.

Как пояснили в генконсульстве, злоумышленник совершал нападения и учинял погромы каждый день.

«Это началось 10 августа. Неизвестный мужчина начал забрасывать камнями автомобили, которые стояли на служебной парковке нашего консульства. И практически ежедневно эти инциденты повторялись, ежедневно. Зафиксирован ущерб автотранспорту, есть ущерб воротам», — заявил представитель дипмиссии.

Мужчина обещал расправиться не только с сотрудниками консульства, но и с посетителями, отметили в учреждении.

«Он выкрикивал угрозы в адрес сотрудников генконсульства и посетителей на английском языке. Он угрожал убийством. Он кричал дословно следующее: «Я застрелю вас» и «Я убью вас», — сообщили в консульстве.

По словам российских дипломатов, лишь «по счастливой случайности» злоумышленник не поранил кого-либо.

«Он вел себя агрессивно и в отношении посетителей миссии, а именно совершал резкие агрессивные движения, вторгаясь в их личное пространство», — пояснил работник консульства.

В том же месяце в служебной машине помощника военного атташе России в Нидерландах был обнаружен «жучок» — в этой связи в МИД РФ была вызвана временная поверенная в делах европейского королевства Доминик Баккер-Кюлинг.

Москва выразила представителю Нидерландов решительный протест в связи с произошедшим и указала на безусловное недопущение подобной практики в будущем.

«Подобные недружественные действия усложняют и без того непростые двусторонние отношения», — говорится в сообщении МИД РФ.

Чуть ранее посольство России в США направило в Госдепартамент ноту протеста с требованием расследовать угрозы, которые регулярно поступают российским дипломатам.

Угрозы начались после статьи в газете The New York Times о том, что Россия якобы предлагала вознаграждение террористическому исламистскому движению «Талибан» (организация запрещена в России) за убийство американских военнослужащих в Афганистане.

«Нам уже не в первый раз поступают угрозы. Но сейчас у нас серьезная проблема. После того как в прессе были опубликованы упомянутые лживые обвинения, в соцсетях появились призывы «свести счеты с русскими». Мы, разумеется, передали все сведения об этом правоохранительным органам США», — заявил посол России в США Анатолий Антонов.

Пожаловались на угрозы в посольствах РФ в Вашингтоне и Лондоне. Диппредставительство в американской столице опубликовало скришноты с угрозами на своей странице в Twitter. На одном из них неизвестный прислал дипломатам ссылку на статью NYT с подписью: «Давайте объявим «вознаграждение» за ваших дипломатов».

В связи с этим посольство обратилось к NYT с призывом не распространять фейковые новости, которые могут поставить под угрозу жизни людей. Кроме того, дипмиссия попросила американские власти соблюдать Статью 29 Венской конвенции о неприкосновенности личности дипломатического агента.

«Мы требуем от властей США принять эффективные меры по обеспечению своих обязательств согласно Венской конвенции о дипломатических сношениях от 1961 года», — указывалось в сообщении посольства.

Неизвестный врезался в ворота резиденции посла США в Москве

https://ria.ru/20200918/posol-1577458156.html

Неизвестный врезался в ворота резиденции посла США в Москве

Неизвестный врезался в ворота резиденции посла США в Москве — РИА Новости, 18.09.2020

Неизвестный врезался в ворота резиденции посла США в Москве

Автомобиль с россиянином за рулем в пятницу вечером врезался в ограждение резиденции посла США в Москве (Спасо-Хаус), виновник инцидента был задержан, никто не… РИА Новости, 18.09.2020

2020-09-18T17:47

2020-09-18T17:47

2020-09-18T19:07

происшествия

сша

москва

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/07e4/09/12/1577462110_0:0:640:360_1920x0_80_0_0_ea1448be0e9e7335adf01d7dd5c48803.jpg

МОСКВА, 18 сен — РИА Новости. Автомобиль с россиянином за рулем в пятницу вечером врезался в ограждение резиденции посла США в Москве (Спасо-Хаус), виновник инцидента был задержан, никто не пострадал, заявили в американской дипмиссии. «Примерно в 16:20 гражданин России на автомобиле врезался в периметр Спасо-Хауса, резиденции посла США в Москве. Его задержали сотрудники посольства и передали официальным лицам. Посла (Джона) Салливана в то время не было дома, и никто не пострадал»,- говорится в сообщении дипмиссии в Twitter.

https://ria.ru/20200626/1573496306.html

сша

москва

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2020

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Машины ДПС и полиции стоят у резиденции посла США в Москве

Возле резиденции посла США в Москве стоят несколько машин ДПС и полиции

2020-09-18T17:47

true

PT0M13S

https://cdnn21. img.ria.ru/images/07e4/09/12/1577462110_81:0:561:360_1920x0_80_0_0_028988a29011258119270ab721b40fa3.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

происшествия, сша, москва

Михаил Булгаков | По следам Булгакова

Спасопесковская площадь, 10
Станция метро «Смоленская»

Особняк Николая Александровича Второва на Спасопесковской площадке, известный в настоящее время также как Спасо-хаус (англ. Spaso House) — исторический особняк в центре Москвы, с конца 1933 года арендуется правительством США как резиденция посла Соединенных Штатов Америки в СССР/России. Памятник неоклассической архитектуры предреволюционного времени.

Особняк был построен в 1913—1915 годах по заказу крупнейшего предпринимателя России Н.А. Второва, по проекту архитекторов Владимира Дмитриевича Адамовича и Владимира Матвеевича Маята, авторов нескольких знаковых построек того времени (таких как вилла Николая Павловича Рябушинского «Черный лебедь» в Петровском парке). Для оформления интерьеров дома был приглашен знаменитый художник Игнатий Нивинский, принимавший участие в создании интерьеров Музея изящных искусств, гостиницы «Метрополь», дома Тарасова на Спиридоновке.

Вскоре после Октябрьской революции хозяин особняка Второв погиб при загадочных обстоятельствах (по одной из версий был застрелен на парадной лестнице собственного дома), его наследники эмигрировали из России, а особняк был национализирован и передан в ведение Наркомата иностранных дел. На втором этаже особняка устроили жилые квартиры, в одной из них поселился нарком Георгий Васильевич Чичерин.

В 1933 году, после установления дипломатических отношений между СССР и США, бывший особняк Второва передали под резиденцию американского посла. Первым послом, поселившимся в нем, стал Уильям Буллит. В эти же годы со стороны главного входа в сад к особняку был пристроен большой зал для приемов и танцев. В середине 1930-х, в период расцвета дружеских советско-американских отношений, бывший особняк Второва, или, как его теперь называли, Спасо-хаус, стал местом проведения многочисленных торжественных приемов и праздников, на которых присутствовали члены советского правительства и представители творческой интеллигенции. Приемы проходили с размахом, члены посольства даже арендовали у московского зоопарка и цирка животных для развлечения высоких гостей. В Спасо-хаусе часто устраивались концерты. На одном из первых музыкальных вечеров своей оперой «Любовь к трем апельсинам» дирижировал Сергей Прокофьев, здесь неоднократно выступали всемирно известные музыканты и певцы, выставлялись работы выдающихся американских художников.

В апреле 1935 года Михаил Афанасьевич и Елена Сергеевна Булгаковы в числе нескольких сотен гостей посетили весенний бал, организованный в здании американского посольства У. К. Буллитом. Вместе с Булгаковыми прием в американском посольстве посетили многие известные люди — от М. Тухачевского до Вс. Мейерхольда. У. Буллит с гордостью сообщал Рузвельту: «Мы достали тысячу тюльпанов в Хельсинки, заставили до времени распуститься множество березок и устроили в одном конце столовой подобие колхоза с крестьянами, играющими на аккордеоне, танцовщиками и всякими детскими штучками — птицами, козлятами, парой маленьких медвежат». Е.С. Булгакова в дневнике добавляла: «В зале с колоннами танцуют. С хор — прожектора разноцветные. За сеткой — птицы — масса — порхают. Оркестр, выписанный из Стокгольма. В верхнем этаже шашлычная. Красные розы, красное французское вино. Внизу — всюду шампанское и сигареты».

Этот прием в американском посольстве стал прообразом бала сатаны в романе «Мастер и Маргарита». Елена Сергеевна вспоминала, что сначала Булгаков написал сцену небольшого бала в спальне Воланда, а позднее, уже во время болезни, переписал ее и превратил камерное мероприятие в грандиозное событие.

Бал у американского посла. М.А. в черном костюме. У меня вечернее платье исчерна-синее с бледно-розовыми цветами. Поехали к двенадцати часам. Все во фраках, было только несколько смокингов и пиджаков. <…> В зале с колоннами танцуют, с хор — прожектора разноцветные. За сеткой — птицы — масса — порхают. Оркестр, выписанный из Стокгольма. М.А. пленился больше всего фраком дирижера — до пят. Ужин в специально пристроенной для этого бала к посольскому особняку столовой, на отдельных столиках. В углах столовой — выгоны небольшие, на них козлята, овечки, медвежата. По стенкам — клетки с петухами. Часа в три заиграли гармоники и петухи запели. Стиль рюсс. Масса тюльпанов, роз — из Голландии. В верхнем этаже — шашлычная. Красные розы, красное французское вино. Внизу — всюду шампанское, сигареты. Хотели уехать часа в три, американцы не пустили — и секретари и Файмонвилл (атташе) и Уорд все время были с нами. Около шести мы сели в их посольский кадиллак и поехали домой. Привезла домой громадный букет тюльпанов от Боолена.

Из дневника Е.С. Шиловской, 23 апреля 1935 года

— Бал! — пронзительно визгнул кот, и тотчас Маргарита вскрикнула и на несколько секунд закрыла глаза. Бал упал на нее сразу в виде света, вместе с ним — звука и запаха. Уносимая под руку Коровьевым, Маргарита увидела себя в тропическом лесу. Красногрудые зеленохвостые попугаи цеплялись за лианы, перескакивали по ним и оглушительно кричали: «Я восхищен!» Но лес быстро кончился, и его банная духота тотчас сменилась прохладою бального зала с колоннами из какого-то желтоватого искрящегося камня. Этот зал, так же как и лес, был совершенно пуст, и лишь у колонн неподвижно стояли обнаженные негры в серебряных повязках на головах. Лица их стали грязно-бурыми от волнения, когда в зал влетела Маргарита со своею свитой, в которой откуда-то взялся Азазелло. Тут Коровьев выпустил руку Маргариты и шепнул:

— Прямо на тюльпаны!

Невысокая стена белых тюльпанов выросла перед Маргаритой, а за нею она увидела бесчисленные огни в колпачках и перед ними белые груди и черные плечи фрачников. Тогда Маргарита поняла, откуда шел бальный звук. На нее обрушился рев труб, а вырвавшийся из-под него взмыв скрипок окатил ее тело, как кровью. Оркестр человек в полтораста играл полонез.

Возвышавшийся перед оркестром человек во фраке, увидев Маргариту, побледнел, заулыбался и вдруг взмахом рук поднял весь оркестр. Ни на мгновение не прерывая музыки, оркестр, стоя, окатывал Маргариту звуками. Человек над оркестром отвернулся от него и поклонился низко, широко разбросив руки, и Маргарита, улыбаясь, помахала ему рукой.

— Нет, мало, мало, — зашептал Коровьев, — он не будет спать всю ночь. Крикните ему: «Приветствую вас, король вальсов!»

Маргарита крикнула это и подивилась тому, что ее голос, полный как колокол, покрыл вой оркестра. Человек от счастья вздрогнул и левую руку приложил к груди, правой продолжая махать оркестру белым жезлом.

— Мало, мало, — шептал Коровьев, — глядите налево, на первые скрипки, и кивните так, чтобы каждый думал, что вы его узнали в отдельности. Здесь только мировые знаменитости. Вот этому, за первым пультом, это Вьетан. Так, очень хорошо. Теперь дальше.

— Кто дирижер? — отлетая, спросила Маргарита.

— Иоганн Штраус, — закричал кот, — и пусть меня повесят в тропическом саду на лиане, если на каком-нибудь балу когда-либо играл такой оркестр. Я приглашал его! И, заметьте, ни один не заболел и ни один не отказался.

«Мастер и Маргарита», глава 23

И Маргарита вновь вылетела из комнаты с бассейном. На эстраде за тюльпанами, где играл оркестр короля вальсов, теперь бесновался обезьяний джаз. Громадная, в лохматых бакенбардах горилла с трубой в руке, тяжело приплясывая, дирижировала. В один ряд сидели орангутанги, дули в блестящие трубы. На плечах у них верхом поместились веселые шимпанзе с гармониями. Два гамадрила в гривах, похожих на львиные, играли на роялях, и этих роялей не было слышно в громе и писке и буханьях саксофонов, скрипок и барабанов в лапах гиббонов, мандрилов и мартышек. На зеркальном полу несчитанное количество пар, словно слившись, поражая ловкостью и чистотой движений, вертясь в одном направлении, стеною шло, угрожая все смести на своем пути. Живые атласные бабочки ныряли над танцующими полчищами, с потолков сыпались цветы. В капителях колонн, когда погасало электричество, загорались мириады светляков, а в воздухе плыли болотные огни.

Потом Маргарита оказалась в чудовищном по размерам бассейне, окаймленном колоннадой. Гигантский черный нептун выбрасывал из пасти широкую розовую струю. Одуряющий запах шампанского подымался из бассейна. Здесь господствовало непринужденное веселье. Дамы, смеясь, сбрасывали туфли, отдавали сумочки своим кавалерам или неграм, бегающим с простынями в руках, и с криком ласточкой бросались в бассейн. Пенные столбы взбрасывало вверх. Хрустальное дно бассейна горело нижним светом, пробивавшим толщу вина, и в нем видны были серебристые плавающие тела. Выскакивали из бассейна совершенно пьяными. Хохот звенел под колоннами и гремел, как в бане.

Во всей этой кутерьме запомнилось одно совершенно пьяное женское лицо с бессмысленными, но и в бессмысленности умоляющими глазами, и вспомнилось одно слово — «Фрида»! Голова Маргариты начала кружиться от запаха вина, и она уже хотела уходить, как кот устроил в бассейне номер, задержавший Маргариту. Бегемот наколдовал чего-то у пасти Нептуна, и тотчас с шипением и грохотом волнующаяся масса шампанского ушла из бассейна, а Нептун стал извергать не играющую, не пенящуюся волну темно-желтого цвета. Дамы с визгом и воплем:

— Коньяк! — кинулись от краев бассейна за колонны. Через несколько секунд бассейн был полон, и кот, трижды перевернувшись в воздухе, обрушился в колыхающийся коньяк. Вылез он, отфыркиваясь, с раскисшим галстуком, потеряв позолоту с усов и свой бинокль. Примеру Бегемота решилась последовать только одна, та самая затейница-портниха, и ее кавалер, неизвестный молодой мулат. Оба они бросились в коньяк, но тут Коровьев подхватил Маргариту под руку, и они покинули купальщиков.

Маргарите показалось, что она пролетела где-то, где видела в громадных каменных прудах горы устриц. Потом она летала над стеклянным полом с горящими под ним адскими топками и мечущимися между ними дьявольскими белыми поварами. Потом где-то она, уже переставая что-либо соображать, видела темные подвалы, где горели какие-то светильники, где девушки подавали шипящее на раскаленных углях мясо, где пили из больших кружек за ее здоровье. Потом она видела белых медведей, игравших на гармониках и пляшущих камаринского на эстраде. Фокусника-саламандру, не сгоравшего в камине… И во второй раз силы ее стали иссякать.

— Последний выход, — прошептал ей озабоченно Коровьев, — и мы свободны.

«Мастер и Маргарита», глава 23



Приключения посольства США в России: драмы, скандалы, курьезы

  • Артем Кречетников
  • Русская служба Би-би-си, Москва

Автор фото, Anton Novoderezhkin/TASS

Нынешнее осложнение российско-американских отношений в связи с решением Владимира Путина урезать штат американского посольства в России — далеко не первое, и, по практически единодушному мнению аналитиков, не последнее.

Данная коллизия выделяется лишь небывалым числом высылаемых дипломатов: 755. Даже в годы холодной войны счет в подобных случаях шел на десятки, а не на сотни.

Самое большое за всю историю выдворение советского дипломатического персонала — 105 человек — имело место в 1971 году, и не в США, а в Британии, после того, как перебежчик Олег Лялин выдал всю тамошнюю разведсеть КГБ.

Впрочем, американцы утверждают, что такого количества дипломатов в России у них нет, и объявленное Путиным сокращение коснется в основном сотрудников из числа российских граждан.

Многие перипетии двусторонних отношений непосредственно касались американского посольства в Москве и его здания. Одни носили драматический характер, другие спустя годы способны вызвать юмористическое отношение.

Первые шаги

Дипломатические отношения со страной большевиков США установили одними из последних — 16 ноября 1933 года, после избрания левого, по тамошним меркам, президента-демократа Франклина Рузвельта. Ранее препятствием служила главным образом антирелигиозная и антицерковная политика советской власти.

Отсутствие посольств в Москве и Вашингтоне не мешало сотрудничеству, когда налицо был взаимный интерес.

Только детройтская фирма знаменитого промышленного архитектора Альберта Кана спроектировала для СССР в 1929-1932 годах 521 объект. В 1931 году на советских предприятиях и стройках работали 172 американских инженера.

Изначально СССР обещал американскому посольству резиденцию в районе Ленинских гор, но переговоры об аренде оказались неудачными, и посольство разместилось по адресу Моховая, 13, менее просторно, зато в шаговой доступности от Кремля.

В 1953 году миссия переехала на Новинский бульвар, где находится по сей день.

В 1969 году, на заре брежневской разрядки, американцам дополнительно предоставили в бесплатное пользование четыре гектара земли.

Медовый месяц

Первым американским послом в Москве стал Уильям Буллит, который еще в марте 1919 года по поручению президента Вудро Вильсона приезжал в Москву обсуждать возможность мирных переговоров между русскими красными и белыми, встречался с Лениным и закусывал в Кремле черной икрой.

Через 14 лет, Буллит, богач и бонвиван, прототип одного из героев романа «Великий Гэтсби», решил, по его словам, «превратить посольство в островок американской жизни в океане советской злой воли».

Автор фото, US Embassy in Russia

Подпись к фото,

В этом неоклассическом особняке жили промышленник Второв, большевик Чичерин и 26 сменивших друг друга американских послов

Помимо служебного здания на Моховой, посольство получило в пользование в качестве личной резиденции его главы так называемый Спасо-хаус — бывший особняк миллионера Николая Второва в Старопесковском переулке, где после революции проживал нарком иностранных дел Георгий Чичерин.

Буллит пристроил к особняку обширный зал приемов и устраивал в нем балы с привезенным из Америки ново-орлеанским джазом и дрессированными медведями, тратя на них в том числе личные средства.

Впоследствии, на приеме в честь 200-летия США в 1976 году, зал вместил три тысячи человек.

Гостями Буллита бывали, в частности, Николай Бухарин, маршалы Буденный и Егоров, режиссер Всеволод Мейерхольд и писатель Михаил Булгаков.

26 ноября 1938 года, на следующий день после назначения наркомом внутренних дел, Лаврентий Берия подписал приказ, в котором говорилось: «В отношении советских граждан, посещающих иностранные посольства и консульства, практиковать задержание и выяснение личности задержанных».

С тех пор даже сотрудники наркомата иностранных дел перестали посещать посольства, в том числе американское, без прямого указания.

«Мы вам не сторож»

В сентябре 1939 года из американского консульства во Львове, занятом Красной армией во время «освободительного похода» в Польшу, пропала ценная коллекция антиквариата, являвшаяся собственностью жены американского посла в Варшаве Энтони Биддла, дамы весьма состоятельной.

Посольство США в Москве два года тщетно добивалось ответа по поводу имущества коллеги.

5 июня 1941 года посол Лоуренс Штейнгардт был принят заместителем наркома иностранных дел Соломоном Лозовским.

«Советское правительство не является сторожем имущества г-на Биддла и не может нести ответственности за его пропажу. Господин посол, очевидно, считает, что, когда люди делают революцию, они только и думают о том, как бы сохранить чье-либо имущество», — заявил советский представитель.

Беседа перешла на мировую ситуацию. В ответ на предостережение Штейнгардта о скоплении германских войск у границ СССР Лозовский сказал, что «Советский Союз относится очень спокойно ко всякого рода слухам о нападении на его границы» и «встретит во всеоружии всякого».

Операция «Златоуст»

Летом 1945 года посол Аверелл Гарриман был приглашен на празднование 20-летия лагеря «Артек». Четыре пионера преподнесли ему «изделие детского творчества» — деревянное панно с изображением Большой печати США.

Подарок провисел в кабинете посла до 1952 года, когда в нем обнаружили замаскированного «жучка». Сейчас оно находится в музее ЦРУ в Лэнгли.

Устройство под кодовым названием «Златоуст» разработал в «шарашке» изобретатель Лев Термен, который, оставаясь заключенным, получил за него Сталинскую премию.

На грани разрыва

До низшей точки за всю историю советско-американские отношения опустились в последние месяцы жизни Сталина.

Назначенный послом в мае 1952 года Джордж Кеннан в одном из первых отчетов в Вашингтон написал: «Мы настолько отрезаны и стеснены запретами, и нас настолько игнорирует советское правительство, что это выглядит так, как будто дипломатические отношения вообще прерваны».

В сентябре 1952 года посла выдворили из СССР — редчайший случай в мировой практике. Поводом послужило то, что Кеннан, находясь в Западном Берлине, в разговоре с местными журналистами сравнил положение американских дипломатов в Москве со своей жизнью в нацистском рейхе, где он был интернирован в 1941-1942 годах.

«Отвечать симметрично» Вашингтон не стал.

Несколько месяцев американские дипломаты в Москве жили без главы, в полной изоляции и, по воспоминаниям, в постоянном страхе, что их всех в любой момент отправят в ГУЛАГ. Из опасения быть похищенными они не выходили в город поодиночке.

«Сплошной микрофон»

Новый скандал разразился в 1975 году, когда сотрудники американского посольства обратили внимание на непонятные сбои в работе электронных устройств.

Возникло подозрение, что русские в целях сбора информации просвечивают здание на Новинском бульваре какими-то лучами. Слухи усилились после того, как посол Уолтер Стессел на следующий год скончался от лейкемии.

Дальнейшие действия КГБ заставляют предполагать, что неизвестных мировой науке лучей все же не существует, поскольку в 1980-х годах советская разведка пошла традиционным путем: попыталась начинить строившийся новый корпус посольства подслушивающими устройствами, причем в таком количестве, что здание, по оценкам экспертов, «представляло собой один гигантский микрофон».

Крошечные «жучки», созданные в секретных лабораториях под руководством выдающегося специалиста Вячеслава Асташина, и вживленные в стеновые панели, имитировали частицы мусора, попавшие в бетон. Энергию они получали от перепадов температуры и вибрации здания.

Автор фото, Nikolay Malyshev/TASS

Подпись к фото,

Последний глава КГБ стал для чекистов самым непопулярным главой их ведомства за всю историю

Американцы обнаружили аппаратуру в 1987 году, когда стройка практически завершилась. Сенатская комиссия не пришла к решению: с одной стороны, было ясно, что единственный выход — снести здание, с другой стороны, речь шла о деньгах налогоплательщиков.

5 декабря 1991 года первый и последний председатель Межреспубликанской службы безопасности СССР (бывший КГБ) Вадим Бакатин на приеме в американском посольстве передал послу Роберту Страуссу схему «жучков».

По его словам, это был символический жест, поскольку о наличии подслушивающих устройств американцы и без того знали и заселяться в здание не собирались,

Ветераны КГБ утверждали, что американцы все же получили новую для них ценную информацию и требовали судить Бакатина, хотя он передал документ с письменного согласия обоих действовавших на тот момент президентов, Михаила Горбачева и Бориса Ельцина.

Ознакомившись с материалами, хозяева посольства решили демонтировать здание и возвести на его месте новое.

Пицца не пострадала

22 августа 1986 года власти США обвинили в шпионаже и арестовали Геннадия Захарова, сотрудника советской миссии при ООН, не обладавшего дипломатическим иммунитетом. 3 сентября в Москве был задержан американский журналист Николас Данилофф, в отличие от Захарова, разведчиком не являвшийся.

Инцидент уладили министр иностранных дел Эдуард Шеварднадзе и госсекретарь Джордж Шульц. Захаров предстал перед судом, признал вину и 28 сентября вылетел на родину. В тот же день вернулся домой Данилофф.

Одновременно американцы выслали 80 советских дипломатов, занимавшихся, по их словам, недозволенной деятельностью.

Автор фото, Aleksandr Scherbak/TASS

Подпись к фото,

Дача в Серебряном Бору, куда перекрыли доступ американским дипломатам, выглядит достаточно скромно

СССР в ответ никого не выслал, зато запретил своим гражданам работать в посольстве США.

По имеющимся данным, этот нетривиальный ход подсказал Горбачеву глава КГБ Виктор Чебриков. В отличие от советских посольств, избегающих найма местного персонала, американцы полагались на него во всех вопросах жизнеобеспечения и оказались в сложной ситуации.

Из иностранцев в посольстве остались лишь три гражданина Италии, в том числе повар.

«По крайней мере, пицца хуже не стала», — пошутил на приеме в посольстве один советский чиновник.

В 1994 году после ареста в США российского агента Олдрича Эймса американцы выслали руководителя легальной резидентуры СВР Александра Лысенко, а власти РФ в ответ указали на дверь его визави Джеймсу Моррису.

По тогдашним временам этим и ограничилось, хотя Биллу Клинтону пришлось объясняться с конгрессменами и прессой, с какой стати США помогают «новой» России, продолжающей против них разведывательную работу.

«Яйцеметатели»

Дважды — 13 сентября 1995-го и 28 марта 1999 года — посольство на Новинском бульваре пытались обстрелять из гранатомета. В первом случае зданию был нанесен незначительный ущерб, во втором покушение предотвратили дежурные милиционеры. Оба раза задержать нападавших и установить их мотивы не удалось.

После начала операции НАТО против Сербии в мае 1999 года антиамерикански настроенная молодежь «бомбила» посольство США в Москве яйцами, помидорами и банками с краской, обогатив российский политический лексикон новым термином «яйцеметатели». Зданию потребовался косметический ремонт.

Странные случаи

В последний год работа посольства омрачилась двумя малопонятными инцидентами.

В ночь на 6 июня 2016 года дипломат, подъехав к зданию на такси, как утверждает российская сторона, в ответ на просьбу постового полицейского показать удостоверение личности, ударил его по лицу и прорвался в здание.

Представитель МИД России Мария Захарова назвала его сотрудником ЦРУ.

Если так, то тем более непонятно, для чего было разведчику скандалить и привлекать к себе внимание.

Захарова предположила, что он «сильно перенервничал», возвращаясь с операции.

Дело закончилось выдворением «хулигана» и еще одного его коллеги и зеркальной высылкой двух российских дипломатов.

9 января нынешнего года консульский отдел посольства США на несколько дней приостановил выдачу виз, как было сказано на официальном сайте, из-за проблем с водоснабжением в здании. Мосводоканал в ответ заявил, что никаких жалоб от американцев не получал.

Перемелется — мука будет?

Как показывает опыт, все кризисы рано или поздно разрешались. Но на смену им идут новые. По-настоящему наладить отношения не удается.

Периодические попытки что-то «перезагрузить» выглядят натужно и ни к чему не ведут.

«Россия и Соединенные Штаты живут в разных мирах. Противоречия носят фундаментальный и мировоззренческий характер, поэтому устранить их на сегодняшний день невозможно. Очевидно, что вообще нет желания вести переговоры — не о чем договариваться! И не хочется!» — резюмирует историк Леонид Млечин.

По следам Воланда: Весенний бал полнолуния в резиденции американского посла.

Спасо-Хаус — резиденция американского посла, в которой Воланд давал свой Весенний Бал. Объект это закрытый, практически режимный, поэтому простому смертному посмотреть вживую на его интерьеры мало реально. Но к большому счастью, пара моих знакомых получили туда приглашение на какой-то прием, а вместе с ним мои настоятельные просьбы «сфотографировать ну-что-нибудь-ну-как-получится».

Фотографии публикуются с разрешения их авторов, пожелавших остаться неизвестными.


Считается, что в описании Великого бала у Сатаны М.А. Булгаков использовал впечатления от приема, который был дан американским послом в Москве в апреле 1935 г. Это мероприятие проходило в резиденции американского посла, расположенной по адресу Спасопесковская площадь, 10. Особняк этот сегодня, даже в официальных документах, называют Спасо-Хаусом – по названию площади и расположенной рядом церкви Спаса на Песках.

Вывод о посольском приеме как прообразе Бала Сатаны делается в первую очередь на основе воспоминание Е.С. Шиловской, третьей жены Булгакова. И у исследователей есть все основания ей верить:
— Советская наглядная пропаганда тех лет часто изображала «американский империализм» в облике дьявола.
— Для полуопального литератора, каковым был Булгаков, прием в американском посольстве — событие почти невероятное, сравнимое с балом у сатаны. Особенно прием такого размаха: «Весенний Фестиваль», так назывался апрельский бал 1935 г., был одним из самых громких приемов Москвы эпохи СССР.

Это было самое начало дипломатических отношений СССР и США. Американский посол просто обязан был устроить что-то невероятно фееричное для достойного позиционирования своей страны и себя в московских дипломатических кругах. Первой ласточкой был рождественский прием 1934 года по случаю Рождества. Тогда из московского цирка выписали трех тюленей, которые выносили гостям елку и подносы с шампанским. Но в полном объеме цель была достигнута весной 1935 года. Не пускаясь в описание мероприятия (об этом ниже, упомяну только, что на «Весеннем Фестивале» американского посольства присутствовали все ведущие общественные и политические фигуры Советского Союза: нарком иностранных дел Литвинов, нарком обороны Ворошилов, председатель ЦК партии Каганович, писатель и член редколлегии “Известий” Радек, маршалы Егоров, Тухачевский и Буденный.

Фасад Спасо-Хауса. Впрочем, ни Маргарита, ни Воланд никогда его не видели – Весенний Бал Воланд давал все в той же многострадальной квартире Степы Лиходеева.

Но вернемся к описанию Бала Сатаны Булгаковым и постараемся соотнести их с реалиями резиденции американского посла.

Маргарита увидела себя в тропическом лесу. Красногрудые зеленохвостые попугаи цеплялись за лианы, перескакивали по ним и оглушительно кричали: «Я восхищен!» Но лес быстро кончился, и его банная духота тотчас сменилась прохладою бального зала с колоннами из какого-то желтоватого искрящегося камня. Этот зал, так же как и лес, был совершенно пуст, и лишь у колонн неподвижно стояли обнаженные негры в серебряных повязках на головах.

Для «Весеннего фестиваля» в Спасо-Хаус из Московского зоопарка привезли несколько горных коз, десяток белых петухов и медвежонка. Для полноты ощущений рабочие соорудили в зале приемов искусственный лес из 10 березок. И, наконец, был сооружен вольер для фазанов, маленьких попугайчиков и сотни зябликов, также позаимствованных у зоопарка.

Большой зал Спасо-Хауса, в котором обычно проходят приемы. Колонны есть, хоть и мраморные, а не «из искрящегося камня».

Невысокая стена белых тюльпанов выросла перед Маргаритой, а за нею она увидела бесчисленные огни в колпачках…

Обеденный стол на весеннем приеме был украшен тюльпанами и листьями цикория, зеленеющими на влажном войлоке, что, по замыслу авторов композиции, должно было имитировать лужайку. Жена Булгакова также вспоминала о «Массе тюльпанов, роз — из Голландии».

Оркестр человек в полтораста играл полонез. …
— … Здесь только мировые знаменитости.
— Кто дирижер? — отлетая, спросила Маргарита.
— Иоганн Штраус …

В Москву специально для этого бала был выписан оркестр из Праги.

За люстрой виден балкончик, на котором могли располагаться музыканты. Кстати, висящая здесь люстра — одна из претенденток на звание «той самой люстры, на которой раскачивался Бегемот».

В следующем зале не было колонн, вместо них стояли стены красных, розовых, молочно-белых роз с одной стороны, а с другой — стена японских махровых камелий. Между этими стенами уже били, шипя, фонтаны, и шампанское вскипало пузырями в трех бассейнах, из которых был первый — прозрачно-фиолетовый, второй — рубиновый, третий — хрустальный. Возле них метались негры в алых повязках, серебряными черпаками наполняя из бассейнов плоские чаши.

В центре большого зала во время приема был установлен фонтан с шампанским. А вот как вспоминает Е.С. Шиловская: «В верхнем этаже — шашлычная. Красные розы, красное французское вино. Внизу — всюду шампанское, сигареты».

Примерно под люстрой и стоял фонтан с шампанским.

Маргарита была в высоте, и из-под ног ее вниз уходила грандиозная лестница, крытая ковром.

Лестницы в Спасо-Хаусе две: одна поднимается от вестибюля на уровень главного зала, а другая — от главного зала наверх в жилые помещения (она называется главной лестницей). Причем эти лестницы располагаются «друг за другом», так что стоя на вершине второй ты можешь видеть начало первой.

Лестница ведущая из вестибюля в главный зал.

А вот это вид примерно с той же самой точки, но в другую сторону — на лестницу, ведущую в жилые помещения (слева располагается главны зал).

Главная лестница.

Внизу, так далеко, как будто бы Маргарита смотрела обратным способом в бинокль, она видела громаднейшую швейцарскую с совершенно необъятным камином, в холодную и черную пасть которого мог свободно въехать пятитонный грузовик.

Камин в вестибюле Спасо-Хауса действительно есть. И его даже можно рассмотреть с лестницы.

Только вот две проблемы: камин этот маленький, электрический и установлен совсем недавно. В булгаковские времена его на этом месте не было.

Так что Спасо-Хаусу пришлось претерпеть значительные перестройки в воображении писателя, чтобы разместить под своими сводами Весенний Бал Полнолуния.

И, напоследок, несколько фотографий библиотеки Спасо-Хауса. К Мастеру и Маргарите она никакого отношения не имеет, но, мне кажется, их просто любопытно посмотреть.

При подготовке использовались следующие ресурсы:
http://russian.moscow.usembassy.gov/spasohistory.html
http://www.bulgakov.ru/v/bal/
http://www.youtube.com/watch?v=36FHGka2hEs
http://moscowwalks.ru/2012/01/18/spaso-house/


Посол

Посол Российской Федерации в Соединенных Штатах Америки, Постоянный наблюдатель Российской Федерации при Организации американских государств в Вашингтоне, округ Колумбия

Родился в 1955 году в Омске, СССР.

В 1978 году окончил Московский государственный университет. Институт международных отношений (МГИМО) и МИД России. Дела.
Занимал различные должности в Министерстве и его зарубежных представительствах.
2002 — 2004 гг. — посол по особым поручениям МИД России.
2004 — 2011 гг. — директор Департамента безопасности и разоружения МИД РФ, член Коллегии МИД РФ.
2011–2016 гг. — заместитель Министра обороны Российской Федерации.
2016–2017 гг. — заместитель министра иностранных дел Российской Федерации по общим вопросам военной и политической безопасности.
21 августа 2017 г. Владимир Путин своим Указом назначил Анатолия Ивановича Антонова Чрезвычайным и Полномочным Послом Российской Федерации в Соединенных Штатах Америки и по совместительству Постоянным наблюдателем Российской Федерации при Организации американских государств в Вашингтоне. Д.C.
Кандидат политических наук.
Имеет дипломатический ранг Чрезвычайного и Полномочного Посла, присвоенный в июле 2007 года.
Действительный государственный советник Российской Федерации 1 класса.
Награжден орденом «За заслуги перед Отечеством» 4 степени, орденом Александра Невского, орденом Почета (дважды), орденом «За боевые заслуги», орденом Дружбы, а также количество медалей.
Говорит на английском и бирманском языках.
Имеет дочь.

Статьи посла Анатолия Антонова, опубликованные в СМИ США:

Опубликовано в национальных интересах 9 июля 2019 г.

Опубликовано в национальных интересах 25 октября 2019 г.

Опубликовано в New York Times 15 ноября , 2019

Опубликовано в Washington Times 19 ноября 2019 г.

Опубликовано в Arctic Today 4 декабря 2020 г.

Опубликовано в Arms Control Today в апреле 2020 г.

Опубликовано в New York Times 15 апреля 2020 г.

Совместное сообщение Анатолия Антонова и Роуз Геттемюллер

Опубликовано в Foreign Affairs 27 апреля 2020 г.

Опубликовано в National Interest 4 июня 2020 г.

Опубликовано в Air & Space Magazine 15 июля 2020 г.

Посольство США предупреждает, что прекратить работу из-за виз | Внешняя политика США

Посольство США в Москве может перестать выполнять большинство функций в следующем году, если с Россией не будет прогресса в увеличении количества виз для дипломатов, предупредил официальный представитель США.

Ранее в этом месяце Соединенные Штаты прекратили оформление виз в Москве, и россияне обязаны ехать в посольство США в Варшаве.

«Нам нужно скоро добиться прогресса», — сказал репортерам высокопоставленный чиновник госдепартамента.

«Мы собираемся столкнуться с ситуацией — не в следующем месяце, а где-то в следующем году, — когда нам просто трудно продолжать что-либо, кроме присутствия смотрителя в посольстве», — сказал он.

«Мы сделаем все возможное, чтобы эта миссия оставалась открытой», — сказал он, предупредив, что выполнение других функций посольства, таких как отправка дипломатических телеграмм, будет затруднено без увеличения штата.

Россия и США отозвали своих послов в апреле после того, как новая администрация Байдена ввела санкции и выслала 10 российских дипломатов за действия, включая кибератаку SolarWinds и вмешательство в выборы.

Эти послы вернулись в июне, но штат посольства в Москве — последней оперативной миссии США в стране после закрытия консульств во Владивостоке и Екатеринбурге — сократился до 120 с примерно 1200 в начале 2017 года, сообщил представитель госдепартамента. репортеры на брифинге.

Он сказал, что в Соединенных Штатах не хватает персонала для выполнения основных задач, таких как открытие и закрытие ворот посольства, обеспечение безопасных телефонных разговоров и управление лифтами.

Россия 1 августа запретила посольствам нанимать сотрудников из России или третьих стран, что вынудило Соединенные Штаты уволить более 200 местных жителей в представительствах по всей России, сообщает госдепартамент.

Соединенные Штаты жалуются на отсутствие взаимности с Москвой, которая учитывает местный персонал при подсчете американских дипломатов, в то время как Вашингтон учитывает только граждан России в своем ограничении по количеству.

В Соединенных Штатах в российских представительствах работает около 120 человек, что намного меньше, чем 1200 в 2017 году, в то время как у России 230 человек в Соединенных Штатах, не считая тех, кто направлен в Нью-Йорк для миссии ООН.

«Их присутствие здесь, в Соединенных Штатах, намного больше, чем у нас в России», — сказал чиновник.

Россия и США продолжают вести переговоры по снижению ядерной угрозы и изменению климата, но отношения остаются напряженными из-за таких вопросов, как газопровод «Северный поток — 2» в Европу и подавление Владимиром Путиным своих внутренних оппонентов.

Резиденция посла США в России

Подробнее об авторских правах и других ограничениях

Для получения рекомендаций по составлению полных цитат обратитесь к Ссылаясь на первоисточники.

  • Консультации по правам : Публикация может быть ограничена. Для получения информации см. «New York World-Telegram & …» https://www.loc.gov/rr/print/res/076_nyw.html
  • Номер репродукции : LC-USZ62-137162 (ч / б пленка, копия негр.)
  • Телефонный номер : NYWTS — SUBJ / GEOG — США — Посольства — Россия — Москва [объект] [P&P]
  • Консультации по доступу : —

Получение копий

Если изображение отображается, вы можете скачать его самостоятельно.(Некоторые изображения отображаются только в виде эскизов за пределами Библиотеке Конгресса США по соображениям прав человека, но у вас есть доступ к изображениям большего размера на сайт.)

Кроме того, вы можете приобрести копии различных типов через Услуги копирования Библиотеки Конгресса.

  1. Если отображается цифровое изображение: Качество цифрового изображения частично зависит от того, был ли он сделан из оригинала или промежуточного звена, такого как копия негатива или прозрачность.Если вышеприведенное поле «Номер воспроизведения» включает номер воспроизведения, который начинается с LC-DIG …, то есть цифровое изображение, сделанное прямо с оригинала и имеет достаточное разрешение для большинства публикационных целей.
  2. Если есть информация, указанная в поле «Номер репродукции» выше: Вы можете использовать номер репродукции, чтобы купить копию в Duplication Services. Это будет составлен из источника, указанного в скобках после номера.

    Если указаны только черно-белые («черно-белые») источники, и вы хотите, чтобы копия показывала цвет или оттенок (при условии, что они есть на оригинале), обычно вы можете приобрести качественную копию оригинал в цвете, указав номер телефона, указанный выше, и включив каталог запись («Об этом элементе») с вашим запросом.

  3. Если в поле «Номер репродукции» выше нет информации: Как правило, вы можете приобрести качественную копию через Службу тиражирования.Укажите номер телефона перечисленных выше, и включите запись каталога («Об этом элементе») в свой запрос.

Прайс-листы, контактная информация и формы заказа доступны на Веб-сайт службы дублирования.

Доступ к оригиналам

Выполните следующие действия, чтобы определить, нужно ли вам заполнять квитанцию ​​о звонках в Распечатках. и Читальный зал фотографий для просмотра оригинала (ов). В некоторых случаях суррогат (замещающее изображение) доступны, часто в виде цифрового изображения, копии или микрофильма.

  1. Товар оцифрован? (Миниатюрное (маленькое) изображение будет видно слева.)

    • Да, товар оцифрован. Пожалуйста, используйте цифровое изображение вместо того, чтобы запрашивать оригинал. Все изображения могут быть просматривать в большом размере, когда вы находитесь в любом читальном зале Библиотеки Конгресса. В некоторых случаях доступны только эскизы (маленькие) изображения, когда вы находитесь за пределами библиотеки Конгресс, потому что права на товар ограничены или права на него не оценивались. ограничения.
      В целях сохранности мы обычно не обслуживаем оригинальные товары, когда цифровое изображение доступен. Если у вас есть веская причина посмотреть оригинал, проконсультируйтесь со ссылкой библиотекарь. (Иногда оригинал слишком хрупкий, чтобы его можно было использовать. Например, стекло и пленочные фотографические негативы особенно подвержены повреждению. Их также легче увидеть в Интернете, где они представлены в виде положительных изображений.)
    • Нет, товар не оцифрован. Перейдите к # 2.
  2. Указывают ли приведенные выше поля с рекомендациями по доступу или Номер вызова, что существует нецифровой суррогат, типа микрофильмов или копий?

    • Да, существует еще один суррогат. Справочный персонал может направить вас к этому суррогат.
    • Нет, другого суррогата не существует. Перейдите к # 3.
  3. Если вы не видите миниатюрное изображение или ссылку на другого суррогата, заполните бланк звонка. Читальный зал эстампов и фотографий. Во многих случаях оригиналы могут быть доставлены в течение нескольких минут. Другие материалы требуют записи на более позднее в тот же день или в будущем. Справочный персонал может посоветуют вам как заполнить квитанцию ​​о звонках, так и когда товар может быть подан.

Чтобы связаться со справочным персоналом в Зале эстампов и фотографий, воспользуйтесь нашей Спросите библиотекаря или позвоните в читальный зал с 8:30 до 5:00 по телефону 202-707-6394 и нажмите 3.

Посол США в Москве отправился домой для консультаций

МОСКВА (AP) — Посол США в России заявил во вторник, что отправится домой для консультаций — шаг, который последовал после того, как Кремль подтолкнул его к перерыву, поскольку Вашингтон и Москва обменялись санкциями.

Кремль подчеркнул, что не может приказать послу Джону Салливану уехать на консультации, а может только «рекомендовать» ему это сделать в условиях нынешней напряженности.

Салливан заявил в своем заявлении, что на этой неделе он возвращается в Соединенные Штаты, чтобы обсудить американо-российские отношения с членами администрации президента Джо Байдена. Он подчеркнул, что вернется в Москву в течение нескольких недель.

«Я считаю, что для меня важно напрямую поговорить с моими новыми коллегами из администрации Байдена в Вашингтоне о текущем состоянии двусторонних отношений между Соединенными Штатами и Россией», — сказал Салливан в заявлении посольства.«Кроме того, я не видел свою семью больше года, и это еще одна важная причина для меня вернуться домой с визитом».

Официальный представитель Госдепартамента США Нед Прайс во вторник также подчеркнул, что Салливан «не был выслан» и «не получил приказа о выезде из страны», а скорее «возвращается сейчас в подходящее время, чтобы провести здесь консультации, чтобы увидеть его семья.» «Я ожидаю, что он вернется в Москву в ближайшие недели», — добавил Прайс.

Салливан отбыл после того, как в пятницу Россия не попросила Салливана покинуть страну, но сказала, что «предложила» ему последовать примеру российского посла в США.С., который был отозван из Вашингтона в прошлом месяце после того, как президент Джо Байден назвал президента России Владимира Путина «убийцей». Россия не установила сроков для возвращения посла Анатолия Антонова в Вашингтон.

Пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков заявил, что отъезд послов отражает нынешнюю напряженность в отношениях между США и Россией.

«Сейчас отношения достигли дна», — сказал Песков. «Есть определенные последствия недружественных мер, принятых против нашей страны, и принятых нами ответных мер.

В четверг администрация Байдена объявила о введении санкций в отношении России за вмешательство в президентские выборы в США в 2020 году и за участие во взломе SolarWind на федеральные агентства — действия, которые Москва отрицает. США приказали выслать 10 российских дипломатов, преследовали десятки компаний и людей и наложили новые ограничения на возможности России занимать деньги.

Россия осудила этот шаг США как «абсолютно недружественный и неспровоцированный» и в ответ приказала 10 американским дипломатам покинуть страну, поместив в черный список восемь нынешних и бывших США.S. и ужесточение требований к работе посольства США.

Отдавая приказ о введении санкций, Байден также призвал к снижению напряженности и открыл дверь для сотрудничества с Россией в определенных областях.

Байден подчеркнул, что сказал Путину, что решил пока не вводить более жесткие санкции, и предложил летом встретиться в третьей стране. Россия заявила, что изучает это предложение.

«Я вернусь в Москву в ближайшие недели перед любой встречей между президентами Байденом и Путиным», — сказал Салливан во вторник.

В понедельник советник по национальной безопасности США Джейк Салливан позвонил секретарю Совета безопасности при президенте России Николаем Патрушеву, чтобы обсудить перспективу американо-российского саммита, и они «договорились продолжать поддерживать связь», согласно к заявлению официального представителя Совета национальной безопасности США Эмили Хорн.

Песков отметил звонок Салливана-Патрушева, добавив во вторник, что «если это станет целесообразным, послы вернутся и возобновят свои обязанности.

«Что касается российского посла, то президент России решит, когда наступит такая целесообразность», — сказал Песков во время телефонной конференции с журналистами.

Он сказал: «Россия, конечно, не может приказать» послу США вернуться домой для консультаций, но может порекомендовать ему это сделать.

Джон Салливан — редкость в дипломатическом корпусе США: назначенный политическим послом администрации Трампа, не занимающийся карьерой, Байден попросил остаться.

Его возвращение в Вашингтон для консультаций происходит не только в момент резкого роста напряженности с Москвой из-за новых санкций и наращивания российских войск вдоль границы с Украиной, но и по мере того, как администрация Байдена постепенно собирает свою политическую команду по России.

Только на прошлой неделе Сенат утвердил Венди Шерман на предыдущей должности Салливана в качестве заместителя госсекретаря, и ожидается, что в среду комитет Сената по международным отношениям проведет голосование по кандидатуре Виктории Нуланд, ястреба по России и эксперта по стране, в качестве кандидата в депутаты. должность № 3 в Государственном департаменте, заместитель государственного секретаря по политическим вопросам.

Шерман, сыгравший ведущую роль в переговорах США с Северной Кореей во время администрации Клинтона и с Ираном во время администрации Обамы, и Нуланд, которая в качестве помощника государственного секретаря по европейским делам навлекла на себя гнев Москвы во время восстания на Майдане в Украине в 2014 году. и аннексия Крыма Россией, как ожидается, будут активно участвовать в формулировании стратегии отношений с Россией.Кроме того, Байден назначил бывшего высокопоставленного сотрудника Совета национальной безопасности Карен Донфрид на прежнюю должность Нуланд, занимающуюся европейскими делами в Государственном департаменте.

Все три женщины будут основными контактными лицами для Салливана в Москве, и он еще не встречался ни с одной из них лично на его нынешней должности.

Хотя новые санкции США еще больше ограничили возможности России занимать деньги, запретив финансовым учреждениям США покупать российские государственные облигации напрямую у государственных учреждений, они не нацелены на вторичный рынок.Администрация Байдена держала дверь открытой для более решительных шагов в случае необходимости.

Заместитель министра иностранных дел России Сергей Рябков заявил, что «мы находимся в самом начале анализа ситуации» в отношении предложения Байдена о саммите, и пока никаких подробностей не обсуждалось. «Большой вопрос в том, какой курс пойдут США», — сказал Рябков в комментариях российских информационных агентств.

Федор Лукьянов, ведущий московский эксперт по внешней политике, сказал, что, хотя совет Кремля Салливану уехать на консультации не сопровождался высылкой, он отражает тревогу Москвы по поводу новых санкций.

«Если политические контакты сведены к нулю, а экономические связи никогда не были достаточно тесными, почему так много людей в посольствах?» Об этом сообщил Лукьянов в комментарии. Он предсказал, что отношения продолжат ухудшаться, несмотря на предложение Байдена провести саммит.

«Во время прошедшей холодной войны Советский Союз и Соединенные Штаты, по крайней мере, разделяли определенное взаимное уважение и признание политической легитимности друг друга, и теперь это уже не так», — заметил Лукьянов.

«Каждая партия считает, что другая движется к упадку и лишена морального и политического права вести себя так, как она это делает», — сказал он.

___

Дипломатический писатель AP Мэтью Ли из Вашингтона внес свой вклад в этот отчет.

Посольство Нидерландов в Москве | Российская Федерация

Контактная информация

Посол
Пробка Gilles Beschoor
Адрес
Калашный переулок 6
115127 Москва
Телефон
+74957972900
24 часа в сутки, 7 дней в неделю
Факс
+74957972904
Электронная почта
mos @ minbuza.нл
Часы работы

С понедельника по пятницу: с 9:00 до 13:00 и с 14:00 до 17:00.

Проверьте дни, в которые посольство не работает.

Контактная информация Консульского отдела

Факс
+74957972972
Часы работы

Коронавирус / Covid19: имейте в виду, что вы еще не можете подать заявку на все.Или что осталось меньше мест для встреч.

с понедельника по пятницу: с 9:00 до 10:30 и с 15:00 до 16:00 (только по предварительной записи, если иное не указано ниже)

Паспорта, удостоверения личности, легализация подписи, запросы на опцию и заявления MVV

Запишитесь на прием через нашу систему онлайн-записи.

Проверьте статус заявления на получение паспорта или ID-карты.

Шенгенская и карибская виза

Запишитесь на прием онлайн через веб-сайт VFS Global.

Консульские декларации (место жительства, семейное положение, гражданство Нидерландов и т. Д.)

Прочтите страницу Подача заявления на консульские декларации для получения дополнительной информации.

Гражданский интеграционный экзамен за рубежом

Отправьте электронное письмо, чтобы записаться на прием.

Сборник документов (без предварительной записи)

Паспорта и удостоверения личности: с понедельника по пятницу с 09:00 до 10:30 и с 14:00 до 15:00.

Заявки MVV: с понедельника по пятницу с 14:00 до 15:00.

Проверьте дни, в которые посольство не работает.

Консульские вопросы

Вы можете задать свой вопрос:

  • по телефону: +74957972900. Если вы звоните из Нидерландов, звоните по телефону +31 247 247 247.
  • через WhatsApp. Нажмите здесь, чтобы отправить нам сообщение в WhatsApp. Или добавьте наш номер +316 8238 8055 в список контактов на своем смартфоне и отправьте сообщение.
  • через контактную форму.

Карта

Подробная информация об этих местах

Разница во времени с Нидерландами

Летнее время: + 1 час / Стандартное время: + 2 часа

представительств Германии в России — Федеральное министерство иностранных дел

Имя

Посольство Федеративной Республики Германии

Голова

ДокторГеза Андреас фон Гейр, Чрезвычайный и Полномочный Посол

Город

Москва

Тел.

+7 495 937 95 00

Факс

+7 499 783 08 75

Почтовый адрес

Посольство Федеративной Республики Германия, Мосфильмовская 56, 119285 Москва, Российская Федерация

Улица

Мосфильмовская 56, 119285 Москва

Административно-консульский округ

Россия.Консульский округ: Россия, за исключением районов, отнесенных к генеральным консульствам Новосибирска, Санкт-Петербурга, Калининграда и Екатеринбурга.

Отделения

Политический отдел
Факс: +7 499 783 48 87

Департамент экономики
Факс: +7 499 783 08 85

Пресс-служба
Факс: +7 499 783 09 01

Департамент культуры
Факс: +7 499 783 08 79

Консульский отдел
Ленинский проспект 95а, Москва

T: +7 495933 43 11
Факс: +7 495936 21 43

Административный отдел

Аппарат атташе обороны
Факс : +7 499 783 08 84

Региональный врач:
Факс: +7 499 783 42 69

Веб-сайт

http: // www.moskau.diplo.de

Контакт

Официальные языки в стране пребывания: русский
Примечание: за использование телефонной или факсимильной связи через спутник взимается более высокая плата.

Имя

Генеральное консульство Федеративной Республики Германии

Голова

Матиас Круз, генеральный консул

Город

Екатеринбург

Почтовый индекс

620075

Тел.

+7 343 3511 300

Почтовый адрес

Генеральное консульство Федеративной Республики Германия, Бизнес-центр Высоцкий, ул. Малышева 51, 620075 Екатеринбург, Российская Федерация.

улица (индекс
)

Бизнес-центр Высоцкий, ул. Малышева 51, 620075 Екатеринбург.

Административный / консульский округ

Республика Башкортостан. Пермский край. Области Курганская, Оренбургская, Свердловская, Тюменская и Челябинская.Автономные округа и автономные округа: Ханты-Мансийский автономный округ — Югра, Ямало-Ненецкий автономный округ.

Отделения

Визовый отдел:
Факс: +7 343 3511 330

Веб-сайт

http://www.jekaterinburg.diplo.de

Kontakt zu Generalkonsulat Jekaterinburg

Официальный язык в стране пребывания: русский

Внимание: обращение по спутниковому телефону или факсу (Satcom) может повлечь более высокие расходы.

Имя

Генеральное консульство Федеративной Республики Германии

Голова

Ханс Гюнтер Маттерн, генеральный консул

Город

Калининград

Тел.

+7 4012 92 02 30

Факс

+7 4012 92 02 28

Почтовый адрес

ул. Тельмана 14

Генеральное консульство Федеративной Республики Германия, улица Тельмана 14, 236008 Калининград, Российская Федерация

улица

Ulitsa Telmana 14, 236008 Калининград

Административный / консульский округ

Консульский округ: Калининград.

Отделения

Визовый отдел:
Факс: +7 4012 92 02 18, +7 4012 92 02 19, +7 4012 92 02 20
Факс: +7 4012 92 02 29

Веб-сайт

http://www.kaliningrad.diplo.de

Kontakt zu Generalkonsulat Kaliningrad

Официальный язык в России: русский

Информация: использование телефонной или факсимильной связи через спутник (Satcom) приведет к более высоким расходам.

Имя

Генеральное консульство Федеративной Республики Германии

Голова

Бернд Финке, генеральный консул

Город

Новосибирск

Тел.

+7 383 231 00 20

Факс

+7 383 231 00 56

Почтовый адрес

Генеральное консульство Федеративной Республики Германия, Россия, 630099 Новосибирск, Красный проспект, 28.

улица (индекс
)

ул. Красноярская 35, 630132 Новосибирск

Административно-консульский округ

Республики Алтай, Бурятия, Хакасия, Саха (Якутия) и Тыва. Административные районы Алтай, Хабаровск, Камчатка, Красноярск, Приморский и Забайкальский, административные районы Амур, Иркутск, Кемерово, Магадан, Новосибирск, Омск, Сахалин и Томск.Автономные области и автономные административные округа: автономный округ, Чукотский и Еврейский автономные округа.

Отделения

Визовый отдел:
T: +7 383231 00 51
Факс: +7 383231 00 55

Веб-сайт

http://www.nowosibirsk.diplo.de

Kontakt zu Generalkonsulat Nowosibirsk

Официальный язык в стране пребывания: русский

Внимание: обращение по спутниковому телефону или факсу (Satcom) может повлечь более высокие расходы.

Информация

Район подсудности: Россия
Консульский призыв:

Город федерального значения: Санкт-Петербург.

Республики Карелия и Коми.

Административные округа Архангельск, Ленинград, Мурманск, Новгород, Псков и Вологда.

Ненецкий автономный округ.


Консульские услуги: Все консульские услуги предоставляются только по предварительной записи. Больше информации.

Имя

Генеральное консульство Федеративной Республики Германии

Голова

Стефано Вайнбергер, Генеральный консул

Город

Санкт-Петербург

Тел.

+7812320 24 00

Факс

+7812 327 31 17

улица (индекс
)

Фурштатская ул., 39, 191123 Санкт-Петербург

Сайт

http: // www.sankt-petersburg.diplo.de

Kontakt zum Generalkonsulat Санкт-Петербург

Официальный язык в стране пребывания: русский

Внимание: обращение по спутниковому телефону или факсу может повлечь более высокие расходы.

Имя

Почетный консул Федеративной Республики Германии

Голова

Ральф Дитер Бендиш, Почетный консул

Город

Краснодар

Тел.

+7861 214 10 22 * ​​

Факс

+7861214 10 25 *

Почтовый адрес

Почетный консул Федеративной Республики Германия, проезд Мирный, 16, CLAAS, Краснодар, 350039, Российская Федерация

Street

проезд Мирный, 16, CLAAS, Краснодар

Административный / консульский округ

Области Краснодарский, Ставропольский и Ростовский. Юрисдикция Посольства Германии в Москве.

Эл. Почта

краснодар @ hk-diplo.де

* Примечание: при обращении в посольство по спутниковому телефону или факсу может взиматься более высокая плата.

Имя

Почетный консул Федеративной Республики Германии

Голова

Ярослав Котык, Почетный консул

Город

Владивосток

Тел.

+7 42 32 52 66 69 *

Факс

+7 42 32 30 01 55 *

Почтовый адрес

Почетный консул Федеративной Республики Германия, 6

, Владивосток, ул. Адмирала Кузнецова, 53/81.

ул.
(индекс
)

Владивосток, ул. Адмирала Кузнецова, 53/81

Административный / консульский округ

Административный округ Приморье. Юрисдикция Генеральное консульство Германии Новосибирск .

Эл. Почта

[email protected]

* Примечание: при обращении в посольство по спутниковому телефону или факсу может взиматься более высокая плата.

Имя

Почетный консул Федеративной Республики Германии

Голова

Арно Шейер, почетный консул

Город

Касан

Тел.

+7960 030 4000 *

Факс

+7843239 8070 *

Почтовый адрес

Почетный консул Федеративной Республики Германия, ул. Волкова, 59, 609, г. Касан, 420012, Российская Федерация

ул.

59 Ulitsa Volkova, 609, Kasan

Административный / консульский округ

Область Татарстан. Юрисдикция Посольство Германии в Москве .

Эл. Почта

касан @ hk-diplo.де

* Примечание: при обращении в посольство по спутниковому телефону или факсу может взиматься более высокая плата.

Имя

Почетный консул Федеративной Республики Германии

Голова

Ирина Аргишева, Почетный консул

Город

Саратов

Тел.

+7 8452 43 8877 *

Номер мобильного телефона

+7 987 305 6172 *

Почтовый адрес

Почетный консул Федеративной Республики Германия, 410017, Саратов, ул. Чернышевского, 92А, Российская Федерация,

, ул.
,

ул. Чернышевского, 92А, Саратов

Административный / консульский округ

Области Саратов и Самара.Юрисдикция Посольство Германии в Москве .

Эл. Почта

[email protected]

* Примечание: при обращении в посольство по спутниковому телефону или факсу может взиматься более высокая плата.

Наши последние

Посол Австралии в Российской Федерации

с аккредитацией-нерезидентом в Республики Армения, Беларусь, Казахстан, Таджикистан и Узбекистан, Кыргызская Республика и Туркменистан.

Г-н Грэм Михан

Г-н Михан является кадровым сотрудником Министерства иностранных дел и торговли, а в последнее время был главой почтового отделения Генерального консульства в Шанхае. Ранее он работал за границей в качестве заместителя главы миссии посольства Австралии в Пекине; Заместитель главы почтового отделения австралийского представительства в Тайбэе; и советник посольства Австралии в Пекине.

В Канберре Г-н Михан работал помощником секретаря Восточноазиатского отделения; Заместитель руководителя Целевой группы по соглашению о свободной торговле с Китаем; и директор Азиатского отдела Международного отдела Департамента премьер-министра и Кабинета министров.

Г-н Михан имеет степень бакалавра искусств (с отличием) Мельбурнского университета. Он говорит по-русски и по-китайски.

Веб-сайт содержит информацию и ссылки, предназначенные для ответов на большинство часто задаваемых вопросов об Австралии, в том числе о визах и иммиграции; услуги для граждан Австралии, проживающих или выезжающих за границу; Австралийская культура; возможности для бизнеса; международная деятельность и государственные услуги.

Если вы заинтересованы в ведении бизнеса или инвестировании в Австралию, поездке в отпуск, учебе или просто узнать больше о нашей стране, мы надеемся, что вы найдете этот сайт полезным.

Новости, обновления и события

Заявление министра иностранных дел Австралии Достопочтенной Мариз Пейн

Приговор Алексею Навальному

03 февраля 2021 г.

Австралия глубоко обеспокоена арестом российских властей и последующим приговором Алексея Навального к двум годам и восьми месяцам лишения свободы. Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) пришел к выводу, что осуждение г-на Навального в 2014 году, которое использовалось в качестве основания для его нынешнего задержания, было «незаконным» и «политически мотивированным».Мы призываем к немедленному и безоговорочному освобождению г-на Навального.

Австралия также обеспокоена подходом российских властей к задержанным в последние недели мирным демонстрантам и журналистам. Мы призываем к их немедленному освобождению. Австралия поддерживает право всех народов на свободу выражения мнений и мирных собраний.

Мы подтверждаем призыв к России провести тщательное и прозрачное расследование отравления Алексея Навального с использованием запрещенного нервно-паралитического агента Новичок в августе прошлого года.

Коронавирус (COVID-19)

Здоровье и безопасность австралийцев за рубежом — наш главный приоритет. В связи с пандемией COVID-19, включая меры, принятые местными властями, в наши услуги были внесены изменения. Эти изменения предназначены для защиты вас (наших клиентов), наших сотрудников и всего сообщества.

НАЗНАЧЕНИЯ

В настоящее время мы не принимаем никаких обычных паспортов или нотариальных встреч до дальнейшего уведомления.Продолжайте следить за обновлениями на нашем веб-сайте и в Твиттере и записываться на прием к нам, как только мы возобновим предоставление стандартных услуг.

Если вам требуется аварийный паспорт или другие службы экстренной помощи , напишите нам по телефону [адрес электронной почты защищен] с описанием ваших обстоятельств или позвоните по телефону +7 495 956 6070 (в рабочее время). Мы продолжим отдавать предпочтение консульским услугам тем, кто действительно в них нуждается.

Если вам требуется срочная консульская помощь в рабочее время (с 9:00 до 17:00 с понедельника по пятницу) , свяжитесь с нами по телефону +7 495 956 6070 .Контактные данные наших почетных консульств в Санкт-Петербурге и Алматы также доступны здесь. В нерабочее время , пожалуйста, обращайтесь в круглосуточный консульский центр неотложной помощи по телефону +61 2 62613305 .

Пожалуйста, подпишитесь на , чтобы получать обновления и следить за нашими официальными туристическими советами на веб-сайте Smartraveller .

ВОЗОБНОВЛЕНИЕ ГРАНИЦ

С 1 ноября 2021 года граждане Австралии, постоянные жители и их ближайшие родственники, включая родителей, которые полностью вакцинированы TGA одобренной или признанной вакциной , или моложе 12 лет, могут иметь право на вакцинацию. сниженные карантинные требования по возвращении в Австралию, в зависимости от порта прибытия .

Путешествие в Австралию по-прежнему будет подлежать карантину в каждом отдельном штате и территории. B Перед тем, как забронировать рейс, ознакомьтесь с условиями карантина для штата или территории , куда вы направляетесь. Готовясь к поездке в Австралию, следуйте инструкциям в контрольном списке для путешественников .

«Спутник В» (Институт Гамалеи) НЕТ в утвержденном списке вакцин. Также не планируется проводить одобренные вакцинации TGA в посольстве Австралии в Москве.

Для невакцинированных путешественников или путешественников, вакцинированных Sputnik V , будут действовать международных пассажирских колпачков и карантинные меры . Обратите внимание, что посольство Австралии в Москве не может предоставлять письма поддержки авиакомпаниям для путешественников, прибывающих в Австралию. Airlines определяют, как они будут управлять временными ограничениями, которые все еще действуют.Распределение мест на рейс полностью решается авиакомпаниями.

Также применяются следующие исключения:

  • Граждане или жители Австралии , которые не могут пройти вакцинацию по медицинским показаниям , будут рассматриваться, как если бы они были полностью вакцинированы для целей пограничного режима. Проверьте информацию обо мне d ехнические льготы для штата или территории , куда вы направляетесь.
  • Дети в возрасте до 12 считаются полностью вакцинированными для целей путешествий.
  • Новый Южный Уэльс, Виктория и Австралийская столичная территория согласились применить освобождение для тех австралийцев в возрасте от 12 до 17 лет, прибывающих из-за границы, которые не соответствуют критериям полной вакцинации. Дополнительную информацию можно найти на веб-сайте Министерства здравоохранения и в правительстве штата или территории Австралии.

Правительство Австралии также продолжит оказывать помощь австралийцам в возвращении в Австралию, организуя дополнительные упрощенные полеты с коммерческими авиакомпаниями.Более подробную информацию можно найти ниже в разделе «Облегченные рейсы»

.

Владельцы временной визы продолжают требовать освобождения от поездки для въезда в Австралию, если только они не относятся к категории льгот. С 1 декабря 2021 года полностью вакцинированные путешественники с действующей визой, указанные в номере . Новые правила для соответствующих требованиям держателей виз , автоматически освобождаются от ограничений на поездки и могут въезжать в Австралию.

ОБЕСПЕЧЕННЫЕ РЕЙСЫ

Правительство Австралии продолжает помогать австралийцам вернуться в Австралию, организуя дополнительные рейсы с коммерческими авиакомпаниями.Количество организованных правительством коммерческих рейсов зависит от количества людей, которые штаты и территории могут помещать в карантин в течение данной недели. Полеты в основном организуются для уязвимых, а также не вакцинированных австралийцев.

Большинство упрощенных рейсов, запланированных на декабрь, совершаются на рейсах Singapore Airlines , вылетающих из Сингапура в Дарвин по телефону:

.
  • 5 декабря 2021 г. (стыковочные рейсы из Москвы отсутствуют)
  • 7 декабря 2021 г. (стыковочный рейс вылетает из Москвы 6 декабря)
  • 13 декабря 2021 г. (стыковочный рейс вылетает из Москвы 12 декабря)
  • 15 декабря 2021 г. (стыковочный рейс вылетает из Москвы 13 декабря)
  • 16 декабря 2021 г. (стыковочные рейсы из Москвы отсутствуют)

Пассажиры должны будут пройти карантин на объекте в Ховард-Спрингс в течение 14 дней по собственной цене . Путешественники не смогут попасть в другой штат на домашний карантин, даже если они были дважды вакцинированы одобренной или признанной вакциной TGA.

Если вы хотите вернуться в Австралию одним из упрощенных рейсов, пожалуйста, посетите веб-сайт Singapore Airlines и выберите один из утвержденных транзитных городов (например, Москву) до Дарвина, убедившись, что второй этап маршрута из Сингапура в Дарвин ( рейс SQ249) имеет маркировку ‘DFF (упрощенный рейс DFAT’) . Обратите внимание: все пассажиры должны бронировать полную поездку по одному маршруту (т.е. по одному номеру билета), а не разделять билеты на отдельные билеты. Только Управление гражданской авиации одобренного транзитного города Сингапура и авиакомпаний доступны для транзитных продаж на SQ249 — Для получения дополнительной информации о транзите щелкните здесь. Трансферы на рейсы, выполняемые другими авиакомпаниями и обратно, которые не были одобрены CAAS, не будут допущены к стыковке с рейсами, обслуживаемыми DFAT.

Для рейсов, вылетающих из Москвы (транзитом через Сингапур), при регистрации необходимо предъявить отрицательный результат теста на ПЦР на COVID-19, полученный за 48 часов до вылета. Убедитесь, что вы проверили требования к тестированию ПЦР в авиакомпании непосредственно перед поездкой.

РЕГИСТРАЦИЯ DFAT

После изменений в правилах международных поездок, которые вступили в силу 1 ноября 2021 года, временный портал регистрации COVID-19 в DFAT больше не открыт для новых регистраций . Этот временный портал был создан в контексте австралийской границы с COVID-19. Мы по-прежнему будем оказывать консульскую поддержку австралийцам, находящимся в затруднительном положении за границей.Процесс обращения за консульской помощью вернулся к настройкам, существовавшим до COVID.

граждан Австралии и постоянных жителей с существующей регистрацией все еще могут войти в свои учетные записи, если им потребуется помощь для возвращения. Мы продолжим оказывать помощь уязвимым австралийцам за границей, которые не могут вернуться на регулярные коммерческие рейсы, в рамках нашей программы упрощенных коммерческих рейсов.

Подпишитесь на обновления и следите за нашими официальными туристическими советами на сайте Smartraveller.

  • Коронавирус (COVID-19) — информацию для австралийских путешественников можно найти здесь
  • Коронавирус (COVID-19) — информацию о финансовой поддержке от правительства можно найти здесь
  • Коронавирус (COVID-19) — информацию о вхождении в Австралия можно найти здесь
  • Короновирус (COVID-19) — информацию из Министерства здравоохранения можно найти здесь

Запущен новый сайт Smartraveller

Запущен новый веб-сайт Smartraveller.

Smartraveller содержит самые свежие и авторитетные советы по путешествиям, чтобы вы могли быть проинформированы и подготовлены к поездкам за границу.

Подпишитесь, чтобы получать обновления советов по путешествиям — просто указав свое имя и адрес электронной почты — прямо в свой почтовый ящик.

Теперь вы также можете подписаться на новую SMS-службу , указав свой номер мобильного телефона, чтобы получать критические оповещения в случае кризиса за границей.

В случае кризиса Smartraveller активирует страницу кризисной ситуации на своем веб-сайте.Вам или вашим знакомым будет проще связаться с правительством Австралии, если вам понадобится помощь. Он будет дополнять горячую линию консульской службы экстренной помощи.

Посетите www.smartraveller.gov.au, чтобы подписаться или подключиться к Smartraveller на Facebook и Twitter .

Знаете ли вы, что…

… Австралия — четвертая по величине экономика в азиатском регионе и 12-я по величине экономика в мире?
… Искусство коренных народов Австралии — старейшая традиция искусства в мире?
… Английский — национальный язык Австралии, но в домах австралийцев говорят на более чем 300 языках?

Щелкните здесь, чтобы узнать больше об австралийской культуре, политике, кухне, экономике и жизни!

Преимущества австралийского образования

Это видео на YouTube, созданное Austrade Moscow, Университетом Маккуори, Университетом Монаша и Технологическим университетом Квинсленда, освещает преимущества австралийского образования.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.