Здание в стиле конструктивизм: Маршрут для прогулки по Москве: 5 самых ярких конструктивистских зданий

Содержание

Маршрут для прогулки по Москве: 5 самых ярких конструктивистских зданий

После сталинских репрессий 1937–1939 годов состояние дома ухудшилось: трехкомнатные квартиры превратились в коммуналки, а фасад здания покрасили желтой краской вместо авангардного бело-красного цвета. Тем не менее в этом году закончилась реставрация, поэтому сейчас дом — отличный пример того, как разрушающемуся общежитию вновь можно вернуть облик архитектурного шедевра XX века.

Дворец культуры ЗИЛа

Архитекторы: братья Веснины

Проект Дворца культуры ЗИЛа выбирали с помощью конкурса — победителями стали братья Александр, Виктор и Леонид Веснины, предложившие построить многофункциональный комплекс с залом на 1100 человек. Т-образное сооружение также включало в себя конференц-зал, лекторий, библиотеку, множество помещений для кружков, обширные холлы, зимний сад, а также обсерваторию с раздвижным куполом, венчающим плоскую кровлю-террасу. ДК Пролетарского района стал самым крупным объектом универсального назначения.

Фото: russiainphoto.ru; архив Валентина Хухлаева.

Наркомат земледелия

Архитекторы: Щусев с коллективом авторов

Здание Наркомзема занимает площадь целого квартала и является одним из самых масштабных и значительных в градостроительном отношении сооружений Москвы. Причем оно удержало лидерство даже после завершения строительства административного здания Центросоюза по проекту Ле Корбюзье. Авторами проекта Наркомзема выступили архитекторы мастерской Щусева, в которой трудились Булгаков, Француз, соавтор проекта Мавзолея Ленина, Яковлев, автор здания “Марьинского Мосторга”, Корнфельд, автор ДК им. Горбунова и кинотеатра “Родина”, а также Гринберг, построивший знаменитый оперный театр в Новосибирске.

Сооружение состоит из трех корпусов, выстроенных вокруг внутреннего двора трапециевидной формы. Одна сторона здания выходит на Садовую-Спасскую, угол на пересечении с Орликовым переулком выделен полуцилиндрическим ризалитом (часть, чуть выступающая за основную линию фасада), а угол с проспектом Академика Сахарова выделен скруглением стен, над которым на уровне седьмого-восьмого этажей проступают ровные грани прямоугольного объема. В здании архитекторы применили многие технологические новшества (например, лифты непрерывного действия). К сожалению, в процессе эксплуатации были заменены окна и интерьеры, а оригинальное убранство сохранилось только в актовом зале.

Фото: pastvu.com; из архивов Государственного музея архитектуры им. А. В. Щусева.

Здание газеты “Известия”

Архитектор: Григорий Бархин

Здание для редакции газеты “Известия” было закончено к десятилетию Октябрьской революции. Автор — архитектор Григорий Бархин — спроектировал два отдельных корпуса для производства и редакции и объединил их лестничным блоком, благодаря которому внутри образовался дворик. За строительством сооружения он следил лично, потому что жил рядом, в знаменитом доходном доме инженера Нирнзее. Из-за постоянного надзора качество отделки было на высочайшем уровне. Фасад здания представляет собой четкую решетку вертикальных столбов и горизонтальных перемычек, образующих квадраты оконных проемов, — если бы не ряд художественных приемов, он выглядел бы скучно и заурядно.

Но архитектор разбавил квадратную клетку сборными витражами и системой балконов, смещенных к углу здания, что немного нарушило монотонную симметрию и придало зданию динамику.

Фото: pastvu.com; автор: И. Н. Панов.

Здание универмага “Мосторг” на Красной Пресне

Архитекторы: братья Веснины

Еще одна яркая работа Александра, Виктора и Леонида Весниных. Архитекторы спроектировали здание универмага с остекленным эркером высотой в три этажа, очерченным железобетонной рамой. Получилась огромная витрина, демонстрирующая преимущества новой централизованной советской торговли. В этом проекте братья использовали особенную систему вентиляции: через пять шахт на крыше здания постоянно циркулировал холодный воздух, что помогало избегать запотевания и замерзания гигантских стекол.

Фото: pastvu.com; источник: А. В. Иконников. “Архитектура Москвы. XX век” (М.: Московский рабочий, 1984).

Фото: архив пресс-служб

Конструктивизм в Казани: Мергасовский, Дом печати на Баумана, архитектура 1930-х годов

Теоретические основы советского конструктивизма разрабатывала московская группа ОСА (Объединение современных архитекторов), куда вошли Моисей Гинзбург (автор дома Наркомфина в Москве и многих других знаковых зданий 1920−1930-х годов), братья Веснины, Яков Корнфельд (его авторству принадлежат ДК им.

Горбунова, клуб строителей в Свердловске) и другие. Их последователями в Казани были члены возникшего в 1927 году Объединения молодых архитекторов (ОМА). Организация занималась разработкой общих проблем развития социалистического города и созданием нового типа жилища для трудящихся. В стилевом отношении это были поиски «коммунального быта» в русле советского конструктивизма, формально повторяющего стилевые находки американского индустриального стиля.

Массовое жилищное строительство в Казани развернулось лишь во второй половине 1920-х годов. Первым сооружением в стиле конструктивизм стал построенный в 1928 году Мергасовский дом (ул. Дзержинского, 19). После появляются общежитие на Маломосковской, здание бани № 3 (Большая Красная, 34), здание профтехучилища (Тукая, 114), ДК имени Кирова (утрачен), пожарная часть (Мало-Московская, 19). Еще раньше конструктивизм проявился в малых архитектурных формах: самый яркий пример в Казани — лестница в Ленинском саду, возведенная в 1924 году (архитектор — Ф.

Гаврилов).

Конструктивистские здания характеризуются простыми геометрическими объемами, отсутствием декоративных элементов, плоскими оштукатуренными стенами и широкими оконными проемами. Стены ритмически членятся параллельными горизонтальными рядами выступающих ризалитов, ограждениями лоджий и галерей, рядами окон, зачастую объединенных в стеклянную ленту (как, например, в Доме печати на Баумана). Этот ритмический ряд обычно пересекается акцентированными вертикалями выступающих объемов лестничных клеток, порой остекленных по всей высоте здания.

Архитекторы конструктивизма использовали функциональный метод, основанный на анализе особенностей предназначения зданий. По их мнению, идейно-художественные и утилитарно-практические задачи должны рассматриваться в совокупности, то есть форма соответствовать функции, а не наоборот. Лидеры ОСА заявляли, что конструктивизм — не архитектурный стиль, а метод, и выступали против любых попыток чисто внешнего подражания новому направлению.

Классический конструктивизм отрицает локальные мотивы, но уже к концу 1920-х годов появляется так называемый постконструктивизм — региональная и / или национальная трактовка стиля. Если конструктивизм был мечтой о создании единого интернационального стиля, то постконструктивизм, напротив, характеризуется движением к разнообразию, которое, тем не менее, базируется на общих принципах и идеях. Формы постконструктивистских зданий в целом повторяли объемную пластику конструктивистских сооружений. Их своеобразие проявлялось в употреблении декоративных деталей, оживляющих фасады. Обычно это были несложные геометрические мотивы, заимствованные из арсенала дореволюционного кирпичного стиля.

Штин. ПАМЯТНИКИ АРХИТЕКТУРЫ ЖИЛИЩА В СТИЛЕ КОНСТРУКТИВИЗМ

Штин Ольга Владимировна,
аспирант УралГАХА
Научный руководитель:
кандидат архитектуры,
профессор Дектерев С.А.
Уральская государственная архитектурно-художественная академия
г. Екатеринбург, Россия

 

УДК 728.03(470.5)
ББК 85.113(2)
 

В статье дан анализ особенностей стиля конструктивизм, его развитие и влияние на облик промышленного города Нижний Тагил

 

Ключевые слова: памятники жилой архитектуры, конструктивизм, охрана памятников архитектуры.

Горнорудная и металлургическая промышленность, получившая развитие на Урале в XVIII веке, дала жизнь поселениям, ставшим впоследствии городами. Такова судьба крупного промышленного центра Нижнего Тагила. Вокруг рудника и металлургического завода селились потомки Ермака, бывшие крестьяне, привезенные Демидовыми, беглые каторжники и кержаки. Окружавшая со всех сторон тайга, суровые климатические условия вынуждали поселенцев строить прочные и удобные жилища. Таковыми стали крепкие деревенские дома из могучих уральских бревен и столь же мощные, обширные крытые дворы, в которых скрытно от чужого глаза создавалось и множилось семейное состояние. Такие жилища лучше всего подходили к определению «мой дом – моя крепость», они позволяли хранить домостроевский уклад жизни и обеспечивали безопасность людей [1].

До 1919 года, когда три поселения, объединившись, получили статус города, Нижний Тагил представлял собой на 90 процентов деревянный жилой фонд и на 82 процента – одноэтажный. Лишь с 1931 года, когда началось одновременно в разных концах города строительство двух больших заводов, возникла насущная потребность в строительстве капитального многоквартирного жилья, который мог бы вместить тысячи приехавших людей.

Старт этому строительству дал XVI съезд ВКП(б), объявивший главной задачей молодой советской республики глобальную индустриализацию. Важнейшей составной частью проекта стало возведение Урало-Кузбасского комбината – системы мощных предприятий металлургии, машиностроения, химии. В него должен был войти крупнейший в мире Уральский вагоностроительный завод, запроектированный на выпуск 54 тысяч грузовых вагонов в год для того, чтобы обогнать Америку. При заводе первоначально планировалось построить самостоятельный город – Дзержинск, полностью освобожденный от традиций прошлого.

Новая власть потребовала от архитектуры иных, чем прежде, подходов. Вместе с проектами заводов создавались генпланы целых городов – социалистических городов будущего. Задача архитекторов облегчалась тем, что поселения победившего пролетариата планировалось строить на незаселенной ранее площадке, в случае с Нижним Тагилом – в глухой тайге. Заводу-гиганту, олицетворяющему индустриальный облик советского государства, должен был соответствовать столь же масштабный город нового типа – город-коммуна, город-мечта, где людей объединяет не только общность труда, но и новая жизнь, новый быт и новые социальные отношения.

Каким представляли его создатели Вагонки? Проект был разработан московским институтом «Горстройпроект», популярное его описание дал в газете «Уралвагонстрой» от 1932 года инженер М. Михайлов:

«В будущем городе будет жить 80 тыс. человек населения. Основой, на которой зиждется вся жизнь города, является принцип социалистической организации труда и быта всего коллектива.

Женщина будет раскрепощена от забот о домашнем хозяйстве и воспитании детей. Организация общественного воспитания и обучения детей, общественного обслуживания бытовых нужд, культурно-политических потребностей населения, социального обеспечения престарелых и инвалидов положена в основу будущего города. Главной предпосылкой для организации всей работы и жизни нового города является максимальное вовлечение трудоспособного населения в разрешение производственных задач. Женский труд в производство будет внедряться в самых широких масштабах…

Первичной единицей соцгорода является жилой дом, группа жилых домов составит комплекс, в системе которого образуются ясли, детсад, столовая, клуб и т.д. Комплекс охватит до 900 чел. Группа комплексов составит жилой квартал. Основным показателем, определяющим квартал, является школа, которая охватит до 960 учащихся. Продовольственное снабжение будет сконцентрировано в кварталах, там же гаражи, прачечные. Группа жилых кварталов объединяется в район. В районе создается большой клуб – центр культурно-просветительской работы. Административные управления – почты, телеграфы, аптеки, бани, диспансеры – будут созданы в каждом районе.

Следующим звеном и последним служит город. В городе будут сосредоточены руководящие жизнью и работой районов централизованные учреждения. Их работа будет основана на четком плане и идти по строгой линии: с одной стороны – связи с заводоуправлением и с другой – районами. Дом Советов, банковские и кредитные учреждения, гостиницы, типография, Дом книги, Дом культуры и отдыха, стадион, группа учебно-воспитательных единиц, коммунально-хозяйственные учреждения (пищекомбинат, гараж, трамвайное депо и т.д.) – все это будет определять лицо социалистического города. Город будет опоясан со всех сторон лесными массивами.

Соцгород будет состоять преимущественно из трехэтажных каменных домов и частично, в центре, из пятиэтажных. Каждый жилой дом обслуживается умывальной с душем, уборной и т.д. К каждому дому подводится водопровод. ТЭЦ вместе с комбинатом будет обслуживать и город» [3].

Но впоследствии, как водится, планы были скорректированы, и из-за отсутствия финансирования размах жилого строительства был весьма скромным. Вместо амбициозных планов строителям пришлось осуществлять временные варианты барачных поселков. Именно по этой банальной причине не был построен отдельный город, а в Нижнем Тагиле появились два района – Дзержинский при УВЗ и Тагилстроевский при НТМК. Однако одновременно с неизбежными бараками воздвигались кварталы современных каменных зданий. Крепкие, толстостенные, они повторяли идеологию первых уральских поселенцев, находивших защиту от суровых природных условий в своих жилищах.

На основе проекта института «Горстройпроект», выполненного в 1932 году, в кварталах между улицей Ильича и проспектом Вагоностроителей удалось возвести 23 капитальных 3-х, 4-х, 5-этажных дома, детские ясли, детский сад и три школы. В силу своих архитектурных особенностей они до сих пор являются украшением города. Эти старые монументальные здания построены в стиле конструктивизма, для которого характерны лаконичность, динамизм и асимметрия. Он зародился в первые годы советской власти, и отличительной особенностью этого влиятельного стилевого направления являлось сочетание традиционных и новаторских форм, опирающихся на прогресс в строительной технике. Это течение не только стало господствующим в СССР, но и оказало воздействие на развитие европейского функционализма. В основе новаторских архитектурных решений лежала мечта о новых формах организации быта, спровоцированная происходящими в стране переменами.

Развивая стиль конструктивизма, новая власть утверждала себя в сознании людей, укрепляя постулат о вечности и нерушимости социалистических ценностей. Монументальные, функциональные, геометрически четкие объемы, динамичные по композиции, простые по конструкции, здания словно олицетворяли эпоху победившего социализма. Большие площади квартир позволяли реализовать и новаторские идеи того времени. Дух коллективизма, царивший на заводах, проникал в быт. В коммунальных квартирах с общими кухнями и санузлами жили по несколько семей. Эти типовые квартиры были рассчитаны на среднюю и низкооплачиваемую категорию людей, дома были выполнены из недорогих строительных материалов.

Тем не менее, индивидуальность домов, построенных в 20–30-е годы прошлого столетия, ответственный подход строителей к их возведению делает их «штучной» продукцией архитектуры и строительства, в отличие от безликих штамповочных зданий 60–70-х годов. Почти век спустя они по-прежнему служат людям в качестве жилья.

Одним из самых интересных довоенных сооружений является построенный в 1935 году и ставший памятником архитектуры регионального значения Дом инженерно-технических работников (табл.1). Он был построен по приказу С. Орджоникидзе для закрепления инженерных кадров на Уралвагонзаводе и является одним из последних в городе памятников эпохи конструктивизма, искореняемого позже как «чуждого» новой формирующейся сталинской социально-архитектурной идее. Строгий силуэт здания оживляют вынос углового балкона на консолях, невысокие тяжеловесные пилоны, фланкирующие главный вход, и возвышающиеся над ним две арки с ленточным членением. По проекту 1934 года пилоны должны были венчать две атлетические фигуры рабочих, но авторы декоративной отделки дома скульпторы Донские заменили их двумя большими шарами. К сожалению, это здание не сохранено в первоначальном виде: с пилонов сняты огромные шары, а также нарушена прежняя система вентиляции дома. До сих пор квартиры в этом здании – большие, удобные – считаются самыми престижными и дорогими в районе

Несмотря на политическое давление на архитектуру, что приводило к смене ведущего стиля, конструктивизм сохранил свою привлекательность. Он возвращался в 70-е годы, его элементы эклектически входили в проекты со смешанными стилями. И сегодня архитекторы все чаще обращают на него пристальное внимание, разрабатывая оригинальные проекты жилых и офисных зданий.

Тем важнее задача сохранения зданий, доставшихся нам от прежних поколений. Эта часть культурного наследия позволяет оставить узнаваемым и индивидуальным облик города. Часть старых домов дожила до сегодняшнего дня благодаря тому, что образцы архитектуры начала прошлого века на Урале получили статус памятников различного уровня. И как все памятники, они требуют к себе бережного и ответственного отношения. Долговечность их не беспредельна.На сегодняшний день они потеряли первозданный вид – фасады в неудовлетворительном состоянии, наблюдается отслоение окрасочного слоя; заменены оконные рамы на не соответствующие первоначальному проекту; выполнено остекление балконов.

Для сохранения объекта историко-культурного наследия необходимо выполнить ремонтно-реставрационные работы, чтобы и наши потомки могли любоваться зданиями, несущими на себе отпечаток целой исторической эпохи. Бережное отношение к прошлому, тем более к памятникам архитектуры, принято во всем мире, это одна из нерушимых заповедей цивилизации. Поэтому так важно разъяснять жителям историческую ценность зданий начала XX века, и это одна из обязанностей властей города наряду с поддержанием технического состояния зданий. Как будут счастливы люди зримо увидеть прошлое, сохраненное нами.

ПАМЯТНИКИ АРХИТЕКТУРЫ ЖИЛИЩА В СТИЛЕ КОНСТРУКТИВИЗМ В ГОРОДЕ НИЖНИЙ ТАГИЛ [2]

Таблица 1

 

Фасад, план 1 этажа Месторасположение Характеристика

 

Жуковского, 8, 20. Район Красный Камень. Архитекторы – Н. Гриневич, Э. Розенбаум. Проект планировки жилого района выполнен М. Я. Гинзбург. Дома спроектированы в 30-е годы ХХ века в комплексе жилой застройки микрорайона, осуществленные в натуре на десятилетие позднее 1948-1952 годах (рис.1). Многочисленное наличие балконов и лоджий. Естественное освещение с/у, большие по площади кухни. Отличие – в доме №20 три группы балконов выступают, а не выполнены в нишах. Памятники Федерального значения.
  Дзержинского, 34. Дзержинский район. Построен в комплексе жилой застройки мкр в 1940 году (рис. 2). Многообразие оконных проемов и входов с архитектурными элементами обрамления в стиле «модерн». Мемориальный памятник, связанный с пребыванием в 1941-1944 гг. в г. Н. Тагиле выдающегося советского ученого академика Евгения Оскаровича Патона (1870-1953).

 

Ильича, 2. Дзержинский район (рис. 3). Архитекторы – Н. Смирнов, Остроумов, под рук. А. М. Мастакова. Жилые дома построены в комплексе жилой застройки мкр в 1940 году. Строчная застройка.
Жилой дом для инженерно-технических работников (Дом дирекции). Вынос углового балкона на консолях. Невысокие тяжеловесные пилоны около главного входа. Северный фасад – членение плоскостей стен на группы с разной фактурой и введению арочных элементов.

 

Ильича, 4, 6, 8. Дзержинский район (рис. 4).

 Квартиры сквозные. Динамику придает небольшой угловой объем с длинными балконами и ритм окон.

 

Таблица 2

 

Таблица 3

Таблица 4

Таблица 5

Литература

  1. Нижний Тагил. На перекрестках веков: альбом. – Независимый Ин-т истории материальной культуры, 2002. – 175 с.
  2. Акт осмотра объекта культурного наследия (памятника истории и культуры), территории и охранной зоны объекта культурного наследия. – Обл. гос. учреждение культуры. Научно-производственный центр по охране и использованию истории и культуры Свердловской области.– Екатеринбург, 2009.
  3. Михайлов М. Гигант второй пятилетки Уральский вагоностроительный комбинат / М. Михайлов. – Тагил, 1932 . – С. 32-35.

Onuka рассказала про конструктивизм: описание, что это | Vogue Ukraine

12 ноября состоится премьера мультимедийного цифрового представления «Украинский конструктивизм» при поддержке Украинского культурного фонда. Цель проекта — привлечь внимание к проблеме сохранения культурного наследия Украины. Амбассадорами проекта стали Ната Жижченко (ONUKA) и Евгений Филатов (the Maneken), которые создали музыку к представлению. Для vogue.ua Ната составила собственный гид по киевским зданиям в конструктивистском стиле и рассказала, какие воспоминания у нее с ними связаны.

ONUKA 

Многие из нас слышали о таких понятиях, как модернизм, конструктивизм, кубизм, брутализм. Однако все эти «измы» настолько смешались в нашем сознании, что сразу выделить и понять, что такое чистый конструктивизм, — может быть сложно. Архитектурное течение, которому присущи лаконичность, монолитность, геометричность и даже некая строгость, развивалось в 1920—1930-х. Удивительно, что некоторые архитектурные памятники этого периода удалось сохранить в прекрасном состоянии. Простояв вот уже целый век, они стали свидетелями социально-политических изменений, сами были их своеобразным маркером, иногда спорным, но, безусловно, эпохальным.

Кадр из клипа ONUKA на трек GUMA, который снимали в библиотеке КПИ

Когда мы создавали этот гид по зданиям конструктивизма, я решила сфокусироваться именно на киевских архитектурных памятниках. Каждый из них в этой подборке я знаю с детства и хотела поделиться своими воспоминаниями и ощущениями, связанными с ними. Интересно, что ребенком ты не понимаешь, какое значение имеет то или иное здание, его концепция, но все равно чувствуешь атмосферу. В этом списке есть как и известные здания, так и оставшиеся в темных закоулках истории, но каждое из них, бесспорно, занимает выдающееся место в моем сознании.

ONUKA 

«Дом врача», ул. Большая Житомирская, 17/2

В детстве я боялась этого здания и называла его «дом-сумрак», хотя оно невероятно прекрасно и удивительно. Дом жилищного кооператива «Советский врач», или как его просто называют «дом врача», стал одним из первых многоквартирных жилых домов в Киеве во времена СССР. Автором проекта выступил гениальный конструктивист, архитектор Павел Алешин. Возвели здание в 1928—1930 годах. Кроме эстетичного внешнего вида, дом отличился функциональным и новаторским планированием жилой площади, которое опережало свое время. На плоской крыше даже находился солярий, а также была обустроена первая в Киеве прогулочная площадка в жилом доме. Есть сведения, что на первом Всесоюзном съезде советских архитекторов, когда конструктивистов особенно недолюбливали, именно этот дом вспомнили в одном из докладов как превосходный образец жилищной архитектуры. «Дом врача» — действительно венец, который, несомненно, украшает угол Большой Житомирской и Стрелецкой.

«Дом врача»Фото: Елена Сапонова

Киностудия имени Довженко (центральный корпус), проспект Победы, 44

Значимость этого здания невозможно переоценить. Киностудия имени Довженко хранит на своей территории все то, что в свое время было передовым, реформирующим и революционным. Автором проекта студии был Валериан Рыков. Под его руководством возвели первую большую киностудию в СССР на участке более 30 гектаров. Позже этот опыт строительства использовали при сооружении аналогичных предприятий в других крупных городах Союза.

Фото: Киностудия им. Довженко

Магия кино не дает покоя людям более ста лет, а то, как ее когда-то создавали здесь, — можно только представить. Это место я люблю особенно — еще и потому, что здесь расположена студия Леси Патоки, в которую я приезжаю на все примерки и съемки. Считаю ее своего рода творческим домом. Мне очень жаль, что территория киностудии и ее здания в таком запущенном состоянии. Здесь можно было бы сделать просто удивительный центр кинематографии, центр современного искусства, концертные площадки, телевизионные студии и музей. Конечно, это все стоит миллиарды. Поэтому эти идеи остаются лишь фантазиями и мечтами маленькой девочки.

Ресторан «Динамо», ул. Грушевского, 3

Мне очень нравится это здание в его первозданном виде и место его расположения — будто бы в самом центре Киева, но в то же время и скрытое от всех глаз. Возведенное по проекту архитектора Иосифа Каракиса в 1932—1934 годы, оно стало архитектурной жемчужиной города. Уже в то время считалось, что здание представляет художественную ценность.

Расположенный по соседству с не менее легендарным стадионом, ресторан «Динамо» долгое время был местом, где собиралась вся элита. За многие годы, к сожалению, здание претерпело ряд реконструкций — первоначальный облик фасада утрачен. К счастью, даже несмотря на такие изменения, это здание считается одним из лучших образцов киевской архитектуры.

«Дом милиции», ул. Круглоуниверситетская, 2/1

Это здание я видела в детстве каждое воскресенье. Тогда я ходила на занятия в ансамбль «Світанок» в начале ул. Дарвина. С родителями, которые всегда водили меня на занятия, мы постоянно проходили мимо этого дома. Его построили в 1934 году по проекту архитектора Павла Саввича для работников НКВД. Фактически это здание считают образцом постконструктивизма, сочетавшего в себе чистый конструктивизм и неоклассицизм. Этот дом запечатлелся в моем детском сознании великаном, нереальным кораблем, монументальным и величественным. Интересно, как ты в юном возрасте сначала воспринимаешь какие-то здания, а затем узнаешь во взрослом возрасте их историю, назначение, месседжи, которые вписал архитектор. Примечательно, как мысль, заложенную архитектором, улавливает детское сознание.

Киевская теплоэлектроцентраль №3, ул. Жилянская, 85

Спроектировал теплоэлектроцентраль №3 архитектор Петр Костырко. Инновационная в то время ТЭЦ строилась для обслуживания киевского железнодорожного узла, а также поставки электроэнергии и тепла к прилегающим промышленным объектам и зданиям. Сегодня это уже не теплоэлектроцентраль, а киевская станция теплоснабжения №1. Но в любом случае это здание остается ярким примером четкой конструкции, отчего и произошло название течения «конструктивизм», она крутая в своем величии и концепции. Однозначно — это маркер эпохи.

Дворец культуры «Большевик», проспект Победы, 38

Дворец культуры «Большевик»Фото: Елена Сапонова

Я часто проезжаю мимо этого здания и постоянно на него засматриваюсь. Оно особенное, выделяется из всего, что есть на этом отрезке проспекта, и во всем Киеве. Здание клуба «Металлист» построено в 1931—1934 годах на средства профсоюза рабочих-металлистов по проекту Якова Моисеевича. Это сооружение ценится в историко-архитектурном плане, как один из первых клубов советского периода и яркий пример конструктивистских концепций.

Дом для семей военнослужащих, ул. Григория Андрющенко, 2/26

Этот дом — нетипичный пример конструктивизма, как, скажем, ЦУМ. Но этот дом также завораживал меня с детства. Помню, как мы проезжали с родителями мимо, я смотрела на его балконы и меня будто бы пронизывало насквозь. Дом для семей военнослужащих тоже считают одним из первых многоквартирных жилых домов в Киеве времен СССР. Он был построен в 1927—1928 годах и был единственным в городе домом-коммуной в конструктивистском стиле. Он стал своеобразным комплексом из квартир и нескольких помещений общественного назначения (столовая, клуб, кинотеатр).

Теперь, когда я проезжаю и разглядываю это здание, представляю себе, как в нем жилось ранее. Если бы у меня была суперспособность, то хотела бы увидеть в таймлапсе все, что происходило в том или ином месте в течение 50 или 100 лет: со всеми людьми, событиями, разговорами. А от этого здания фонит духом прошлого. Остается наблюдать и домысливать, что видели эти стены.

Фото: Юрий Грязнов

Хабаровск

Гражданская война и первые годы хозяйствования органов советской власти нанесли первоначальный и серьезный урон архитектурному облику хабаровских зданий. Строительная деятельность практически приостановилась. Сразу же после ее окончания для размещения вновь организованных государственных предприятий, учреждений, служб и ведомств, решения жилищных нужд их сотрудников были необходимы помещения. В 1922 году Губкомхоз детально обследует здания, составляются описи имущества домовладений, готовятся списки для первоочередной их муниципализации. Выполняется сплошная протокольная фотофиксация зданий, предлагаемых к использованию в условиях новой власти и социалистического хозяйствования. В настоящее время эти сохранившиеся фотографии, по которым можно судить о первоначальном облике зданий, явились бесценным материалом для принятия архитектурных решений в процессе реставрационно-восстановительных работ на зданиях.

В период с 1922 по 1923 год в Хабаровске проводится почти сплошная национализация частных зданий, определяется характер возможного использования и функциональное назначение. Начавшееся за этим повсеместное их заселение новыми пользователями вызвало активный процесс приспособления помещений под новые функции.

В ноябре 1925 года на площади Свободы (бывшей Николаевской, затем Сталина, ныне Ленина) на гранитном постаменте-трибуне, сооруженном в формах конструктивизма, установлена бронзовая скульптура В. И. Ленина, выполненная скульптором М. Г. Манизером.

Начавшийся активный процесс реконструкции Хабаровска во второй половине 1920-х годов после длительного периода разрухи и почти полного застоя строительства после Гражданской войны, связан с получением городом в 1926 году статуса столицы Дальневосточного края и переезда административных органов из Читы в Хабаровск. Событие это было обусловлено Постановлением Президиума ВЦИК РСФСР от 4 января 1926 года о преобразовании Дальневосточной области в Дальневосточный край. Начинает увеличиваться население города, активизируются строительные работы. Ход строительства и реконструкции города ведется под специальным контролем Госплана.

Первым из хабаровских архитекторов начинает осваивать приемы конструктивизма инженер-архитектор Н. А. Перевалов. В 1928 году по его проекту пристроен крупный объем к гостинице «Дальний Восток», где аскетичная, «под конструктивизм», архитектура главного фасада дополняется декоративными в формах модерна аттиками. В этом же году в простых формах сооружено здание переселенческого управления на Орловом поле. Здание поставлено торцом к улице с отступом от красной линии, что не соответствовало планировочной структуре центральной части города.

В 1928 году в объемном решении, свойственном конструктивизму, проектируется Переваловым и строится жилой дом Крайсовнархоза. Газета «Тихоокеанская звезда» 30 мая 1928 года сообщала, что строительные работы в городе начнутся 20 апреля: «…начнет их Стройтрест постройкой Крайсовнархоза и рабочего поселка при сельхоззаводе. Все работы обеспечены рабочей силой и материалами. Механизированное оборудование, необходимое для строительных работ, отправлено в марте из Москвы. Прибывают бетоньерки, подъемники, машины для гнутья рельс…»

Первыми объектами, в полной мере отразившими композиционные, стилистические и инженерно-технические тенденции современного движения в советской архитектуре, явились здания Дома Советов и Дальневосточного банка на улице Карла Маркса по проектам московских архитекторов. Проектирование обоих зданий начато в 1927 году. Построенное в 1928 году на пересечении улиц Карла Маркса и Запарина, здание Дальневосточного банка становится композиционным акцентом будущего комплекса зданий в стиле конструктивизма в средней части центральной улицы города. Именно с этой постройки началось формирование комплекса презентабельных монументальных общественных и жилых зданий, придавших центру Хабаровска облик строящегося столичного коммунистического города.

В 1928 году в стиле конструктивизма построен жилой дом Товарищества редакции газеты ТОЗ, где применены планировочные приемы жилища нового типа. В этом здании впоследствии жили многие известные дальневосточные писатели.

С 1930 года в Хабаровске строительство зданий ведется исключительно в конструктивистском стиле. В 1930-1931 годах на углу улиц Карла Маркса и нынешней Петра Комарова строится здание Пожарного депо Первой городской пожарной команды с высокой каланчой, акцентирующей пересечение улиц. В центре города с 1931-го по 1934 год возводится крупное здание Управления связи с жилым блоком, которое активным объемом с западающим срезанным углом на перекрестке улиц Карла Маркса и Волочаевской поддерживает композиционный строй возводящегося одновременно с ним на противоположной стороне ул. Карла Маркса огромного здания-комплекса, занимающего почти весь квартал в границах улиц Дзержинского и Волочаевской — жилого дома обобществленного быта сотрудников НКВД, известного в городе как Дом Коммуны. Помимо жилых блоков со спальными комнатами, выходящими на широкие галереи, Дом Коммуны включал объем спортивного комплекса, клубную часть, помещения бытового назначения, столовую, поликлинику, детские саде сад-ясли.

В объемно-пространственном и планировочном решении этого здания-комплекса идеи конструктивизма, как формально-стилистического направления советской архитектуры, так и функционального воплощения авангардистской утопической идеи обобществленного социалистического быта, распространенных в 1920-е годы, выражены в предельной степени.

В 1931 году по проекту Перевалова надстроены «под конструктивизм» два этажа над зданием бывшей канцелярии Приамурского генерал-губернатора. В сформированном к началу 1930-х годов массиве крупных зданий с брутальным силуэтом, свойственным конструктивизму, во фронте улицы изящными формами с богатой пластикой фасада и островерхими башенками-куполами в завершении ризалитов выделялся бывший дом промышленника Архипова, выбиваясь из общего ритма формальной конструктивистской фронтально-пространственной композиции. Неслучайно вскоре было принято решение надстроить здание четвертым этажом и выровнять стены. Сформированный на ул. Карла Маркса своеобразный ансамбль конструктивистских построек внес активную динамичность и остроту восприятия пространственной композиции городского центра.

В 1930 году начинается реконструкция здания бывшей резиденции Приамурского генерал-губернатора, известного в 1930-х годах как Дом Красной Армии имени Я. Б. Гамарника (позднее Дом офицеров Особой Краснознаменной Дальневосточной армии). Здание в кирпичном стиле было «поглощено» объемом новой конструктивистской постройки, сооруженной в простых лаконичных формах.

С 1932-го по 1934 год за три строительных сезона на Комсомольской площади строится здание Управления Амурского речного пароходства, для его фундаментов использовались гранитные блоки от разобранного Успенского собора. Первоначально строительство велось по проекту московских архитекторов. Доработка проекта, в том числе деталировка фасадов, придававших зданию своеобразный архитектурно-художественный образ корабля, выполнялась в Хабаровской проектной мастерской «Дальпроект», созданной в апреле 1932 года. «Тихоокеанская звезда» 24 октября 1934 года писала: «Дом этот похож на корабль. На крыше – башня, перила, мостики, круглые окошечки верхнего этажа похожи на иллюминаторы».

В первые же годы функционирования зданий, построенных в формах конструктивизма, были выявлены многочисленные негативные их функциональные характеристики. В условиях жесткого хабаровского климата с суровой ветреной зимой и жарким солнечным летом огромные окна приводили к переохлаждению помещений зимой и перегреву летом. В связи с коротким летним периодом, плоские эксплуатируемые кровли не использовались по своему назначению, зато создавали много проблем с водоотведением, высокие парапеты без карнизов способствовали переувлажнению фасадов, что вызывало необходимость частых ремонтов. В процессе первых ремонтов, как правило, начала проводиться и функциональная реконструкции зданий. Уже через несколько лет вместо сплошных витражей угловой части Дома коммуны устроены обычные окна, плоская кровля дворовой пристройки Дома Советов заменена на скатную, что в значительной мере нарушило первоначальную архитектурно-композиционную целостность зданий.

В какой-то мере функциональная нецелесообразность формы, свойственная художественной системе того или иного стиля, изначально лежит в основе его дальнейшего отторжения. Так произошло и с конструктивизмом. Очень недолговечным был период его расцвета. Начавшееся почти повсеместно разрушение целостности формальной композиции зданий в стиле конструктивизма при проведении реконструктивных вмешательств, обусловлено кризисом самой художественной системы этого стилистического направления. К середине 1930-х годов социальный заказ определил новый вектор художественных предпочтений в архитектурном формотворчестве. Рост мощи страны Советов, ориентация на обеспечение благосостояния народа, стремление обозначить успехи народного хозяйства требовали соответствующего образного воплощения в архитектурной среде города.

Во второй половине 1930-х годов разрабатывается Схема планировочного развития города, в которой были выделены три направления перспективных планировочных районов по существующим транспортно освоенным территориям. На северо-западном и юго-восточном направлениях планировалось строительство промышленных предприятий, в центральной части города предполагалось строительство административно-общественных, учебных, торговых и жилых зданий. Большое внимание уделялось благоустройству города и организации зон культуры и отдыха. В 1934-1935 годах проведены реконструкция и благоустройство городского сада на берегу Амура, расширена территория сада Дома Красной армии. В общегородском парке рядом с площадью Ленина построен стадион «Динамо». Продолжает активно развиваться планировочная композиция центрального ядра города, заложенная первоначальным планом. На месте деревянных зданий строятся крупные здания, занимая нередко целый гребень квартала. Формируется сплошной фронт застройки улицы Карла Маркса.

В 1938 году разработан генеральный план реконструкции Хабаровска. Планируется сплошная надстройка двухэтажных каменных зданий, с одной стороны, с целью удовлетворения утилитарных потребностей эксплуатации — расширения площадей, с другой — приведения градостроительной среды города к более значительному масштабу. Еще с конца 1920-х годов подвергается резкой критике связанная с периодом буржуазной дореволюционной культуры стилистика зданий эклектики и модерна, что привело к социальному обесцениванию всех построек конца ХIХ-начала ХХ века как архитектурных сооружений. Перестраиваются лучшие здания в городе. Выполняются проекты увеличения этажности зданий по ул. Карла Маркса — Центрального гастронома, Государственного банка (по ул. Карла Маркса,42, построенного в 1928 году) и других зданий. В результате реконструктивных мероприятий зачастую происходило полное изменение внешнего облика, «поглощение» старого здания новым объемом. 

В связи с надстройкой двух этажей утрачен шатровый купол с фонарем в виде гребня в угловой части здания бывшей женской гимназии. Дополнительный этаж получили здания бывших Реального училища, доходных домов Я.И. Фролова, (Запарина, 82), Н.А. Колышкина, (Комсомольская,72), И.С. Эмери, (Шевченко,10), жилых домов С.Я. Богданова, (Шевченко, 6), Г. К. Исакова, (Калинина, 92) и др. Этажи надстраивались без учета каких-либо стилистических и архитектурных особенностей фасадов, часто с использованием неотобранного кирпича. При этом после реконструкции здания, как правило, утрачивали не только композиционную целостность архитектурной пластики фасадов, но и выразительность общего силуэта, которую создавали первоначальные развитые надкарнизные детали. Лишь отдельные здания были надстроены с учетом композиционных особенностей прежней архитектуры фасадов – это здания бывших Русско-Азиатского банка, надстроенное в 1929-1930 годах и доходного дома М. К. Кишлалы, реконструированного в 1935 году (Муравьева-Амурского, 26).

Здания, построенные во второй половине 1930-х годов, несут композиционную основу конструктивизма с включением лаконичных декоративных деталей, свойственных советской неоклассике. Декорируется в ордерной системе конструктивистский объем Гостиницы Дальлеспрома, построенной в 1936-1938 годах. Прочитываются формы, свойственные конструктивизму, с активным и в то же время лаконичным ордерным декором в объемной композиции сооруженного в два этапа (на месте снесенного Алексеевского собора) здания Управления войск ПВО Дальневосточного округа по Волочаевской ул. На ул. Карла Маркса в формах ордерной архитектуры в 1937 году построена водонапорная башня, ставшая высотным композиционным акцентом на въезде в центральную часть города со стороны аэропорта. Монументальным обликом выделяется здание Управления НКВД, построенное на Волочаевской ул. в 1936 году. В начале 1930-х годов несколько жилых зданий украсило фронт ул. Дзержинского на склоне от ул. Карла Маркса к Милицейской (ныне Уссурийский бульвар).

В самом конце 1930-х — 1940-х годов в архитектуре хабаровских зданий более явно проявляются черты формирующегося стиля – советской довоенной неоклассики. В 1939 г. с использованием элементов ордерной архитектуры построен жилой дом на углу улиц Карла Маркса и Истомина. В 1941 году начато строительство одного из самых крупных зданий на ул. Карла Маркса — Управления Дальневосточной железой дороги, которое было завершено лишь после окончания Великой Отечественной войны.

Функциональная особенность ул. Серышева (бывшей Тихменевской) как местоположения построек военного ведомства, заложенного в середине 19 века первым планом землемера Любенского, сохранилась и через столетие. Хабаровск, как приграничный город в период перед 2-й Мировой войной, сохраняет свою оборонную функцию. В бывшем Кадетском корпусе в 1930-х годах размещается Штаб Особой Краснознаменной Дальневосточной Армии. На улице концентрируются новые значительные по размерам репрезентативные здания военного ведомства. В 1930-х годах в формах советской неоклассики в начале улицы строится комплекс зданий Военного госпиталя. В стиле, свойственном довоенной советской неоклассике в 1936 г. построен жилой дом командиров КДВА. Это здание, размещенное на пересечении с ул. Калинина, закрепило ее значимую роль как начало транспортной оси, связывающей центр города с северным планировочным районом.

В районе улицы, тяготеющей к комплексу вокзала, в 1939 году в формах ордерной архитектуры построено здание института железнодорожного транспорта, на тот период ставшее одним из самых монументальных в городе.

Монументальным обликом выделяется здание Управления НКВД, построенное на улице Волочаевской в 1936 году. В начале 1930-х годов несколько жилых зданий, тяготеющих к лаконичным классическим формам, украсили фронт улицы Дзержинского на склоне от улицы Карла Маркса к Милицейской (ныне Уссурийский бульвар).

С началом Великой Отечественной войны строительство в городе было приостановлено. В 1943 году как военный стратегический объект для наблюдения за водой, в центральном парке на уступе Амурского утеса, по проекту П. А. Старикова сооружено здание спасательной станции с видовой площадкой на крыше. Здание в формах конструктивизма с мотивами неоклассики, как бы врезанное в скалистую вершину утеса, стало визитной карточкой Хабаровска.

По книге: «Объекты культурного наследия (памятники истории и культуры) Хабаровского края»

Брянская областная научная универсальная библиотека им. Ф. И. Тютчева

Брянск

Послереволюционный период развития советской архитектуры 1920-1930-х годов оставил в истории ряд имен выдающихся архитекторов, искавших и, в какой-то степени определявших, направленность ее становления. Среди них имя архитектора А.З. Гринберга (1881-1938), который своей проектной и строительной деятельностью успешно содействовал развитию отечественной архитектуры 1920-1930 -х годов.

В первые годы существования стиля конструктивизм на фасадных поверхностях участки массивных стен преобладали над площадью остекления. Позже — остекление на фасадах господствует над стеной. Часто оно тянется лентами, опоясывая объемы зданий. Оконные переплеты стеклянных лент и больших витражей выдвигаются из глубины проемов, становясь в линию с проемами стен, а иногда и выступая за нее. В крайних решениях это привело, как тогда говорили, к «стекломании». Огромные окна вступали в противоречия с климатическими условиями, с экономикой строительства, и особенно – с эксплуатацией зданий. Недостаток высококачественных строительных материалов и конструктивных средств, необходимой техники для осуществления многих конструктивистских идей способствовали дискредитации этого стиля, как и иных существовавших тогда направлений и течений в архитектуре (рационализм, неоклассицизм, «формализм» и другие), попавших под пресс все более идеологизируемой авторитарной власти, и вскоре прекратили свое существование.

«Брянский период» творчества А.З. Гринберга свидетельствует о становлении его творчества на путь конструктивизма. Если первые его произведения – Дом Советов, поликлиника –  еще несут некоторые черты неоклассицизма, выраженные в плановых решениях и во внешней архитектуре (четко выделенный цоколь, симметричные осевые членения частей фасадов), то последующие постройки — Дом связи, Дом банков и промышленности, жилые дома для Брянска и Клинцов – в своих архитектурных решениях выдержаны в русле «устоявшегося» конструктивизма.

Древний уездный город Брянск Орловской губернии в 1920 году получил статус губернского города. Возникла острая необходимость в строительстве общественных зданий и жилых домов (ремарка 1). Уже в 1921 г. встал вопрос о строительстве здания для размещения «правительственных учреждений» и даже был составлен форпроект «Дома Советов» архитектором Н.А. Лебедевым. Но экономическое состояние вновь рожденной губернии и страны не позволили осуществить этот замысел. В 1924 году губисполком нашел возможным приступить к подготовке строительства здания. В объявленном Московским Архитектурным Обществом конкурсе на составление эскизного проекта Дома Советов в Брянске первую премию получил проект архитектора-художника А.З. Гринберга, вторую премию — проект академика архитектуры И.А. Фомина. Разработка проекта, а в дальнейшем и наблюдение над строительством поручена А.З. Гринбергу. По тем временам здание объемом в 60 тыс. м³, предназначенное для размещения областных организаций, в комплексе с Залом съездов и конференций на 1200 мест было построено в небывало короткие сроки — менее двух лет (за два сезона) и в ноябре 1927 года вступило в эксплуатацию. Архитектурная критика 1920- х гг. отмечала, что «…это здание — одна из немногих современных построек, удачно проведенных в духе современных архитектурных требований. Не отличаясь какими либо необычайными архитектурными достижениями и базируясь исключительно на реальных возможностях, здание все же дает образец новой архитектуры, безусловно, отличной от построек довоенного времени и являющейся переходом к воплощению новых архитектурных идей, осуществление которых, конечно не может быть проведено без предварительного переходного периода. В результате Брянск получает здание, которым справедливо гордится вся губерния, и которое представляется отрадным явлением на фоне современного строительства, архитектура которого искажается всякого рода обывательскими, теоретическими и бюрократическими соображениями или же находится в руках строителей, не имеющих специальных архитектурных знаний».

Планировка здания — коридорная с односторонним, частично двухсторонним размещением помещений. Простор и свет были главными достоинствами аскетически простых по отделке интерьеров. Интерьер зала съездов и конференций впечатлял свободой пространства, ограниченного гладкими поверхностями стен и хорошими пропорциями членений. Взаимоперпендикулярное расположение корпусов и зала заседаний позволило образовать перед Домом Советов городскую площадь, которую они охватывали с двух сторон. Лаконичными средствами достигнуто величие, торжественная строгость, и суровая простота, характерные для того времени. Все постройки А. З. Гринберга в Брянске группируются вокруг его административного центра, к тому времени сменившего свое историческое местоположение. Новый планировочный центр города был четко обозначен зданием Дома Советов, здесь же формировалась и главная площадь, а также комплекс административно-общественных зданий.

Следующее крупное здание центра города из построенных в 1920-х годах — это здание поликлиники. Внешняя архитектура здания выдержана в простых формах, выражающих его назначение. Стены из светлого силикатного кирпича с расшивкой швов. Оштукатурены с мраморной крошкой лишь карнизы, междуэтажные пояса и портики.

Третье произведение Гринберга в Брянске – Дом банков и промышленности (ныне учебный корпус БГИТУ ) – построен для размещения в нем шести губернских учреждений. Здание состоит из двух прямоугольных объемов, расположенных на углу проспекта Ленина и улицы Советской. В угловой части они сочленяются цилиндрической вставкой на высоте трех этажей (четвертый этаж над вставкой надстроен в 1950 х годах), за большими окнами которых расположились вестибюль и два поэтажных холла. Над ними в глубине угла возвышается круглая башня главной лестницы. Большие витражи в средней части корпуса выявляют главные операционные залы. Возвышениям главной лестницы залов пластично отвечает выступающая башня второй лестницы на торце корпуса. Внешний декор здания — это мастерское сочетание и игра различных конструкционных и отделочных материалов: облицовки светло серым известняком с грубооколотой поверхностью камней цоколя, под расшивку облицованных силикатным кирпичом стен, оштукатуренных гладко и «под шубу» отдельных участков стен, лопатками угловой части, большими поверхностями стеклянных витражей. Внутри здания очень эффектна круглая главная лестница с консольно заделанными в стену железобетонными ступенями, с простым, но красивым ограждением из латунных трубостоек с дубовым поручнем. Облик здания – это хороший пример реалистической архитектуры, он художественно выразителен и ярко отражает внутреннее содержание здания. Интересно, что почти во всех проектах А.З. Гринберга разработчиком рабочих чертежей был брянский проектировщик, архитектор Г. А. Гвоздиков (см.ремарку 1).

Типичным примером отечественной архитектуры конца 1920 х – начала 1930 х годов является Дом связи, занимающий северо-восточную часть площади К. Маркса. Разнообразие объемов и оконных проемов создает интересные контрасты в архитектуре фасада, необычность образа технико-административного здания, достигнутого скупыми и простыми средствами. Проект Дома связи разрабатывался при участии московского архитектора В. Маята ( ремарка 2 )  и инженера В. Чемриза.

Последние архивные исследования документов губернской строительной конторы «Брянскстрой» за 1920-1930-е гг. дали возможность открыть ещё одно произведение А.З. Гринберга – Дом Губстраха на ул. Ленина (сегодня – здание Управления по вопросам миграции УМВД России по Брянской области, ул. Фокина, 10).

«27 ноября 1926 г. губисполкомом было принято решение о проектировании и строительстве здания конторы Губстраха, а 11 июня 1927 г. губинженером А.А. Тарасовым был одобрен проект архитектора А.З. Гринберга здания конторы на ул. Ленина» (ГАБО, фонд 471, 473, оп. 1, дела 83, 873).

В 1928 г. проект отопления Дома Губстраха проектировало строительно-монтажное бюро Ленинградского политехнического института им. В.И. Гриневецкого и К.В. Кирша. Строительство осуществляла строительная контора «Брянскстрой» (заведующий – Парамошкин Григорий Яковлевич). Техноруком при строительстве здания был архитектор-художник В.К.Филиппов.

Знакомясь с творчеством Гринберга необходимо осмотреть нескольких жилых многоквартирных домов по улице Фокина. Комплекс из трех жилых домов является первым крупным ансамблем многоквартирных домов нового, прогрессивного для 1920-х годов, секционного типа. Лаконичная архитектура фасадов, лишенная декора и измельченности, придает строгость и монументальность жилым домам, находящимися по соседству с общественными зданиями центра города (ремарка 4).

Здания, осуществленные строительством по проектам А.З. Гринберга, «вытеснили» из центральной части города малоэтажную застройку, развили намеченную и частично осуществленную в XIX веке регулярную систему планировки, заложили основу общественного центра в нагорной части правобережья Десны, задали новый, более крупномасштабный характер застройки, закрепив основные планировочные узлы, заложили «первые камни» будущего градостроительного развития.

Ансамбль зданий центра Брянска, созданный по проектам архитектора Гринберга завершился в 1929 году планировкой сквера против корпуса съездов и конференций Дома Советов с памятником Ленина (скульптор С. Д. Меркулов* и архитектор А. З. Гринберг). Общая планировка площади и сквера была сохранена. Сейчас здесь расположен памятник Ф.И. Тютчеву, открытый в год 200-летия великого поэта.

Но вернемся на улицу Фокина, где в середине 1920-х годов были возведены типовые 4-5-этажные жилые дома (ул. Фокина, 32, 34 и пр. ), разработанные известным московским архитектором, археологом, реставратором Н.В. Марковниковым . В составлении рабочих чертежей и постройке этих домов участвовал Г.А. Гвоздиков.

В 1930 году по этой же улице (тогда – ул. Ленина) был построен жилой дом в формах конструктивизма, получивший название «Дома специалистов» (теперь – ул. Фокина,43). Красивое здание сложной конфигурации с угловым решением входа в помещение первого этажа и большими витражными окнами удачно вписалось в ансамбль площади Дома Советов. К сожалению, авторство этого здания пока не установлено.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Бежица

А теперь отправимся в Бежицкий район Брянска, чтобы осмотреть здания, построенные в 1920-1930-е годы также в стиле конструктивизма. Но сначала небольшой экскурс в историю. В 1925 году поселок Бежица получает статус города Брянской губернии, а в 1929 году, после её упразднения, в числе самостоятельных административно-хозяйственных единиц, наряду с Брянском, входит в состав Западной области РСФСР (1929-1937 гг). В эти годы активно формируется административный центр Бежицы, возводятся новые общественные здания. И первое из них, в наши дни сохранившееся лишь на довоенных фотографиях и в воспоминаниях старожилов Бежицы, здание Дворца культуры завода «Красный профинтерн» (ныне — БМЗ).

Автором проекта дворца был молодой московский архитектор Л.И. Савельев . Это величественное здание в стиле конструктивизма с широким подъездом, массивными дверями, светлым нарядным вестибюлем, зрительным залом на 1200 мест, лекционным залом и двумя библиотеками, многочисленными комнатами для кружков и коллективов художественной самодеятельности, могло вместить одновременно более 7 тыс. человек. Отделка помещений отличалась оригинальностью – фойе каждого этажа имело свой колер, все отделочные материалы – от дубового паркета до высокосортного листового стекла (бемского) для окон было изготовлено на местных предприятиях. После войны на ул. Майской стачки на месте разрушенного конструктивистского здания дворца был возведен «храм культуры» в стиле неоклассики, достойно восполнивший утраченную постройку и украсивший городскую среду.

Характерным примером функционально-конструктивистского направления в советской архитектуре начала 1930-х годов является здание почты, занимающее угловой участок на пересечении улиц III Интернационала и Комсомольской. Построена в 1929-1931 годы по проекту А. Новикова (рабочие чертежи – инженер И. Кучнистова). При восстановлении после Великой Отечественной войны планировка частично изменена. Здание кирпичное, двух и трехэтажное, перекрытия и колонны из монолитного железобетона, стены облицованы силикатным кирпичом и частично оштукатурены. Объемная композиция здания, в плане близкого Г-образному, состоит из двух прямоугольных корпусов: основного широкого двухэтажного (почта), вытянутого вдоль ул. III Интернационала, и более узкого трехэтажного (односекционный жилой дом) по улице Комсомольской. Доминирует в композиции угловой башнеобразный объем с нишей-лоджией главного входа, вестибюлем и лестницей. Он отделен от боковых корпусов раскреповками и сильно повышен. Протяженный основной корпус разделен на две части: примыкающую к угловому объему, слегка заглубленную, с операционными залами и несколько повышенную боковую со службами и техническими помещениями.

В середине 1930-х годов в строительстве Брянска и Бежицы отразились новые тенденции, появившиеся в развитии советской архитектуры времени перехода от конструктивизма к ориентации на классическое наследие. Вдоль красной линии транспортных магистралей сооружаются типовые секционные жилые четырех- и пятиэтажные дома. Характерный пример такой жилой застройки – корпуса «Дома стахановцев», расположенные на угловых участках, боковыми фасадами выходят на ул. Куйбышева (дом № 3)и ул. ХХII съезда КПСС (дом № 5). Дом № 3, Г-образный в плане, состоит из двух разновеликих прямоугольных корпусов с заглубленной угловой частью. Дом № 5, также Г-образный в плане, состоит из двух прямоугольных объемов: четырехсекционного по бул. 50-летия Октября и двухсекционного по ул. XXII съезда КПСС. Угловая закругленная часть слегка заглублена. Все классические детали фасадов обоих домов огрублены и упрощены (ремарка 7).

К переходному периоду в отечественной архитектуре можно отнести и здание кинотеатра «Победа». В 1932 году в центре Бежицы был построен первый в Западной области двухэтажный кинотеатр «Октябрь» (в послевоенные время — «Победа»). Объемная композиция здания кинотеатра состояла из трех симметрично расположенных корпусов, из которых центральный двухэтажный включал фойе, кулуары, буфеты. Два равных ему по высоте, но более широких прямоугольных корпуса с кинозалами, располагались по бокам. К центральному корпусу было пристроено одноэтажное помещение вестибюля с главным входом и наклонными галереями по бокам для входа зрителей. По воспоминаниям краеведа, архивиста С.П. Кизимовой «…это здание со сплошь остекленной поверхностью главного фасада, к тому же окрашенного в светло-розовый цвет, казалось сказочным теремом, неожиданно возникшим среди гигантских сосен и широкоствольных дубов Первомайского парка». Разрушенное во время войны здание было восстановлено в 1947 году с частично измененной отделкой фасадов и интерьеров (гладкие стены боковых ризалитов украшены рядами выступающих углом кирпичей, входы трактованы как порталы).

Приехавший в Бежицу в 1936 году чешский писатель-антифашист Юлиус Фучек писал: «А городок [Бежица] уже не городок. Когда идешь по широким улицам с пятиэтажными домами, чувствуешь себя как на улицах большого города…Здесь не чувствуется провинция…»

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


*Согласно утверждению брянского краеведа Ю. Соловьева автором первого в Брянске памятника В.И. Ленину был скульптор-монументалист Матвей Яковлевич Харламов (1870–1930), активно работавший при застройке Петербурга в начале ХХ века, а после революции 1917 года в основном посвятивший себя созданию монументов Ленину для разных городов страны.

Стиль конструктивизм или архитектура начало XX столетия • Архитектурный блог

Конструктивизм в архитектуре

Конструктивизм, возникший в СССР в 1920 – 1930 году, можно определиться как советский авангардный стиль, построенный на строгости и функциональности форм, их рациональных размерах с четким геометрически правильным каркасом. При этом в архитектуре он проявляется в создании функциональных проектов зданий с применением стекла, кирпича и железобетона, лишенных внешнего лепного декора.

Фасады зданий характеризуются четкостью вертикальных и горизонтальных конструкций окон и стен, создавая контрасты чередования гладких поверхностей стекла и стены. Возможно устройство в конструкции зданий открытых опор на нижних этажах и ленточных окон.

Постепенно в массовом строительстве стали больше применяться родственные стили конструктивизма – функционализм и рационализм, но в индивидуальном строительстве он продолжал лидировать. Согласно концепции стиля конструктивно функциональное проектирование пространства способствует гармонизации, поэтому и определяет архитектуру всего здания. При этом целью конструктивизма стало разрушение тектонической структуры дома, которая все также проявляется, однако, теряет безупречность и целостность.

Это противоречие в идеологии стиля позволяет проектировать комфортные и функциональные здания, которые при этом имеют необычный, даже иногда, эксцентричный вид. Их архитектура, как правило, складывается из простых объемов, которые в сочетании друг с другом придают зданию неоднозначность и сложность характера.

Архитектура зданий в стиле конструктивизма характеризуется строгой геометрией форм, порядком объемов и четкости линий конструкции, которое в общем приводит к полной асимметрии и ощущению непредсказуемости.

Такое разрушение фрагментов тектонической структуры здания представляет собой продуманное внесение противоречий в стереотипное восприятие, чтобы вызвать ощущение неожиданности и ирреальности. Например, при создании углового проема окна, который зрительно лишает здание несущей части, соединяясь с наклонной стороной противоположно лежащего угла, создает ощущение нереальности при общем восприятии, так как применение такой формы конструкции противоречит общепринятым стереотипам конструкции зданий.

И все же аналогичные элементы конструкции, с одной стороны лишенные всякой логики, не теряют своего функционального предназначения. Такие окна сложной конструкции, которые вступают за линию фасада, позволяют максимально выполнять свое основное назначение, пропуская в помещение большое количество света. Такое неординарное решение игры плоскостей и пересечения линий, усиленное игрой цвета, позволяют создавать необычайные архитектурные композиции, восприятие которых меняется в зависимости от угла обзора, не давая возможности сознанию зафиксировать какой-то один вид.

Конструктивизм в архитектуре дал развитие применению металлических элементов отделки, которые заимствовали из эстетики мира машин, например, океанских лайнеров. Такое применение высокотехнологичных материалов и стремление отражения будущего делает конструктивизм схожим с появившимся позднее стилем хай-тек.

Конструктивистская архитектура — Энциклопедия Нового Света

Ленинская трибуна по Эль Лисицкому, 1920

Конструктивистская архитектура была формой современной архитектуры, процветавшей в Советском Союзе в 1920-х и начале 1930-х годов. Он сочетал в себе передовые технологии и инженерию той эпохи с общепризнанной коммунистической социальной целью.

Главной целью архитекторов-конструктивистов было привить авангард в повседневной жизни. Конструктивизм буквально строил пространства, в которых могла быть реализована новая социалистическая утопия.Это привело к созданию утилитарных проектов для рабочих, а также к диковинным проектам, таким как «Летающий город» Георгия Крутикова, проект ASNOVA, задуманный как серьезное предложение по созданию бортового жилья.

Эти крайности демонстрируют противоречие между индивидуализмом и утилитаризмом в конструктивизме, который, с одной стороны, способствовал большему выравниванию общества, а с другой — предлагал некоторые грандиозные и даже безрассудные проекты.

Революция в архитектуре

Первым и самым известным архитектурным проектом конструктивизма было предложение 1919 года о размещении штаб-квартиры Коммунистического Интернационала в Санкт-Петербурге футуристом Владимиром Татлиным, часто называемое Башней Татлина. Хотя здание оставалось незавершенным, материалы — стекло и сталь — и его футуристический дух и политический уклон (движения его внутренних объемов должны были символизировать революцию и марксистскую диалектику) задали тон проектам 1920-х годов.

Еще одним известным ранним конструктивистским проектом была «Ленинская трибуна» Эль Лисицкого (1920 г.), движущаяся трибуна оратора. Во время Гражданской войны в России группа УНОВИС была сосредоточена вокруг Малевича и Лисицкого, разрабатывая различные проекты, объединяющие «беспредметную» абстракцию супрематизма с более утилитарными целями, создавая идеальные конструктивистские города (см. Также Эль Лисицкий Prounen-Raum или «Динамичный город» (1919) Густава Клуциса).В этой работе и в работе Татлина компоненты конструктивизма можно рассматривать как адаптацию различных высокотехнологичных западных форм, таких как инженерные подвиги Гюстава Эйфеля и небоскребы Нью-Йорка или Чикаго, для нового коллективного общества.

АСНОВА и рационализм

После Гражданской войны в России Советский Союз был слишком беден для любых новых строительных проектов. Тем не менее, советская авангардная школа конструктивистского искусства ВХУТМАС, в 1921 году открыла архитектурный флигель, которым руководил архитектор Николай Ладовский.Методы обучения были функциональными и фантастическими, отражая интерес к гештальт-психологии, что привело к смелым экспериментам с формой, таким как застекленный подвесной ресторан Симбирчева. Среди архитекторов, входящих в группу ASNOVA (Ассоциация новых архитекторов), были Эль Лисицкий, Константин Мельников, Владимир Кринский и Бертольд Любеткин.

Проекты 1923-1925 годов, такие как горизонтальные небоскребы Wolkenbügel Лисицкого и Марта Стама и временные павильоны Константина Мельникова, показали оригинальность и амбиции этой новой группы.Мельников спроектировал Советский павильон на Парижской выставке декоративного искусства 1925 года, что популяризировало новый стиль с его залами, спроектированными Александром Родченко, и его зубчатой ​​механической формой. Еще один взгляд на конструктивистскую жилую среду можно найти в научно-популярном фантастическом фильме «Аэлита», в котором интерьеры и экстерьеры были смоделированы в угловой геометрической манере Александрой Экстер. Государственный универмаг «Моссельпром» 1924 года также был ранним модернистским зданием для нового потребительства Новой экономической политики, как и магазин «Мосторг» братьев Весниных, построенный три года спустя.Популярны были и современные офисы для СМИ, такие как штаб-квартира « Известия», , советское информационное агентство, построенное А. Гегелло в 1925 году. [1] .

OSA

Более холодный и технологичный стиль конструктивизма привнес в проект стеклянного офиса 1924 года братьев Весниных для Ленинградская правда (Ленинград Правда, газета Коммунистической партии). В 1925 году Александром Весниным и Моисеем Гинзбургом была основана отдельная группа, также связанная с Вхутемас, — OSA или Организация современных архитекторов.У этой группы было много общего с функционализмом Веймарской Германии, например с жилищными проектами Эрнста Мэя.

Жилье было основным приоритетом этой группы, особенно коллективное жилье в специально спроектированных dom kommuny (коммунальных домах) для замены коллективного жилья XIX века, которое было нормой. Были построены коллективные жилые дома, в том числе Общественный дом для студентов Ивана Николаева (улица Орджоникидзе, Москва, 1930), а также жилые дома [1] Гинзбурга в Москве, Гострах и Наркомфине. Квартиры были построены в конструктивистском стиле в Харькове, Москве и Ленинграде.Гинзбург также спроектировал здание правительства в Алма-Ате, а братья Веснины спроектировали Школу киноактеров в Москве. Гинзбург критиковал идею строительства жилья в новом обществе, которое было бы таким же, как и в старом: «Относиться к жилью рабочих так же, как к буржуазным квартирам… конструктивисты, однако, подходят к той же проблеме с максимальным учетом этих сдвигов и изменения в нашей повседневной жизни … наша цель — сотрудничество с пролетариатом в создании нового образа жизни.» [2] OSA опубликовала журнал SA, или Contemporary Architecture, с 1926 по 1930 год. Ведущий рационалист, Ладовский, спроектировал свой собственный, совсем другой тип массового жилья, завершив строительство многоквартирного дома в Москве в 1929 году. Особенно экстравагантным примером является «Деревня чекистов» в Свердловске (ныне Екатеринбург), коллективный жилой комплекс для сотрудников спецслужб в форме серпа и молота, который в настоящее время служит гостиницей.

Конструкции

Суховская башня в Москве, 1922 год

Новые формы конструктивистов начали символизировать проект новой повседневной жизни Советского Союза, затем в смешанной экономике Новой экономической политики. [3] Были построены государственные здания, такие как огромный комплекс Госпрома в Харькове (спроектированный Серафимовым, Фолгером и Кравцом в 1926–1926 гг.), Который был рассмотрен Рейнером Банхэмом в его Теории и дизайне в эпоху первых машин как наряду с Дессау Баухаус величайшим модернистским произведением 1920-х годов. [4] Среди других заметных работ — алюминиевая парабола и застекленная лестница Московского планетария 1929 года Михаила Барша и Михаила Синявского.

Архитекторы-традиционалисты переняли конструктивизм, например, Иван Жолтовский на его электростанции 1926 года или Мавзолей Ленина Алексея Щусева и офис Наркомзема, оба в Москве. Точно так же Шуховская башня, названная в честь ее инженера Владимира Шухова, часто рассматривалась как произведение авангарда и получила высокую оценку Вальтера Беньямина в его Московском дневнике. Шухов также сотрудничал с Мельниковым над Бахметьевским автобусным гаражом. Многие из этих построек показаны в фильме Сергея Эйзенштейна « Генеральная линия, », в котором также фигурирует специально построенный макет колхоза конструктивистов, спроектированный Андреем Буровым.

Повседневное и утопическое

Знаете ли вы?

Архитекторы-конструктивисты стремились привить авангард в повседневной жизни, создавая пространства, в которых можно было бы достичь социалистической утопии. Русаков Клуб им. Мельникова, Москва

Центральной целью конструктивистов было привить авангард в повседневной жизни.С 1927 года они работали над проектами рабочих клубов, общественных объектов досуга, которые обычно строились в заводских районах. Среди наиболее известных — Клуб рабочих Русакова, спроектированный Константином Мельниковым, клуб творений Ликачева, созданный братьями Весниными, и Клуб рабочих Зуева Ильи Голосова.

Одновременно с этим вторжением в повседневную жизнь были разработаны диковинные проекты, такие как Институт Ленина Ивана Леонидова, высокотехнологичная работа, которую можно сравнить с Бакминстером Фуллером, которая состояла из библиотеки размером с небоскреб, планетария и купола. соединены монорельсовой дорогой; или не требующий пояснений «Летающий город» Дьердия Крутикова, проект ASNOVA, задуманный как серьезное предложение по размещению в воздухе.Дом Мельникова и его Бахметьевский автобусный гараж — прекрасные примеры противоречий между индивидуализмом и утилитаризмом в конструктивизме.

Были также проекты супрематических небоскребов, которые Казимир Малевич и Николай Суетин называли «планитами» или «архитекторами». Яков Чернихов выпустил несколько книг с экспериментальными проектами, самая известная из которых — Architectural Fantasies (1933), за что он получил прозвище «Советский Пиранези».

Культурная революция

Многие конструктивисты надеялись, что их амбиции будут реализованы во время Культурной революции, сопровождавшей первый пятилетний план. На этом этапе конструктивисты разделились на урбанистов и дезурбанистов, которые отдали предпочтение модели города-сада. Их проекты новых городов, таких как Магнитогорск, часто отклонялись в пользу более прагматичных немецких архитекторов, спасающихся от нацизма, таких как Эрнст Мэй, Ханнес Майер, Март Стам, Маргарет Шютте-Лихоцки и Бруно Таут. Градостроительство Ле Корбюзье получило краткую пользу: архитектор написал «ответ Москве», который позже стал планом Вилле Радиеза, и спроектировал здание правительства Центросоюза вместе с конструктивистом Николаем Колли.Двухуровневые апартаменты и коллективные помещения группы OSA оказали большое влияние на его более позднюю работу. Другой известный модернист, Эрих Мендельсон, спроектировал завод, построенный в Ленинграде, и популяризировал конструктивизм в своей книге « Россия, Европа, Америка ». Проект пятилетки с большим вкладом конструктивистов — это ДнепроГЭС, по проекту Виктора Веснина. Эль Лисицкий также популяризировал этот стиль за рубежом в своей книге 1930 года « Реконструкция архитектуры в России ».

Дворец Советов и конец конструктивизма

В конкурсе 1932 года на Дворец Советов, грандиозный проект, способный составить конкуренцию Эмпайр-стейт-билдинг, приняли участие все основные конструктивисты, а также Вальтер Гропиус, Эрих Мендельсон и Ле Корбюзье. Однако это совпало с подъемом сталинизма и его повсеместной критикой модернизма в искусстве. Советский Союз по-прежнему был преимущественно сельской аграрной страной, на 90 процентов состоящей из крестьян.Также была критика того, что стиль просто копировал формы технологий, используя довольно обычные методы строительства. [5]

Победившая работа Бориса Иофана ознаменовала начало эклектического историзма сталинской архитектуры, стиля, который имеет сходство с постмодернизмом в том, что он реагировал на космополитизм модернистской архитектуры, предполагаемое уродство и бесчеловечность с помощью кирки и смешение исторических стилей, обычно достигается с помощью новых технологий. В бурный революционный день 20-х годов коллективизация учреждений, равенство полов и коллективное воспитание детей рассматривались как волна будущего. Жилищные проекты, такие как Наркомфин, были разработаны для попыток реформировать повседневную жизнь в тот период, но они потеряли популярность, поскольку очаг возродился при сталинизме, а женщины вернулись на кухню. Возродились стили старого мира, в частности, в Московском метрополитене популяризовалась идея «рабочих дворцов». Тем не менее, в конце 1920-х годов конструктивизм был доминирующей архитектурой страны, и на удивление многие здания этого периода сохранились, несмотря на возвращение к классицизму, который изначально был изменен конструктивистскими приемами, например, в жилищных проектах Иофана в Москве 1929-32 годов. .

Сталинская реакция полностью доминировала до конца 1950-х годов. Несколько разрозненных проектов, начатых в начале 30-х годов, такие как здание «Правды» Портелеймона Голосова или рационалистические вестибюли Ладовского для Московского метрополитена, были построены в новых условиях. Заявки на участие в конкурсе были сделаны братьями Весниными и Иваном Леонидовым для Наркомата тяжелой промышленности на Красной площади, 1934 год, еще одного незастроенного сталинского здания. Следы конструктивизма также можно найти в некоторых произведениях социалистического реализма, таких как футуристические возвышения ультра-сталинского Парижского павильона Иофана 1937 года, в котором Суетин украшал супрематические интерьеры.

Наследие конструктивизма

Отчасти из-за его политической приверженности и его окончательной замены социалистическим реализмом механистические, динамические формы конструктивизма не были частью спокойного платонизма международного стиля, как его определяли Филип Джонсон и Генри Рассел Хичкок. В их книге было только одно здание из Советского Союза, электролаборатория в Николаеве. Конструктивизм часто рассматривается как альтернатива, более радикальный модернизм, и его наследие можно увидеть в таких разнообразных дизайнерах, как Team 10, Archigram и Kenzo Tange, а также во многих работах бруталистов.Их интеграция авангарда и повседневной жизни имеет параллели с ситуационистами, особенно с проектом «Новый Вавилон» Гая Дебора и Константа Ньивенхейса.

Архитектура высоких технологий также во многом обязана конструктивизму, наиболее очевидно в здании Ричарда Роджерса Ллойда. Ранние проекты Захи Хадид были адаптациями «Архитекторов» Малевича, и влияние Чернихова на ее рисунки очевидно. К сожалению, многие из оригинальных конструктивистских зданий плохо сохранились или находятся под угрозой обрушения.

Дом Мельникова на Арбате в Москве.

Архитекторы-конструктивисты

  • Михаил Барщ
  • Илья Чашник
  • Яков Чернихов
  • А. Гегелло
  • Моисей Гинзбург
  • Илья Голосов
  • Пантелеймон Голосов
  • Георгий Крутиков
  • Эль Лисицкий
  • Ладовский Николай
  • Иван Леонидов
  • Бертольд Любеткин
  • Казимир Малевич
  • Константин Мельников
  • А.Мордвинов
  • Иван Николаев
  • Владимир Шухов
  • Сергей Серафимов
  • С. Кравец
  • Михаил Синявский
  • Суетин Николай
  • Владимир Татлин
  • Александр Веснин
  • Леонид Веснин
  • Виктор Веснин

Банкноты

  1. 1. 0 1.1 С.Н. Хан-Магомедов, Пионеры советской архитектуры (1988).
  2. ↑ Совет по искусству Великобритании, Искусство в революции: советское искусство и дизайн с 1917 г. (Лондон: Совет по делам искусств Великобритании, 1971).
  3. ↑ В. Бучли, Археология социализма.
  4. ↑ Reyner Banham, Theory and Design in the First Machine Age.
  5. ↑ Кэтрин Кук, Авангард.

Список литературы

  • Совет по делам искусств Великобритании. Искусство в революции: советское искусство и дизайн с 1917 года . Лондон: Совет по делам искусств Великобритании, 1971. ISBN 978-0

    5383

  • Банхам, Рейнер. Теория и дизайн в первый век машин. The MIT Press, 1980. ISBN 0262520583
  • Бучли, Виктор. Археология социализма. Berg, 2002. ISBN 1859732127
  • Кук, Кэтрин. Архитектурные чертежи русского авангарда. MOMA, 1990. ISBN 0870705563
  • Кук, Кэтрин. «Авангард». Журнал AD, 1988.
  • Кук, Кэтрин. : Фантазия и строительство — Яков Чернихов. « AD журнал, vol 59 № 7-8.
  • Кук, Екатерина и Игорь Казус. Советские архитектурные конкурсы. Phaidon, 1992. ISBN 65014
  • Фрэмптон, Кеннет. Современная архитектура: критическая история. Thames & Hudson, 1992. ISBN 978-0500202579
  • Гинзбург, Моисей. Стиль и эпоха. MIT, 1981. ISBN 026207088X
  • Хан-Магомедов, С. Александр Веснин и русский конструктивизм. Lund Humphries Publishers Ltd, 1920. ISBN 0853315108
  • Хан-Магомедов, С. Пионеры советской архитектуры. Thames and Hudson Ltd., 1987. ISBN 0500341028
  • Лисицкий, Эл. Реконструкция архитектуры Советского Союза. Вена, 1930.
  • Schlogel, Karl. Москва. Reaktion, 2005. ISBN 1861892403

Внешние ссылки

Все ссылки получены 20 марта 2017 г.

Кредиты

Энциклопедия Нового Света писателей и редакторов переписали и завершили статью Википедия в соответствии со стандартами New World Encyclopedia . Эта статья соответствует условиям лицензии Creative Commons CC-by-sa 3.0 (CC-by-sa), которая может использоваться и распространяться с указанием авторства. Кредит предоставляется в соответствии с условиями этой лицензии, которая может ссылаться как на участников Энциклопедии Нового Света, , так и на самоотверженных добровольцев Фонда Викимедиа. Чтобы процитировать эту статью, щелкните здесь, чтобы просмотреть список допустимых форматов цитирования. История более ранних публикаций википедистов доступна исследователям здесь:

История этой статьи с момента ее импорта в Энциклопедия Нового Света :

Примечание. Некоторые ограничения могут применяться к использованию отдельных изображений, на которые распространяется отдельная лицензия.

Architects of Invention преобразили московское промышленное конструктивистское здание с Т-образным планом

«Архитекторы изобретений» обнародовали планы реконструкции бывшего индустриального конструктивистского здания Москвы в качестве новой достопримечательности, получившей название «Квартиры Татлина». Строительные работы на объекте уже объявлены, и ожидается, что они будут завершены в середине 2019 года.

Расположенный к северо-востоку от центра Москвы на улице, наследие которой восходит к 17 веку, новый Т-образный комплекс будет включать в себя жилые помещения для апарт-отеля, торговую концепцию здания Телеком, рецепцию. , Автостоянка на 65 мест и парк скульптур.

«Первоначально улица Покровская, что означало освобождение Москвы поляками, в 1918 году она стала Бакунинской в ​​честь М.А. Бакунина (1814-1876). До наших дней сохранилось много исторических домов, в том числе 200- летний дом № 7-15. В 1886 г. архитектор И. Г. Кондратенко построил первое заводское здание по улице, на участках домов № 74-76. В 1885 г. архитектор П.П. Щеглов построил дом (№ 54). , отличающийся необычно богато украшенным фасадом: фронтон был украшен головой льва », — заявили Architects of Invention относительно контекста и истории города.

«В 1891 г. архитектор И. С. Кузнецов построил дом № 78 для фабриканта Денисова и в 1904 г. достроил № 94 для духовенства церквей Московской Покровской общины сестер милосердия», — добавила фирма.

Здание Телекома было построено инженером-строителем В. Патеком в 1927–1998 годах и представляет собой классический образец русского промышленного конструктивизма, одно из трех подобных зданий в Москве.

Четырехэтажное здание в генплане имеет форму буквы «Т».На его монументальном вылепленном фасаде есть надписи — «почта», «телефон», «телеграф».

В студии сохранился фасад здания, выходящий на Бакунинскую улицу, с восстановлением его первоначальной эстетики с помощью светло-серой штукатурки, а окна, двери и металлическая фурнитура выкрашены в темно-серый алюминий.

В исторической передней части здания разместятся магазины, кафе и ресторан с открытой террасой.Конфигурация задней части здания была изменена так, чтобы на уровне первого этажа образовались две большие зоны вестибюля, размещенные в отдельных ядрах. Они открывают доступ к апарт-отелю и доступны через двойной вход в центре заднего фасада. На территории имеется одноуровневая подземная автостоянка на 65 машиномест.

Архитекторы создали новый независимый объем с поразительным треугольным консольным фасадом, который теперь возвышается над существующим историческим зданием. Контраст между старым и новым подчеркивается с помощью материалов — новое — это большая сетка из модульных металлических компонентов и витражей, а также с помощью драматических современных форм.Объемы соединены небесным садом, в каждой комнате есть балконы.

По своей структурной системе здания основаны на несущих бетонных стенах с отвесными стенами и двухслойной конструкции. Новые объемные консоли с юга и севера на 13 м и 7,5 м соответственно. Перенесенная плита под новый объем образует кессонную надстройку.

Факты о проекте

Статус: В стадии строительства

Расположение: ул. Бакунинская, 5, Москва

GIA (Общая внутренняя площадь): 15000 м²

Стоимость строительства: $ 2 750 / мил м2)

Клиент: Vesta Development

Истории: 12

Конструкция: Сталь / Бетон

Отделка Наружная: Верхний объем — алюминиевые панели, стекло; Нижний объем — лепнина

Программа: апарт-отель, рецепция, магазины, автостоянка, парк скульптур

Интерьер (общие части): Архитекторы изобретения

Консультанты: KB Konstrucktor (Structure & ME)

Используемое программное обеспечение САПР: Skecthup, AutoCad, Revit

Ведущая группа в Лондоне: Доминикас Даунис, Кам Диман, Карлос Уртадо де Мендоса, Джордж Нишнианидзе, Николоз Джапаридзе, Тео Кирн, Антон Хмельницкий, Хосенбертзский Серрано, Давид Цанава, Фабио Зампезе

Московская исполнительная команда: Иван Бабич, Ирина Браташова, Юлия Могилевцева, Никита Цымбал.

Все изображения любезно предоставлены Architects of Invention

> через Architects of Invention

Хронология конструктивистской мысли

Я начал эту хронологию с акцента на освещении некоторых ключевых вкладов в конструктивистские взгляды и эпистемологию. Итак, на этой временной шкале вы найдете гигантов конструктивизма… Дьюи, Пиаже, Выготский, Брунер. Однако вы также найдете некоторых игроков, таких как Николас Бурбулес и Джордж Сименс, теоретиков, которые внесли свой вклад в повсеместное обучение и коннективизм соответственно.Их взгляды могут не быть технически конструктивистскими, и действительно, ряд ученых даже не считают их истинными теориями. Тем не менее, они приносят текущие и актуальные взгляды на то, как современные учебные среды влияют на технологии и, следовательно, влияют на преподавание и обучение. И, в конце концов, разве мы, конструктивисты, не должны адаптироваться к вызовам и новым проблемам в нашей среде? Разве не так мы учимся?

Я бы попросил здесь немного академической лицензии. Моя докторская подготовка была в области управления и организации, а не образования.Итак, большая часть представленной здесь информации была почерпнута из моих ошибочных блужданий по педагогической литературе, когда я пытался стать лучшим учителем. По своей природе мое обучение всегда было сосредоточено на разговоре и обмене социальным опытом. Это может отражать 20 с лишним лет в бизнесе, которые предшествовали моему академическому образованию. Итак, демонстрируя наиболее вопиющую предвзятость к подтверждению, я позволил своим исследованиям сосредоточиться на тех подходах к обучению, которые лучше всего соответствуют моему естественному расположению к дискуссии и беседе.Я признаю, что это теоретическая смесь, но я думаю, что повсюду прослеживается общая эпистемологическая нить.

Итак, если я нарушу какие-либо глубокие академические представления о том, кто является или не является конструктивистом в этой временной шкале, пожалуйста, дайте мне немного лицензии. Эта временная шкала представляет собой лишь краткое изложение некоторых известных участников педагогики и андрагогики, связанных с конструированием знаний и познания. Это то, что меня интересует, может быть интересно или полезно для вас. Он носит органический характер, и я всегда рад слышать от вас, если вы предложите внести свой вклад или предложите исправление / обновление информации на временной шкале.

Кстати, если вы хотите начать сегодня и вернуться в прошлое, щелкните мышью с прокруткой, и вы переместитесь на другой конец временной шкалы.

Как корейские студенты-медсестры накапливают знания? Конструктивистская обоснованная теория исследование

Вступление: Сестринское дело — наукоемкая профессия. Следовательно, чтобы справиться с требованиями медсестер, студенты-медсестры должны стать компетентными в управлении информацией для развития медсестринских знаний.Однако процесс накопления знаний студентами-медсестрами изучен недостаточно. Это исследование было направлено на изучение (1) динамики того, как студенты-медсестры обрабатывают медсестринскую информацию для накопления знаний, и (2) условий обучения студентов-медсестер в Южной Корее для накопления знаний.

Методы: Для этого исследования был использован конструктивистский подход, основанный на теории. Сбор данных осуществлялся посредством четырех раундов интенсивных индивидуальных и групповых интервью с 16 студентами четвертого курса медсестер в Южной Корее.Собранные данные были закодированы начальным, целенаправленным и теоретическим методами кодирования. Применялся постоянный сравнительный анализ данных, кодов, памяток и категорий.

Полученные результаты: Это исследование выявило динамику накопления знаний, состоящую из трех когнитивных процессов: соединение с информацией, решение принять информацию и накопление знаний. Были обнаружены пять мотивационных факторов, в том числе интерес учащихся, потребность в информации, желание учиться, полезность информации и частота информации, которые влияют на процессы. Более того, появилось четыре этапа знания: запоминание, понимание, синтез, применение и творчество.

Выводы: Это первое эмпирическое исследование динамики накопления знаний в образовательной среде для медицинских работников. Результаты этого исследования предоставляют преподавателям сестринского дела практическую модель, которую можно использовать для улучшения учебных программ по медсестринскому делу и облегчения процессов накопления знаний учащимися.Более того, более глубокое понимание социокультурных влияний на сестринское образование может помочь педагогам адаптировать и обобщить полученные данные к их педагогическому контексту, обеспечивая учитывающий культурные особенности и актуальный подход к сестринскому образованию.

Ключевые слова: конструктивизм; обоснованная теория; Информация; знания; обучение; сестринское образование.

Как движение конструктивизма влияет на мир архитектуры и дизайна?

Движение конструктивизма было одним из самых влиятельных движений современного искусства в начале двадцатого века.Он процветал в России и был вдохновлен революцией. По сути, это движение, вдохновленное идеей «изменений» и «революции». Эти абстрактные концепции стремились отменить задуманную симметрию и традиционную композицию на что-то более индустриальное и рукотворное. Вот почему это называется Движением конструктивизма; потому что он вдохновлен идеей «конструирования» новых товаров и продуктов с использованием массового производства и изучения современных материалов. В конце концов, это движение сковало и перестало набирать обороты, потому что в большевистском режиме возникла огромная волна враждебности к любому авангарду.Давайте посмотрим, как это движение повлияло на мир архитектуры и дизайна.

Движение конструктивизма в архитектуре

Движение конструктивизма заимствовало идеи из движения кубизма и футуризма в форме искусства, но архитектура была совершенно другой формой интерпретации.

Серп и молот Архитектурная фантазия Якова Чернихова — 1933

В архитектуре это движение наложило идеи из движений Баухауз, Супрематизм и Новопластизм.Он состоял из противопоставленных форм, которые совпадали с геометрическими формами авангарда. Этот стиль архитектуры был в высшей степени экспериментальным и сосредоточен на выделении контраста в различных поверхностях здания, таких как двери, стены и окна.

Влияние на дизайн и концептуальные идеи

Идея движения конструктивизма заключалась в том, чтобы переопределить традиционные аспекты искусства и дизайна в нечто, что понравилось бы обществу потребления. Таким образом, в архитектуре и дизайне это привело к использованию новых материалов.

Модернист как взгляд на мир

Это движение было направлено на переосмысление типичного фасада здания. Многие актуализированные и концептуальные чертежи показывают, что в зданиях, вдохновленных движением конструктивизма, были представлены большие стальные соединения и конструкции, выделены балконы и террасы вместе с большими окнами.

Движение конструктивизма в графическом дизайне

Хотя традиционные формы искусства и архитектура были жанрами дизайна, в которых было обнаружено наибольшее влияние этого движения, в графический дизайн все еще вносились довольно новаторские вклады.Графические дизайнеры-конструктивисты создали «фотомонтажи», которые были столь же абстрактными, сколь и творческими. Они состояли из смелой типографики, вырезок и сюрреалистических изображений, искусно наложенных на простой фон. Эль Лисицкий — известный графический дизайнер той эпохи.

Памятник Владимиру Татлину Третьему Интернационалу — 1920

Конструктивистская мебель

Конструктивистский эффект в дизайне мебели получил широкое распространение. Он сосредоточился на истинно утилитарных формах, которые избегали орнаментов из фри-фу.Эти конструкции были простыми, функционально ориентированными и сконструированы в основном в виде лайнеров или стандартных криволинейных узоров. Дизайн был основан на удобстве, а не на орнаменте, поэтому формы были решительно простыми, но исключительно уникальными.

Заключение

Идея русского конструктивизма заключалась в преобразовании формального мировоззрения абстрактного искусства в практические формы с использованием технологий и инженерии для массового производства этих товаров для коммунистического общества. Из-за строгого контроля над художественным режимом той эпохи он пошатнулся, а затем скован, но все же сумел оставить свой след в мире.

Ресурсы

Страница не найдена — IHMC

IHMC получает медальон за прием на работу ветеранов вооруженных сил

Министерство труда США объявило в среду, что Флоридский институт познания человека и машин получил награду 2021 HIRE Vets Medallion Award за стремление исследовательского центра нанимать ветеранов.

Medallion Award — единственная награда ветеранов федерального уровня за трудоустройство, которая отмечает стремление компании или организации к набору, найму и удержанию ветеранов.IHMC присоединяется к 848 другим компаниям и организациям по всей стране, которые также получили признание за прием на работу ветеранов и предоставление им возможностей карьерного роста, позволяющих использовать различные навыки, приобретенные ими во время военной службы.

«Я ветеран ВМФ, и многие другие люди, которые участвовали в создании IHMC, также являются ветеранами», — сказал основатель и генеральный директор IHMC Кен Форд.

Между его филиалами в Пенсаколе и Окала почти 13% новых сотрудников IHMC в прошлом году были ветеранами.Заместитель главного юрисконсульта IHMC Стефани Тиллери координировала подачу заявки на получение медальона HIRE Vets Medallion.

«Чтобы претендовать на получение награды, компания должна соответствовать семи процентным требованиям к найму, и мы значительно превзошли этот высокий стандарт», — сказала она. «Мы представили наши проценты найма и удержания и продемонстрировали, что IHMC ценит своих ветеранов и предоставляет обширную поддержку и ресурсы».

IHMC — это некоммерческий исследовательский институт Университетской системы Флориды, в котором исследователи являются пионерами науки и технологий, направленных на использование и расширение человеческих возможностей.Исследователи и сотрудники IHMC активно сотрудничают с правительством, промышленностью и академическими кругами, помогая разрабатывать прорывные технологии. В число партнеров IHMC по исследованиям входят: DARPA, Национальный научный фонд, НАСА, армия, флот, ВВС, Национальные институты здравоохранения, IBM, Microsoft, Honda, Boeing, Lockheed и многие другие.

Старший научный сотрудник, спортивный ученый присоединяется к IHMC

Доктор Марк Уильямс, бывший заведующий кафедрой здравоохранения и кинезиологии Университета Юты и главный редактор журнала Sports Sciences, присоединился к Флоридскому институту познания человека и машин в качестве старшего научного сотрудника. .

Уроженец Северного Уэльса, Уильямс ранее занимал руководящие должности в Университете Брунеля в Лондоне и Сиднейском университете в Австралии, а затем переехал в США в 2016 году. Он опубликовал более 250 статей в рецензируемых журналах в различных областях, от от науки о упражнениях и спорте до экспериментальной психологии до нейробиологии.

Исследование

Уильямса фокусируется на нейронных и психологических механизмах, которые лежат в основе приобретения и развития когнитивных и перцептивно-моторных навыков. Помимо работы в Journal of Sports Sciences, он также является редактором Research Quarterly for Exercise and Sport и журнала Human Movement Science. Он является членом Британского психологического общества, Национальной академии кинезиологии, Британской ассоциации науки о спорте и физических упражнениях и Европейского колледжа спортивных наук.

«Марк имеет отличную международную репутацию, и нам очень повезло, что он стал частью нашей команды», — сказал основатель и генеральный директор IHMC д-р.Кен Форд. «Поскольку мы расширяем наши исследования за счет добавления нового Центра здоровья человека, устойчивости и производительности, Марк будет играть важную роль, помогая нам превратить этот объект в единственный в своем роде исследовательский центр».

Международный лидер в области человеческой деятельности принимает руководящую роль в IHMC

Директор и главный исполнительный директор IHMC д-р Кен Форд объявил, что д-р Морли О. Стоун, бывший старший вице-президент по исследованиям в Университете штата Огайо, присоединяется к институту в качестве главного директора по стратегическому партнерству.

Доктор Стоун признан международным лидером в области биомиметики и работы человека с почти 30-летним опытом исследований и разработок. В IHMC он возьмет на себя руководящую роль в развитии внешних стратегических отношений с федеральными агентствами, исследовательскими университетами и частным сектором, а также в реализации, координации и инициировании научных проектов, а также в оказании помощи и наставничества ученым и исследовательскому персоналу IHMC.

Как старший вице-президент по исследованиям д-р.Стоун руководил годовым бюджетом более 1 миллиарда долларов на фундаментальные и прикладные исследования в штате Огайо. До OSU Морли занимал должность технического директора в исследовательской лаборатории ВВС США, где он отвечал за помощь в планировании и выполнении ежегодной научно-технической программы ВВС на сумму 2,1 миллиарда долларов и дополнительных 2,3 миллиарда долларов на исследования и разработки, финансируемые из внешних источников. . С 2003 по 2006 год д-р Стоун принял назначение в качестве менеджера программы в Управлении оборонных наук Агентства перспективных исследовательских проектов Министерства обороны США (DARPA).

Доктор Стоун получил докторскую степень в области биохимии в Университете Карнеги-Меллона. Его исследовательские интересы охватывают широкий спектр областей, таких как взаимодействие материаловедения, биотехнологии, возможностей человека и автономных систем. Помимо руководства исследованиями, д-р Стоун является признанным лидером в правительстве и высшем образовании в борьбе с иностранным влиянием в исследованиях и разработках и предотвращении его влияния.

IHMC — это некоммерческий исследовательский институт Университетской системы Флориды, в котором исследователи являются пионерами науки и технологий, направленных на использование и расширение человеческих возможностей.

Бонни Дорр из IHMC получила признание за выдающуюся карьеру

Доктор Бонни Дорр из Флоридского института познания человека и машин была назначена членом Ассоциации вычислительной техники. Она — одна из 95 стипендиатов, которых ACM отмечает в этом году за их вклад в компьютерные и информационные технологии.

Дорр — заместитель директора отделения IHMC в Окале и один из старших исследователей института. Она признана одним из лидеров страны в области обработки естественного языка.

«Это большая честь для Бонни, — сказал генеральный директор IHMC Кен Форд. «У нее такая выдающаяся карьера. Ее опыт простирается от кибербезопасности до социальных вычислений и искусственного интеллекта. Приятно видеть, что ее признают за ту важную работу, которую она выполняет ».

В

ACM входят члены со всего мира, которые работают в области искусственного интеллекта, облачных вычислений, вычислительной биологии, науки о данных, разработки программного обеспечения, взаимодействия человека с компьютером, виртуальной реальности и других областях. Программа стипендиатов ACM признает один процент лучших членов ассоциации во всем мире.

«Эти мужчины и женщины внесли решающий вклад в технологии, которые трансформируют целые отрасли, а также нашу личную жизнь», — сказал президент ACM Габриэле Коцис. «Мы полностью ожидаем, что эти новые стипендиаты ACM продолжат идти в авангарде своих соответствующих областей».

Вместе со своими коллегами из IHMC Дорр основала новую область обработки кибер-естественного языка, которая объединяет опыт

пересечение кибербезопасности, социальных вычислений, искусственного интеллекта и обработки естественного языка.Ее интересы сосредоточены на извлечении кибер-событий и понимании естественного языка для обнаружения атак, распознавания намерений злоумышленников и предотвращения атак социальной инженерии.

В прошлом году Агентство перспективных оборонных исследовательских проектов (DARPA) пригласило Дорра и несколько других ученых и инженеров со всей страны стать частью группы, которая предоставляет независимые оценки передовых информационных наук и технологий, связанных с Министерством США. обороны.

С момента присоединения к IHMC в 2014 году Дорр руководила несколькими проектами DARPA, включая разработку системы для обнаружения и предотвращения атак социальной инженерии в США. Она также работает над проектом IARPA по извлечению с помощью ИИ различных точек зрения из языковых вводимых данных.

Джеймс Аллен из IHMC удостоен звания одного из ведущих ученых страны

Заместитель директора и старший научный сотрудник IHMC Джеймс Аллен был избран Американской ассоциацией содействия развитию науки в ранг научного сотрудника AAAS.

Каждый год ассоциация выбирает членов, чьи усилия по развитию науки и ее приложений считаются выдающимися и научно обоснованными. AAAS особо цитирует Аллена за его «широкий вклад в искусственный интеллект и понимание естественного языка, включая основополагающий вклад в темпоральную логику».

В дополнение к своей работе в IHMC, к которому он присоединился в 2006 году, Аллен также назначен профессором компьютерных наук им. Джона Х. Дессауэра в Рочестерском университете в Рочестере, штат Нью-Йорк.Y.

После защиты докторской степени. Получив в 1979 году диплом в области информатики в Университете Торонто и получив президентскую премию «Молодой исследователь» от Национального научного фонда в 1984 году, Аллен заработал международную репутацию лидера в области искусственного интеллекта и совместного взаимодействия человека с машиной.

«Это заслуженная честь для Джеймса», — сказал генеральный директор IHMC Кен Форд. «На протяжении всей своей карьеры Джеймс был идейным лидером в области ИИ. Я, как и остальные коллеги Джеймса здесь, в IHMC, очень за него счастлив.”

Назначение стипендиатов AAAS началось в 1874 году. Официальное избрание Джеймса стипендиатом будет отмечено на ежегодном собрании ассоциации, которое в этом году из-за COVID-19 состоится практически в феврале.

IHMC — это некоммерческий исследовательский институт Университетской системы Флориды, в котором исследователи разрабатывают новаторские технологии, направленные на использование и расширение человеческих возможностей. Для получения дополнительной информации посетите ihmc.us.

Выдающийся ученый в области физических упражнений присоединяется к IHMC

Доктор.Маркас Бамман — всемирно признанный исследователь, известный своим научным вкладом в биологию скелетных мышц человека и медицинскую реабилитацию. Он является основателем и бывшим директором Университета Алабамы в Бирмингемском центре лечебной физкультуры.

Бамман и центр UAB признаны мировыми лидерами в области биологических механизмов, лежащих в основе адаптации, вызванной физическими упражнениями, и их клинического применения в профилактике, лечении и реабилитации заболеваний. Он присоединяется к IHMC в качестве старшего научного сотрудника и станет частью биологически мотивированной команды, которую основатель и генеральный директор IHMC Кен Форд формировал в течение последних нескольких лет.

С момента своего основания в 1990 году IHMC в основном проводил передовые исследования в области искусственного интеллекта и робототехники. Однако последние несколько лет Ford создал исследовательскую группу, сосредоточенную на продолжительности жизни, устойчивости и производительности. IHMC уделяет особое внимание инновационным способам расширения возможностей и устойчивости высокопроизводительных людей, таких как космонавты, летчики-истребители и элитные специальные операторы.

«Маркас стал известен во всем мире благодаря своей работе по изучению молекулярных реакций на упражнения и их отношения к здоровью и работоспособности», — сказал Форд. «Его исследования высоко ценятся такими организациями, как Национальные институты здравоохранения, Министерство обороны, НАСА и другими агентствами по всей стране. Он будет прекрасным коллегой ».

Бамман часто упоминается в национальных СМИ о том, как польза для здоровья, вызванная физическими упражнениями, может повлиять на профилактику, лечение и реабилитацию заболеваний. Его клиническое испытание в 2011 году привлекло значительное внимание страны, поскольку показало, как мужчины и женщины в возрасте от 60 до 70 лет, начавшие тренировку с отягощениями под присмотром, могут развить мышцы, которые были такими же большими и сильными, как у среднего человека 35-40 лет.

«На более поздних этапах моей академической карьеры я все больше и больше интересовался исследованиями, связанными с обороной, и способами повышения эффективности и устойчивости боевиков и спецназа», — сказал Бамман. «Очевидно, что IHMC — один из ведущих исследовательских институтов страны, с которым я довольно хорошо познакомился после своего выступления».

Этот разговор привел к совместному сотрудничеству с институтом и главным научным сотрудником IHMC Тимом Бродериком.

«Я очень ценю лидерство, видение и стиль работы в IHMC, все из которых сосредоточены на результатах исследований», — сказал Бамман.«Исследования, проводимые в институте, носят инновационный характер и приведут к важным результатам и научным достижениям. Текущие исследования человеческого потенциала и устойчивости к внешним воздействиям, проводимые IHMC, безусловно, сильны, но это лишь верхушка айсберга с захватывающим будущим ».

Один из первых проектов, над которыми Бамман будет работать в IHMC, — это спонсируемая DARPA программа, направленная на разработку революционной платформы для повышения уровня подготовки и повышения устойчивости элитных военнослужащих. Проект под названием Peerless Operator Biologic Aptitude разрабатывается для повышения биологической способности воинов с целью повышения их адаптивности и устойчивости.

IHMC — это некоммерческий исследовательский институт Университетской системы Флориды, в котором исследователи разрабатывают новаторские технологии, направленные на использование и расширение человеческих возможностей. Для получения дополнительной информации посетите ihmc.us.

DARPA обращается к Бонни Дорр из IHMC, чтобы группа провела оценку исследования агентства

Агентство перспективных оборонных исследовательских проектов (DARPA) назначило доктора Бонни Дорр из IHMC в свою исследовательскую группу по информационным наукам и технологиям (ISAT) на трехлетний срок.

Дорр — ведущий исследователь в области обработки естественного языка. Она работает заместителем директора и старшим научным сотрудником в филиале IHMC в Окале. Исследовательская группа ISAT объединяет 30 ученых и инженеров со всей страны, которые постоянно проводят независимые оценки передовых информационных наук и технологий, связанных с Министерством обороны США.

DARPA — агентство Министерства обороны США, ответственное за разработку новых технологий для использования в вооруженных силах.Президент Дуайт Д. Эйзенхауэр создал агентство в 1958 году в ответ на запуск спутника Советским Союзом в 1957 году. В 1987 году агентство создало исследовательскую группу ISAT для поддержки своих технологических отделов и определения будущих направлений исследований.

«Для меня большая честь быть частью такой яркой и талантливой группы», — сказал Дорр. «Возможность участвовать в разработке будущих исследований для такого агентства, как DARPA, — это редкая возможность. Я очень жду этого ».

Дорр работал с DARPA над рядом проектов с момента присоединения к IHMC в 2014 году.Она руководила разработкой системы для обнаружения и предотвращения атак социальной инженерии на США, а также работает с группой, разрабатывающей коммуникации на основе ИИ.

«Бонни — одна из ведущих исследователей в своей области и отличный выбор для работы в исследовательской группе ISAT», — сказал генеральный директор IHMC Кен Форд. «Я думаю, что для Бонни это реальное свидетельство того, что она одна из немногих женщин, которые были включены в исследовательскую группу ISAT. Я надеюсь, что ее лидерство и успех как ученого побудят других женщин рассматривать информатику и обработку естественного языка как свою карьеру.

Вместе с коллегами из IHMC Дорр основал новую область обработки кибер-естественного языка, объединив опыт на стыке кибернетики, социальных вычислений, искусственного интеллекта и обработки естественного языка. Ее интересы сосредоточены на извлечении кибер-событий и понимании естественного языка для обнаружения атак, распознавания намерений злоумышленников и предотвращения атак социальной инженерии.

Подкаст IHMC в борьбе за международную награду

Международная академия цифровых искусств и наук объявила на этой неделе, что STEM-Talk был номинирован на Webby Awards, международный конкурс, подтверждающий превосходство в Интернете.

STEM-Talk, образовательная служба Флоридского института познания человека и машин (IHMC), была номинирована на премию Webby Awards в категориях научных и образовательных подкастов, а также на премию Webby People’s Voice Awards. Члены Академии выбирают победителей Премии Вебби, а Премию «Голос народа» голосует общественность.

Люди должны до 7 мая посетить сайт vote.webbyawards.com, чтобы проголосовать.

Как номинант Webby, STEM-Talk был назван одним из пяти лучших подкастов в мире в категории «наука и образование».В прошлом году более трех миллионов человек из 230 стран проголосовали за приз «Голос народа».

STEM-Talk занимал первое место за последние два года из трех в категории науки и медицины на ежегодной премии People’s Choice Podcast Awards.

Кен Форд, соучредитель и генеральный директор IHMC, совместно с научным сотрудником IHMC Дон Кернагис ведет подкаст. STEM-Talk, состоящий из более чем 100 эпизодов, включает беседы с некоторыми из самых интересных людей в мире науки и был загружен более чем двумя миллионами человек с момента его запуска в 2016 году.Для получения дополнительной информации о IHMC посетите www.ihmc.us.

STEM-Talk второй раз за три года получает награду «Выбор народа»

Второй раз за три года своего существования подкаст STEM-Talk IHMC занял первое место в категории «наука и медицина» на 14-й ежегодной премии People’s Choice Podcast Awards.

В международном конкурсе участвуют тысячи номинантов более чем в 20 номинациях. По словам Тодда Кокрейна, основавшего конкурс в 2005 году, People’s Choice признает лучшие подкасты в мире, номинированные слушателями.

«Награды действительно независимы, а номинированные и выигравшие шоу имеют значительные права хвастаться любимыми слушателями», — сказал Кокрейн.

STEM-Talk приближается к своему сотому выпуску и также приближается к 2 миллионам загрузок. В 2017 году STEM-Talk не только занял первое место в категории «наука и медицина», но и занял второе место в конкурсе.

STEM-Talk позиционирует себя как «беседы с некоторыми из самых интересных людей в мире науки и технологий.Среди гостей были как лауреаты Нобелевской премии по физике, так и астронавты НАСА, а также многочисленные лидеры в области медицины.
Подкаст загружается в iTunes, Stitcher, Google, Overcast и другие приложения для подкастов два раза в месяц.

Генеральный директор IHMC доктор Кен Форд совместно с научным сотрудником IHMC доктором Дон Кернагис ведет подкаст. Старший специалист по творчеству и мультимедиа Уильям Хауэлл редактирует подкаст вместе с сотрудником Джорданом Аккардо. Директор по коммуникациям Рэнди Хаммер — продюсер шоу.

Некоторые из наиболее популярных серий STEM-Talk включают:

  • Доктор Стюарт Филлипс, профессор кинезиологии в Университете Макмастера, который в 82 серии рассказал о своем исследовании здоровья мышц и диетического белка.
  • Доктор Роберт Эпштейн, психолог, журналист и бывший редактор журнала Psychology Today, который рассказал о своей академической карьере в области поведенческих наук в 89 серии, а также о своем последнем исследовании невидимого влияния технологических компаний, особенно Google, на потребителей и потребителей. политическое поведение.
  • Меган Робертс, научный руководитель Nourish Balance Thrive, которая была показана в серии 92 и наиболее известна своей статьей 2017 года в Cell Metabolism, в которой показано, что кетогенная диета увеличивает продолжительность жизни и здоровье взрослых мышей.

Чтобы найти этот и другие выпуски, посетите ihmc.us/stemtalk.

UWF и IHMC объявляют об открытии первой группы докторов наук штата. в интеллектуальных системах и робототехнике

Пресс-релиз UWF-IHMC 20191007.pdf

Директор докторской программы Брент Венейбл (в центре) с Жаком Перри (слева) и Дунканом Калвертом (справа)

Этой осенью Университет Западной Флориды и Институт познания человека и машин приветствовали первую когорту из пяти студентов на недавно учрежденной докторской программе по интеллектуальным системам и робототехнике.

Программа сосредоточена на разработке передовых программных и аппаратных технологий, которые объединяют человеческие и машинные элементы для использования их сильных сторон и смягчения их соответствующих слабых сторон.Он согласуется со стратегическим видением Университета в отношении исследований, которые влияют на экономическое развитие Северо-Западной Флориды и технологические предприятия. Первая в своем роде во Флориде и одна из немногих в стране, программа будет обслуживать производство, здравоохранение, оборону и другие высокотехнологичные отрасли, обеспечивая критически важную поддержку в сферах карьерного роста, пользующихся высоким спросом.

«UWF приветствует уважаемую группу нетерпеливых докторантов, каждый с уникальным впечатляющим прошлым», — сказала президент UWF Марта Д.Сондерс. «Они готовы, и мы уверены, что UWF и IHMC приведут их к личному успеху».

Докторантура в области интеллектуальных систем и робототехники предоставит студентам индивидуальные пути, соответствующие их интересам. Программа состоит из базовых курсов по робототехнике и искусственному интеллекту, или ИИ, которые затрагивают такие темы, как представление и рассуждение знаний, машинное обучение, вычислительные методы в ИИ, базовое взаимодействие аппаратного и программного обеспечения и методы исследования.

«Наша миссия по этой программе — превратить студентов в выпускников, которые смогут сразу воспользоваться возможностями рабочей силы, которые будут готовы и ждут их, для дальнейшего развития области и инновационных исследований», — сказал д-р Кен Форд, генеральный директор IHMC.

Два студента, Тахер Рахгуй и Андреа Мартин, перешли в UWF из Университета Тулейна, чтобы стать частью первой когорты, последовавшей за доктором Брентом Венейблом, назначенным директором докторской программы по интеллектуальным системам и робототехнике.Венейбл ранее занимал совместную должность профессора информатики в Тулейне и научного сотрудника IHMC. Она сказала, что ее первоочередной задачей в программе является подготовка студентов к успеху в исследованиях, которые их интересуют.

«Как я вижу, моя работа состоит в том, чтобы создать оптимальную среду и возможности для всех участников; студенты, преподаватели, исследователи, — сказал Венейбл. «Эти студенты будут работать в лабораториях с исследователями более четырех лет, и у них будет шанс что-то изменить.С точки зрения наставника, это «академическое воспитание», и моя работа — обеспечить его успех ».

Жак Перри, выпускник UWF и ветеран армии, — еще один кандидат, который был принят в программу. Перри имеет 10-летний опыт работы в сфере кибербезопасности и в настоящее время работает ведущим инженером по кибербезопасности и менеджером по безопасности информационных систем в 782-й испытательной эскадрилье на базе ВВС Эглин.

Перри прошел стажировку в IHMC в аспирантуре, что, по его словам, впервые пробудило его интерес к искусственному интеллекту.Когда появилась возможность провести исследование ИИ, которое могло бы улучшить усилия по кибербезопасности, наряду с доступом к ресурсам IHMC, он, не колеблясь, подал заявку на докторскую программу.

«Моя докторская работа будет иметь прямое отношение к кибербезопасности миссий ВВС», — сказал Перри. «Эта программа также позволит мне занять лидирующую позицию в киберсообществе ВВС, где я смогу больше сосредоточиться на возможностях ИИ в киберзащите и нападении. В конечном итоге я ожидаю, что ИИ будет играть как сильную оборонительную, так и наступательную роль в кибервойне, что по своей сути потребует от следующего поколения специалистов по кибербезопасности досконального понимания возможностей и ограничений ИИ и того, как он будет формировать поле кибербезопасности.”

Среди других студентов, включенных в осенний курс 2019 года, — выпускник UWF Дункан Калверт, который в настоящее время работает в лаборатории робототехники в IHMC, и Бхавянш Мишра, недавний выпускник UWF, прошедший стажировку в IHMC летом 2018 года.

Некоммерческий исследовательский институт системы государственных университетов, IHMC является пионером технологий, направленных на расширение возможностей человека с помощью уникального подхода, сочетающего информатику, когнитивную психологию, нейробиологию, инженерию, медицинские науки и смежные дисциплины.

Для получения дополнительной информации о Ph.D. по интеллектуальным системам и робототехнике посетите uwf.edu/isr.

UWF и IHMC объявляют инаугуратора докторской программы по интеллектуальным системам и робототехнике

Университет Западной Флориды и Флоридский институт познания человека и машины объявляют доктора Кристен «Брент» Венейбл первым директором Ph.D. в программе «Интеллектуальные системы и робототехника».

UWF сотрудничает с IHMC в рамках программы, которая начинается осенью 2019 года.Venable будет формировать и направлять новую программу, нанимать преподавателей и докторантов.

«Долгожданная докторская программа нашла в лице доктора Венейбла подходящего лидера, — сказала президент UWF Марта Д. Сондерс. «Ее опыт в области искусственного интеллекта хорошо сочетается с видением программы по развитию идейных лидеров в этих захватывающих областях».

Венейбл переходит в UWF из Университета Тулейна, где она вместе занимала должность профессора информатики и ученого-исследователя в IHMC.

«Я знаю Брент очень давно, и она — идеальный выбор, чтобы возглавить новую программу», — сказал д-р Кен Форд, генеральный директор и директор IHMC. «Брент обладает обширным опытом в области искусственного интеллекта и смежных темах, и нам повезло, что она согласилась занять эту позицию».

Основные исследовательские интересы

Venable связаны с искусственным интеллектом, включая рассуждение на основе ограничений, предпочтения, временные рассуждения и вычислительный социальный выбор. Ее исследования направлены на обеспечение прочной основы для разработки и развертывания интеллектуальных систем, способных определять предпочтения.

«Это прекрасная возможность для меня», — сказал Венейбл. «Я люблю исследования и люблю работать со студентами, поэтому эта должность дает мне лучшее из обоих миров. Я особенно взволнован тем, что у нас есть потенциал для разработки уникальной программы в Соединенных Штатах, по которой студенты будут работать над исследовательскими проектами, как только они ступят на территорию кампуса ».

Венейбл начала свою карьеру в сфере высшего образования в качестве преподавателя на кафедре чистой и прикладной математики в Университете Падуи в Италии, где она также получила докторскую степень в области компьютерных наук и степень лауреата с отличием по математике.

Новая программа является первой в своем роде во Флориде и одной из немногих в стране. Он согласуется со стратегическим видением Университета в отношении исследований, которые влияют на экономическое развитие Северо-Западной Флориды и технологические предприятия. Программа будет обслуживать обрабатывающую промышленность, здравоохранение, оборону и другие высокотехнологичные отрасли, оказывая критически важную поддержку в сферах карьерного роста, пользующихся высоким спросом.

Программа будет сосредоточена на предоставлении студентам практического опыта исследования с самого начала.

«Волнение, окружающее новую программу, было ощутимым, и с объявлением о руководстве доктора Венейбла волнение растет, — сказал д-р Яроми Кул, исполняющий обязанности декана Колледжа науки и инженерии Хэла Маркуса. «Ее интересы и опыт будут способствовать запуску и созданию конкурентоспособной программы, которая готовит поколения студентов к успеху на протяжении всей жизни».

Для получения дополнительной информации о программе «Докторантура в области интеллектуальных систем и робототехники» посетите веб-сайт uwf.edu / isr

IHMC и Andrews Research and Education Foundation объявляют о партнерстве для проведения исследовательских проектов

Передовой исследовательский центр Пенсаколы Флоридский институт познания человека и машин (IHMC) и Фонд исследований и образования Эндрюса (AREF), исследовательское подразделение Института Эндрюса в Галф Бриз, подписали соглашение о сотрудничестве в области деятельности человека. исследовать.

«Нам действительно повезло, что здесь, в нашем сообществе, есть два мировых лидера в области человеческой деятельности, — сказал Кен Форд, соучредитель и генеральный директор IHMC.«Это партнерство будет использовать работу обеих организаций на благо спортивной медицины, а также программы, направленные на улучшение способностей и устойчивости космонавтов, летчиков-истребителей, водолазов и других элитных членов наших вооруженных сил».

IHMC и AREF будут делить офисные и лабораторные помещения на своих предприятиях в Пенсаколе и Gulf Breeze. Ученые и врачи будут сотрудничать в исследованиях в различных областях, от оптимизации физических и когнитивных функций до разработки технологий, направленных на помощь высокопроизводительным людям, таким как профессиональные спортсмены, космонавты и летчики-истребители.

«Сотрудники AREF очень рады, что они смогут работать с IHMC в областях, которые помогут нам в нейрохирургии, нейробиологии, офтальмологии и, конечно же, в спортивной медицине», — сказал Эштон Хейворд, президент Фонда исследований и образования Эндрюса.

IHMC — это некоммерческий исследовательский институт, который превратился в одну из ведущих исследовательских организаций мира. Его ученые и инженеры исследуют широкий спектр научных и технологических тем с целью усиления и расширения человеческого познания, восприятия, передвижения и устойчивости.В частности, IHMC является лидером в области искусственного интеллекта, робототехники и работы человека в экстремальных условиях. Исследовательский институт со штаб-квартирой в Пенсаколе является частью Университетской системы Флориды с филиалом в Окале.

AREF — это исследовательское подразделение Института Эндрюса, ведущего национального центра ортопедии и спортивной медицины. Институт Эндрюса является частью Baptist Health Care и был основан доктором Джеймсом Эндрюсом, хирургом-ортопедом, известным своим лечением травм коленей, локтей и плеч, а также восстановлением поврежденных связок.Он помог лечить травмы и возродить карьеры многих известных спортсменов, таких как Дрю Брис, Бо Джексон, Роджер Клеменс, Джерри Пейт, Джек Никлаус, Чарльз Баркли и Майкл Джордан.

Хейворд, который восемь лет проработал мэром Пенсаколы, прежде чем присоединиться к AREF в январе, сказал, что миссия состоит в том, чтобы помочь просвещать общественность и проводить дальнейшие исследования в области ортопедии, деятельности человека, предотвращения травм, технологий, а также хирургических и биомедицинских улучшений.

«Большинство людей знают о клинической работе, которую мы проводим со спортсменами», — сказал Хейворд.«Но не так хорошо известно, что мы также много работаем с действующими членами сообщества специальных операций. Мы обеспечиваем их физиотерапией, тренировками и питанием ».

Именно эта работа с сообществом специальных операций особенно заинтересовала научного сотрудника IHMC Дон Кернагис.

«Поскольку мы расширили наши исследования биологических способов расширения возможностей и устойчивости высокопроизводительных людей в вооруженных силах, особенно тех, кто вынужден работать в экстремальных условиях, партнерство с AREF имело смысл», — сказал д-р. Кернагис, возглавляющий десяток членов биомедицинской команды IHMC.

Ближайшие планы включают совместную работу сотрудников IHMC и AREF над текущими исследовательскими проектами, а также разработку предложений для будущих проектов и грантов.

Для получения дополнительной информации о AREF посетите: https://www.andrewsref.org

Райан Тилли назначен членом Совета директоров Союза экономического развития Флориды-Запад

FloridaWest EDA рада сообщить, что Райан Тилли из Флоридского института человеческого и машинного познания был назначен в Совет директоров FloridaWest Комиссией округа Эскамбия.Тилли присоединяется к Карен Синдел в качестве одного из двух назначенных графством, чтобы служить сообществу в совете альянса экономического развития.

Райан в настоящее время является директором по реализации стратегических программ и инноваций Флоридского института человеческого и машинного познания (IHMC), а также является партнером двух компаний, занимающихся разработкой программного обеспечения в Пенсаколе. До прихода в IHMC Райан был главным операционным директором VetCV Inc., компании по разработке программного обеспечения, ориентированной на поддержку ветеранов и их семей.

Райан также был операционным директором KontactIntelligence Inc., ведущей программной платформы для набора врачей в сфере здравоохранения.

Райан получил степень магистра делового администрирования, а также степень бакалавра наук в области финансов и мировой экономики в Университете Западной Флориды. Он также получил диплом магистра предпринимательства Университета Западной Флориды. Он женат на своей прекрасной жене Келли, и вместе у них двое замечательных сыновей.

«Обладая опытом работы с технологическими компаниями, Райан Тилли станет ключевым активом нашего совета директоров», — сказал Скотт Лут, FloridaWest.«Сейчас, когда мы сосредоточены на создании объектов кибербезопасности в округе Эскамбия, мы с нетерпением ждем возможности работать с Райаном для создания рабочих мест и открытия нового бизнеса».

«Мне очень нравится регион Северо-Запад Флориды, — сказал Райан, — и я надеюсь на успешное, устойчивое и ответственное экономическое развитие нашего сообщества».

Скачать PDF Пресс-релиз

Самая важная инновационная компания, открытая в Окале за последние 20 лет.

В февральском выпуске журнала Ocala Style за 2019 год IHMC назван самой важной инновационной компанией, открытой в Окале за последние 20 лет. Вы можете прочитать статью здесь, https://issuu.com/ocalastyle/docs/0219os_book/32

Генеральный директор IHMC назначен в Комиссию национальной безопасности по искусственному интеллекту

Доктор Кеннет М. Форд из Пенсаколы, генеральный директор и соучредитель Флоридского института познания человека и машин (IHMC), был назначен членом элитной группы лидеров отрасли в недавно сформированной Комиссии национальной безопасности по искусственному интеллекту. .

Созданная в соответствии с Законом о государственной обороне на 2019 год, независимая федеральная комиссия, как ожидается, будет рассматривать глобальные достижения, инвестиции и стратегии в области искусственного интеллекта (ИИ) и связанных технологических систем, оценивать зарубежные разработки и инвестиции в ИИ и рекомендовать меры, принятые Соединенными Штатами. Государства могут использовать свои технологические преимущества, обеспечивая при этом национальную безопасность и конкурентоспособность. В числе своих задач Комиссия рассмотрит использование ИИ в военных целях, рассмотрит «этические соображения», которые могут возникнуть в результате достижений в технологиях ИИ, и оценит возможности для стимулирования исследований в области ИИ и инвестиций в развитие персонала.

Признанный пионер в области машинного познания и систем искусственного интеллекта, участие доктора Форда в Комиссии принесет особое понимание революционных инноваций в области машинного обучения, кибер-интеллекта и безопасности, робототехники, сенсорной замены и интеллектуального анализа данных, а также продемонстрирует процветающий искусственный интеллект и защиту. связанных отраслевых мероприятий, происходящих во Флориде.

«Америка сталкивается с невероятными проблемами, поскольку технический прогресс меняет наши сообщества, нарушает работу наших рабочих мест и угрожает нашей национальной безопасности», — сказал У. Сенатор Марко Рубио. «В течение почти трех десятилетий доктор Форд был в авангарде понимания этих изменений и того, как они влияют на нашу страну и мир. Его назначение в Комиссию национальной безопасности по искусственному интеллекту вполне заслужено и вселяет во меня уверенность, что наша нация способна адаптироваться, процветать и процветать для будущих поколений ».

Комиссию, состоящую из 15 человек, возглавит бывший генеральный директор и председатель Google Эрик Шмидт. В нее войдут руководители Oracle, Amazon и Microsoft, а также высокопоставленные представители технологических, разведывательных и оборонных секторов.

«Для меня большая честь быть частью этой выдающейся группы, поскольку мы стремимся рассмотреть направление и влияние технологий искусственного интеллекта на национальную безопасность и конкурентоспособность», — сказал Форд. «Для нас как нации стало критически важно понять значение ИИ и важность стратегических инвестиций в него, и я надеюсь, что эта Комиссия сможет определить проблемы и возможности, связанные с этой постоянно развивающейся областью. . »

Имея финансирование в размере 10 миллионов долларов, выделенное на ее работу, Комиссии поручено подготовить отчет для президента и Конгресса с рекомендациями относительно «действий исполнительной власти и Конгресса в отношении искусственного интеллекта, машинного обучения и связанных технологий.». Выводы и рекомендации Комиссии быстро отслеживаются: первоначальный отчет должен быть представлен в течение 90 дней, а годовые отчеты — в августе 2019 и 2020 годов.

Доктор Форд входил в состав ряда высших национальных советов и комиссий, включая Совет по оборонной науке, Национальный совет по науке и Консультативный совет по науке ВВС. Он входил в Совет по передовым технологиям (ATB), который поддерживает Управление директора национальной разведки, и был председателем Консультативного совета НАСА.Журнал Florida Trend назвал его одним из четырех самых влиятельных граждан Флориды в академических кругах. Форд также был награжден медалью НАСА «За выдающиеся заслуги перед обществом», что является высшей наградой, которую присуждает агентство. В 2018 году он был введен в Зал славы изобретателей Флориды.

Основанный доктором Фордом в 1990 году в Университете Западной Флориды и зарегистрированный в качестве некоммерческого исследовательского института в рамках системы государственного университета в 2003 году Законодательным собранием Флориды, IHMC является домом для ведущих ученых и инженеров, совместно работающих. занимается передовыми разработками в области искусственного интеллекта, робототехники, взаимодействия человека с машиной, когнитивной психологии, информатики и деятельности человека.Исследователи IHMC переосмысливают отношения между людьми и машинами и определяют новые направления в ориентированных на человека вычислениях. IHMC активно сотрудничает с отраслевыми, правительственными и университетскими партнерами в разработке сложных технологий, которые могут способствовать достижению более широких целей общества. Благодаря своей новаторской работе с НАСА, Министерством обороны, DARPA и рядом партнеров из частного сектора, IHMC заслужил всемирное признание.

IHMC — финалист Toyota Mobility Challenge

ПЯТЬ ВИДЕНИЙ НА БУДУЩЕЕ МОБИЛЬНОСТИ, ВКЛЮЧАЯ ОДИН ОТ IHMC, ОБЪЯВЛЕННЫЙ НА CES

  • Toyota Mobility Foundation в партнерстве с Nesta’s Challenge Prize Center объявляет финалистов глобального конкурса Mobility Unlimited Challenge стоимостью 4 миллиона долларов на выставке CES в Лас-Вегасе
  • Новаторы со всего мира представили революционные технологии для улучшения жизни людей с параличом нижних конечностей
  • Финалисты включают команды из США, Японии, Италии и Соединенного Королевства с различными устройствами, от гибридного экзоскелета на колесах до системы совместного использования инвалидной коляски с электроприводом
  • IHMC — один из пяти финалистов, получивших грант в размере 500 000 долларов США на дальнейшее развитие своей идеи.Окончательный победитель получит 1 миллион долларов в 2020 году в Токио

Лас-Вегас, Невада, США (7 января 2019 г. ) — Пять финалистов трехлетнего конкурса Mobility Unlimited Challenge были представлены на выставке Consumer Electronics Show в Лас-Вегасе. В 2017 году фонд Toyota Mobility Foundation в партнерстве с Nesta’s Challenge Prize Center запустил глобальную программу стоимостью 4 миллиона долларов США с целью улучшить жизнь миллионов людей с параличом нижних конечностей.

The Challenge пригласил инженеров, новаторов и дизайнеров со всего мира представить проекты революционных технологий, включающих интеллектуальные системы, чтобы улучшить мобильность и независимость людей с параличом нижних конечностей.Центральным элементом этой задачи является важность сотрудничества с конечными пользователями для разработки устройств, которые будут легко интегрироваться в жизнь и среду пользователей, при этом быть удобными и простыми в использовании, обеспечивая большую независимость и более активное участие в повседневной жизни.

Каждый из пяти финалистов получит грант в размере 500 000 долларов США на дальнейшее развитие своей концепции, а финальный победитель конкурса получит 1 миллион долларов США в Токио в 2020 году.

Пять финалистов:

  • Evowalk: Evolution Devices (США) — умный носимый рукав для ног, который помогает людям с частичным параличом нижних конечностей восстановить подвижность.Система EvoWalk AI использует датчики для прогнозирования движений пользователя при ходьбе и стимулирует нужные мышцы в нужное время, чтобы помочь им лучше ходить.
  • Moby: Italdesign (Италия) — интегрированная сеть устройств с приводом на колесах, предоставляющая пользователям инвалидных колясок с ручным управлением удобство и преимущества кресла с электроприводом, доступная через схему совместного использования на основе приложений.
  • Phoenix Ai Сверхлегкая инвалидная коляска: Phoenix Instinct (Великобритания) — сверхлегкая самобалансирующаяся интеллектуальная инвалидная коляска, которая устраняет болезненные вибрации.
  • Qolo (Качество жизни с движением): Team Qolo, Университет Цукуба (Япония) — мобильный экзоскелет на колесах, позволяющий пользователям с легкостью сидеть или стоять.
  • Quix: IHMC & MYOLYN (США) — роботизированный экзоскелет с электроприводом с двигателями на бедрах, коленях и лодыжках, а также дополнительными приводами, обеспечивающими быструю, стабильную и маневренную вертикальную подвижность человеку с параличом нижних конечностей. Используя модульное срабатывание, технологию восприятия от автономных транспортных средств и алгоритмы управления для балансировки автономных гуманоидных роботов, это устройство обеспечит мобильность, безопасность и независимость, недоступные нынешним экзоскелетам.Устройство улучшит доступность в обществе, особенно дома и на работе.

«Мы рады, что стали одними из пяти финалистов конкурса Mobility Unlimited Challenge», — сказал старший научный сотрудник IHMC Питер Нойхаус, возглавляющий группу IHMC и Myolyn. «В деловом мире разработка технологий для людей с параличом нижних конечностей была чрезвычайно сложной задачей. Мы постоянно боролись с людьми, которые говорили, что рынок слишком мал, и из-за этого люди не прилагают усилий, исследований или инвестиций, которых заслуживает эта область, а это означает, что не было достаточного прогресса.”

Myolyn — это медицинская технологическая компания, базирующаяся в Гейнсвилле, штат Флорида, деятельность которой направлена ​​на улучшение здоровья и работоспособность человека. IHMC — это некоммерческий исследовательский институт Университетской системы Флориды, который является пионером технологий, направленных на использование и расширение человеческих возможностей.

Восемьдесят работ были получены от команд специалистов из 28 стран мира. Финалисты были выбраны группой экспертов-судей со всего мира.

Доктор Эрик Кротков, главный научный сотрудник исследовательского института Toyota и один из судей конкурса, заявил: «Существует так много технологических возможностей для изучения подходов к решению проблем, связанных с параличом нижних конечностей.Соревнования, подобные Mobility Unlimited Challenge, побуждают новаторов сосредоточиться на одной и той же проблеме, чтобы определить что-то представляющее большой общий интерес, которое служит обществу. Я в восторге от этих финалистов, у которых есть широкий спектр технических решений — инвалидные коляски, ортопедические приспособления, скобы, экзоскелеты. Я с нетерпением жду возможности увидеть, как они выведут эти устройства из стадии разработки, чтобы помочь нашим конечным пользователям ».

В дополнение к гранту в размере 500 000 долларов США финалисты будут посещать специализированные семинары, получать возможности наставничества с техническими экспертами и сотрудничать с конечными пользователями для дальнейшего развития своих концепций до 2020 года.

Во всем мире миллионы людей живут с параличом нижних конечностей (наиболее частыми причинами являются инсульты, травмы спинного мозга и рассеянный склероз). Хотя в мире нет статистических данных о параличе, по оценкам Всемирной организации здравоохранения, ежегодно во всем мире регистрируется от 250 000 до 500 000 новых случаев травм спинного мозга.

UWF сотрудничает с IHMC в разработке первых интеллектуальных систем и робототехники. во Флориде

Университет Западной Флориды в сотрудничестве с Институтом познания человека и машин, расположенным в центре Пенсаколы, разработал докторскую программу по интеллектуальным системам и робототехнике.Программа будет первой в своем роде во Флориде и одной из немногих в стране.

«Мы очень рады этой новой программе докторантуры», — сказала президент UWF Марта Д. Сондерс. «Программа объединяет сильные стороны инженерных и компьютерных программ UWF с опытом исследовательского центра мирового уровня, IHMC. Это изменит правила игры «.

Новая докторская программа согласуется со стратегическим видением Университета в отношении исследований, которые влияют на экономическое развитие Северо-Западной Флориды и технологические предприятия.Он будет обслуживать обрабатывающую промышленность, здравоохранение, оборону и другие высокотехнологичные отрасли, обеспечивая критически важную поддержку в востребованных областях карьеры.

«Я давно представлял себе такую ​​программу, — сказал Кен Форд, директор и соучредитель IHMC. «Это привлечет лучшие молодые таланты со всего мира. Это такой большой шаг не только для UWF и IHMC, но также для Пенсаколы и штата ». Согласно исследованию, проведенному в 2012 году Национальной робототехнической инициативой, робототехника может изменить будущее Соединенного Королевства.S. и ожидается, что в ближайшие десятилетия он станет таким же повсеместным, как и компьютерные технологии сегодня. Справочник по профессиональным перспективам Бюро статистики труда США прогнозирует 19-процентный рост числа ученых, занимающихся компьютерными и информационными технологиями, в течение следующих 10 лет.

Программа Drone с Управлением полиции города Пенсакола

Мэр Пенсаколы Эштон Хейворд и IHMC рады объявить об инновационном партнерстве между IHMC и Управлением полиции города Пенсакола в разработке комплексной программы полицейских дронов.

Программа будет включать специализированные дроны в полицейских операциях, таких как поиск и спасение, реагирование на стихийные бедствия, уклонение от бегства, опасные ситуации и наблюдение за событиями на открытом воздухе.

«Это замечательная программа, которая сделает Пенсаколу более безопасным сообществом», — сказал Хейворд. «И поскольку у нас есть опыт IHMC здесь, в нашем сообществе, мы также будем играть ведущую роль с точки зрения использования этих специализированных дронов в борьбе с преступностью и в том, чтобы сделать наше сообщество более безопасным.”

В то время как стандартные дроны доступны правоохранительным органам, многие из них не подходят для критически важных государственных служб, таких как полицейские операции. Большинство дронов также не могут выполнять миссии, которые выполняются в зданиях или вокруг них.

IHMC в течение многих лет разрабатывает технологию, которая хорошо подходит для создания индивидуальных дронов, которые могут быть эффективными инструментами для нужд правоохранительных органов. IHMC и полицейское управление Пенсаколы также будут работать вместе над разработкой учебной программы по использованию этих специализированных дронов.

IHMC в Пенсаколе — это некоммерческий исследовательский институт, который превратился в одну из ведущих исследовательских организаций страны с учеными и инженерами мирового уровня, исследующими широкий спектр тем, связанных с созданием технологических систем, направленных на усиление и расширение познания человека. , восприятие, движение и устойчивость. Институт является частью университетской системы Флориды и имеет филиал в Окале. «Большинство людей знают о нашей работе с роботами, NASA и различными видами вооруженных сил», — сказал Кен Форд, генеральный директор IHMC.«Но это отличный пример того, как опыт наших ученых используется прямо здесь, в Пенсаколе, на благо нашего сообщества».

Центр исследований IHMC им. Левина получил приз зрительских симпатий AIA Florida

Флоридская ассоциация Американского института архитекторов опубликовала окончательные результаты конкурса «Выбор народа Флориды» на этой неделе, и благодаря многим из вас Центр исследований Левина IHMC победил.В течение последних нескольких недель мы рассылали запросы, в которых просили людей выйти в Интернет и проголосовать за Центр Левина в конкурсе AIA. Мы действительно ценим это так многими людьми.

Центр Левина площадью 30 000 квадратных футов был спроектирован фирмой Quina Grundhoefer в Пенсаколе и построен в 2016 году. Мы также очень благодарны адвокату Пенсаколы Фреду Левину, который пожертвовал 1 миллион долларов в IHMC, чтобы помочь институту завершить строительство объекта.

Картер Куина был ведущим архитектором проекта и получил отличную цитату после того, как услышал новости о премии «Выбор народа».«Как архитекторы, нам, конечно, нравится, когда коллеги оценивают нашу работу и узнают нас. Но еще важнее, чтобы ваш дизайн получил признание обычных людей. Если людям нравится то, что мы разработали, значит, мы сделали свое дело. Это действительно большая честь для нас и Пенсаколы ».

Вот пресс-релиз AIA Florid

Кернагис получает награду выдающегося молодого ученого

Ученый-исследователь IHMC Дон Кернагис в 2018 г. является лауреатом Премии молодых ученых / врачей, ежегодно присуждаемой Обществом подводной и гипербарической медицины.

Награда, которая была вручена на ежегодном банкете общества в Орландо, отмечает работу молодого ученого, чьи достижения неизменно выдаются.

«Я безмерно благодарен за эту награду», — сказал Кернагис. «Мне повезло, что я был окружен вдохновляющими коллегами и советниками, когда я переходил от ныряльщика на полную ставку к исследователю, работающему на полную ставку. Это такой неожиданный сюрприз ».

Кернагис, занесенная в Зал славы женщин-дайверов в 2016 году, в начале своей карьеры занималась дайвингом и руководила подводными исследованиями и природоохранными проектами по всему миру.Она провела более десяти лет с командой дайверов, исследуя Вакулла-Спрингс и его глубоководные пещеры. Она также была выбрана в 2016 году, чтобы стать одним из шести членов экипажа подводной миссии НАСА, NEEMO 21.

Кернагис пришла в IHMC после получения докторской степени в Университете Дьюка. Она и ее коллеги из института сосредоточены на поиске способов оптимизации производительности и устойчивости людей, работающих в экстремальных условиях.

В настоящее время она руководит исследованием Управления военно-морских исследований по изучению потенциального человеческого топлива для работы в холодной воде.Она также возглавляет финансируемое NASA Translational Institute исследование того, как лимфатическая система мозга реагирует на симулированную микрогравитацию.

Помимо своего исследования, Кернагис является соучредителем подкаста IHMC STEM-Talk с основателем и директором института Кеном Фордом. IHMC, некоммерческий исследовательский институт, входящий в систему Университета Флориды, является пионером технологий, направленных на использование и расширение человеческих возможностей.

«Dawn, безусловно, заслуживает этой награды», — сказал Форд.«Она действительно выдающийся ученый, и ее коллеги в IHMC очень за нее рады. Это еще один пример высокого уровня талантов, которым нам так повезло в институте ».

Общество подводной и гипербарической медицины — это организация, базирующаяся в США, которая поддерживает исследования в области гипербарической медицины и физиологии.

Разрушая московское наследие конструктивистов

Когда московский городской депутат Александра Парушина спросила у мужчин в бульдозерах, есть ли у них разрешение на снос жилого массива 1920-х годов в ее округе 6 июня, охранники повалили ее на землю.Пока они держали ее, повредив ногу, начался снос. «Кирпичи буквально летели над нашими головами, — сказала Парушина. К тому времени, как приехали полиция и скорая помощь, разборка уже шла полным ходом.

Парушина все еще была в шоке, когда заговорила с The Moscow Times. «Я никогда раньше не сталкивалась с силой», — сказала она. «Они засмеялись и сказали мне встать, когда узнали, что моя нога сильно ранена».

Парушина вела кампанию по спасению жилого массива в районе Хамовники в центре Москвы.Группа зданий на Погодинской улице составляла одну из 26 «рабочих деревень», построенных в столице в 1920-х годах в «конструктивистском» стиле — движении русской архитектуры, сочетающем геометрические формы, новые технологии и коммунистическую идеологию. В 2012 году они были внесены в реестр памятников культуры города Москвы. Но в июне 2015 года правительственная комиссия дала застройщикам зеленый свет на снос домов и выселение жителей Погодинской. «Это преступно, это жемчужины архитектуры», — сказала Парушина.

Что сделало Погодинскую ценной для инвесторов, так это ее расположение — в двух шагах от Москвы-реки и недалеко от центра города. Его место на карте также сделало его ценным для активистов, защищающих авангардное наследие Москвы: он находился напротив культового рабочего клуба, спроектированного новаторским российским архитектором Константином Мельниковым. Активисты утверждали, что жилой комплекс и клуб составляют единый архитектурный ансамбль. После сноса Погодинская будет заменена элитным жилым комплексом, который, по словам Парушиной, нарушит вид на дом Мельникова.

Будущее клуба рабочих, известного как «Клуб резиновой фабрики», неясно. Ему неоднократно угрожали сносом, и в настоящее время он пустует. Большинство построек, которые Мельников спроектировал с мировым именем — гаражи и рабочие клубы с его фирменными внешними лестницами — находятся в ужасном состоянии. Единственный удачный пример отреставрированного дома Мельникова, введенного в современное использование, — это его Бахметьевский автобусный гараж 1927 года, в котором сейчас находится Московский Еврейский музей и Центр толерантности.Остальные либо полузаброшены, либо реконструированы до неузнаваемости.

Рабочие поселки и конструкции Мельникова — не единственные уязвимые конструктивистские постройки в Москве. Большая часть раннего советского наследия российской столицы быстро исчезает. Само по себе быть памятником конструктивизма мэрия не считает достойным спасения.

Вячеслав Прокофьев / ТАСС

Интерьер московского Дома Мельникова, построенного в 1927-29 гг.Известное здание представляет собой две цилиндрические башни, украшенные шестигранными окнами.

Исчезающие достопримечательности

Двумя месяцами ранее в другой части города власти внезапно начали снос еще одной конструктивистской достопримечательности — Таганской телефонной станции 1929 года. Они сделали это, несмотря на общественные протесты, петицию к мэру Москвы, собравшую более 30 000 подписей, и сопротивление ведущих российских архитекторов. Даже активисты были удивлены, увидев, сколько людей вышло на улицы, чтобы защитить здание, которое не было одним из самых известных конструктивистских памятников Москвы.

Как бы московский креативный класс ни возражал против этого решения, оно оказалось безрезультатным. На его месте теперь будет построен элитный жилой комплекс «в стиле модерн конца XIX века». В интервью газете «Ведомости» инвестор, возглавляющий проект, сказал, что протесты были «организованы для получения политических очков» и что здание «в любом случае рухнуло бы через пять лет».

Историк архитектуры Александра Селиванова стала заметной фигурой в кампании за спасение авангардного наследия Москвы.«Нельзя просто сидеть и писать книги, когда объект вашего исследования исчезает», — сказала она в интервью на балконе Avant Garde Center, образовательной платформы, посвященной раннему советскому модернизму, которую она основала. Центр находится в местной библиотеке на Шаболовке, в центральном районе Москвы, где живет Селиванова. Шаболовка также является домом для нескольких известных конструктивистских построек, в том числе Шуховской башни, радиовещательной башни 1920 года, спроектированной Владимиром Шуховым.

Борьба Селивановой за спасение Москвы 1920-х годов началась с Шуховской башни.В 2014 году власти Москвы заявили о планах его переноса. Селиванова помогла провести успешную кампанию по удержанию его на Шаболовке и потребовать его восстановления. Однако его будущее также остается неясным.

Структура принадлежит Российской телерадиовещательной сети, находящейся в ведении Минкомсвязи. Министерство хочет передать ответственность за заброшенную башню Министерству культуры, которое, в свою очередь, заявляет, что согласится только в том случае, если первое использует выделенные средства для ремонта памятника.«Пока они дерутся между собой, башня ржавеет», — говорит Селиванова. Федеральная служба по охране культурного наследия объявила недавние стабилизационные работы победой, но Селиванова говорит, что они были выполнены без консультации экспертов и рискует повредить башню в дальнейшем.

Ящики для тиканья

Активисты выразили озабоченность по поводу новых правил, которые, по их словам, делают практически невозможным юридически доказать, что конструктивистские здания стоит спасать.В декабре 2015 года власти Москвы ввели балльную систему оценки культурного статуса здания. Согласно этим новым правилам, здание должно иметь 200 баллов, чтобы быть внесенным в государственный реестр культурного наследия. Таганская телефонная станция, несмотря на хорошее состояние, не получила достаточно баллов от правительственной комиссии, которая присудила зданию только 176 баллов. Однако независимый комитет присудил зданию 276 баллов по тем же критериям.

Селиванова утверждает, что система ставит историческое и политическое значение выше архитектурной ценности.«Если Ленин однажды ступил в здание, оно автоматически получает 50 баллов. Это абсурд», — говорит она. Она также жалуется, что система отдает предпочтение декоративным зданиям, что ставит в невыгодное положение более минималистичную современную архитектуру. «Они действуют, ставя галочки, но нельзя так судить о здании», — говорит эксперт по конструктивизму Марина Хрусталева.

Вскоре после того, как были объявлены планы сноса Таганской, общенациональная общественная организация «Архнадзор», выступающая за защиту исторических зданий, организовала акцию протеста против уничтожения архитектурного наследия Москвы.Мероприятие на Суворовской площади в Москве посетили около 700 человек. Многие несли транспаранты с карикатурами на министра культуры Владимира Мединского и антиолигархическими лозунгами. Протестующие потребовали от властей придать Москве статус исторического города и перестать отвергать заключения экспертов о стоимости построек.

Призыв спасти конструктивистские здания доминировал в протесте. Архнадзор вскоре опубликует интерактивный путеводитель по 120 историческим зданиям Москвы, находящимся под угрозой, 15 из которых являются частью конструктивистского движения.«Здания двадцатого века защищать труднее, потому что люди думают, что они не такие старые и, следовательно, не ценные», — говорит 36-летняя Ксения Апель, историк искусства, присутствовавшая на акции протеста, потому что ее беспокоит будущее балетной школы 1920-х годов в своей стране. местный Хамовнический район.

Наталья Меликова / ТАСС

Несмотря на возражения сотен местных адвокатов, снос Таганской телефонной станции начался в апреле 2016 года.

Десятилетия пренебрежения

Конструктивистские здания не использовались на протяжении большей части советского периода, и их ремонт — сложная и дорогостоящая задача.«К 1930-м годам они уже были отвергнуты как недостаточно декоративные и слишком западные», — говорит Хрусталёва. По ее словам, в период перестройки архитектура ассоциировалась с худшим из советских времен. Власти заявляют, что здания плохо спланированы и, в отличие от сталинской архитектуры, построены из плохих материалов. Селиванова признает, что это верно для некоторых конструктивистских достопримечательностей Москвы, но утверждает, что разрушающееся состояние зданий в первую очередь связано с десятилетиями запущенности.

Плохие воспоминания россиян о 1920-х годах, предполагает Селиванова, мешают им оценить раннюю советскую архитектуру.«Люди связывают этот период с голодом и социальными экспериментами», — говорит она. Более популярна сталинская архитектура: «Она праздничная, напоминает людям пропагандистские фильмы 1930-х и 1950-х годов, которые до сих пор пользуются популярностью».

Российско-американская активистка и фотограф Наталья Меликова документирует исчезновение конструктивистской Москвы с 2010 года. Она считает, что, хотя историческая архитектура Москвы всех периодов становится жертвой разрушения, власти города специально сдали на свалку здания конструктивизма.

Особенно презирал эти здания мэр Москвы с 1992 по 2010 год Юрий Лужков, который, по словам Хрусталевой, назвал их «плоской архитектурой». Нынешний мэр города Сергей Собянин часто изображается как имеющий более прогрессивное видение российской столицы, чем его предшественник, но его команда, похоже, придерживается того же подхода к конструктивизму. «Я лично считаю, что эти здания следует оставить как памятники тому, как не строить», — заявил на прошлой неделе на форуме инвесторов заместитель мэра города по вопросам градостроительства Марат Хруснуллин.К ужасу активистов он добавил: «Нам нужно оставить двух-трех из них».

Многие из немногих «отреставрированных» конструктивистских построек действительно лишились своего первоначального убранства. По словам Селивановой, единственным примером действительно успешной реконструкции конструктивистского здания в России является центральная библиотека в Выборге, небольшом городке в Ленинградской области недалеко от границы с Финляндией. «И за это боролись финны», — говорит она.

Реконструкция библиотеки, спроектированная финским архитектором Алваром Аалто в 1920 году, планировалась годами, но была предпринята только после того, как президент Владимир Путин посетил средневековый город вместе с тогдашним президентом Финляндии Тарьей Халонен в 2010 году.Вскоре после собрания Москва выделила средства на ремонт.

Активисты опасаются, что остальная часть уменьшающегося населения Москвы в конструктивистских зданиях постигнет судьбу Таганской телефонной станции. «Ситуация накалилась так быстро, что они никого не слушали», — говорит Селиванова. Она считает своей миссией убедить московские власти в том, что эти здания стоит спасать.

«Проблема, — говорит она, — в том, что разрушение быстрее убеждения.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.