Китчевый это: Недопустимое название — Викисловарь

Содержание

Что такое китч? Китчевые вещи? Как отличить китч от не китча? | Блог Сережи

Понятие с моей точки зрения очень полемичное, потому что то, что попадает по коды китча, для многих является красивым. По сути китч — это антипод хорошего вкуса, а именно дешевка, безвкусица. Класическим примером являются подделки дорогих брендов. Или те же садовые гномики. Хотя пойдите, объясните некоторым дачникам, что это китч )).

Понятие появилось в Германии, в середине 19 века. Этим словом называли художественные работы низкого качества, которые подражали произведениям искусства. В СССР китч был доминирующей культурой, возможно именно поэтому к данному понятию у нас особое отношение.

Так как понять китч? Представьте, вам нужно сделать что-то дешевое, простое, очень массовое (важно!) но при этом, чтобы оно сразу вызывало определённые эмоции у не самой притязательной публики. Пробить слезу, вызвать сентиментальные чувства, ощущение ми-ми-ми или даже чувство мега гордости, когда на самом деле не всё так просто.

Вы не будете в это «нечто» вкладывать душу, идею, смысл, нет. А вот утрировать — да. Делать масло масляное, красивое ради красивости — да, вычурность — да, слащавость, банальность — да. Вообще, я поняла одну важную вещь. Чем что-то (не важно открытки или картинки) нравится как можно большему количеству людей (массовость), тем оно ближе к китчу. Потому, что массы любят усредненность, простоту, «красивую красоту» без глубокого содержания. В этом свете, есть ли смысл нравится всем? 😉

Что ещё очень помогает отличить китча от того же кэмпа (с которым многие путают китч) — это отсутствие иронии. Китч всё делает очень серьезно. В нём нет игры, стёба, легкости. Ему нужно быстро произвести эффект, на это он и направлен. Это как квартира с золотым унитазом и вензелями на стене :). Китч — это про казаться, а не быть. Казаться богаче, красивее, успешнее.

Китча много, он бывает и политическим, и религиозным, бытовым (открытки, статуэтки), он есть и в моде, и в музыке, в искусстве, в интерьере. И даже китч, как образ мышления.

Китч или не китч — вот в чём вопрос — Статьи — ARTUKRAINE

Размышления, изложенные в данной статье, могут быть полезными для тех, кто посетил выставку Ларисы Звездочетовой под названием «Бутоньерка»* и покинул галерею убежденным, что там представлена «китчуха». 

* Бутоньерка – (фр. boutonnière — цветок в петлице), аксессуар мужского костюма. Опознавательный знак праздных денди в начале XIX века.

“Природа китча состоит в том, что, даже изображая ужасное, он делает это безупречно красиво, как если бы перед вами был букет цветов. Китч становится суррогатом искусства для ленивого и некритичного зрителя, желающего наслаждаться красотой и не желающего терять себя в напряженном поиске знания. Такие философы как Брош и Адорно связывают китч с массовым сознанием и осуждают его за отвлечение человека на неразумное, пустое, в то время как за искусством признается способность вовлекать индивидуума».

Одд Нердрум. Отрывки из выступлений на пресс-конференциях выставки “Одд Нердрум – Живопись 1978 – 1998” (Музей Современного искусства Осло, Норвегия — 24.09.98.) и выставки “Одд Нердрум – Живопись 1963 – 1999” (Хогар Арт Музеум в Тонсберге, Норвегия – 19.06.99).

 

Экспозиция в Малой Галерее Мыстецкого Арсенала

Перед нами работы Ларисы Звездочетовой: холсты, обтянутые кружевом, усыпанные блёстками и расшитые пайетками. Сквозь него проступают силуэтные изображения персонажей греческой мифологии, которыми несколько столетий назад в Европе украшали дамские альбомы.

Тогда как современное искусство находится в погоне за идеями и концепциями, мы сталкиваемся здесь с «красивыми» работами, которые кричат о своей мастерской «сделанности». Но если подобное первое впечатление не успело рассердить зрителя, остается время и надежда добраться до сути представленных работ. 

 

Главное различие между Китчем и Искусством, занимающимся вопросами китча, в том, что сам по себе китч не ставит перед собой цели задавать вопросы или же решать какие-либо задачи. В нашем случае все наоборот – впервые увидев работы из цикла «Бутоньерка» возникло много вопросов. 

Внешне излишне «милые» работы с сентиментальными сюжетами вызывают тревогу уже в том смысле, что нам сложно себе представить серьезность намерений подобных объектов, помещенных в контекст современного искусства. А для поколения, которое знакомо с одесским андеграундом и дальнейшим развитием его представителей лишь по немногочисленным текстам и пересказам, для поколения, оптика которого сравнительно недавно начала настраиваться на протестное искусство и новые виды в современном искусстве в целом, и подавно сложно рассматривать китч подобным образом.

Казалось, уже мало что способно взбудоражить нас сегодня. 15 работ из серии «Бутоньерка» в Малой Галерее Мыстецкого Арсенала до сих пор не выходят из головы – как это связано с китчем, который сосуществовал с авангардом ХХ века? Каким образом изменилась «первая в истории универсальная культура», которую открыл Клемент Гринберг в качестве уникального феномена? [Клемент Гринберг. Авангард и китч]. Как это работает сегодня? В каждом из этих вопросов скрывается львиная доля ответов. Но вот грань между самим китчем и искусством, занимающимся темой китча, остается крайне размытой. В качестве одного из вариантов решения этого вопроса можно рассматривать непосредственное отношение зрителя к работам, его личное восприятие. Например, насколько изменится сущность произведения от нашего субъективного отношения к нему и меняется ли оно вообще?

Представим ситуацию, когда человек решает купить одну из работ серии «Бутоньерка», руководствуясь исключительно приглянувшейся ему «красотой картинки», которая сверкает? С чем в таком случае приходится иметь дело: с работой Ларисы Звездочетовой, художницы, занявшей место в истории украинского искусства, или объектом — предметом китча? Безусловно, контекст важен, но «Фонтан» Дюшана вряд ли уже станет просто писуаром, а перформанс так и будет называться перформансом, независимо от того, понимает ли случайный прохожий суть происходящего.

 

Экспозиция в Малой Галерее Мыстецкого Арсенала

 

Сам факт того, что работы Ларисы Звездочетовой вводят в заблуждение, можно рассматривать как полное отрицание их принадлежности к китчу как таковому. Нас может обмануть их форма, но мы не можем не заметить их содержания. Мы же не мыслим садовых гномов критериями искусства скульптуры в высоком его понимании. Китч обращает внимание зрителя сугубо на свой внешний облик (собственно это все, чем он располагает), в то время как произведения искусства, темой которых является китч – на смысловую составляющую этого образа. 

То есть очевидную разницу между бесполезными, декоративными предметами и работами, которые объединены темой, имеют перед собой задачу и призваны ставить вопросы, обсуждать уже не стоит. Китч всегда будет оставаться актуальным уже в том смысле, что он будет изменять свой облик в соответствии с народной, массовой культурой. В свою очередь интерес к нему со стороны искусства будет извечно подогреваться ситуацией социального разрыва, где неизменным остается разделение на развитого зрителя и зрителя с меньшими культурными потребностями.

 

Так, становится понятно, что Ларисе Звездочетовой ловко удается играть с китчем и создавать работы, внешне находящиеся чуть ли не на пограничной линии с ним. С помощью визуальной прямолинейности китча, художница создает работы, которые сбивают с ног и так неустойчивое понятие «красоты». Работы воздействуют должным образом и они отнюдь не развивают в нас снобизм, а скорее вскрывают иронию, заложенную автором. 

Кому как не Ларисе Звездочетовой быть мастером китча на постсоветском пространтсве? На протяжении многих лет художница исследует «китчевую зону, анализируя его составляющую в современном мышлении» [Елена Селина. Текст к выставке «Актуальная русская живопись. 1992 – 2002»]. Своим творчеством Лариса Звездочетова снова и снова возраждает ту эстетику, о которой, казалось бы, все забыли. «Суммируя и утрируя народное представление о прекрасном, художник с мягкой иронией воссоздает мир советского мещанского счастья» [Там же]. Опять-таки это не снобизм, а скорее любование и ирония по отношению к существующим в обществе вкусам.

«Зона китча» является невероятно интересным предметом исследования и полем для экспериментов — художница работает с категорией, которая является антиэстетикой для одних и эстетикой для других. 

В свое время Лариса Звездочетова профессионально занималась народным творчеством, в юности предпочитала классическое искусство – ей нравились Рафаэль, Леонардо, Фра Анжелико. Но оправдать свои поиски в искусстве Ларисе Звездочетовой удалось в концептуальном искусстве, о котором она узнавала от одесских художников, мигрировавших в первой половине 80-х в Москву. Сегодня, исследуя «зону китча» и экспериментируя с разными техниками, Лариса Звездочетова создает парадоксальные работы, которым присуща хорошая доля юмора и серьезность поставленных задач относительно материальной природы произведений искусства. 

Экспозиция в Малой Галерее Мыстецкого Арсенала

 

Выставка Ларисы Звездочетовой «Бутоньерка» проходит в Малой Галерее Мыстецкого Арсенала с 1 по 18 ноября 2012.

 

 

 

 

 

 

Вера Ганжа

что сейчас снимают классики Нового Голливуда – Афиша-Кино

Польский еврей Роман Полански («Ребенок Розмари», «Китайский квартал») не только классик европейского кино, но и Нового Голливуда, один из самых известных режиссеров-экспатов, работавших на «фабрике грез» в 70-е. Сюжет его нового фильма строится вокруг Альберта Дрейфуса (Луи Гаррель), которого в Париже в 1894 году перед сотнями солдат лишают офицерского звания в связи с обвинениями в шпионаже и ссылают на тропический остров в Атлантическом океане. Бывший наставник Дрейфуса и начальник департамента разведки Жорж Пикар (Жан Дюжарден) начинает свое расследование, которое поможет пролить свет на правду в этом кейсе. Пикар полагает, что пожизненная ссылка в Кайенну связана с антисемитскими настроениями в обществе.

Многие критики после премьеры фильма на Венецианском кинофестивале взъелись на Полански за то, что он, мол, ассоциирует себя с невинно осужденным героем и таким образом провоцирует скандал вокруг своего и так довольного шаткого положения (напомним, что режиссер обвиняется в изнасилование). Безусловно, эта точка зрения имеет место, хотя и выглядит попыткой породить моральный бунт на ровном месте. Кажется, дело обстоит куда проще. Для Франции «дело Дрейфуса» не менее важная историческая отметка, чем, например линкольновская поправка для Америки или снос берлинской стены для Германии. Для Полански Франция, куда он был вынужден бежать после судебного преследования в США, давно стала вторым домом. Поэтому «Офицер и шпион», безусловно, авторская рефлексия, но, прежде всего, не на тему политической несправедливости, а о человеке, попавшем в безвыходные обстоятельства. По сути, именно эту тему Полански постоянно перерабатывает в разных жанрах.

Так в саркастической «Венере в мехах» герой Амальрика не мог выбраться из паутины собственных желаний, а в недавней, менее удачной драме «Основано на реальных событиях» Эммануэль Сенье не могла избавиться от навязчивой преследовательницы в лице Ева Грин, которая, кажется, поселилась у нее в голове. В «Офицере и шпионе» сама фраза «основано на реальных событиях» обретает вкрадчивый тон человека, зачитывающего знакомые факты из «Википедии» в тех же очках, что ютятся на переносице удивительного перевоплотившегося Гарреля. Это, бесспорно, интересно, хоть и оставляет открытым вопрос о кинематографической ценности и самодостаточности такого кино. Однако, преданные поклонники поляка в восторге, значит, автор по-прежнему на (гарцующем) коне.

Денис Виленкин

Стиль китч в современном интерьере | Дизайн студия Дарьи Мисюра — Москва

Блог

стили интерьера

9 августа в 19:12 0 0

Дизайн интерьера в стиле китч считается спорным и неоднозначным. Стиль китч – это смешение разных стилей и направлений в дизайне, сочетание несочетаемого. Основные черты китча: броские, кричащие, яркие цвета, необычные формы, использование вещей не по назначению и т. д. Чаще всего люди, окружающие себя китчем, понятия не имеют, что это такое. Если им и доводилось слышать где-то это слово, то значение его оставалось для них туманным. Тем не менее, полезно знать, что китч в переводе с немецкого – это «безвкусица и дешевка». Обитатели китчевых интерьеров вряд ли бы обрадовались, если бы узнали, чем на самом деле является их стиль. Дизайн интерьера в стиле китч «пускает пыль в глаза», с помощью него человек пытается показаться представительнее и состоятельнее, чем он есть на самом деле.

Дарья
Мисюра

дизайнер

Стиль китч в дизайне интерьера

Если раньше, до возникновения массового производства, сделать это было достаточно проблематично, то в период конца XIX – начала XX века такая возможность появилась. На рынок хлынула масса дешевых подделок дорогих респектабельных вещей, с помощью которых наивные потребители бросились сооружать в своих домах «роскошные апартаменты». Идея оказалась настолько проста и гениальна, что любители внешних эффектов до сих пор с удовольствием используют приемы китча. Дизайн интерьера в стиле китч – это смешение разных стилей и направлений в дизайне, сочетание несочетаемого.

Основные черты китча: броские, кричащие, яркие цвета, необычные формы, использование вещей не по назначению и т. д.  Профессиональные дизайнеры тоже иногда обращаются к стилю китч – но чаще всего, чтобы повеселить публику. В обычной же жизни сознательно поддерживаемый стиль китча – явление достаточно редкое и свидетельствует о своеобразном чувстве юмора хозяина дома.

Этот стиль отличается применением в отделке интерьера внушительного количества недорогих украшений – игрушек, статуэток, картинок и так далее. Впрочем, воплощение стиля китч можно увидеть не только в домах богачей, но и в студенческих общежитиях (коврики и открытки на стенах, плакаты и коллекции мишек). Китчевый интерьер также нередко встречается в квартирах творческих людей, которые отрицают любые правила, претендующие на ограничение их внутренней свободы. Сторонники классики часто связывают возникновение стиля китч с появлением в обществе нуворишей – людей, у которых есть много денег, но при этом совершенно нет вкуса.

Те, кто видит в китче своеобразную красоту, называют этот стиль антидизайном, который призван бороться с устаревшими традициями и давать человеку свободу быть непохожим на других.  Дизайн интерьера в стиле китч выбирают достаточно экстравагантные личности, которые любят эпатировать публику и во всем придерживаются собственного стиля. Стиль китч также симпатичен многим подросткам, вкусы, чувство стиля и вообще взгляды на жизнь которых находятся в зачаточном состоянии, – обычно это пристрастие кратковременно.

другие статьи по темам

Celedka — Слова

Псевдоклассика

 

Андрей Амиров, социальный работник, медиахудожник:

 

– В России самовыражение стало возможно только с 90-х, но тогда денег хватало исключительно на джинсы. Потом стал возможен евроремонт, а теперь и до городской среды добрался массовый вкус. Технические возможности промышленности сейчас позволяют устранить посредников-профессионалов, носителей «элитарного вкуса». Теперь можно покупать готовые скульптуры, готовые архитектурные формы и не включать собственный вкус. Например, таково благоустройство с типовыми элементами, отсылающими к классицизму, эклектике или историзму.

 

 

 

Хохломские паттерны

 

Анна Нистратова, эксперт Института исследования стрит-арта:

 

– Безусловный китч для меня – это использование в дизайне и оформлении чего бы то ни было хохломской росписи. Этот паттерн стал нашим флагманским, и теперь им брендируют всё русское и нижегородское, от колбасы до трамваев. Делается это очень плохо. Проблема в том, что развитие хохломской эстетики пошло не по тому пути. Если сравнить стиль рубежа XIX–XX веков с современным, то это полная деградация. От кустарного крестьянского искусства сначала произошел переход к артельному, а затем от артельного – к стандартизированному фабричному. Если вы не знали, эстетику художественных промыслов в Советском Союзе создавал специальный Научно-исследовательский институт художественной промышленности, который разрабатывал и утверждал эскизы для промыслов. Заданные стандарты видоизменили роспись до неузнаваемости. А в конце XX века всё это превратилось в конкретный китч.

Сейчас хохломские изделия создают мастерицы, которые прекрасно владеют своим ремеслом, но полностью выключены из современного контекста. Их драма в том, что они хотят показать всё, что умеют, но не знают, где остановиться. Десять слоев кудри́ны – это зло. Если бы они останавливались ровно на половине процесса росписи, то было бы уже гораздо лучше, хотя тоже не оригинал. Я питаю слабость к хохломе середины XIX – начала XX века и вещам 30–50-х годов советского периода. Хочется верить, что новый завиток развития хохломы не за горами.

 

 

 

Музыканты на Покровке

 

Ксения Ануфриева, куратор музыкальных программ в Арсенале:

 

– Когда я иду по Покровке, ко мне часто подходят со шляпой: «Помогите музыкантам!» Я отвечаю: «Могу помочь уроками сольфеджио!» Ну правда: они пытаются заработать – я в ответ тоже. Но я знаю, что этим ребятам с гитарами моя помощь не нужна, они тут просто хорошо проводят время. Другое дело – дети, которые в микрофон на той же Покровке голосят под фанерку песни из советских мультфильмов и «про офицеров». Мало того, что дети и деньги – плохая рифма. Кажется, им еще и сказали (боюсь подумать, кто), что они «артисты», и они стараются петь как можно лучше. И не только им: дети под фанеру – это у нас случается и с более высоких сцен. Китч – если таким кто-то умиляется. Я могу посмеяться над тем, что «цвет настроения синий». Главное – не начать «чувствовать себя богиней» взаправду.

 

 

 

 

Слишком популярное краеведение

 

Анна Медведева, главный библиотекарь Центральной городской библиотеки:

 

– Легко встретить краеведческую «работу» без единой ссылки на источники, но совершенный ужас – это работы, написанные так, словно не было последних 30–40 лет. Шаблонные, абсолютно не учитывающие ничего из опубликованного, ни новых подходов, ни даже самого факта существования антропологии, философии, фольклористики, социологии. Голый штамп сегодня смотрится как откровенный китч – чепуха, поставленная на поток. Например, история предприятий, где рассказчик – лицо эмоционально не заинтересованное ни в полноте сбора информации, ни в том, чтобы связать историю конкретного места с картиной времени. Это очень ограниченная оптика – мир сквозь нее маленький. Есть и паблики в социальных сетях, где «историки» выдают за историю края свою персональную мировоззренческую матрицу: «Россия, которую мы потеряли», «Как упоительны в России вечера». Без анализа, без внимания к достоверности. И в обилии подобного плыть вообще-то сложно.

 

 

Городская навигация

 

Алексей Ромашин, дизайнер, издатель и педагог:

 

– В массовом сознании китч ассоциируется с чем-то негативным, хотя это просто дань технологичности. Решая художественные задачи, человек может не рефлексировать каждый раз, а пользоваться наборами приемов – контекстуальных, колористических, композиционных, смысловых, то есть кальками. И вопрос в том, каковы эти кальки. На мой профессиональный взгляд, шаблоны, которыми пользуются на нижегородском рынке, очень плохие. Например, я гуляю по Нижнему и фотографирую образчики адресной навигации и домовых табличек. Занятно, что в моей коллекции сложно найти два одинаковых по дизайну номера дома. Мы не замечаем этого, как не замечаем качество воздуха, которым дышим, а ведь городская навигация тоже является частью нашей среды обитания. Она может быть организована хорошо, как в европейских городах, или плохо, как на цыганском рынке, где висят какие-то бумажки. Ориентироваться можно, но это выглядит отвратительно. Такая среда враждебна человеку и делает из нас диких людей.

 

 

 

«Поделки» Кулибина

 

Игорь Преображенский, арт-директор DKRT-Space:

 

– В моем понимании китч – это не сам по себе объект, а его контекст. Мы же понимаем, что в ЖЭК-арте (известном российском методе оформления хрущевских дворов) мягкие игрушки сами по себе не являются чем-то ужасным. Они становятся китчем, когда встраиваются в придомовой дизайн, мокнут и покрываются грязью. В парке Кулибина стоят некие конструкции – поделки, иллюстрирующие изобретения великого механика. Но без пояснений, расставленные в произвольном порядке, они смотрятся как орудия пыток, которыми зачем-то «украсили» парк, и неинформированные прохожие додумывают их назначение.

 

 

 

 

Дмитриевская башня

 

Александр Дехтяр, архитектор:

 

– Китч в глазах смотрящего. Для меня это категория не столько эстетическая, сколько моральная – это неискренность, лицемерие. Например, Дмитриевская башня Кремля – это уже не фортификационное сооружение, а типичная китчевая архитектура. В 1894–1896 годах ее облик был изменен, добавились машикули, фонарь, получился характерный силуэт, и она стала символом города. Это не родное, чужое, попытка выглядеть не тем, чем она является. Госбанк – это вообще китч, возведенный в государственную идею. Взят русский стиль, украшен, романтизирован и утвержден как «наше всё». Сталинский стиль – это тоже не возрождение, а пародия. Конструктивизм, который не использует современные технологии и изображает бетонные стены из дранки – тоже китч. Легко назвать китчем любую эклектику рубежа веков. Это низкий, популярный жанр. Когда вы видите деревянный дом, который имитирует штукатурку, то есть бюджет не позволяет построить палаццо, – это типичный китч. Заказчик сам себе не нравится и хочет, чтобы о нем думали лучше, чем он сам о себе думает. И в этот момент рождается китч.

 

 

 

«Хороший вкус создан из тысячи отвращений»*

 

Артём Филатов, художник:

– Китч – это не обязательно негативное понятие. В искусстве китч часто встает в оппозицию по отношению к так называемому «хорошему вкусу», дестабилизируя элитарные эстетические нормы. Он становится альтернативой благородству, наделяя искусство свойствами уродства, увеличивая энтропию, а значит, подталкивая нормы к обновлению. Но и китч в конечном счете занимает место «хорошего вкуса». Достигнув своего совершенства, уродство обращается в свою противоположность. Это может быть традиция блатных наколок, оказавшая влияние на современную популярную татуировку, или криминал 90-х, романтизированно воспетый в кинематографе. В своей живописи нижегородская команда «ТОЙ» часто обращается к тому, что мы можем считать уродливым, недостойным, перенося эти сюжеты на холст в сознательно небрежной манере. Это действие хоть и вызывало сперва недоумение у широкого зрителя, но ожидаемо быстро нашло себе почитателя среди коллекционеров.

* (с) Поль Валери

 

 

 

Я <3 Нижний

 

Юлия Крузе, общественный деятель:

 

– Для меня сердечко из папье-маше на площади Горького, раскрашенное красной краской, – большая дешевка, которая не соответствует ни Нижнему Новгороду, ни любви, ни окружающему контексту. За надписью стоит Горький в исполнении Мухиной, и каждый раз, когда я это вижу рядом, мне больно. Визуализация любви к городу выражается одинаковым штампом, везде стоит это «я люблю» и название места, а хотелось бы, чтобы она была чем-то уникальным. Может быть, любовь вообще не в памятниках выражается. Настоящая любовь – в том, что ты не теряешь связь с объектом чувств, соотносишь свою каждодневную жизнь с ним, и вы (с городом!) друг другу помогаете.

 

 

это высший уровень массовой культуры. Стиль в интерьере ванной и других комнат, в одежде и живописи, в архитектуре и искусстве

Слово «китч» далеко не у всех вызывает положительные ассоциации. Нередко им обозначают безвкусицу и халтуру. Собственно, именно так слово и переводится. Еще один вариант перевода – «дешевка». Само слово появилось давно, еще в XIX веке, но активно употребляться стало много позже. И относится оно не только к внешнему виду, образу, художественному решению. Этот стиль занял прочное место в искусстве, моде и дизайне, и за дерзкой сутью направления стоит интересная философия.

Что это такое?

В 60-х годах XIX века в Германии словом «китч» стали называть различные безделушки, активно продаваемые на Мюнхенском художественном базаре. Приобретали их в основном нувориши, которые не могли похвастаться искусствоведческими познаниями, но выглядеть дорого, богато, респектабельно в глазах окружающих хотели. Термин быстро распространился по Европе и от безделушек перекочевал и к фотографии, «салонной живописи». Особенно часто китч ассоциировали с фотографиями эротического содержания.

Если говорить простыми словами, китч стал синонимом дурновкусия. Значение слова сводится к псевдоискусству, отсутствию чувства изящного у создателей этих вещей. Создаются они исключительно в коммерческих и рекламных целях, и как бы сказали сегодня, ради хайпа. Это реактивный стиль: его цель – вызвать реакцию, а окраска этой реакции не так важна. Хорошо ли говорят о художественном продукте или он вызывает гнев и ярость у созерцателя – это все равно, главное – быть заметным, быть у всех на устах.

Безусловно, особенности китча (стоит признать, что это явление) изучали исследователи. Серьезной стартовой работой в этой области стала «Авангард и китч» К. Гринберга. Если вкратце, автор определил китч как массовое искусство и литературу коммерческого характера и попытался понять его востребованность. Он говорит, что переселившиеся в города крестьяне, хоть и научились грамоте, вкуса не приобрели. И их духовный голод был запросом на создание новой культуры, понятной им, удовлетворявшей их эстетические потребности. Это и есть китч.

Китч часто сравнивают с поп-артом, высшим уровнем массовой культуры. Но специалисты уверяют – такое сравнение некорректно. Поп-арт основан на анализе явлений, их художественном переосмыслении, иронии. И эти работы определенно пропитаны внутренним содержанием, они не пусты.

Китч же просто паразитирует на массовом вкусе, и на его отсутствии тоже.

Сегодня китч можно назвать термином, который имеет разные значения. Точнее, разные оттенки значений. Это и безвкусица, и массовая поп-культура без содержательного нутра. Это и стиль, рожденный бунтарями, готовыми оспорить стандарты художественной культуры, живущими по собственным правилам. И русских поклонников у такого китча достаточно. Часто это люди с хорошим академическим образованием, знанием истории искусства и не только, но с некоторым стремлением к эпатажу, новаторству, готовностью выражать себя неожиданно, ярко, провокационно.

Применение стиля в интерьере

Китчево можно не только одеваться, стиль стал использоваться и в оформлении интерьеров. Это странный и хаотичный микс, он словно объединяет то, чему никак нельзя находиться рядом. Это сочетание несочетаемого, вызов вкусу и понятию прекрасного. Не зря такой стиль предпочитают те, кто хочет высказать внутренний протест.

К слову, ошибаются люди, считающие, что китч в интерьере предпочитают только художники и другие представители богемы. Нет, поклонников у стиля много, но факт остается фактом: обычно это люди с неплохими познаниями в области искусства. Они видят за этим странным дизайном содержание, мысль, суть, которая важна для них.

Это может быть как вызов стандарту и типовым решениям, так и месседж о том, что содержание всегда важнее оболочки.

Строгих правил в китче нет. Нарушай и снова нарушай – будто это говорят приверженцы стиля, радуясь тому, что им удалось достигнуть нового эстетического шока. Но само по себе слияние дешевого пластика, религиозных атрибутов и, например, мещанской вышивки в ретрорамке в одном пространстве – это уже совершенно новый продукт. И в нем есть эклектичное мировоззрение, которое любители стиля признают и уважают. Они принимают мир во всем его многообразии и призывают это делать и других.

Отделка и цвета

Отделка комнаты будет зависеть только от фантазии хозяев. Здесь можно совмещать дорогие материалы с фактическим хламом: например, массив дерева и журнальные листы. Натуральный паркет на полу удивительно, но дополнят пластиковые панели на стене. В одной и той же комнате могут быть цветочные обои в английском стиле и граффити. Еще одна «фишка» китча – материалы-имитация, которые будут выглядеть максимально дорого.

Примеры отделки:

  • облицовка пола ламинатом, линолеумом, плиткой под дерево, камнем или паркетом;
  • покрытие стен декоративной штукатуркой любых цветов и сочетаний, обоями, в том числе и виниловыми, имитирующими, например, шелк и мрамор;
  • акцентную зону можно выделить панелями из экокожи, гипса с объемным узором;
  • потолки разные – как многоуровневые подвесные, так и натяжные, где лепнина спокойно может соседствовать с фотопечатью.

По цветовому разнообразию с этим стилем вряд ли что сравнится. Оттенки кислотные, агрессивные, перекрывающие друг друга в нем считаются главным выбором. Но такое художественное хулиганство тем не менее заставляет улыбаться и поднимает настроение.

Самые востребованные цвета стиля:

  • ярко-красный;
  • лаймовый;
  • канареечно-желтый;
  • приторно-розовый;
  • золотистый;
  • фуксия;
  • индиго;
  • черничный.

Причем цвета эти запросто могут встречаться и на кухне, и в ванной. Несколько противоположных цветов в одном помещении – запросто. Контрастные орнаменты, без всякой симметрии вписанные в комнату – тоже легко. Центральная стена должна приковывать внимание, и здесь должна быть или смелая инсталляция, или оригинальное панно, или как-нибудь «кувырком» накленные обои.

В любой комнате, даже в гостиной, может найтись место для разноцветной плитки, нестроганых досок. Если в комнате есть ковер, то он тоже должен быть ярким и несуразным, смиксованным из квадратов, где, например, леопардовый принт соседствует с изображением этнической картинки или фотографией Микки-Мауса.

3D-рисунки на потолке – частый ход для китча. Белым потолок оставляют редко, обычно его решают в каком-то кислотном цвете или просто делают настоящий колористический винегрет. Пестрые коллажи, постеры и картины могут украшать остальные стены, не давая центральной, акцентной стене наслаждаться декорационным одиночеством.

При этом в китче всё же есть мера. Даже в этой цветовой и форменной сумятице должна быть идея, и чужеродные элементы идеи должны бесстрашно от нее отсекаться. Если, конечно, хозяин квартиры относится к китчу как к искусству.

Мебель

Уживаются вещи, которые мало в каком другом стиле могли бы находиться рядом. Например, антикварная мебель и пластиковый стул. Или секция времен СССР и столик в стиле хай-тек, на который будто нарочно вылили банку кислотной краски. Но подбор мебели направлен на формирование единого образа жилища.

Чтобы обстановка в доме была торжественной и жизнерадостной (этакая постирония владельца жилища), используют предметы, обитые бархатом или плюшем, парчой. В отделке мебели приветствуется позолота, дутые формы и резные детали. Их дороговизна не имеет значения, имитация – даже лучше.

Впрочем, любители стиля часто кропотливо и увлеченно сами работают над мебелью, меняя ее, согласно своим запросам. Например, у добротного ретростула можно заменить обивку на кислотную или перекрасить его – и вещь заметно преобразится. Можно вместо кислотных цветов добавить беспроигрышного леопардового принта. Ножки стула можно выкрасить золотой краской.

Очень хорошим вариантом будет мебель из МДФ с выгнутыми ножками и посягающими на высокий стиль формами: немного нелепо дешевая мебель с такими элементами выглядит в привычных, спокойных интерьерных стилях. А вот для китча подобные вещи – находка. Только придется их перекрасить, поменять обивку, словом, переоформить. Как говорилось выше, выдавать дешевое за дорогое – это как раз в эстетике китча.

Вычурный диван с пестрой обивкой может соседствовать с винтажным комодом, пасторальными картиночками на стене и большим плазменным телевизором. К слову, любители китча не чураются барахолок и даже на помойке могут найти вещь, которую поспешили выбросить недальновидные хозяева. А человек с художественным вкусом способен преобразить эту вещь в арт-объект.

Оформление проемов

Здесь предполагается разнообразие вариантов. Иногда дверной проем не меняют, позволяя ему оставаться таким, каким он был в прежнем интерьере. И если на нем видны следы долгой жизни, тем лучше. На такой двери порой вешают календарь за давно ушедший год либо выкладывают дорожку зеркальной плиткой, например.

Оконный проем также оформляется так, как это удобно владельцу квартиры. Если в комнате недостаточно предметов в стиле наивного искусства, то «бабушкины» шторы в горошек дополнят образ комнаты. Могут висеть на окне и жалюзи, причем выкрашенные в какой-нибудь неожиданный яркий цвет.

А можно и вовсе оставить окно максимально открытым, и это тоже посыл – человек открыт миру, другим идеям и мыслям, не закрываясь в своем мирке.

Декор

Текстильный декор – мощное орудие дизайнера, он легко изменяет восприятие помещения, которое могло казаться для китча даже неброским. Например, стоит застелить диван покрывалом лаймового или малинового цвета, и это уже меняет визуально комнату. А если добавить сюда плюшевые шторы, атласные диванные подушки – и помещение все больше становится образцом китча.

Что дополнит оформление пространства:

  • чучела;
  • подделки под шедевры живописи;
  • нарочитые примеры антиискусства и пошлости в художественном мире;
  • перевернутые картины;
  • фарфоровые, стеклянные, хрустальные фигурки разных форм и эпох;
  • бюсты;
  • всевозможные зеркала;
  • амулеты и талисманы;
  • причудливые композиции из искусственных цветов.

Одну из стен можно заклеить страницами из журналов, а из пластинок сделать фоторамки и полки. Канделябры выкрашиваются в яркие цвета, стационарные телефоны обшиваются плюшем, на столах появляются шкатулки в стиле наивной росписи и свечи неожиданных, эпатажных форм.

Обычно в мелочах ярче всего проявляется уникальность конкретной квартиры в стиле китч.

Освещение

В китче обычно много света, осветительные приборы разбросаны локально. Приветствуется неоновая подсветка. Уместны настенные светильники, притязательные люстры с подвесками-кристаллами. Источники света не должны теряться на фоне ярких поверхностей – это главное требование к освещению.

Идеальным решением будет крупный торшер с цветным металлическим плафоном, а лучше – не один. Хрустальные люстры в китче мирно соседствуют с бра, сделанными в футуристической стилистике. Настольная лампа с дешевым пластиковым плафоном будет вишенкой на этом странном торте.

И, конечно, не стоит отказываться от «голых», свисающих с потолка лампочек, если такая идея изначально импонирует хозяевам.

Китчевый экстерьер

На экстерьер в стиле китч решаются гораздо меньше людей, чем на интерьер. И дело не только в смелости: архитектура здания требует более серьезного подхода, часто еще и дорогостоящего. А обращаться за помощью к специалистам, да еще с такой нестандартной идеей – не каждому под силу. Но есть выход: сделать дом если не образцом китча, то задать в экстерьере нужное настроение.

Для этого достаточно выбрать яркие, кислотные, слишком активные цвета в оформлении дома. Не обязательно всего фасада сразу. Например, в сером доме с белой крышей сделать дверь цвета лайма. Или выделить террасу: поставить там кислотно-розовый стол и разноцветные стулья из разных гарнитуров.

Если в доме на окнах есть ставни, и их цвет можно изменить на более жизнерадостный.

Словом, если на изменение экстерьера в сторону полного китча хозяева еще не решились, то некоторые акценты можно расставить, не боясь сильно удивить соседей. Хотя дело даже не в них: есть мнение, что дом может выбиться из общего ряда строений, нарушив гармонию архитектурного рисунка этого места.

Но в любом случае компромиссные решения остаются.

Китч в одежде

Многие звезды не раз становились в один момент узнаваемыми или активно цитируемыми СМИ именно за счет китчевых нарядов. Они и входят в историю моды, в историю шоу-бизнеса, цепляют, запоминаются, становятся ассоциациями со звездой. Джинсовая одежда может сочетаться с вечерним платьем, спортивные вещи – с этническим нарядом, а кружевная юбка – с клеенчатым леопардовым плащом. Для звезд важно найти такое сочетание вещей, которое запомнится всем и сразу.

Рассмотреть правила китча в одежде можно на конкретных примерах.

  • Девушка с венком, чем-то напоминающим головные уборы Фриды, в классических очках то ли Гарри Поттера, то ли Джона Леннона и одежде «вырви глаз». Шансов не запомниться просто нет.
  • Более мягкий пример китча, который обожают повторять юные студентки по всему миру. Казалось бы, винтажный образ, все сочетается: и берет, и фасон одежды, и аксессуары. Но цвета и материалы отсылают к китчу и заставляют обернуться такой моднице вслед.
  • Разные принты, все вместе в одном образе – это всегда смело. Но для кого-то нет ничего органичнее такой смелости.
  • Веселый образ для тех, кто только присматривается к китчу. Для начала очень скромного (относительно, конечно), но как тест-вариант прекрасен.
  • Эти девушки знают толк в умении нарядиться так, чтобы привлечь к себе все взгляды. Много китча, но все удивительным образом сочетается.
  • Вещи из разных эпох и разных же материалов. Но если именно они помогут отразить неординарность личности, никто не вправе запретить носить такие яркие наряды. И данное сочетание действительно стильное.
  • Юная Мадонна знала, как запомниться и как породить целый полк подражателей. В этом образе прекрасно все, и его обожают повторять и модернизировать новые представители китча.
  • Анна Плетнева любит не только классически сексуальный стиль поп-звезды, порой ее образы привлекают и восхищают сторонников китча.
  • Для мужчин, которые мыслят себя именно так, много интересных китчевых образов предлагает фешн-индустрия.
  • Скромно, но новичкам нравятся такие образы. Впоследствии эксперименты могут становиться все смелее.

Китч – это о самовыражении. О том, что нужно быть белой вороной, если так чувствует себя человек и для него это органично.

О том, как создать интерьер с стиле китч, вы можете узнать из видео ниже.

Китчевый интерьер, хорошо это или плохо? Показываю на примере интерьера ресторана Villa Verde | Decoro-быт станет уютом

Побережье Финского залива–это довольно престижное место и в будни и в выходные здесь отдыхает множество людей. 

Все стремятся в пригородные рестораны, чтобы ощутить атмосферу отдыха, посидеть и перекусить в спокойной обстановке, насладиться морским видом и игрой волн, услышать шум моря и крик чаек и вдохнуть чудный свежий воздух, смешанный с ароматом сосен и шиповника.

Помимо прекрасных локаций, здесь каждый ресторан считает нужным переплюнуть соседа во всем, поэтому здесь многие скрупулезно относятся к оформлению интерьера, кухне, винным и барным картам, спецпредложениям для дорогих гостей, а также предложенияс в качестве развлечений, от детских площадок до караоке и концертов Бузовой.

И вот на днях я заехала в ресторан сети ТОКИО-CITY под названием Villa Verde и он вызвал у меня неоднозначное впечатление своим интерьером.

Предлагаю прогуляться со мной в виртуальном обзоре и мне интересно ваше мнение – Вам нравятся подобные интерьеры?

Как кто-то из моих знакомых говорил: «Театр начинается с вешалки, а ресторан начинается с туалета». Я если честно, такого «дорого-бохато» не ожидала.

Гигантская комната с 8-10 кабинками, насыщенного мятного цвета, с лепниной на потолке и огромными подвесными светильниками в стиле модерн-Divinare Orbite.

В каждой кабинке висит огромное зеркало с лепниной из полистоуна.

А как вам декоративные раковины из фаянса с узорами из цветов и экзотических птиц?

Недалёко от входа находится рельефный фальш камин, я так понимаю, он выполняет роль фотолокации, здесь и крупные сверкающие светодиодные буквы, из которых выложено слово Love, и много живых растений, а также атрибутов в стиле прованс.

В цветовой гамме ресторана преобладает насыщенный зелёный цвет, растениями здесь декорировано все, от гигантских стеклянных люстр, до стен и полок, с которых они свисают.

А это не может не понравиться, возникает ощущение,что ты находишься не в северной промозглой столице, а в Средиземноморье или где-то в джунглях, не хватает назойливых колибри, бабочек и мартышек!

Глаза отдохнуть не смогут, тут и ярко-пестрый мозаичный пол, и гигантские стеклянные люстры, и перегородки в восточном стиле, и копии античных ваз, да ещё и имитации гигантских чучел на стенах.

В общем, все это неоднозначно..

Но ничего плохого сказать не могу, иногда такой интерьер вызывает ощущение шока, но тем не менее, вырывает из повседневности и быта, а это даже полезно.

Где мне действительно понравилось, это-терасса.

Если растения внутри ресторана выглядят немного тяжело и грузно, то в декоре террасы оформление цветами, травами и злаками выглядит потрясающе.

Здесь очень много шалфея, крупных травянистых кустов, много злаков и создаётся впечатление, что ты оказался во временной капсуле постоянного лета, где душистые травы и жужжащие пчёлы дарят ощущение счастья.

Ради оформления терассы ставлю гигантский плюс этому ресторану, когда ты сидишь у столика, а видишь только зелень и море-ощущения сказочные.

Вот в таком месте я побывала.

Китч и эклектика, но в условиях суровой нордической природы, подобные интерьеры скорее нужны. Не часто, но сюда захочется возвращаться.

Надеюсь, вам понравился мой обзор? А вы как относитесь к подобным интерьерам?

Определение

в кембриджском словаре английского языка

Подумайте: задний двор или открытое поле с китчевыми деталями, такими как полосатые вигвамы, салоны для коктейлей и обеды в стиле пикника. Размещенный в выпотрошенном и модернизированном здании XIX века, музей призван стать настоящим местом назначения, а не просто китчевой экспозицией .Лодки с китчевыми снарядами , выставленные на продажу, головокружительно качаются в гавани. Он знал больше о китчевых , хитрых вещах еще до того, как увидел стол 17-го века.Платье с галактическим принтом могло быстро исказить китчевого , но покрой этого модного платья делает его достаточно китчевым . Они знали о местной сети хот-догов , которая насчитывала около 30 точек на пике популярности, но к 1986 году она прекратит свое существование.Это все безнадежно китчем , вот и работает. Как вы поймете из длинного списка политиков и знаменитостей, которые часто бывают здесь, это китчевое заведение не имеет себе равных по своему местному колориту. Китчи и классические винтажные предметы повсюду, включая моду и ювелирные изделия. Его работы беззастенчиво женственны, китчевых, , и вообще чрезмерно.Они подали в суд на мэра за трату денег налогоплательщиков на китчевую статую . И вся причина, по которой мы все знаем об этом фильме, заключается в том, что основные проблемы часто высмеиваются как китчевые и театральные.У него, безусловно, есть китчевое кольцо , хотя и немного темноватое. Эффект стального барабана поверх синти-электро-грува — это чудесное китчевое прикосновение .Раскрашенная, китчевая пленка вызвала у присутствующих как аплодисменты, так и насмешки.

Эти примеры взяты из корпусов и из источников в Интернете.Любые мнения в примерах не отражают мнение редакторов Cambridge Dictionary, Cambridge University Press или его лицензиаров.

Искусство китча: нравится это или нет? | Арт.

В чем очарование китча? Поскольку два шедевра китчевой живописи — голуболицая китаянка Владимира Третчикова и столь же причудливый портрет Моны Бисмарк Сальвадора Дали — готовятся пойти с молотка, давайте отдадим дань эстетике, которая процветает на насмешках и критическом презрении.

Даже пытаться определить китч — значит войти в зеркальный зал, отражающий ваши собственные предубеждения. Слово немецкое и используется с 20-х годов, но китч для одного человека — прекрасная настольная лампа для другого — так как же мы можем говорить об этом, не раскрывая слоев снобизма? Оксфордский художественный словарь хеджирует свои ставки, определяя китч как «искусство, предметы или дизайн, которые считаются дурным вкусом из-за чрезмерной яркости или сентиментальности, но иногда оцениваются иронично или со знанием дела… »

Это, вероятно, соответствует современному взгляду большинства людей на китч. Но на самом деле такие определения загружены предвзятыми мнениями.« Чрезмерная яркость »и« сентиментальность »- это отклонения, которые раскрывают больше о говорящем, чем объект: так что вы боитесь кричащего и Избегайте сентиментальности? Что это говорит о вас?

На самом деле, китч начался как пренебрежительный термин для всей поп-культуры. В своем эссе Avant Garde and Kitsch, опубликованном в 1939 году, американский искусствовед Клемент Гринберг удивился: «Одна и та же цивилизация производит одновременно две такие разные вещи, как стихотворение Т.С. Элиота и песню Tin Pan Alley или картину Брака и обложку« Saturday Evening Post ».«Для Гринберга существовало только две полярности в культуре: серьезное искусство высокого модернизма, такое как поэзия Элиота или кубистическая живопись, против пустого искусства, предпочитаемого большинством, включая поп-музыку и картины Нормана Роквелла. Считается, что китч был возвращен; идея о том, что поп-музыка сегодня является мусором, совершенно справедливо немыслима. Так где же тогда китч? Он представляет собой вид искусства, которое, кажется, не заботится о вкусе — и это стало решающей опорой для современной культуры в то время, когда «серьезное» искусство может иметь мало чего, кроме заявления о высшем суждении.Таким образом, пустую комнату, в которой играет народная песня, вряд ли сочтут китчем — это может быть довольно банально, но не вульгарно, показно, крикливо. Китч — это противоположность того, против чего выступает не-китч.

Между тем, китч также стал хвалебным термином, позволяющим переименовывать некоторые виды культурной продукции. Скажем, кулинарная программа 50-х годов или певец с духовым оркестром, на самом деле может быть действительно скучным и заслуживающим внимания, но если это можно назвать «китчем», в нем внезапно появляется новая современная привлекательность.

Мы любим китч так же, как и ненавидим его (отсюда интерес к продаже картин Третчикова и Дали), но снобизм витает вокруг этого термина. Это заблуждение, потому что, по современным определениям, некоторые из величайших произведений искусства в мире являются китчем.

Броский и сентиментальный? Это относится и к скульптуре Джанлоренцо Бернини. Несомненно, самая китчевая картина в мире — это Мона Лиза — у нее даже есть своя собственная песня Tin Pan Alley — и все же это также величайший шедевр.

Художник Сай Твомбли однажды сказал интервьюеру, что он слушал музыку, когда работал. Интервьюер подумал, что он имел в виду модернистскую музыку, но нет — он слушал Чайковского. Мне нравится отсутствие «хорошего вкуса». Чайковский одновременно китчевый и глубокомысленный.

Искусство вне вкуса. Оставьте свои предрассудки, когда вы хотите возвыситься.

Сувенирные магазины, статуи и достопримечательности

Когда дело доходит до великолепного пейзажа, у озера Джордж есть все необходимое. Великолепное длинное озеро, расположенное среди величественных гор, на протяжении многих поколений вдохновляло художников, фотографов и любителей природы на трепет.

Но давайте посмотрим правде в глаза, привлекательность Лейк-Джордж-Виллидж делает это место таким веселым. В Lake George Village есть характер, и все дело в китче.

Итак, чтобы отдать дань уважения причудливым, красочным и возмутительным не очень естественным пейзажам, мы решили совершить экскурсию по визуально изящным сувенирным магазинам, статуям, ресторанам, мотелям и другим достопримечательностям — например, бесконечно сказочному кругу света в 18 лунках. поле для мини-гольфа, которое придает Лейк-Джордж Вилледж неподвластную времени и веселую атмосферу.

Придорожные достопримечательности

Настоящие деревянные гребцы на каноэ

Это 24-футовое изображение американских индейцев, гребущих на каноэ, технически не квалифицируется как китч. Однако с момента его открытия в 2017 году произведение, украшающее набережную озера Джордж возле форта Уильям Генри, стало неотъемлемой частью панорамы. Это долгожданное напоминание о многих людях, которые впервые жили на этих южных землях Адирондака.

Тики Гай на курорте Тики

Мы давно любим этого бога тики, который так стоически сидит перед курортом Тики.Он — одна из 32 статуй тики в помещении, но, поскольку у него есть вид из первого ряда на весь трафик и посетителей на озере Джордж и из него, он является китчевым фаворитом. Он также является большим символом китчевой и прохладной атмосферы, предлагаемой на курорте Tiki Resort, который является одним из старейших в Америке и до сих пор предлагает настоящий полинезийский буфет. Другими словами: только в озере Джордж!

Мотель Throwback

Ничто так не бросается в глаза, как неон, возможно, поэтому мотели всегда помещают свое имя в свет.Тем не менее, китчевые мотели на озере Джордж предлагают привлекательные вывески и архитектуру, начиная от деревенского вида, который вы ожидаете в Адирондаке (Do-Rest Inn — прекрасный выбор, в комплекте с ретро-машиной для колы и садовыми гномами), до современных предложений середины века. , как Виндор.

Тем временем в Surfside on the Lake поняли, что такое китч. Этот популярный мотель на берегу озера к северу от деревни был реконструирован для удовольствия своих гостей, и теперь он имеет ретро-вид, который теперь действительно брендовый.

Еда с тудой

Rootin ‘Tootin’

Ресторан быстрого питания A&W на Маршруте 9 открыт только сезонно, и, учитывая пробки и беспорядки на парковке, которые сопровождают получение здесь места, эта стойка с ретро-гамбургерами и корневым пивом, которую нельзя пропустить, является любимым местом. В дополнение к неоново-оранжевому декору, свежей белой краске, столам для пикника и очаровательному медведю-талисману аутентичность добавляет сервис автопарк. Заказать до!

Обратите внимание, что Pink Roof не открывалась в 2020 году, но планирует открыть ее летом 2021 года.

Красотка в розовом

Трудно не заметить розовую крышу. Его расположение рядом с 18-луночным мини-гольфом Around the World и пристань для круизных лодок на озере Джордж означает, что множество людей могут насладиться множеством вариантов твердого и мягкого мороженого. Полюбите неоновые цвета и эффектную линию крыши на этой кондитерской в ​​стиле ретро.

Развлечения и игры

Гольф вокруг света

Это знаменитое поле для мини-гольфа рядом с парком Battlefield развлечет вас, когда вы будете чип и патт.Вокруг света Гольф дарит китчевое развлечение за каждым углом — и одновременно отправит вас в кругосветное путешествие.

Безделушки и сувениры

Возникает экзистенциальный вопрос: есть ли на озере Джордж без сувенирных лавок? Ответ: №

.

Точно так же, вероятно, не было бы озера Джордж без тысяч резных черных медведей, стоящих вокруг и ждущих, чтобы их привезли обратно в Бруклин, Рочестер или Монреаль.

Это превращает легионы магазинов подарков и сувенирных лавок в храмы Лейк-Джордж-Виллидж в стиле китча.Мало того, что сами здания китчевые, они содержат китч: рюмки, футболки, кожаные мокасины, рождественские украшения, украшения, мускаты, луки и стрелы.

Один из самых загруженных сувенирных магазинов находится внутри форта Уильям Генри, на фото ниже, так что, как ни назови, вы можете найти его здесь. Sutler признан крупнейшим сувенирным магазином в деревне, в котором можно найти более чем 4 000 футов чудесных киселей и исторических предметов.

Итак, учитывая весь этот подарочный китч, это похоже на китч на китче или китч в квадрате, который настолько китчевый, насколько это вообще возможно.

Выезд на террасу для ужина в Деревне »

«Назад в деревню Лейк-Джордж

kitschy — Перевод на польский — примеры английский

Эти примеры могут содержать грубые слова, основанные на вашем поиске.

Эти примеры могут содержать разговорные слова, основанные на вашем поиске.

Хотя в то время считалось, что дизайн китч , сегодня замок является важным туристическим центром и источником вдохновения для дизайнеров сказочных дворцов.

Mimo tego, e ówcześnie projekt został uznany za kiczowaty , dziś zamek jest ważnym celem turystycznym oraz inspiracją dla projektantów bajkowych pałaców.

Я наполняю вашу китчевую , но отвратительную кружку Spice Girl спиртом, а вы не прикасались к ней.

Napełniłam twój kiczowaty i okropny kufel Spice Girls, alkoholem i nawet go nie dotknęłaś.

Лично мне нравится китчевый дизайн этой коробки!

Osobiście uwielbiam projekt kicz to pole!

Слово « китч » действительно проникает в вашу кожу, не так ли?

Te słowo « kicz » zalazło Ci pod skórę, nieprawdaż?

А ты джазовый парень, который носит китчевую одежду .

A ty jesteś kiczowym facetem jazzowym który nosi kiczowate ubranie.

Они китчевые , но милые.

Оригинальный биттоо шрути из китчевых глубин.

Сэм говорит, что они китчевые и блестящие.

Яркие цвета и обилие бесчисленных китчевых украшений на рикшах должны привлечь новых туристов.

Kolorowe riksze opływają w niezliczona ilość kiczowatych ozdób aby przyciągnąć nowych turystów.

Освещение этих пространств может быть эффективным, но часто это также китч .

Rozświetlanie tych przestrzeni może być efektowne, ale często jest też kiczowate .

Здесь много развлечений и китчевых магазинов и всевозможных экзотических ресторанов.

Jest tam mnóstwo zabawnych i kiczowatych sklepów oraz wszelkiego rodzaju egzotyczne Restauracje.

Потому что мне нравятся старые вещи, которые китчевые ?

Ponieważ lubię stare rzeczy, które są kiczowate ?

Потому что мне нравятся старые вещи, которые китчевые ?

Послушайте, нет ничего китчевого в том, чтобы иметь соул, живой джаз, катиться под свой ритм.

Słuchaj, nie ma niczego kiczowatego o posiadaniu takiej duszy, kocham jazz, we własnym tempie.

Это очень китчевый . Я думаю, что мы сможем довольно легко его продать.

Jest bardzo kiczowaty , więc łatwo go sprzedamy.

Но сейчас это действительно китчевый , что очень весело.

Вы притворяетесь классным … но посмотрите на свою машину … она такая китчевой .

Udajesz ze masz klasę ale spójrz na samochód jest taki kiczowaty .

Если любовь изображается в стиле китчем , это не сработает, поэтому я говорю о великих художниках.

Jeżeli miłość przedstawiona jest w sposób kiczowaty , nie będzie działać, więc dlatego mówię o wielkich artystach.

По этому, однако, это место немного китчево .

Przez to jednak miejsce to jest trochę kiczowate .

В каком-то смысле он простой, банальный китчевый и .

W jakimś sensie jest to proste, banalne i kiczowate .

Tumescent Follies, Inflated Money, and Kitschy Sex — Brooklyn Rail

В честь 20-летия Джеффа Кунса Made in Heaven, Люксембург и Даян решили представить сокращенный выпуск одной из самых скандальных выставок, когда-либо проводившихся в Сохо. . Это была хардкорная версия 1992 года, которую посетители выстраивали в очередь вокруг квартала, показанная через два года после ее мягкого аналога на Венецианской биеннале в 1990 году.Самая последняя итерация Made in Heaven — в настоящее время демонстрирующаяся в пригороде Манхэттена до 21 января 2011 года — включает в себя печально известную серию масляных красок, механически нарисованных на больших холстах, в дополнение к единственной ультракитчевой стеклянной скульптуре под названием Violet-Ice (Камасутра) , все профессионально оформленные изображения, ранее показанные на одной из двух предыдущих выставок.

Работы были сфабрикованы между 1989 и 1992 годами. Эти зажигательные, крупнозернистые «картины», изначально скоординированные художником в сотрудничестве с официальной итальянской порнозвездой Илоной Сталлер (также известной как Чиччолина), украли выставку в галерее Sonnabend в Нью-Йорке. начало 90-х.В то время Кунс был бродягой по равнинам, пробирающимся к вершине. Чиччолина была партнером по фильму, с которым он обручился в процессе. Как объясняет искусствовед Элисон М. Джингерас в своем остро написанном, серьезно изображенном и тщательно исследованном эссе, заказанном для каталога выставки:

Made in Heaven — это gesamtkunstwerk , который разворачивался в реальном времени на протяжении нескольких лет. Ограничение нашего внимания только самими работами упускает из виду тот факт, что наиболее радикальным аспектом всего проекта является то, как он охватывает не только произведения, но и его [Кунса] жизнь.Сложные, часто противоречивые, но по-настоящему любовные отношения пары, рождение их сына Людвига в 1992 году, их публичный разрыв и горький развод, а также последующие (и продолжающиеся) судебные баталии являются такой же частью «искусства», как и картины. и скульптуры.

При правильном понимании смысл величайшего опуса Кунса состоит в том, что настоящее искусство и реальная жизнь соединяются вместе «радикальным» образом, о котором ранее не было известно. Означает ли это, что авангардные работы этих разношерстных художников, связанных с Dada, Fluxus и Happenings, были гораздо менее радикальными, чем Кунс? Более того, объявляет ли он, что репортажи СМИ — точные или сплетни — становятся достойными вложений, если кто-то считает, что эти шутки составляют важный аспект искусства? И что гипертрофированные документы и дискреционные артефакты, касающиеся разрыва пары, развода и судебных баталий, должны продаваться вместе с картинами на аукционе, как любое другое законное произведение концептуального искусства? Если предположить, что Made in Heaven — новаторская работа, которая заслуживает того внимания, которое ей уделялось, и что ее предшественники в современном искусстве (в меньшей степени, итальянском Возрождении) важны для контекстуализации Кунса, тогда что составляет аргумент относительно общей рыночной стоимости художника ? Хотя мы, возможно, знаем, что экономические деривативы могут быть шаткими с точки зрения инвестиций — идея, возможно, знакомая художнику с тех пор, как он работал биржевым маклером, — можно только предполагать, какую второстепенную роль они могут сыграть в рамках его рекламного предприятия.Подобно другим событиям в СМИ, таким как гипотетическое существование арсеналов ОМУ, можно задаться вопросом, действительно ли существуют производные, превращенные в преднамеренную поддержку работ художника. В таких случаях можно спросить: « Made in Heaven» действительно создан на небесах?

В то время как критик Клемент Гринберг разделил авангард и китч в современной культуре 70 лет назад, авангард теперь стал китчем, и вместе с ним искажение реальности вошло в сферу культуры и финансов.В любом случае гибрид не работает. В то время как Кунс выражал в интервью свою озабоченность тем, что его искусство создано для масс и что «Бог всегда был на моей стороне», тон его мессианской одаренности может вызвать дополнительные вопросы относительно точного намерения этого словоблудия «рожденных свыше» . Возьмем, к примеру, рекламу Artforum (1988–89), где он изображает из себя учителя гимназии перед доской с надписью: «Эксплуатируйте массы!» Или заявление, записанное в записной книжке, в котором он заявляет: «Некоторые считают меня грешником, но на самом деле я святой.Будь то заблуждение или глубокая ирония (в зависимости от обстоятельств), цинизм легко переходит в безнадежность. По этому поводу я вспоминаю прошлогодний разговор с инвестором в искусство, который настаивал на том, чтобы поднять вопрос о том, почему Джефф Кунс был великим художником начала 21 века. После того, как я выразил свое несогласие, его язык быстро превратился в нескромный, как будто он погрузился в темную соблазн фанатизма. Очевидно, его целью были те, кто мог заставить людей не инвестировать и тем самым снизить предсказуемую прибыль, гарантированную брокерами, для которых разница между Эросом и порнографией кажется незначительной.

Похоже, что Кунс использует порнографию как уловку, чтобы внедрить свою парадигму производства изображений на международный рынок. Любой моральный спор о том, кто стоит справа или слева от этого порнографического противоречия, в конечном итоге окажется неуместным. Дело просто слишком очевидно. Огромное желание спроектировать свою порнографическую модель восходит к мультипликаторам начала 1980-х годов — обратно к пылесосам, баскетбольным мячам в резервуарах для воды, спортивным плакатам, хромированным графинам для виски, собачкам-воздушным шарам, изготовленным из анодированный алюминий, удобный садовый щенок в Бильбао или гигантские каменные гориллы с цифровой резьбой, основанные на детских игрушках.Здесь мы обнаруживаем структурную основу порнографической модели как таинственного репликанта, соблазнительно раздражительного и сентиментального вмешательства в искусство. Здесь немногие аристократы, оставшиеся после штурма Бастилии, возлагают свои надежды на оживление рынка.

Можно сказать, что нарциссический вуайеризм Кунса — это психосоциологический аспект его эстетики, как будто он пытается замаскировать скрытые подростковые фантазии за завесой божественного колдовства. Хотя секс не часто обсуждается с точки зрения критики, он неизбежно становится почти скандальной, если не желанной интригой.Снимки выглядят скрупулезно переоцененными Чиччолиной и несколько недооцененными ее улыбающимся долгим соавтором. Влажность лепестковидных гениталий как податливого противодействия радостно опухшему мужскому члену нелегко подделать, что является требованием в порнографии, иначе сцена упадет, и занавес опустится без эффекта. Итак, будут ли финансовые рынки продолжать двигаться в условиях турбулентности, невзирая на какие-либо причинно-следственные связи между богатыми и бедными, между выходками подавленных буржуазных желаний и борющейся, мучительной бедностью? И кто звонит в похоронный похорон? Такие вопросы могли бы возникнуть за пределами места встречи нашего главного героя и его застенчивого нарциссического соперника, но, может быть, и нет.

Пышное безумие одного — влажный грот другого. Чей разум уступит — тот или другой? Или что, если бедствие полового акта между ними внезапно проснется во время чаепития после грязного матча в крокет? Джефф считает: «Мы современные Адам и Ева. Я полностью верю, что сейчас с Илоной я нахожусь в царстве духовного. Благодаря нашему союзу мы снова объединяемся с природой. Я имею в виду, что мы стали Богом. В этом суть — мы стали Богом ». По мере того как эти снотворные изображения размером с фреску намекают на то, что задница женщины может пениться от елейной поэзии, когда конь выпрыгивает из ее клиторальной приманки — но есть ли что-то еще, с чем нужно считаться? Действительно ли художник стремится избавить нас от ненависти к себе и репрессивной политики? Или Адам и Ева внезапно превратились в более мощную кровосмесительную версию Гензеля и Гретель в надежде проявить великое пуританское изгнание нечистой силы?

Проблема Китча — Confluence

Китайская баранина 1950-х годов, китч .Фотография Тиффани Терри через Flickr

В своем эссе «О китче и сентиментальности» философ Роберт Соломон защищает феномен китча, опровергая различные обвинения, выдвинутые против него критиками и учеными. Он заключает, что широко распространенное отвращение критиков к китчу проистекает из нежелания мириться с любыми эмоциями, которые кажутся слишком сентиментальными или «сладкими». Соломон утверждает, что эта атака на сентиментализм на самом деле является атакой на саму эмоцию, и обвиняет критиков китча в холодности и цинизме.Хотя эссе Соломона убедительно и хорошо написано, я не согласен с его основным тезисом. Его интерпретация опасений критиков ошибочна, и китч действительно имеет заметные этические недостатки, которые не оправдываются общим художественным качеством. В этой статье я исследую этику китча, сначала исследуя истоки китча как художественной (или нехудожественной) концепции, затем обращусь к некоторым пунктам Соломона, а затем предложу свою точку зрения, опираясь на дополнительные письменные источники. некоторыми из величайших мыслителей, решивших проблему китча.

Китч, хоть и присутствует сегодня вездесущим, не возник до относительно недавнего времени. По словам Матей Калинеску, слово «китч» впервые было использовано в 1860–1870-х годах для обозначения «дешевых художественных вещей» (234). Этот «дешевый художественный материал» состоял из некачественных безделушек, которые продавались доверчивым туристам с единственной целью коммерческой выгоды — подумайте о дешевых картинах и ярких миниатюрах. Таким образом, с самого начала слово «китч» обозначало «фальшивое» искусство. Эта врожденная искусственность сохранилась как душа китча.Калинеску особенно резко осуждает глубоко укоренившуюся неискренность китча: «Вся концепция китча явно сосредоточена вокруг таких вопросов, как имитация, подделка, подделка и то, что мы можем назвать эстетикой обмана и самообмана. Китч можно удобно определить как особую эстетическую форму лежания »(229).

Китч определенно не отражает точного подобия мира; он обычно отражает только самые сладкие и безупречные аспекты, сглаживая острые углы реальности, чтобы создать образ совершенства.Одним из примеров китча, на котором основан Соломон, является картина Уильяма-Адольфа Бугро (вероятно, Идиллия детства , 1900 год, хотя Соломон не указывает точную работу) двух симпатичных, хорошо одетых девочек, прекрасно играющих вместе. , а не дуться, драться или устраивать беспорядок. Имея в виду этот пример, легко увидеть, как искусство китча имеет тенденцию рисовать иллюзорную картину мира. Хотя приравнивание этого к лжи — как это делает Калинеску — является довольно жесткой позицией, с которой не все согласятся, общепризнано, что китч, если он не совсем «ложь», по крайней мере, преувеличивает и искажает реальность.Торстен Ботц-Борнштейн, например, сравнивает китч не с ложью, а с чушью, объясняя: «Китч не всегда выходит за рамки, которые отличают подлинное от ложного, но он их изменяет; точно так же, как свободное толкование реальности лживыми собачками следует правилам не совершенного преступления, а скорее правилам творческого манипулирования »(310).

Аналогичная и распространенная жалоба на китч, к которому непосредственно обращается Соломон, заключается в том, что он манипулирует эмоциями своих зрителей.Сам Соломон признает это: «Действительно, китч — это манипуляция. В нем используется то, что Кэтлин Хиггинс называет «иконами», чтобы гарантировать мгновенный и полностью предсказуемый эмоциональный отклик »(6). Тем не менее, Соломон также указывает, что все выражения мнения являются в некотором смысле «манипулятивными», и что возбуждение нежности и нежности не больше, чем, скажем, возбуждение других эмоций или призывов к разуму. Он предполагает, что репутация китча как манипулятора проистекает из недоверия к самим нежным эмоциям, поскольку люди склонны жаловаться на манипуляции, когда в игру вступает этот тип эмоций.Соломон указывает, что манипулировать эмоциями просто означает «намеренно вызывать их» (7), и что никто не возражает против этого, когда это достигается в обычном социальном взаимодействии. Почему же тогда они должны возражать при просмотре искусства, что подразумевает, что они хотят, чтобы их эмоции «манипулировали» в первую очередь?

Я согласен с Соломоном в том, что провокация сентиментальности не более манипулятивна, чем провокация гнева, отвращения, ревности или любых других эмоций. Тем не менее, этот аргумент, хотя и здравый, похоже, не рассматривает настоящую причину предполагаемой манипулятивности китча.Его критики обвиняют китч не только в том, что он вызывает чувство сентиментальности, но из-за коммерческого намерения, стоящего за активизацией этих чувств. Когда кто-то размышляет о происхождении китча из безделушек, привлекающих туристов, или «дешевых художественных вещей», становится очевидным его внутренняя манипулятивная природа. Хотя поначалу китч может показаться наивным и юношеским выражением тепла и нежности, эти характеристики рассчитаны на то, чтобы понравиться публике и, по сути, продать. Его необузданное преувеличение является если не реальной формой лжи, то, по крайней мере, основанным на расчетной эмоциональной реакции, которую ищут в погоне за денежной выгодой.

Многие критики имеют в виду эту предопределенную эмоциональную реакцию, когда указывают, что в китче нет двусмысленности; он разработан, чтобы вызвать у зрителя очень специфическую реакцию. Томаш Кулька, например, обвиняет китч в том, что он полагается на «стандартные эмоции»: «Типичный китч обнадеживает не только потому, что мы отвечаем спонтанно, но и потому, что мы знаем, что отвечаем« правильно », то есть мы знаем, что мы живем в правильный путь, то есть такой же, как и у всех »(21).Соломон возражает, что в наслаждении эмоциями нет ничего плохого и что китч не более эмоционально потакает своим желаниям, чем более изощренное искусство. Он считает, что многие ценители искусства, гордящиеся своим «хорошим вкусом», погрязли в самолюбовании, возможно, в большей степени, чем поклонники китча — в сентиментальности. Это все очень хорошо, но, на мой взгляд, вопрос не в том, допустимо ли наслаждение этими эмоциями, а в намерении, стоящем за их побуждением.Я не согласен с мнением Соломона о том, что критикам не нравится китч просто из-за эмоций, которые он вызывает. Они скорее возражают против потребительской и гомогенизирующей идеологии, лежащей в основе создания и распространения китча. Можно было бы возразить, утверждая, что высокое искусство также не защищено от коммерческих влияний. Однако кажется, что высокое искусство имеет тенденцию больше подвержено внешнему влиянию рыночных сил (которые часто вступают в силу только после того, как искусство создано), в то время как стремление к прибыли составляет саму основу китча.

Один интересный пример консьюмеризма китча исследует Клара Ирасабаль, которая связывает концепцию гиперреальности Жана Бодрийяра с концепцией китча, называя комбинацию этих двух «гиперкичем». В своем трактате 1981 года «Симулякра и симуляция» Бодрийяр определяет гиперреальное как «создание с помощью моделей реального без происхождения или реальности» — другими словами, смоделированная версия реальности или фантастический мир, основанный на реальном. Бодрийяр приводит Диснейленд в качестве примера гиперреальной среды, считая его «воображаемым миром», состоящим из «игры иллюзий и фантазий».Согласно Ирасабалу, гиперреалистичные города и китч-объекты имеют одну важную характеристику: они воспроизводят и превращают в товар оригинальные предметы. Китчевые фигурки Эйфелевой башни и Caesar’s Palace в Вегасе имитируют серьезные места с богатой историей, превращая их в легко потребляемые формы. В Вегасе туристы катаются на виртуальных гондолах через копию Венеции в натуральную величину, видят скопированные вместе факсимиле величайших достопримечательностей Нью-Йорка и делают покупки на экзотических рынках в пустынном коридоре курортного отеля Aladdin.Объектом всего этого, конечно же, являются деньги. Таким образом, гиперкич — яркое проявление консьюмеризма. Ирасабал пишет: «Китч связан с современной иллюзией, что красоту можно покупать и продавать. . . Ценность измеряется непосредственно спросом на воспроизведение предметов, первоначальное эстетическое значение которых заключалось или должно было заключаться в том, чтобы быть уникальными и, следовательно, неповторимыми »(202). Эта параллель между китчем и материалистическим раем Лас-Вегаса иллюстрирует коммерциализм, лежащий в основе китча.Он основан на существовании исторических достопримечательностей, уникальных мест и влиятельных личностей (см., Например, миниатюрные копии Статуи Свободы и знаменитой скульптуры Джеффа Кунса Майкл Джексон и Пузыри ), используя их изображения. в погоне за всемогущим долларом.

Как объясняет Ирасабал (как и многие другие), китч всегда относится к чему-то вне себя. Кулька даже называет китч «паразитическим» и «прозрачным», поскольку «Китч не создает красоту сам по себе, его привлекательность на самом деле порождается не эстетическими достоинствами самой работы, а привлекательностью изображенного объекта» (26). .Китч-объект существует в основном за пределами физического, реального измерения; сам объект отходит на задний план, поскольку фокус перемещается на то, что он представляет. Интересный и социально значимый подход к этому вопросу выдвигает Стефани Браун, которая утверждает, что женские тела обычно превращаются в китч и превращаются в товар, превращаясь в образ идеальной женственности, состояние, которое на самом деле является посторонним для большинства женщин. По словам Брауна, в то время как мужчины должны просто «появляться», женщины должны «смотреть».«Это влечет за собой тщательное создание фасада, требующее часов, потраченных на совершенствование макияжа, одежды, аксессуаров и так далее. Браун приводит пример китча с куском мыла с изображением Элвиса Пресли; Подобно тому, как этот объект заставляет думать об Элвисе, а не о мыле, женщины, которые берут на себя маскарад женственности, стремятся отразить состояние, которое им не присуще.

Из-за того, что китч так тесно связан с женственностью в общественном сознании (вы не увидите милых фигурок котят и предметов коллекционирования в мужской пещере), Соломон в одном месте выражает озабоченность тем, что возражения против китча отражают мужской шовинизм: «Высокий» класс многих обществ ассоциирует себя с контролем над эмоциями и отвергает сентиментальность.. . и мужское общество долгое время использовало такой взгляд, чтобы унизить «эмоциональность» женщин »(9). Однако, учитывая, что китч отражает не самих женщин, а скорее стереотипные представления о женщинах, а также оказываемое на них внешнее давление, не будут ли возражения против китча больше походить на возражения против патриархальной системы, которая создает это давление? По словам Брауна, «женские тела и лица украшены способами, которые предполагают« злой », деградировавший китч-объект, который стремится обозначить красоту и артистизм, но демонстрирует только то, что Сьюзен Стюарт называет« насыщением материальности »» (50).Китчем являются не сами женщины, а их украшения, которые являются продуктом и отражением жестких устаревших ожиданий, навязанных им обществом. Женщины стремятся соответствовать фиксированным идеалам, но их усилия подчеркивают искусственность конструктов, которыми они измеряют себя. Лак для ногтей, помада и духи — это признаки желания достичь состояния, которое просто неестественно.

Китч не является радужным отражением того, кем на самом деле являются женщины, но это почти пародийное впечатление о том, как многие мужчины воспринимают женщин.Вместо того, чтобы стирать стереотипы, он увековечивает их — не только путем отражения искусственных представлений о женственности и женского сознания, но также путем прямого наложения патриархальных построений на женщин в целом. Если кто-то хочет явной демонстрации этого, достаточно взглянуть на типично китчевую рекламу 1940-х и 1950-х годов. Многие из них изображают симпатичных, беспомощных, послушных домохозяек, обычно с явно шовинистическим лозунгом — например, в одной рекламе крышки от бутылки Alcoa HyTop изображена домохозяйка, держащая бутылку кетчупа, и гласит: «Вы имеете в виду, что женщина может ее открыть? ” Это всего лишь одна из иллюстраций того, как китч становится символом кажущейся нелепости, слабости или сентиментальности женщин.Однако китч не критикуют за то, что он увековечивает эти вредные стереотипы, а скорее приветствуют и прославляют. В то время как женщины вешают картины с изображением уютных коттеджей, цветов и оленят, сексистские мужчины могут обмениваться косыми взглядами и понимающими ухмылками. Вероятно, как утверждает Соломон, некоторые шовинисты не любят китч, потому что он представляет их ошибочное представление о женщинах, и они просто не любят женщин, но мне кажется, что это ошибочная и довольно грубая причина для того, чтобы не любить его.Лучшая и более вероятная причина противодействовать этому состоит в том, что он подтверждает и сохраняет ошибочное представление о том, что женщины в целом слабоумны, чрезмерно эмоциональны и абсурдны.

У Китча явно есть этические проблемы. Тем не менее, можно возразить, что существует много изобразительного искусства, которое также может быть истолковано как неэтичное, и что, поскольку это искусство морально несовершенно, но все еще широко ценится, этические недостатки китча также не должны иметь значения. Возьмем, к примеру, фильм Стэнли Кубрика « Заводной апельсин, », который заставляет зрителей сочувствовать жестокому и разрушительному главному герою; выпуск фильма привел к ряду реальных преступлений, имитирующих подражание.Критик Винсент Кэнби назвал фильм «блестящей и опасной работой, но она опасна в том смысле, в каком иногда бывают блестящие вещи». Другой пример — роман маркиза де Сада 120 дней Содома и основанный на нем фильм Пьера Пазолини Sal ò , , оба из которых изображают насилие и крайнюю жестокость. Некоторые специалисты по этике утверждают, что моральные недостатки этих произведений на самом деле снижают их общее художественное качество и, следовательно, они не считаются «великим» искусством.Тем не менее, Заводной апельсин, 120 дней Содома, Сал ò , и множество других морально сомнительных произведений пользуются большим уважением у многих критиков и большей части общественности. Я бы сказал, что отличает эти работы от китча то, что китч создается не с целью создания моральных проблем, в то время как спорная тематика таких работ, как A Clockwork Orange , является преднамеренной и, более того, цельной. Китч не обладает глубиной и художественными качествами, необходимыми для обсуждения деликатных этических проблем, не говоря уже о том, чтобы оправдать этические недостатки или превратить безнравственность в красоту.В то время как тщательно продуманные сюжетные линии и мастерское исполнение Кубрика и Сада тесно переплетаются с моральными идеями их работ, превращая этические нарушения в художественно важные черты, китч слаб повсюду. Его этические дефекты, не подкрепленные основополагающей художественной целостностью, представляют собой просто трещины в уже обветшавшей структуре.

Критики и даже большинство обывателей признают, что китч — это не «изящное искусство». Конечно, представление о хорошем или плохом искусстве является скользким и спорным, и, в конце концов, невозможно прийти к единому объяснению того, что делает искусство хорошим, или даже существует ли такая вещь, как объективно хорошее искусство.Однако если предположить, что искусство имеет разную ценность и что одно произведение искусства может быть лучше другого, китч, несомненно, будет в самом низу пирамиды. Показательно, что китч обычно называют даже не искусством, а «предметами китча» или просто «китчем». Фактически, идея плохого содержится в определении китча. Словарь Merriam-Webster определяет китч как «что-то, что нравится популярным или невнимательным вкусам и часто бывает низкого качества» или «липкое или низкое качество или состояние.Английский оксфордский словарь определяет это как «искусство, предметы или дизайн, которые считаются плохим вкусом из-за чрезмерной яркости или сентиментальности, но иногда оцениваются иронично или осознанно».

Как указывает оксфордское определение, китч можно оценить как , потому что — это плохо. Эту проблему исследуют Джон Дайк и Мэтт Джонсон, которые используют термин «хорошее-плохое искусство» для обозначения произведений искусства, которые «кажутся хорошими только из-за их плохих качеств» (280). Дайк и Джонсон утверждают, что мы ценим плохое искусство, потому что оно причудливо: «Художественная неудача порождает особую причудливость.. . Существует противоречие между предполагаемым эффектом произведения искусства и его реальным эффектом »(283). Это правдоподобная причина, по которой люди могут наслаждаться китчем ради самого китча, и это распространенное отношение среди тех, кто коллекционирует предметы китча. Однако когда китч нравится таким образом, это воспринимается не как искусство, а как юмор. Дайк и Джонсон утверждают, что хорошее-плохое искусство всегда создается непреднамеренно, и явно отделяют его от категорий кэмпа и китча. Я считаю это различие ненужным и утверждаю, что и кэмп, и китч — это подкатегории хорошего и плохого искусства.На мой взгляд, основное различие между кэмпом и китчем состоит в том, что китч намеренно плох, тогда как китч ненамеренно плох, или он плох, потому что единственной целью его создателя было удовлетворить народный вкус. По словам Брауна, «Кэмп — это лукавое празднование безвкусицы и пошлости с привилегированной позиции. . . китч желает достичь истинной красоты, но неизбежно не может этого сделать »(50). В то время как лагерь выставляет напоказ свою глупость и мелодраму как своего рода внутреннюю шутку со своей аудиторией, китч не содержит признания собственной дурности; на самом деле кажется, что его создатель не знает или апатично относится к остальному миру искусства и художественным стандартам в целом.Он не содержит подмигивания и подталкивания зрителя; любое ироническое удовольствие, которое может испытать зритель, носит односторонний характер. Одним словом, Китч не осознает себя. Как только китч становится самосознательным или если он сделан с намерением показаться китчем, тогда это лагерь.

Хотя защита Соломона китча логична и благонамеренна, она не в состоянии полностью признать этические проблемы и художественную неадекватность китча. Основная цель китча — чисто финансовая; он создан с расчетом на денежную выгоду и, следовательно, представляет собой господство консьюмеризма.Он также увековечивает антифеминистские мысли, выступая как стереотипный символ женской нелепости. Китчу не хватает как самосознания, так и художественных качеств, поэтому эти этические недостатки неоправданы. В конце концов, невозможно определить, является ли производство китча серьезно неэтичным, равно как и стереть его из мира. Однако можно с уверенностью сказать, что китч, хотя он может быть интересным или даже необходимым вкладом в культуру, не является принципиально позитивным.

Бодрийяр, Жан. «Симулякры и симуляции». Избранные произведения, изд. Марк Постер. StanfordUniversity Press, 1988, стр. 166-184.

Ботц-Борнштейн, Торстен. «Китч и фигня». Философия и литература , т. 39, нет. 2, октябрь 2015 г., стр. 305-321. EBSCO host , ezproxy.library.nyu.edu:2048/login?url=http://search.ebscohost.com/login.aspx?direct=true&db=hus&AN=115185214&site.

Браун, Стефани.«О китче, ностальгии и женственности девяностых». Исследования в популярной культуре, т. 22, нет. 3, 2000, стр. 39–54, www.jstor.org/stable/23414521.

Калинеску, Матей. Пять ликов современности: модернизм, авангард, декаданс, постмодернизм. Duke University Press, 1987.

Кэнби, Винсент. «Заводной апельсин: дезориентирующая, но человечная комедия». 9 января 1972 года. Версия «Заводного апельсина» Стэнли Кубрика. Нью-Йорк Таймс Интернет. Интернет.

Дайк, Джон и Мэтт Джонсон.«Ценить плохое искусство». Journal of Value Inquiry , vol. 51, нет. 2, июнь 2017, стр. 279-292.

Ирасабаль, Клара. «Китч мертв, да здравствует китч: постановка« Hyperkitsch »в Лас-Вегасе». Журнал архитектурно-планировочных исследований , т. 24, вып. 3, 2007, стр. 199–223., Www.jstor.org/stable/43030803.

«Китч» Def. 1 и 2. Merriam-Webster Online, Merriam-Webster, n.d. Интернет. 13 сентября 2017 г.

«Китч» Def. 1. OED Online. Oxford University Press, n.d. 13 сентября 2017 г.

Кулька, Томас. «Китч». Британский журнал эстетики , т. 28, вып. 1, Winter88, стр. 18. EBSCO host , ezproxy.library.nyu.edu:2048/login?url=http://search.ebscohost.com/

Соломон, Роберт К. «О киче и сентиментальности». Журнал эстетики и художественной критики , вып. 1, 1991, с. 1.

Alcoa Aluminium, 1953. «За гранью веры: шокирующая винтажная реклама« Золотого века ».’” Телеграф. 24 декабря 2015 г. http://www.telegraph.co.uk/goodlife/living/beyond-belief-shocking-vintage-adverts-from-the-golden-age/alcoa-aluminium/

Номер

«Проблема китча» был первоначально написан на первом году исследовательского семинара профессора Кристофера Трогана «Эстетика в контексте», проведенного весной 2017 года.

Как Instagram стал местом для китчевой посуды

Это был набор солонок и перца Vandor, который убедил меня, что Tchachke, винтажный магазин в Нью-Йорке в Instagram, заслуживает внимания.Один шейкер был бледно-розовым кабриолетом 1950-х годов; На водительское сиденье плотно прилегала другая деталь: прихорашивающаяся кошка в ярко-красном платье, диадеме, солнечных очках (естественно), золотом ожерелии и мехе на плечах. В рассказе Чачке о IG, где я познакомился с водителем из семейства кошачьих, декорации качались вверх и вниз на синем фоне с розовыми облаками. Слова «Мечтаю о следующей капле» плавали в той же цветовой гамме внизу.

Шейкеры были не похожи ни на что другое, что я видел в Instagram, где такие бренды, как Le Creuset и Great Jones, борются за клиентов, предлагая тонко дифференцированные кухонные основы в однотонных тонах.Этот пост оказался моими воротами в кисловатый, причудливый, разноцветный мир винтажной посуды и реселлеров кухонной утвари, чьи посты предлагают скидки на дурацкие кухонные принадлежности местным покупателям и положительные эмоции для зрителей. Когда я добрался до другого набора коровы в причудливой фруктовой шляпе в стиле Кармен Миранды, меня зацепило.

аккаунтов в Instagram, таких как Museum of Tacky, Soleil Monét, Space Sisters Vintage, Dream.wares и IO Object, живут в запутанном, но соблазнительном пространстве между всплывающими магазинами, где можно купить DM, и домом вашей тети, полным фарфоровых статуэток.Любая эпоха и бренд — это честная игра, от нежного стекла Depression от компании Jeannette Glass Company до кружек Enesco и прядильщиков для приправ Pier 1 до ваз из бумажных пакетов от Tapio Wirkkala. Тем не менее, определенные темы пронизывают продавцов и десятилетия. Среди продуктов в форме еды популярны кексы, мороженое, гамбургеры, клубника и арбузы. Фигуры животных больше похожи на коров, кошек и пуделей, в то время как Бетти Буп, Элвис и Гарфилд населяют сегмент поп-культуры. Некоторые предметы являются чисто декоративными, но большинство — косвенно утилитарными: чайники, копилки, подставки для книг, держатели для салфеток, «хранители» для хранения выпечки или свежих продуктов, а также много солонки и перца.

Все предметы обещают добавить индивидуальности любому пространству, крошечный бунт против строгих коллекций предметов первой необходимости от брендов кухонной посуды с мягкими названиями, которые суетятся в рекламных местах в социальных сетях, как дизайнерская эхо-камера. «Мы все видели нейтральный, минималистский декор с веерной ладонью, сидящей в коричневой вазе для пончиков на белом консольном столике, — все это прекрасные предметы, но они не демонстрируют индивидуальность владельца», — говорит Ань «Аделина» Тран. , половина дуэта, стоящего за Object Superette из Лос-Анджелеса (первоначально Qrated Qties).«А разноцветные миски в форме мороженого…»

Тран всегда любила копаться в благотворительных магазинах, но из-за пандемии изоляция сместила ее охоту в Интернет. Увидев, что в Instagram появляется ряд сберегательных аккаунтов, она решила наконец запустить свой собственный бизнес в декабре 2020 года, наняв свою подругу Эллен Бэ, чтобы она стала соучредителем и присоединилась к охоте за ретро-декором.

В розничных магазинах, таких как eBay, винтажная посуда, такая как коллекционный Pyrex старой школы, может стоить сотни или даже тысячи долларов.Дорогие предметы действительно появляются в этих магазинах социальных сетей (хотя трудно представить, что вы продадите большую сумму в Instagram), но подавляющее большинство объявлений доступны по цене — большинство кухонных принадлежностей Object Superette варьируются от 12 до 30 долларов, с более дорогими предметами и наборами. тянется к 50 долларам, что упрощает покупку салфетницы в форме хот-дога, ломтика арбуза на жаворонке или в качестве дурацкого подарка.

«Некоторые вещи просто глупые, но глупые вещи самые веселые», — говорит Челси Бургер, автор идеи Чачке.Ветеран индустрии обслуживания Нью-Йорка, она видела, как много пьяных клиентов крали глупые, фирменные напитки из баров, а ее собственный дом заполнен причудливыми предметами, такими как украшенный драгоценностями пульт от Apple TV. Во время пандемии она начала думать о комфорте, который приносят ей ностальгические предметы (а у нее уже не хватало места), поэтому она открыла свой магазин, чтобы направить эту энергию и разгрузить часть своей коллекции. Ее изделия сочетают в себе функциональность и веселье, в том числе вазу Chuckie Finster, лампу с Hot Wheels, заключенную в Lucite, и настолько богато украшенный кувшин, который был бы уместен в музее дизайна Cooper Hewitt.«Некоторые люди называют эти предметы бесполезными, а другие создают для них целые шкафы в своем доме».

Burger выкапывает товары из комиссионных магазинов и на распродажах недвижимости. Как и в любом модном винтажном магазине, она курирует свой выбор, делая поиск винтажных вещей менее хлопотным для своих клиентов. Она также в полной мере использует Instagram как платформу, добавляя новые цифровые фоны, чтобы вдохнуть жизнь в ностальгические реликвии, и по иронии судьбы добавляя язык из культуры падения моды, чтобы придать аккаунту игривый и юношеский вид.Кошка за рулем кабриолета может рассмеяться перед тем, как вы двинетесь дальше, в загроможденной коробке на гаражной распродаже, но то, как Бургер размещает это в ленте Чачке — сфотографировано под странными углами, танцует или парит в космосе, в сочетании с столкновением сил. цвета и узоры — могут подтолкнуть вас к покупке. «Я просто играл и уходил по сторонам в одиночестве. Я отправляю материал своим друзьям и спрашиваю, хорошо ли он выглядит, но иногда они не соглашаются, а иногда я все равно публикую », — говорит она.

Китч создан, чтобы его любили.

При выборе социальных сетей вместо платформы электронной коммерции, такой как eBay, Tran, Bae и Burger должны вручную обрабатывать всю логистику, координировать продажи через DM и организовывать доставку. Но есть и явные преимущества. Тран говорит, что она и Бэ имеют более прямое взаимодействие со своими клиентами, больший контроль над своими средствами и большее чувство общности. Хотя не каждый пользователь Instagram, который натыкается на Object Superette, может делать покупки, Тран хотел бы думать, что учетная запись все же привносит цвет в их ленты.

Burger также использовала свою учетную запись для восстановления связи со своим сообществом после потери работы в марте 2020 года. Она часто доставляет предметы лично, «как молочник старой закалки», — говорит она. В качестве долгожданного изменения по сравнению с изоляцией от пандемии она добавляет: «Это заставляет Нью-Йорк чувствовать себя симпатичным маленьким городком».

Какими бы нелепыми они ни выглядели, эти предметы могут быть полезны. В них подают напитки, выставляют цветы и хранят фрукты. Они оказались достаточно прочными, чтобы прослужить десятилетия, что делает их зеленой альтернативой для тех, кто устал от одноразового декора, производимого серийно.Но настоящая ценность винтажных вещей в этих аккаунтах не в их полезности. Это быстрая лакмусовая бумажка для родственных душ; Вы можете праздно болтать с незнакомцем о Always Pan, но знаете, что подружились, когда найдете кого-то, кто ценит тот же чайник Мэри Энн Бейкер с изображением кота-тяжелоатлета. И даже если ваш вкус полностью расходится со всеми, кого вы знаете, если вы единственный, кто видит ценность в безделушке, это удовольствие никогда не кажется неуместным. Возьмем, к примеру, эмалированный чайник Kamenstein в форме коровы: волнистый пластиковый хвост, который не боится возгорания, и металлический колокольчик, который на самом деле звонит, — это такие вещи, которые могут только добавить несколько центов к стоимости производства, но сделать предмет намного более привлекательным.Китч создан для того, чтобы его любил даже один человек.

За последние 18 месяцев домашняя кухня стала местом страха для одних, убежищем для других и повседневной реальностью для большинства. Продавцы винтажной продукции напоминают нам, что кухня — это еще и место, где можно повеселиться. Ни один из этих предметов нельзя назвать незаменимым, но они отлично подойдут для тех, кто чувствует себя немного ярче на кухне. А если вы думаете, что у вас нет места на вашем прилавке для керамической скульптуры мороженого или держателя для салфеток с изображением коровы, просто подпишитесь на Instagram.Фрагмент, который меняет ваше мнение, может просто всплыть в вашей ленте, потому что следующая капля всегда не за горами.

Подпишитесь на Подпишитесь на рассылку новостей Eater

Самые свежие новости из мира продуктов питания каждый день

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.